Честь Хаарлоков +7

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Warhammer 40.000, Uchuu Kaizoku Kyaputen Harokku (кроссовер)

Основные персонажи:
Капитан Харлок, Майя
Пэйринг:
Хаарлок/Майя
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Драма, Мистика, AU
Размер:
Миди, 10 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В во тьме далекого будущего есть только... война? свобода? любовь?

Посвящение:
Из всех исчезнувших династий с родом Хаарлоков связано, пожалуй, больше всего тёмных и страшных мифов. (Rogue Trader Core rulebook)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Дописано во славу Бога-Императора, Омниссии и Слаанеш для FB-2017.
10 апреля 2017, 19:36
В глубинах космоса, далеко от обжитых людьми пространств лежат пути Вольных Торговцев. Одни несут скрытым от человечества мирам свет Бога-Императора, другие просто грабят и разбойничают, прикрываясь Его именем. Но есть и те, кто отринул жестокие гонки на выживание среди людей и отправился исследовать безбрежный космос, пусть это и может стоить им их жизни и души. Есть там и отверженные изгнанники, чьи сердца покрыты слоями льда, который может растопить свет далеких звезд.

Космос — Пустота, и свет великого маяка Астронамикона проникает не во все его уголки. Во тьме, далеко от обжитых миров, скользит по призрачным волнам варпа корабль. На фоне прочих он не выделялся бы ни размерами, ни пышностью отделки — но это славный корабль, и потемневшими золотыми буквами Высокого Готика выложено его имя «Arcadia». Имя это овеяно тайнами и страхом.

«Аркадия» — корабль-талисман, гордость дома Хаарлоков, Вольных Торговцев из сектора Каллистида. Но уже много-много лет никто не встречал его там. Кто ведет его? Куда он летит?

Капитан стоит на мостике, и свет звезд освещает его бледное лицо, пересеченное ужасным шрамом. Правый глаз закрывает простая черная повязка. Говорят, он потерял его, или наоборот, видит им то, чего лучше не видеть… Спутанные каштановые пряди падают на лицо. Невозможно отрицать красоту этого лица, но есть в нем что-то, от чего в душе возникает страх. Тьма и широкий плащ с алым подбоем скрывают его тело. На мостике царит тишина, мертвенно-синий свет от экранов освещает лица команды. Стальная воля капитана ведет их к неизвестной цели.

На таком маленьком, по меркам Империума, корабле небольшая команда и капитан для них не просто первый после Бога-Императора, а его непосредственный заместитель. Но и этого мало.

Воля, харизма и личное очарование — вот серебряный ключ к сердцам подчиненных. А золото, а добыча? Это тоже ключ, но золотой и часто он оказывается куда как ненадежнее серебряного.

— Капитан! Слева по борту замечено мелкое неопознанное судно! На наши сигналы не отвечает!

— Опасное сближение, он не меняет курс! Есть угроза столкновения!

— Обездвижить и выслать абордажную команду, — спокойно ответил им низкий бархатный голос.

«Судно опознано как спасательная капсула типа Т» — послышался механический голос своенравного Духа Машины.

— Капитан?

Но он уже ушел. Только алый край плаща мелькнул где-то в глубине коридора.

***

Капсула лежала в ангаре как матово-белая жемчужина. Но они не стали церемониться и грубо вскрыли её плазменным резаком. Внутри лежала, скорчившись, человеческая фигура в шлеме, но скованная по рукам и ногам. Капитан снял с неё шлем и из-под него рассыпались длинные золотистые локоны. От такого зрелища у его спутников перехватило дыхание. Девушка, судя по всему, была без сознания уже долгое время. Её расковали и унесли в лазарет.

***

Майя медленно всплывала из темных глубин забвения. Слишком яркий свет проникал через сомкнутые веки, и скрыться от него не было никакой возможности. Она смутно, как через толщу воды слышала какие-то голоса. Все было слишком ярко и слишком громко. Но — о, чудо — она могла пошевелиться. Не было больше чувства, что её голову что-то сжимает. И можно было дышать полной грудью. Она больше не чувствовала всем телом холода металла, её руки и ноги были свободны. Возможно ли, что она покинула этот мир, и её душа вознеслась к Императору?
Последнее что она помнила — это руки. Множество рук, тянущихся к ней, хватающих её и рвущих с нее одежду. Майя тогда инстинктивно почувствовала, что они хотят с ней сделать и отбивалась со всей яростью, на какую была способна. Лучше умереть сразу! Потом последовал удар, и мир погрузился во тьму…

***

Хрупкая светлая фигурка трепетно ступала по длинным темным коридорам. Её сопровождал корабельный медикус. Майя окрепла достаточно, чтобы быть в силах пройти небольшое расстояние, и её тут же повели к капитану. Вероятно, он сейчас задаст ей много вопросов. Но думала она не об этом, а лишь как бы удержаться на еще плохо слушающихся её ногах.

Темные, высокие коридоры судна были пусты. Множество картин, штандартов и знамен были развешены по стенам. Было тут и странное оружие, и богато украшенные доспехи. Все это рассказало бы сведущему человеку о пути судна, его победах и героях. Но Майя хоть и была дочерью знатной семьи, по воле родителей она редко покидала родовое поместье на одной из планет-святынь сектора Каллистида. Там она росла в атмосфере тишины и благочестия, вдали от жестокого шумного мира.

Наконец они достигли зала аудиенций. Тяжелые двери медленно распахнулись перед ней. В воздухе клубился дым благовоний. Майя шагнула вперед, но тут же упала, запнувшись о толстый ковер. Медикус остался за дверями, и никто не бросился ей на помощь. Она с трудом встала, и её глазам, не сразу привыкшим к здешнему полумраку, открылось величественное зрелище — капитан ожидал её, сидя на своем троне. Майя испуганно прижала руки к груди в жесте священной аквилы. Но не пышность и величие этого места так напугали её. Над троном висел фамильный герб дома Хаарлоков — череп с перекрещенными костями.

Послышалось какое-то шуршание. К замершей в испуге Майе откуда-то из темноты плавно вышла женщина-ксенос. У нее была синяя кожа и светящиеся в темноте желтые миндалевидные глаза. По ковру шуршало её длинное, переливающееся всеми оттенками зеленого платье. Откуда-то изнутри, словно из её груди послышался негромкий мелодичный голос.

— Выпей, это укрепит твои силы… — и она протянула ей бокал вина. Но Майя не хотела пить.

— Как твое имя? — послышался голос с трона. В этом обращении была скрыта тень иронии, но звук голоса очаровал её, казалось, против её воли.

— Майя… Трубецкая… — тут она перевела дыхание и начала снова. — Могу ли я… господин капитан… знать, где я нахожусь… и каково мое положение?

В темноте кто-то явственно хмыкнул.

— Твоя почтительность делает тебе честь, Майя Трубецкая. Я Харлок из дома Вольных Торговцев Хаарлоков, капитан «Аркадии». Ты — моя гостья.

— Благодарю вас, — короткие предложения сейчас давались ей гораздо легче. Майя даже попыталась склониться в церемонном поклоне.

Что-то прозвучало скрытым гулом, как глухой удар металла об металл. Мужчина встал с трона и вышел в круг тусклого света. Она подняла голову и встретилась с ним взглядом. И снова
удивилась. Майя ожидала увидеть мрачного сурового мужчину, вроде легендарного Эразма Хаарлока, но капитан выглядел еще юношей, впрочем, уже вступившим на порог духовной зрелости.
Его благородные черты не могли скрыть эксцентричные, как это водится у Вольных Торговцев, прическа и одеяние. Взгляд его единственного серо-стального глаза, казалось, пронзил душу Майи. И вместе с тем весь его облик дышал скрытой грустью. Неизвестно, что могло быть её причиной.

— Весьма интересно, — сказал он, глядя ей в глаза, — как леди Трубецкая с мира-святыни Валор Урр оказалась прикованной и брошенной в дрейфующей спасательной капсуле далеко за пределами сектора Каллистида…

Майя упала на колени. Ноги уже не держали её.

— Хааарлооок… — в голосе ксеноса как будто бы прозвучал укор. — Она еще слишком слаба.

— Нет… — прошептала Майя, — нет… позвольте мне рассказать… вам все…

Её сбивчивый, прерывистый рассказ длился около получаса. Сама Майя была в недоумении от того, что с ней произошло, но для сторонних слушателей дело было ясно. Неладно что-то было в доме Трубецких — если леди-наследницу похищают среди бела дня, да еще в начале большого семейного паломничества. Потом, не требуя у родственников выкупа, передают в руки каким-то оборванцам, которые, по-видимому, и поместили её в капсулу. Но как капсула оказалась в открытом пространстве? Что случилось с кораблем, с которого она была запущена? Вопросы без ответов. Теперь леди Майя оказалась далеко от своего родного мира, и её жизнь была в полной власти капитана «Аркадии».

Словно в подтверждение этого, он встал и подошел к сидевшей на полу девушке. У его ног в круге света она казалась еще слабее и беззащитнее. Простое белое платье не скрывало очертания её тела, а длинные светлые волосы рассыпались по плечам в живописном беспорядке. Капитан молча протянул ей руку. Майя несмело прикоснулась к потертой кожаной перчатке. Он взял за руку и помог подняться. Она ожидала услышать еще хоть пару слов ободрения, но молчаливый капитан повернулся к ней спиной и шагнул в темноту.

***

Тем же вечером — по корабельному времени, разумеется, на камбузе кипела работа. Сервоботы и повара-люди готовили вечернюю трапезу для команды «Аркадии». Сегодня она будет необычной, потому что на ней будет присутствовать и сам капитан. Это случалось нечасто и было для всех чем-то вроде праздника. Причины для этого всегда же были тайной.

Среди суеты, огня, пара и огромных медных кастрюль невозмутимо сидела главный кухмистер Максимиция, седая женщина неопределенного возраста, по слухам, знавшая еще матушку капитана. Она невозмутимо помешивала что-то в небольшой кастрюльке, одним глазом глядя в датапад. Рядом стояла второй помощник капитана — леди Катерина. Казалось, её очень интересует процесс закипания воды, но на самом же деле…

— Эта девушка… странно, не правда ли? — отстраненно пробормотала Катерина.

— Чего странного? , — деловито ответила ей Максимиция.

— То как её украли. И подбросили нам как посылку в коробке.

— Ну, с этим ей хоть повезло. Наш кэп её не обидит.

— Ну да… а кто обидит? — удивленно спросила Катерина.

Максимиция достала из кастрюльки ложку и громко отхлебнула на пробу, давая понять, что разговор окончен. Катерина подняла тонкую светлую бровь. Конечно, госпожа главный кухмистер знает их капитана чуть ли не с пеленок. Но нельзя ли говорить без загадок — особенно когда тема разговора так волнует саму Катерину?

***

Тем временем, во тьме покоев астропатов «Аркадии» у ног капитана трясся в припадке астропат. Он переступил через него и поднял с пола листок. Это было только что принятое сквозь варп сообщение. Харлок прочитал его, и не один мускул не дрогнул на его лице. Он поднес обрывок пергамента к инфернально-зеленому огоньку кадильницы, и тот вспыхнул и загорелся. Капитан молча повернулся и вышел.

В большом зале-галерее уже накрывали стол длинной чуть ли не с сам корабль. Каждому члену экипажа есть место за ним. Белая скатерть свисает до пола, бархатные занавеси с золотыми кистями украшают иллюминаторы. Посуда на столе под стать — и простая медная, и вычурная серебряная, она послужила уже не одному поколению экипажа. Много жареного мяса да свежевыпеченного хлеба съедят сегодня за этим столом, а вина выпьют еще больше. Людей становиться все больше и больше. Вот села за стол леди Катерина, вот Максимиция, вот старый медикус… Слуги держат дымящиеся, аппетитно пахнущие блюда. Выдержанный амасек плещется в кубках. Но никто не ест — все ждут.

И вот из тьмы высоких врат выходит капитан. За ним идет верная Мимэ. Её взор загадочно сверкает во тьме. Он занимает свое место. Команда чуть слышно выдыхает. Харлок поднимает кубок, и все взгляды устремлены на него.

— Друзья мои… Скоро мы сможем продолжить наш путь.

Повисает недоуменная пауза. В тишине слышно характерное потрескивание — им обычно отмечено молчаливое присутствие Духа Машины «Аркадии». Оно усиливается и нарастает как будто идущая на них волна. Вот уже в ушах трещит, как будто в зале стрекочет армия гигантских насекомых. Невольно каждого охватывает страх от такого. Но вдруг шум стихает. Капитан, не изменившись в лице, наконец-то отпивает из своего тяжелого серебряного кубка.

Максимиция тут же кивает ближайшему сервоботу. Зал сразу наполняется веселым шумом. Нестройно и громко стучат вилки и ложки. С треском вонзаются огромные разделочные ножи в зажаренные туши. Горячий золотой жир течет с них прямо на пол. Как будто и не было молчаливой, но, тем не менее, весьма ясной демонстрации недовольства Духа. Но что стало её причиной? Неизвестно.

Леди Майя, сидевшая тут же, на возвышении, как почётная гостья, после вспоминала, что её тело тогда словно охватил ледяной холод. Такой холод, какой она никогда не чувствовала, и сравнить его можно было только со скорой и неминуемой кончиной.

***

«Аркадия» изменила курс и теперь шла к планете, известной как Синопия Магна. Но сначала им нужно было достигнуть удобной позиции для выхода в варп, чтобы значительно сократить свой путь. Дни тянулись за днями, такие же темные и одинокие. Майя, прежде никогда не бывавшая в Пространстве так далеко и глубоко, тосковала о доме. Но не подавала вида, что чем-то огорчена.

По началу «Аркадия» пугала её. Темная громада, пахнущая железом и озоном, наполненная странными и довольно бесцеремонными людьми и существами… И везде можно было наткнуться на фамильный герб Хаарлоков — оскаленный череп на геральдическом щите. Но постепенно она привыкла к вечному полумраку залов и длинных галерей и даже рисковала одна бродить по ним, пока экипаж занимался своими обыденными делами. Её взгляд скользил по неясным очертаниям предметов и темным провалам ниш. Никогда не знаешь, что там — чей-то потемневший от времени портрет, доспехи, гобелен или дверь в соседний зал. Так, с низко опущенной головой, рассеяно она вышла в смотровую галерею на правом борту. Было тихо, так что можно было расслышать, как волочится по полу её платье — на самом деле больничная роба, подпоясанная грубым кожаным поясом. Майе казалось, что она сейчас одна в целом мире. Но это было не так.

Она подняла голову и увидела массивную темную фигуру на фоне звездного неба за иллюминатором. Высокий мужчина в черном плаще стоял к ней спиной. Майя подумала, что он, наверное, так же одинок сейчас, как и она. И ей внезапно стало легче.

Было темно, и только свет далеких звезд еле рассеивал окружающий мрак. Майя молча прошла вперед и тоже стала смотреть в окружающую их непроглядную тьму.

— Вот наш дом, — сказал он, не обращаясь конкретно ни к кому.

— Дом?..

Она удивилась. Как можно называть домом это бескрайнее, опасное темное пространство? Может быть, он вовсе не это имеет в виду?
Повисла напряженная, полная невысказанных чувств пауза.

— Леди Майя… — начал он через некоторое время, показавшееся её маленькой вечностью. — Я собираюсь нарушить ради вас одну свою клятву. Что вы на это скажете?

Сердце Майи замерло.

— Капитан… если… вы убеждены, что вам следует так поступить, то сделайте это.

Странно, но произнеся эти слова, Майя вдруг подумала, что может быть именно к этому её и готовили всю её короткую мирную жизнь на Валор Урр.

Он повернулся к ней и звезды осветили бледное лицо. Безмолвно он преклонил перед ней колени и Майя скорее инстинктивно, чем по этикету, протянула ему руку для поцелуя. Он коснулся губами кончиков её пальцев. Майя вздрогнула. Прикосновение его губ было таким, словно её коснулся огонь. Здесь, в этом мире тьмы и холода, она впервые почувствовала что-то живое, что-то что, без лишних слов затронуло её душу.

Затем он встал и протянул ей руку. Она взяла её и пошла за ним. Вперед, к таинственной клятве, которая не будет исполнена…

***

Мостик «Аркадии». Просторное сводчатое помещение в носовой части — где два главных иллюминатора — глазницы гигантского черепа-тарана на носу корабля. На фоне звездного неба штурвал высотой почти с взрослого человека смотрится как Колесо Судьбы из колоды Имперского Таро. Харлок подошел к нему и взялся за изгрызенные временем рукояти. И мостик ожил. Таинственное гудение наполнило воздух. Зажглись бесчисленные панели. Первый и второй помощники капитана заняли свои места. Жрецы Омнисии затянули свою бесконечную литанию к Духу Машины. Корабль готовился выйти в варп — опасное, населенное демонами, измерение, которое, тем не менее, активно использовали все обитатели Пространства. Оно позволяло значительно сократить путь между двумя точками пространство, хотя, по сути, было аналогом «кадианской рулетки» — или выйдем обратно живыми, или нет. И никаких вариантов. Но если ваше судно надежно, а дух крепок и мораль экипажа высока… если Бог-Император и Омниссия покровительствуют вам… у вас есть шанс. Обратное тоже верно.

Майя встала справа от штурвала. Она еще никогда не бывала в рубке боевого корабля, но торжественность момента увлекла её. Она сложила руки в благословляющем знаке аквилы. И тут капитан повернул штурвал. С грохотом упали защитные ставни на всех иллюминаторах корабля. Полностью слепое, полагающееся только на внутренний взор Навигатора и мощь Духа Машины, да еще на разум капитана, судно двинулось вперед.

Перед «Аркадией» открылся призрачный портал, переливающийся сводящими с ума цветами, для описания которых нет слов ни в одном языке терран и эльдар.

***

Синопия Магна — унылая серая планета. На ней полным-полно складов и перерабатывающих комплексов. Небо почти всегда серое, и часто идет дождь. Не лучшая из планет Империума, но бывают и намного хуже.

Сейчас она серым туманным шаром виднелась в иллюминаторе. «Аркадия» благополучно прибыла из варпа. И, похоже, её здесь уже ждали. Как только огромное шипастое тело судна перестало, наконец, по инерции идти вперед, с планеты запросили разрешение принять челнок. Капитан одним взмахом руки повелел принять его, и сам вышел встречать пришедших.
Это оказались всего двое странных людей в глухих мантиях. Их лица были скрыты капюшонами. С собой они принесли лишь небольшой сундучок, потемневший, истертый временам, но все еще сохранивший изящность форм. С поклоном они вручили его капитану, и все также безмолвно вернулись обратно на планету.

Харлок унес его в свои покои. Там он раскрыл сундук, и гримаса отвращения на мгновение исказила его лицо — но лежало там всего лишь длинное женское одеяние из белого атласа. Роскошно украшенное чуть пожелтевшими от времени кружевами и вышитое мелким жемчугом, оно могло принадлежать женщине из Дома какого-нибудь богатого и гордого Вольного Торговца.

С мучением на лице он приказал сервиторам отнести это в каюту леди Майи.

***

Она пришла в транспортный ангар, как только получила послание капитана. Харлок ждал её у небольшого планетарного катера. В полутьме белое платье казалось особенно ярким. У катера также стояли другие члены команды, мрачные, снаряженные как на битву. Капитан коротко приказал нескольким из них следовать за ним. Леди Катерина также хотела отправиться с ними, но он велел ей быть на мостике. Грусть омрачила её прекрасное лицо.

Неожиданно они получили напутствие от Духа Машины. На этот раз оно было точно одобрительным — это были световые сигналы по древнему коду. Мало кто понял их, но общее впечатление было боевым…

И так, они направились вниз, на планету, в место, известное, похоже, только Харлоку. На вид ничем не примечательная посадочная площадка, да склады и ангары. Чувствовалось, что место хорошо охраняется — не смотря на некоторую заброшенность. С моря полз туман. Быстро темнело, и моросил дождь. Ветер пробирал до костей. Майя куталась в теплую шаль, данную ей Максимицией, но спину держала прямо, как и полагается леди. Соленый ветер терзал её длинные светлые волосы.

Неясно, долго они шли или нет, но когда капитан остановился, то все увидели тонкую полоску света, пробивающуюся из-под тяжелой двери какого-то строения. Харлок толкнул двери, они вошли, и там их встретил человек в куртке с эмблемой его Дома.

— Лорд-капитан, мой господин уже ожидает вас, — и он почтительно поклонился. Он даже не глянул на того. — Только вас и леди.

Капитан велел своим спутникам ожидать его. Нехотя они подчинились. Харлок и Майя же последовали за тем человеком. Он провел их дальше, в другое помещение, где темные углы были заставлены какими-то контейнерами. Там навстречу Харлоку поднялся сидевший до этого на ящике человек. Когда он вышел на свет — Майю поразило его сходство и при этом явное отличие от молодого капитана «Аркадии». Это был мужчина в возрасте, высокий и мощный. В его длинные, неряшливо висящие каштановые волосы обильно вплелась седина. Один глаз был заменен аугметикой. Сомнений быть не могло — это был сам легендарный Эразмус Хаарлок. Самый отчаянный, бесстрашный и богатый Вольный Торговец, считавшийся пропавшим без вести после катастрофы, в которой погибли его жена и дочь.

Харлок остановился. Черный плащ скрывал его фигуру, но было понятно, что он положил руку на эфес своей виброшпаги. Эразмус сразу заметил это и тонко, саркастически улыбнулся.

— Мой дорогой племянник… весьма любезно было с твоей стороны доставить ко мне эту девицу.

— Я принял решение. Защищайтесь.

Харлок скинул плащ на пол и стал в оборонительную стойку. Майя хотела что-то сказать, но не успела. Её схватил помощник Эразмуса и зажал рукой рот. «Тише, малютка, тише. Дай им выпустить пар», — прошептал он ей на ухо.

— Щенок…

Старший Хаарлок с неожиданной для его возраста гибкостью выхватил свою шпагу. Он наступал яростно и скоро потеснил молодого Харлока к стене. Но, в отличие от своего дяди, тот был холоден и оборонялся расчетливо и точно. Наконец, Эразмус пришел в себя после приступа гнева. Держа племянника на прицеле острия, он начал увещевать его.

— Разве ты не сочувствуешь мне? Разве ты не хочешь мне помочь? А эта дева попала к нам в руки так вовремя… как будто её послали для меня. Я смогу повернуть время вспять и все изменить.

— Боги Хаоса не исполняют обещаний.

— А… ты понял. Или узнал?

— Мать рассказывала мне про талисман. Про демоническое зеркало, которое показывает только то, что ты хочешь видеть.

— И про то, как она его разбила, когда погиб твой отец. Да, зеркало только показывало — как сейчас действуют его осколки, а вот талисман… это совсем другое. Это вместилище… — тут взгляд Эразмуса затуманился. В его глазах заплясали огоньки безумия. — Вместилище, мой дорогой… это может быть прекрасным новым вместилищем для нее. Почти таким же красивым… какой была она… или…

— Или ты уже испортил её?.. — на лице мужчины словно выступила чужая, отвратительно-сладострастная личина. — Ты уже испортил это вместилище, а?

— Прекрати. Ты одержим.

Во имя чести Хаарлоков юный капитан кинулся в самоубийственную атаку. Он был отличный фехтовальщик, но силы были не равны. Майя следила за каждым словом, жестом, движением этого странного поединка — на шпагах, на словах и на противостоянии двух воль, одна из которых была уже сильно подточена нечистыми силами Хаоса. Не сразу она поняла, что чужие руки её более не держат. Это ощущение словно дало ей крылья. Путаясь в длинном подоле, она кинулась в тот угол, куда более мощный соперник загнал её нежданного спасителя.

Старый Хаарлок взмахнул шпагой, желая, пожалуй, рассечь своего противника пополам. Но не успел. Под шпагу, меняя направление удара, подставилась девичья фигурка в пожелтевшем белом платье. Старик пораженно выдохнул.

— Изольда…

Его рука, благодаря инстинкту бойца, успела задержать удар. Майя благополучно почти упала на загнанного в угол Харлока-младшего. Свободной рукой он ухватил её за талию, помогая сохранить равновесие. Но ярость, кипевшая в крови Эразмуса, искала выхода. Вольно или невольно, его рука все же нанесла удар. Острие шпаги с тонким звоном взметнулось в воздух и одним росчерком прошлось сначала по лицу Майи, а затем зацепило Харлока.

Сначала Майя почувствовала, как болезненно запекло её щеку. Потом по коже потекли струйки крови и закапали на белую ткань. Её внимание было приковано к Харлоку. Тот склонился, зажимая рукой в толстой кожаной перчатке левый глаз. Из-под пальцев обильно текла кровь. Нужно было её как-то остановить. Она забыла и про Хаарлока-старшего, и про угрожавшую ей опасность — только раненный был сейчас важен.

Казалось, что вид крови отрезвил Эразмуса. Он опустил шпагу и задумчиво смотрел на них. Кто знает, какие чувства пробудила эта сцена в уже отравленной местью и миазмами Хаоса душе? Пробудилась ли там память о дорогих сердцу ушедших, или вспомнились обещания, данные когда-то? Кто знает… Возможно, лишь немногие смогут понять это, но он просто развернулся и ушел во тьму.

Когда обеспокоенные долгим его отсутствием люди Харлока вошли сюда, они нашли там только своего капитана и Майю. Харлок, еще более бледный, чем обычно, опирался на её плечо. Они вместе вернулись на борт «Аркадии», где сразу же попали в чересчур (по мнению капитана) заботливые руки старшего медикуса и Максимиции. Единственным послаблением было то, что теперь двое раненых делили одну палату лазарета на двоих.

Майе зашили рану на лице — шрам получился заметный. Но её это ничуть не волновало. Поврежденный глаз Харлока решено было заменить аугметикой, что не было редкостью даже со вполне здоровыми органами. В ожидании операции они много времени проводили вместе.

В один из вечеров, Майя наконец решилась спросить у Харлока, что значили странные слова Эразмуса…

— Слова? Если вы опасаетесь чего-либо с его стороны, то я готов защитить вас.

— Нет…

Тут Майя задумалась. Тактично ли будет делиться своими догадками относительно такого важного человека из его Дома? Но промолчать она не могла.

— Мне… У меня было такое чувство, словно ваш родич… словно у него что-то сломалось внутри.

— Он очень любил свою жену. И рано её потерял.

— А вы? Почему вы решили защищать меня?

— Я не знаю.

Настал черед Харлока предаться размышлениям. Все вокруг весьма располагало к этому. Приглушенный свет, мягкие кресла, горячий каф с пряностями и сидящая рядом прекрасная девушка. Шрам совершенно не портил её внешность. Что же касается душевных качеств — то он уже имел возможность в них убедиться.

И вот, Харлок снова взял её руку в свою — почти как тогда, в смотровой галерее. Майя чуть вздрогнула, хотя она уже привыкла к присутствию рядом молодого капитана. Еще один вопрос не
давал ей покоя.

— Могу ли я… остаться здесь?

Он склонил голову, и непокорные каштановые пряди скрыли его лицо.

— Любой желающий может стать членом экипажа «Аркадии». Но если бы… если бы я просил вас остаться — что бы вы ответили мне?

Майя сжала его руку. И такой ответ был лучше всяких слов.

***

Хотя никто не дерзнул расспрашивать капитана о произошедшем, но какие-то слухи об этом по кораблю определенно ходили. Медикус, сидя за чаркой старого доброго амасека с аппетитной, нежнейшей соленой сельдью, заготовленной собственноручно главным кухмистером, приговаривал — мол, льва видно по когтям. Леди Катерина изучила записи из космопорта Синопии за некий период и заявила, что легендарная «Смертельная Тень» старого Хаарлока несомненно посещала планету. Она загадочно вопрошала Харлока — не видал ли он недавно вице-главу Дома Хаарлоков? Но тот молчал.

В конце концов, возможно, он отчасти сам начал понимать, что двигало Эразмусом в начале его личной кровавой и бесконечно долгой одиссеи… Но может ли сама смерть дать покой такому пламенному духу? Еще только стоя на пороге счастья, в лучах славы и любви Харлок уже знал, что однажды ему тоже придется пройти этой темной тропой…
Примечания:
От автора: Эразмус Хаарлок – персонаж настольной ролевой игры в сеттинге Warhammer 40K от компании Fantasy Flight Games. Это своеобразная «пасхалка» или оммаж от авторов игры в честь серии аниме Лейдзи Мацумото, хотя амосфера и сюжет этих настолок бесконечно далеки от детских.