Оттенки серого +72

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Звездный путь, Звездный путь: Перезагрузка (Стартрек) (кроссовер)

Основные персонажи:
Джеймс Т. Кирк, Леонард МакКой (Боунс), Павел Чехов, Хикару Сулу, Бен Сулу, Джеймс «Джим» Tиберий Кирк, Леонард «Боунс» МакКой, Хикару Сулу, Чехов Павел Андреевич
Пэйринг:
Хикару Сулу/Бен Сулу, Леонард Горацио "Боунз" Маккой/Павел Андреевич Чехов, Джеймс Тиберий Кирк
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Драма, Фантастика, AU, Соулмейты, Пропущенная сцена
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
[Soulmate!AU] Павел Чехов улыбался каждый раз, когда доктор Маккой появлялся на мостике. Он видел золотые звезды и красные планеты, а Хикару Сулу - нет. Уже год его мир был черно-белым.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Фанфик написан для команды WTF Hikaru Sulu 2017 на ЗФБ-2017.
За основу взят AOS, но подходит и к TOS.

Soulmate!AU - AU, в котором у каждого человека так или иначе есть родственная душа (соулмейт). Когда он ее встречает, что-то происходит, и жизнь соулмейтов меняется навсегда (они меняются метками, у них есть татуировка на двоих и т.п.). В данном Soulmate!AU человек видит мир в цвете только тогда, когда его соулмейт рядом.
9 апреля 2017, 23:23
Хикару Сулу видел мир в оттенках серого.

Такова была несправедливость их реальности: ты мог увидеть что-то или кого-то в цвете лишь тогда, когда твой соулмейт, твоя родственная душа была рядом, ну а… Родственная душа Сулу была на расстоянии нескольких световых лет от него.

И он ничего не мог с этим поделать – разве что уйти с Энтерпрайза, но Бен бы сам его отругал, если бы узнал, что Сулу хотя бы думал об этом.

Вот Чехов, который Павел Андреевич, спокойно жил себе и не тужил, даже не заботясь о том, что это такое – видеть мир в цвете. И вдруг к нему подошел доктор Маккой – и все изменилось. Сулу был там, когда это впервые произошло.

Когда Чехов узнал, что такое синий, красный и желтый, бирюзовый и фиолетовый, солнечно-золотой и звездно-серебряный. Лицо у него было такое, что Сулу захотелось обнять беднягу и успокоить – а доктор Маккой молча смотрел на него, просто осознавая, наверное, что вот это вот мелкое русское кучерявое существо – тот, кого ему определила судьба.

Чехов видел мир в цвете каждый день и счастливо улыбался, когда вечно чем-то недовольный доктор заходил на мостик и начинал спорить с Кирком, нет-да-нет поглядывая в сторону своего юного соулмейта.

А Сулу – нет.

Он видел черное в космосе. Видел белое в звездах. Многие планеты были цвета грифеля, кончики ушей коммандера Спока – откровенно серым, а собственный значок с воспаряющей на нем звездой был для него циркониевым, пусть Сулу и знал, что он на самом деле серебряный.

И даже фотография мужа казалась ему безжизненной после того, как он увидел мир таким, каким тот был на самом деле. Ярким. Светлым. Полным красок и разнообразия, счастья и улыбок… Ему было сколько, семнадцать?

Когда он впервые встретил Бена.

Когда в самый первый раз посмотрел на свои руки, узнал, что глаза у людей бывают не только темные и светлые, и понял, что Бену очень идет бледно-васильковый. Когда впервые осознал, что на сей раз влюбился по-настоящему, на всю жизнь – и почувствовал, что ему хочется парить над землей, лететь к голубому небу – так легко стало ему на душе.

Но вместо этого он полетел к звездам, которые на расстоянии сотен километров стали для него еще более безжизненными, чем там, на Земле, когда до этих самых звезд были световые годы.

Доктор Маккой дарил Чехову кактусы, и они цвели у него в каюте. Павел говорил, что их лепестки золотые, алые и нежно-розовые.

Сулу видел только серые.

Мистер Спок называл капитану цветовые показатели шкуры очередного вида опасных животных, проживающих на новой планете, и Кирк слышал не набор цифр, а «лазурный», «рубиновый» и «пурпурный».

Сулу никогда в жизни не видел пурпуры.

Чехов смотрел на фотографию Деморы и улыбался, обнимая друга тонкой рукой. Ее волосы были иссиня-черные, по словам Чехова, а Сулу не видел разницы между цветом волос дочери и глубиной Вселенной, мертвой и недвижимой.

- Мистер Сулу, вам это понравится, - произнес вдруг капитан Кирк, удобно устраиваясь в кресле и закидывая ногу на ногу.

- Что, капитан? – спокойно спросил у него Сулу.

Чехов же, зашедший на мостик вместе с Кирком, почему-то скромно улыбался, хотя рядом даже не было Маккоя, и Сулу, сам того не понимая, заерзал на своем месте.

- Мистер Чехов, будьте добры, - подмигнул навигатору капитан, доставая из кармана яблоко и отворачиваясь. Сулу резко посмотрел на друга, возившегося тем временем в настройках панели.

Чехов, казалось, радовался, но не за себя, и осознание этого чуть не сбило Сулу с ног.

- Мы летим на Землю после завершения этой миссии, Хикару, - произнес он мягко-медово, а затем посмотрел на Сулу так, словно это он впервые за целый год получил счастливую весть.

А Сулу показалось, что еще немного – и он сам сможет опять увидеть, какие же невероятные, по словам Маккоя, у Чехова глаза.

И, в принципе, он был прав.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.