Светлячок 23

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Звездные Войны, Звездные войны: Повстанцы (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Гера Синдулла, Митт’рау’нуруодо, траунера
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Ангст, Флафф, Hurt/comfort, AU
Предупреждения:
OOC, Ксенофилия
Размер:
планируется Драббл, написано 15 страниц, 11 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
— Да, Терры отсюда не видно, — предположил ход её мыслей гранд-адмирал, — но весь мир и не должен быть на ладони, иначе какой в нём смысл?..
— Главное, вы за моей спиной, — уверенно ответила Гера и, усмехнувшись, добавила: — Иначе какой смысл?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Сборник мимими зарисовок по траунере. <3

Прекрасный арт от Jonathan: https://cs541608.userapi.com/c636318/v636318174/59a49/dwlyRCBhlOI.jpg
(референсом был другой фф, авторства Тори, но поле Левина не обманешь!)

Часть 7

14 мая 2017, 11:55
На пороге гранд-адмиральского кабинета появился протокольный дроид. Отблагодарив помощника согласно чисскому этикету, Траун, вопреки обыкновению не дожидаясь возвращения за рабочий стол, принялся на ходу зачитывать полученное письмо.

— Синдулла!.. Хаттов психопат!.. — прошипел он на середине строк — и, осекшись, тотчас бросил напряжённый взгляд в угол кабинета, где, забравшись на кресло с ногами, сидела Гера и с увлечением, по-детски высунув язык, что-то старательно рисовала в увесистом блокноте. «Значит, не услышала», — с облегчением решил он, попутно коря себя за столь неуместную для собственных чина и расы оплошность.
— Что бы там ни было, позвольте разделить ваши эмоции! — через пару штрихов хихикнула тви’лечка, поднимая на него ясные глаза, полные задорных зелёных искорок.
— Простите меня. Уверяю, этого более не повторится, — отчеканил чисс, впервые за много лет устремив свой огненный взгляд в пол от стыда.
— Не повторится? — открыто рассмеялась дочь излишне эксцентричного стратега. — Вы намерены пресечь все последующие папенькины проделки?

В руках Трауна неярко блеснул датапад с набросками к плану очередной военной операции.
— Всенепременно, — предельно серьёзным тоном ответил гранд-адмирал.

Гера притихла и вернулась к своему изначальному занятию. Траун устроился в кресле и глубоко задумался, устремив в пространство суровый горящий взор — на сей раз он был особенно жгучим, поскольку наряду с яростью в нём по-прежнему отражалось давно позабытое чувство стыда.
Даже гранд-адмиралу, славившемуся своей невозмутимостью, довелось потерять контроль над собой, столкнувшись с безыскусной, но чрезвычайно меткой манипуляцией… Да, разведданные не врали — автор послания действительно соответствовал указанной там личностной характеристике, больше похожей на диагноз.
Жёсткий, непримиримый и по-своему весьма харизматичный генерал Синдулла, чьё ополчение когда-то наводило страх на мощную армию клонов, а теперь доставляло немало беспокойств Империи, несмотря на чрезвычайную отдалённость Рилота от центральных регионов… Пожалуй, этого противника не стоило недооценивать: недостаток утончённости в его действиях компенсировался своеобразной топорной проницательностью и готовностью идти напролом.

Из уголка донёсся звук падающего карандаша. Траун, всё ещё ощущая изрядную неловкость, слегка развернулся в сторону Геры и новым взглядом всмотрелся в её незатейливые движения.
Не будь доподлинно известно, чьей дочерью она являлась — вряд ли кому-то пришло бы в голову сопоставить Геру и Чама… Пожалуй, лишь одну их черту можно было назвать общей — необыкновенное упорство, накрепко спаянное с волей к жизни. В остальном же Гера — тонкая, отзывчивая, внимательная и неунывающая — была его полной противоположностью.
«Порою поражает, насколько сильно могут быть непохожи ближайшие родственники… Пропасть, которая пролегает между ними, оказывается шире, чем даже расстояние между совершенно чуждыми, посторонними друг другу существами!..» — подумал чисс и невольно прикрыл глаза, вспоминая юность и годы изгнания. Ведь и он, при всех своих безусловных достоинствах, оказался для родных — не таким, не тем…

На сей раз его раздумья прервал звук рвущейся бумаги.
— Так ему и надо! — решительно объявила тви’лечка и устроила салют из обрывков. — Да, мой адмирал?..
Мысленно сопоставив те фрагменты, которые долетели до стола, Траун без труда заключил, что на уничтоженном рисунке был не кто иной, как Чам Синдулла.

Гранд-адмирал отложил датапад и, поймав торжественный взгляд Геры, понимающе усмехнулся.
Какой бы обжигающе близкой ни была степень родства — больше никогда и никто не обидит его Светлячка. И тем более не посмеет повергнуть её родину в хаос мятежа.