Идиот. 36

Dead toy. автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Гравити Фолз

Пэйринг и персонажи:
Реверс!Диппер/Fight!Диппер
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU BDSM PWP Underage Изнасилование Насилие Первый раз Секс с использованием посторонних предметов Селфцест

Награды от читателей:
 
Описание:
- Держи язык за зубами и всё будет нормально.

Посвящение:
для вас, Шерочка с Машерочкой.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
ну ебана.
я действительно старался.
31 марта 2017, 23:29
Наверно… Пайнсу стоило держать язык за зубами, когда он повстречался с ним. Не нужно было в привычной манере хамить, не нужно было вообще разговаривать с ним. Нужно было молчать, но увы, характер Пайнса не таков. За это парень и поплатился.

***

      Рендел втягивает сквозь сжатые зубы воздух, а после приоткрывает глаза, пытаясь вспомнить, что с ним произошло и почему ему так холодно. Он оглядывается, пытаясь хоть что-то разглядеть в кромешной тьме, но увы, ему удается разглядеть только стены подвала. В ушах стоит звон. Кажется, его ударили. Он не помнит. Он помнит лишь холодные, голубые глаза что с поразительной спокойностью смотрели на него, а после наступила полная темнота. Пайнс пытается пошевелить руками, но понимает, что прикован цепями к трубе? В темноте не разобрать. Парень хрипло дышит, а после четко слышит шаги. Стук каблуков эхом отдается в ушах. Эти шаги вызывают некий страх, но парень не подает этому большое значение. Он лишь жмурится, когда дверь в подвал резко открывается и на пороге возникает его альтернативная версия — Диппер Глифул. — Я надеялся, что ты не очнешься. — раздается холодный голос Глифула, и парень медленно шагает в подвал. — Я тоже на это надеялся. — отвечает Рендел, с прищуром смотря на свою альтернативную версию. Реверс! Диппер тяжело вздыхает, а после закатывает глаза. Его жутко раздражает этот гонор со стороны Пайнса. Слишком много о себе возомнил этот глупый мальчишка. Но именно этим гонором этот Диппер отличался ото всех своих версий. Щелкает выключатель, и подвал освещает лампочка, что свисает с потолка. Этот свет более мягкий, посему Рендел лишь на пару секунд прикрывает глаза. Ламаник встает перед Пайнсом. Он держит руки за спиной, стоит словно по струнке, на лице ни единой эмоции, лишь где-то в голубых глазах блещет некая заинтересованность. Пайнс вскидывает голову и смотрит на Ламаника с презрением во взоре. Парня ужасно бесит Глифул. Слишком хорош. Хорош во всём. Даже во внешности он превосходит Пайнса. И это бесит Рендела. Бесит, бесит, бесит! Но… Где-то за этим презрением и отвращением скрывается восхищение. — Ты полный идиот. — неожиданно говорит Глифул, еле заметно склоняя голову в бок. — Ты точно такой же идиот, как и я. — в обыденной манере отвечает Рендел, а после чуть дергает руками, от чего цепи натягиваются и неприятно звенят. — Ты так и не понял, что со мной нельзя разговаривать в таком тоне. — спокойно отвечает Ламаник, а после хмыкает. — Думаю, нужно по-другому с тобой разговаривать. — после этого подросток развернулся и ушел прочь. Рендел слабо усмехается, а после откидывает голову, тяжело выдыхая. Кажется, его сегодня побьют. Снова. Но, Диппер привык. Ему уже плевать. Посему стерпит, а после спокойно уйдет. Хотя… Вряд-ли Ламаник его отпустит, впрочем, это уже не важно. Рендел найдет выход, сбежит, или просто при очередном избиении сдохнет.       Раздается стук каблуков и в подвал заходит Глифул, с какой-то сумкой в руках. — И что же ты задумал, м? — спрашивает Рендел, довольно усмехаясь. Он смотрит на сумку с легким прищуром, будто пытаясь узнать, что внутри. — Тебе следует держать язык за зубами. Но, увы, ты этого не умеешь делать. Я просто научу тебя этому, вот и всё. — приторно-сладко тянет Глифул. Он закрывает дверь в подвал, решая остаться со своей жертвой наедине. Рендел лишь хмыкает на это заявление. — Забавно звучит. Знаешь… Мои привычки крайне сложно поменять. — парень хмыкает, смотря на Ламаника, что снимает с себя свой пиджак, откидывая его куда-то в сторону. Ламаник молчит, решая проигнорировать сия фразу. Он-то знает, что многое изменится в этом парне, после исполнения всех тех замыслов, что таятся в голове Глифула. Ламаник шагает к Пайнсу, а после замирает перед ним. Он склоняется к нему и холодным взглядом оглядывает столь знакомое ему лицо. Рендел лишь слабо дергается назад. Ему не нравится такая близость с этим… Этим человеком. — Хочешь, чтобы я тебе в лицо плюнул? Мог и не склоняться ко мне, я бы и так достал. — кривя губы в ухмылке, говорит Рендел. Но следующее заставляет Рендела заткнуться на некоторое время. Глифул размахивается и с силой бьет его по щеке. — Заткни свой рот, пока я в хорошем настроении. — холодно отзывается Ламаник, убирая руку за спину. Удар оглушает и заставляет резко отвернуть голову в сторону. Рендел пару раз моргает, пытаясь прийти в себя. Он хрипло усмехается. Щека горит от удара и в прямом и в переносном смысле, перед глазами черные мушки. — Не скажешь, что ты в хорошем настроении… — каким-то более тихим голосом отвечает Диппер, а после закрывает глаза, ожидая, когда пройдут эти мошки. Слышен шорох ткани, а после стук каблуков. Рендел распахивает глаза, ощущая, как Ламаник касается его шее. Он хочет было огрызнуться, но не успевает, замечая что-то блестящее в руках парня. Ошейник?! Да, это именно он. — Ты сдурел, Глифул?! — шипит Рендел, пытаясь извернуться от рук своей альтернативной версии и не дать нацепить на себя эту дрянь. Но как бы Рендел не извивался, Ламаник все-таки застегнул ошейник на шее, а после потянул за длинную цепь на себя. — Не вежливо так орать. — произнес Глифул, а после холодным взглядом оглядел Рендела. — Ты должен обращаться ко мне только на «Вы». Ясно тебе? — А не пойти ли тебе к черту, ублюдок?! — будто на зло Ламанику, кричит Пайнс, изворачиваясь и пытаясь уйти от взгляда и от рук Глифула. Реверс! Диппер недовольно хмыкает, а после отпускает ошейник, разворачиваясь и шагая к сумке, затем возвращаясь к своей жертве с чем-то в руках. — Я сказал тебе не орать. — произнес Глифул, наблюдая за тем, как глаза Рендела округляются при виде того, что находится в руках Ламаника. — Ты не понял. Я буду действовать по-другому. — в следующий миг Ламаник хватает Рендела за подбородок, не давая отвернуть голову от себя. — Отвали! Отвали, ублюдок ебанный! Я сказал, чёрт возьми, не трогай меня! — изворачиваясь кричит Рендел, пытаясь даже укусить Глифула, лишь бы только не дать запихнуть себе в рот кляп. Ламаник резко прижимает Рендела к стене, не давая дернуться и держа колено около паха Рендела, после с силой надавливая и заставляя на несколько секунд прекратить какие-либо действия. Пайнса и правда «парализует» от сего действия и приходит он в себя лишь тогда, когда ощущает во рту шарик, что перекрывает возможность разговора. Рендел что-то мычит, кажется посылает Ламаника, на что Глифул лишь цокает языком, а после снова хватается за цепь ошейника. Он накручивает на руку цепь и тянет Рендела к себе. — Ты хочешь получить по лицу за эти посылания? Ты ведь в курсе, что это не приемлемо для меня, да? — вкрадчивым тоном спрашивает юноша, а после замечает то, как Рендел затыкается. — Кажется до тебя дошло, что нельзя мне хамить. Вау, это мое личное достижение. — но Глифул ошибался. Он замечает то как Пайнс дергается и норовит ударить Ламаника в пах, но увы, становится перехваченным. — Тц. Однако ты очень глупый. Рендел жмурится, когда Ламаник вновь надавливает на его пах, причем довольно сильно. Ужасно больно и отвратительно. Пайнс открывает глаза, лишь тогда, когда слышит шуршание ткани, а после ощущает, как его футболку то ли рвут, то ли режут. Как оказалось, Ламаник держал в руках изогнутый клинок, которым и разрезал его футболку. Пайнс вновь дергается, но это не приносит какой-либо реакции со стороны Глифула. Он откидывает куски футболки стороны, а после с легкой, еле заметной ухмылкой на губах оглядывает тело своей жертвы. Такое бледное. Словно у трупа. И Глифул не сдерживается. Он склоняется к Ренделу и проводит кончиком носа по его плечу, чувствуя, как он дергается, пытаясь уйти от касания к себе, после Ламаник прикрывает глаза и впивается зубами в столь светлую, мертвенно-белую кожу, он отчетливо слышит сдавленное мычание и ощущает, как его жертва дергает плечом. Глифул прокусывает кожу, а после сглатывает кровь и, наконец, отстраняется. Ламаник поднимает голову и смотрит на лицо Рендела. А тот зажмурился, сдерживал крик, сдерживал и слезы. Глифул облизывает окровавленные губы, а после выпрямляется и наблюдает за тем как из небольших ранок течет кровь, капая на каменный пол. Рендел часто и тяжело дышит, сжимая и разжимая руки в кулаки. Ему хочется просто уничтожить Ламаника. Повалить на пол и бить, бить, бить. Пока тело этой твари не истечёт кровь и не перестанет дышать. Пайнс чувствует, как Ламаник обводит языком его соски, от чего на щеках парня проявляется еле заметный румянец, и он зажмурился еще сильнее. Снова раздается сдавленное мычание. Глифул закусил один из сосков, а после куснул и саму плоть, доставив массу неприятных ощущений, затем еще один укус, теперь около шеи. Ламаник выпрямляется, а после отходит к сумке, доставая длинную, крепкую веревку. Возвратившись к Ренделу, Глифул освобождает одну из рук юноши, но не дает и дернуться, крепко хватая за запястье, а после ловко обвязывая руку и заставляя прекратить какие-либо действия, тоже самое парень проделал и со второй рукой Рендела. Вскоре Рендел был умело связан, а на губах Глифула появилась более яркая усмешка. Он начал входить во вкус. Ему это нравилось. Рендел открывает глаза, а после тяжело выдыхает, смотря на Глифула и замечая перед глазами некую пелену. Ему чертовски стыдно. Наверно сейчас он выглядит, как шлюха. Ошейник, кляп, веревка. Точно, как шлюха. Пайнс отворачивается. Хотелось провалится сквозь землю, но, увы, это невозможно, поэтому придется терпеть. Глифул шагает к своей жертве, а после тянет за ошейник, заставляя повернуть голову к себе. Он осматривает покрасневшее лицо Рендела, хмыкая. — Маленькая сучка. — говорит Ламаник, а после усмехается. Он опускается к шеи юноши, после проводит языком по кадыку и оставляет яркий засос на шее. Наверно этот засос не сойдет очень долго, так же, как и укусы. Он слышит, как после засосов Рендел начинает хрипло дышать. А значит и Пайнс скоро войдет во вкус. Но тогда будет совсем не интересно. Ламаник отстраняется, а после возвращается к сумке, доставая оттуда атласную ткань и повязывая её на глазах у своей жертвы. Рендел качает головой, пытаясь избавиться от ткани, но после снова сдавленно полустонет, полувыдыхает. Глифул вновь ставит засос. Кажется, ещё более яркий, нежели предыдущий. В следующий миг юноша откидывает голову назад, сдавленно стонет, ощущая, как что-то проходится по его животу. Кажется, это плеть. Да, так оно и есть. В следующий момент следует удар, и Рендел жмурит глаза под повязкой. Каждое чувство обострилось и теперь каждое касание со стороны Ламаника кружило голову, и заставляло давиться своим же стоном. Следуют слабые удары и Рендел падает на колени, опуская голову. Ламаник тихо хмыкает, а после подходит к Пайнсу, хватая за волосы и поднимая голову, оглядывая это покрасневшее дальше некуда лицо, замечая то, как по шарику, что находится во рту Пайнса, течет слюна юноши, слюна стекает на подбородок и ниже. У Глифула захватывает дыхание. Он расстегивает кляп и вытаскивает его изо рта Рендела, откидывая в сторону, а после медленно слизывая слюну с подбородка и шеи, также наслаждаясь теми приглушенными стонами со стороны Пайнса. Как только рот Рендела покинул кляп, тот шумно выдохнул и дернулся в сторону, в следующий миг сорвавшись на стон. Вот его поднимают с пола, а после усаживая на какой-то стол. Кажется, рядом с Ренделом и правда был какой-то не высокий стол. Сейчас Пайнс помнил плохо. Он в очередной раз стонет, понимая, что внизу живота завязался тугой узел, что сладко потянул, заставив непроизвольно простонать. Рендел падает на стол, прогибаясь в спине. Он ощущает, как ширинку его брюк расстегивают ловкие пальцы Глифула, задевая вставший член, через ткань нижнего белья. Рендел сводит ноги вместе, когда с него снимают брюки, но в следующий же миг их разводит, ощущая удар плеткой по ногам. Ламаник усмехается, наблюдая за тем, как его жертва прогибается в спине и стонет от очередного удара. Великолепное зрелище, которое редко можно увидеть. Так сказать, эксклюзив. Глифул откидывает плетку, а после проводит холодными пальцами по животу Рендела, замечая, как от этого действия юноша на столе непроизвольно хватает ртом воздух. В голове Глифула возникает одна забавная мысль, которую он хочет воплотить. Рендел жмурится, а после хрипло вздыхает. Ламаник тянет его за цепь и сажает на стол, а после и заставляет встать на него. Пайнс утыкается лбом о холодную стену подвала, когда Ламаник прижимает его к стене. Он вновь хрипло стонет, ощущая, как Глифул трется о его зад своим пахом, возбуждая ещё больше. Вот с него стягивают нижнее белье, и Пайнс кажется задыхается от касаний Глифула к себе. Ламаник облизывает указательный и средний пальцы, а после обводит одним из пальцев чуть пульсирующий анал Рендела, от чего юноша поддается к пальцам. В следующий миг Глифул ввел оба пальца. Он кусает Рендела за плечо, когда тот сжимает его пальцы внутри себя. Растянув парня, тот вытаскивает пальцы, но как оказалось, Ламаник растягивал Рендела совсем не для себя. Ламаник берет со стола пушистый лисий хвост, точнее не хвост, а анальную пробку. Ламаник ждет несколько секунд, а после медленно вводит в Пайнса пробку. С губ Рендела срывается протяжный и хриплый стон, которые он глушит, поджимая губы. Но увы, ненадолго. Глифул надавил на связку нервов внутри него, от чего Пайнс не выдержал и простонал имя Ламаника, причем так развратно, громко, и с явным желанием в голосе. Глифул кусает Рендела за мочку уха, наблюдая за тем, как изнемогает Пайнс. Как же сносило голову от этих стонов. Возбуждало. Причем довольно сильно. На лбу проявляется испарина, а сам Глифул кусает Пайнса за плечо, еле сдерживая стон, что так и рвется из груди. Ламаник прикрывает глаза, а после медленно слизывает кровь с плеча Пайнса. Он обводит языком каждую ранку, а после облизывает чуть окровавленные губы. Рендел изгибается в спине, чувствуя, как Ламаник прижимается пахом к анальной пробке, и та надавливает на комок нервов. Он поддается бедрами назад и стонет громче, так как пробка давит сильнее. С члена от сильного возбуждения капает смазка. — А...ах... Тра-а-а~а-а-хни...ты...ме-е-е~е-ня… — простонал Рендел, понимая, что уже не может всего этого терпеть, что просто уже изнемогает от желания. Повисла недолгая тишина, что была нарушена лишь частым и рваным дыханием обоих парней. Ламаник ставит засос, а после вытаскивает хвост, кидая его на пол. Он и сам был сильно возбужден. Но ему так нравилось мучить Рендела, что он терпел, но после этих стонов, Ламаник не выдержал. Он дергает один из узлов, и веревка падает на пол, Глифул же сажает Рендела на стол, и впивается в его губы поцелуем. Кусает нижнюю губу в кровь, после медленно слизывает ее и проникает языком в рот. Рендел стонет в губы Ламаника и расстегивает рубашку юноши, небрежно кидая её на пол. После того, как Глифул опрокинул его на стол, Рендел прогнулся в спине и вновь простонал имя Ламаника. Так сладко, пошло, даже в каком-то роде романтично. Глифул расстегивает брюки и снимает их вместе с нижним бельем до колен, после хватает Пайнса за ноги и тянет к себе. Он долго не ждет, уже не может. Он с размаху входит. Рендел уже растянут, и не только пальцами, посему можно и особо не заботится о том, что Пайнс будет порван. Он слышит сдавленный стон, хмыкая. Прежде, чем начать двигаться, Ламаник накрутил на руку цепь и потянул Рендела к себе, заставил сесть, и только после этого набрал темп. Рендел хватается за плечи Глифула, царапает кожу ногтями и громко стонет, откидывая голову назад. Когда Глифул задевает простату внутри Пайнса, парень хрипло выдыхает, а после сжимает волосы Глифула в руке, рвет клочья, и слышит глухой стон со стороны Ламаника. Глифул чувствует, как Рендел в очередной раз вырывает ему волосы и слабо хмыкает, подхватывая юношу под ноги, поднимая со стола и прижимая к стене. Он ускоряется, чувствуя, как Рендел царапает ему спину и хрипло стонет его имя. Это сносит крышу, заставляет подавиться воздухом и на миг потерять равновесие. Ламаник вновь впивается поцелуем в губы Пайнса, снова кусает губу до крови, но на этот раз не зализывает укус, а проникает языком глубже. Пайнс царапает спину Ламаника сильнее, когда ощущает резкую нехватку воздуха, но не отстраняется, так как поцелуй слишком сладок, слишком приятен. Слышится глухой стон со стороны Глифула и только тогда Рендел отстраняется, откидывая голову назад, а после с протяжным стоном кончая. Ламаник утыкается носом в плечо Рендела и после хриплого выдоха изливается, прекращая свои действия. Он стоит несколько минут, приходя в себя после всех этих ощущений, эмоций, после самого процесса секса. Выдохнув, Ламаник усадил Рендела на стол и вышел из него, затем надел обратно нижнее белье и брюки. Он выдыхает и смотрит на то, как Рендел падает на стол, сводит ноги вместе, так же, как и он, приходя в себя. Ламаник молчит, о чем-то думает, но, а пока что, надевает рубашку, а после и пиджак. Оправив вещи, Глифул облизнул пересохшие губы и хмыкнул. — Держи язык за зубами и всё будет нормально. — произнес Глифул, а после вышел из подвала, плотно закрыв дверь. Рендел был прав. Его привычек не изменить. Он коим нахалом и мудаком был, таким и остался.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.