Красавица по имени Мурка 34

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Звездный путь (Стар Трек), Звездный путь: Перезагрузка (Стартрек) (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Джеймс Тиберий Кирк, Павел Чехов, Хикару Сулу, Леонард МакКой, Джеймс Tиберий Кирк, Леонард «Боунс» МакКой, Чехов Павел Андреевич, Хикару Сулу, Хикару Сулу, Павел Андреевич Чехов, Джеймс Тиберий Кирк, Леонард Горацио "Боунз" Маккой
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Повседневность, Hurt/comfort, Пропущенная сцена
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Пока капитан Кирк объявляет увольнительную, энсин Чехов тащит на Энтерпрайз всякую живность. Офицер по тактике Сулу не одобряет. Молча.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Фанфик написан для команды WTF Hikaru Sulu 2017 на ЗФБ-2017.
За основу взят TOS, но подходит и к перезапуску.
7 апреля 2017, 23:32
Капитан Кирк решил, что, раз уж они прибыли на звездную базу на пару дней раньше, чем корабль с грузом, который «Энтерпрайз» должен был получить, почему бы не дать увольнительную всей команде?

Команда решила, что эта идея хороша, и радостно ринулась на базу кто за чем: мистер Скотт, очевидно, за шотландским скотчем, доктор Маккой — за лекарствами, запас которых нужно было пополнить. Мисс Ухуру Сулу увидел с новыми серьгами, ну а мистер Чехов...

Павел, похоже, решил, что самое время повторить чужие ошибки.

— Я покажу тебе кое-что по-настоящему здоровское! — радостно пообещал он, затаскивая Сулу в транспортаторную, и печальный юноша из транспортной службы посоветовал:

— Не машите руками, пожалуйста.

На миг переноса Чехов замер, но, стоило им очутиться на базе, его рот открылся снова, и, ей-богу, при всей своей дружбе с этим русским Сулу чувствовал, как его голова начинает разрываться на части из-за экспрессии вперемешку с диким акцентом.

— Я не вру, это действительно кое-что замечательное! Давно я не был так рад, ты не поверишь! Тебе понравится! — говорил он и говорил.

Сулу вздохнул и легко остановил Чехова рукой, пока он не врезался в одну леди, провальсировавшую дальше по коридору.

— Я уже пил водку, ты помнишь?

— Ты действительно думаешь, что я был бы рад из-за водки? — нахмурился Чехов, а потом сам же ответил на свой вопрос, пожав плечами:

— Ну да, был бы, но не так сильно. Пойдем, ты будешь рад, что я покажу тебе эту красавицу, — а вот на этих словах Сулу стало не по себе.

— Я надеюсь, что ты не про девушку говоришь, дружище, — только и успел он пробормотать перед тем, как Чехов с хитрой ухмылкой затащил его на очередной этаж базы, где, честно говоря, пахло не очень, но сразу было понятно, почему.

Весь отсек — та его часть, которую мог видеть Сулу, а она была огромна, — был заполонен животными разных мастей и видов. Здесь были и андорианские птицы, и странные земноводные, по виду своему почему-то напоминающие коммандера Спока, и вполне обычные и привычные глазу землянина шпицы, и даже пушистые трибблы, но мимо всех них Чехов прошел, не дав Сулу и шанса насладиться красотой и многообразием животного мира.

— Во-от, — резко повернул он направо, в боковой ряд, и замер. Сулу, которого Чехов до того легко тащил за собой, чуть не наступил ему на ногу, а потом, наконец, посмотрел на ту самую «красавицу».

Это была кошка.

— Кошка?.. — немного непонятливо задал вопрос Сулу, и Чехов с энтузиазмом его поправил:

— Это голубая русская кошка!

— Ага, понятно, — проронил офицер по тактике, действительно осознавая, что именно взбудоражило Чехова в этой гладкошерстной и голубоглазой красавице.

— В смысле, это порода. У моей бабушки была такая, — кивнул Чехов продавцу, и тот, буркнув:

— Как договаривались, — отдал кошку на руки Павлу.

До Сулу не сразу дошло, что это означает, но очень быстро стало поздно, потому что кошка тут же прильнула к шее Чехова, потираясь о нее шерсткой и тихо мурча.

— А теперь идем обратно, — кивнул Чехов Сулу, и тот опешил.

— Ты... Ты купил кошку?!

— Да, — невозмутимо ответил Чехов, уже удаляясь, и Сулу пошел за ним. Он все еще не верил, что Чехов действительно это сделал.

— Но капитан после того происшествия с трибблами запретил приносить непонятных животных на корабль, Павел, — чуть понизил голос Сулу, когда мимо них прошли несколько леди в форме «Энтерпрайза». Их, похоже, больше всего интересовали как раз шпицы.

— Ну какое же это непонятное животное, Хикару? — ласково ответил ему Чехов, почесывая головку кошки, и та распушила вибрисы. — Это кошка.

— Да, русская голубая, я понял, — не унимался Сулу, — но...

— Просто погладь ее, и ты все поймешь, — резко остановился Чехов и посмотрел Сулу прямо в глаза.

И если взгляду его карих глаз Сулу еще мог сопротивляться, то глубоким голубым кошачьим — нет, просто нет. Вот так Хикару Сулу и попал в эту ловушку.

Свою ошибку он осознал этим же вечером, когда ненадолго зашел к Чехову, чтобы вернуть кое-что. За короткое время кошка уже успела облюбовать жилище русского энсина и решить, что это не она в гостях, а у нее, поэтому небольшие серые волоски были раскиданы по всей каюте.

— Ну, я думаю, у Мурки линька, — пожал невозмутимо плечами Чехов в ответ на немой вопрос Сулу.

— Мурки? — уже вслух спросил тот.

— Да, я ее так назвал. Правда, прелестное имя?

Имя-то, может, было и прелестное, а вот поведение его носительницы — не очень. Это Сулу понял, когда они с Чеховым вернулись после посиделок в местном баре, и царапины на кровати Павла были лучшим тому доказательством.

— Кажется, она проявляет характер.

— Да брось, она все еще очень милая! — не согласился с ней Чехов, абсолютно игнорируя тот факт, что красавица по имени Мурка уже не хочет даваться в его полные дружелюбия и любви руки.

Милой она перестала быть уже утром, когда Сулу встретил Чехова по в лифте, а его лицо было вдоль и поперек исцарапано, и эти раны были очень глубокие, да и выглядели... Неприятно, мягко говоря.

— Чехов, тебе нужно зайти в медотсек, — сказал он без всяких «доброе утро».

Ну а Чехов только вздохнул и пробормотал «Да, надо бы...»

Увидел его Сулу потом уже в столовой. Ранки стали выглядеть лучше, так как доктор, очевидно, обработал их и решил, что простые царапины могут зажить и сами, и, в принципе, был прав. Чехов же был мрачнее тучи: очевидно, не мог поверить, что еще ласковая и милая вчера Мурка с утра сделала с ним такое, а вот Сулу как чувствовал, что эта кошка будет источником проблем.

И он, в принципе, не ошибся, потому что под конец бета-смены в столовую заявился доктор Маккой.

— Мистер Чехов здесь? — задал он, в принципе, ненужный вопрос, а капитан, мирно читавший какую-то книгу в кресле неподалеку, в радостью отвлекся:

— Как видите. А что такое, доктор?

— О, ничего страшного, Джим, — произнес Маккой таким тоном, словно был готов убить одной лишь фразой, — я просто хочу посмотреть в глаза человеку, который принес на борт Энтерпрайза кошку с токсоплазмозом!

Вот где-то здесь Сулу почувствовал, что пора бы ретироваться, но, очевидно, было уже поздно, и Чехов, спокойно поедавший рядом с ним торт, подавился. Похоже, и до него дошло.

Маккой тем временем оглянулся и, найдя приметную прическу Чехова среди остальных присутствующих в столовой, тут же тяжелой поступью приблизился.

— Мистер Чехов! — гаркнул он, и несколько ребят из службы охраны начали тихо в обнимку каждый со своим мороженым пробираться к выходу, чтобы не искушать судьбу.

— У м-меня нет кошки, — даже запнувшись, пробормотал Чехов, вжимая голову в плечи.

Маккой только закатил глаза, а Кирк с радостной улыбкой выглянул из-за его спины, радуясь хоть какому-то движению судеб на корабле. Правда, заметив пристальное внимание Сулу, тут же нахмурился, мол, я капитан, я не одобряю все, что не одобряет начальник медицинской службы. Но Сулу-то все видел.

— Мистер Чехов, — процедил доктор, сверля русского если не словами, то взглядом, — вы же не подумали, что я поверю в вашу байку про то, что эти царапины вам оставила дамочка с базы, про которую вы ничего не помните? Я доктор, а не идиот, мистер Чехов!

Чехов молча согласился, закивав, а Сулу, попав под зоркий взгляд доктора, все-таки избежал его внимания. Маккой же устало вздохнул, потер лоб сухой рукой и добавил уже тише:

— В мазках, которые я так удачно, — с упреком сказал он Павлу, — взял у вас, мистер Чехов, обнаружены ооцисты токсоплазмы. Как начальник медслужбы, я требую, чтобы вы избавились от больного животного, а также прошли курс профилактического лечения.

— Считайте это приказом, энсин! — добавил из-за его спины Кирк, пытаясь спрятаться за чтением, но получилось не очень, и доктор Маккой только еще раз печально вздохнул и, бросив колкое капитану:

— А ты зайди ко мне, когда освободишься, герой-любовник!

И испарился.

Так же быстро, как испарилась с «Энтерпрайза» Мурка, которую нечистый на руку продавец со скрипом, но принял обратно, даже вернув Чехову кредиты. К сожалению, разбитое русское сердце так просто было не собрать, и тем вечером Сулу снова пошел с Чеховым в бар, зная, что на сей раз Чехов не вернется в каюту трезвым.

— Я просто скучал по Соньке, — пробормотал где-то между второй и третьей рюмкой тот так печально, что Сулу просто молча обнял его. Чехов, шмыгнув носом, достал у себя из кармана старую фотографию и показал ее Сулу, который даже не удивился ее наличию у друга. — Смотри, это Сонька, — показал он на стройную короткошерстную кошку с такими же, как у Мурки, глубокими глазами цвета неба.

— Погоди, — осенило тут Сулу, — разве у русской голубой кошки не должны быть зеленые глаза?

Чехов молча забрал у него фотографию и, осторожно сложив, убрал обратно в карман, а потом пробормотал:

— Ничего-то ты не понимаешь. Она все равно русская в душе, самая русская!..

И покосившись, на бармена, попросил еще одну рюмку.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.