Как воздух +2

Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
Сухинов С.С. «Изумрудный город»

Основные персонажи:
Корина, Элли
Пэйринг:
Корина/Элли
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, PWP, AU
Предупреждения:
BDSM, Кинк
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Корина возвращается домой, Элли очень рада ее видеть.


Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Примечание: садомазохизм, легкий кинк на шрамы, игры с дыханием
Написано для команды WTF Izumrudniy Kaktus 2017
13 апреля 2017, 22:27
Корина возвращается в их покои рано утром. Тёмный отряд отразил атаку на Голубую страну, и трещины в земле сомкнулись почти без жертв.

В гостиной тихо. Возможно, Элли еще спит или Пакир послал ее на поверхность — у Хранительницы не бывает выходных. Секунду Корина глядит в зеркало, потом стягивает перчатки и бросает их на каминную полку. За две недели дежурство в Ущелье начисто стерло с нее привычный лоск. Стоит привести себя в порядок, прежде чем показываться людям.

Когда она входит в спальню, Элли в ночной рубашке сидит на заправленной кровати.

— Наконец-то. — Элли улыбается и встает ей навстречу, рубашка скользит по плечам и падает на пол, открывая стройное гибкое тело.

Элли красива, а это шоу для одного, и Корина с удовольствием обводит ее взглядом. Элли немного похудела за последнее время, но ей идет.

— Выглядишь усталой. — Корина гладит ее по щеке.

— Я не могла спать без тебя, — легко признается Элли. — Так скучала, что думала, с ума сойду. Вы задержались на три дня.

Можно рассказать ей про разлом в Когиде и про пару деревень, которые Темный отряд спас буквально чудом. Вместо этого Корина притягивает Элли к себе за талию и целует мягко, едва ощутимо, как будто не ждала этого момента две недели.

Она отстраняется первой, не обращая внимания на разочарованный вздох. Если продолжить, они не выберутся из постели меньше чем за час, Пакир будет недоволен, и не то чтобы это кого-нибудь волновало, но у нее большие планы на сегодняшний день.

Элли стоит перед ней на расстоянии полушага. Они одного роста, но Корина в форме для полетов, а Элли босиком — и смотрит снизу вверх.

— Я скучала, — повторяет она с новой, просительной интонацией. — А ты?

Когда Элли так говорит, ей просто нельзя отказать. Какая-то магия, и слава Торну, что Элли редко использует ее во зло. Корина зарывается ладонью ей в волосы и накручивает на палец длинный светлый локон.

— Хочешь чего-то особенного?

Элли прижимается к ней вплотную и ловит губами мочку уха.

— Хочу тебя чувствовать, — шепчет она.

Первая пощечина совсем легкая, так, шлепок для разогрева. Элли беззвучно смеется, и Корина усмехается в ответ. Скулы расцветают темными пятнами. Элли тянется к ней, нарочно подставляясь, Корина ловит ее взгляд — ждущий, голодный — и перестает сдерживаться.

Она бьет сильнее, кромка кольца рассекает губу, и Элли невольно вскидывает руку. Это случайность, но выглядит восхитительно. Корина дотрагивается до разбитой губы и стирает кровь. Затем берет Элли за подбородок, целует, слизывая металлический привкус, и чужое горячее дыхание обжигает рот.

— В следующий раз я полечу с тобой, — говорит Элли, едва они отрываются друг от друга.

— Пакир будет против.

— А мы ему не скажем.

И правда — кому есть дело до Пакира?

Она снимает куртку и остается в тонкой сорочке, и Элли помогает ей расшнуровать сапоги. Когда-нибудь для этого сочинят заклинание, а пока вид Элли на коленях стоит любых неудобств.

Прежде чем подняться, Элли наклоняется вперед, опускается ниже и трется щекой о ткань штанов.

— Добро пожаловать домой, — нараспев говорит она, выпрямляясь.

То, что надо — Корина смеется и толкает ее к кровати. Элли ложится на спину, Корина ведет ладонями по ее груди, выкручивает твердые соски, и Элли выгибается ей навстречу, стискивая в пальцах покрывало. Ее предплечья с внутренней стороны покрыты сеткой тонких шрамов. Корина понятия не имеет, какие ошибки Элли прощала себе таким образом, и на самом деле не хочет знать. Она просто любуется ими. Ведет кончиками пальцев по белым бороздкам поперек голубых вен, наклоняется и обводит языком свежий выпуклый шрам у локтя.

Она отстраняется, и Элли подается вперед, чтобы ее поцеловать.

— Нет. — Корина отталкивает ее.

— Нет?

— Лежи смирно.

Элли цепляется за ее рукав и смотрит умоляюще. Иногда кажется, что в таком состоянии она совсем ничего не соображает. Это иллюзия: с тех пор, как открылись Врата, Элли не застать врасплох даже за мгновение до оргазма.

Откровенно говоря, поначалу это ужасно злило.

Корина впивается ногтями ей в плечи, и Элли вздрагивает под ней, приоткрыв рот. В спальне она обожает боль и грубость. Корина узнала многое об Элли Смит еще до того, как они впервые встретились, но Элли все равно удивила ее.

— Мы просто рождаемся с этим, — как-то сказала она. — Потом, если повезет, находим такого же психа.

Им повезло.

Элли запрокидывает голову, Корина кладет ладонь ей на шею и слышит в ответ возбужденный стон. Она поглаживает теплую кожу, ловит биение пульса. Элли резко вздыхает, когда она давит указательным и большим пальцем на нужные точки.

Она знает, как это ощущается: Элли показала. Обычно они не менялись ролями, но Корина решила попробовать, и Элли согласилась. Велела лечь на диван, села рядом и уложила ее голову себе на колени.

— Точно хочешь?

Корина закатила глаза.

Сначала было трудно вдохнуть. Элли успокаивающе бормотала что-то и свободной рукой отводила ей волосы со лба. Пальцы у них обеих были совершенно ледяные. В висках гулко стучала кровь, тело словно воспарило в нескольких дюймах над постелью. Мир впереди сузился до лица Элли, и это был потрясающий мир.

Когда грудь по-настоящему сдавила боль, а в глазах потемнело, мысли выжгло ослепительно яркой вспышкой паники. Если бы не главное заклинание Торна, которое Элли, похоже, всегда держала наготове, Корина бы магией разнесла дворец.

Ей понравилось. Элли заметила и не раз предлагала повторить, но хотя Корина доверяла ей больше, чем себе, лишний риск был ни к чему.

— Побережем остров Горн, ему и так досталось, — отвечала она и старательно не думала о том, что сама Элли, при всей своей волшебной силе, никогда не пыталась защититься.

Досчитав до двадцати, она чуть ослабляет хватку. Элли улыбается, когда они встречаются взглядом.

— Все хорошо?

Элли кивает.

Ее условия — можно все. Корина считает — все, кроме магии. Обычно она уверена в своих силах, но здесь, под землей, у колдовства иные законы, чем на поверхности. Если что-то пойдет не так, она не исправит это быстро.

Однажды Элли поделилась давней фантазией: они ссорятся, она говорит что-то плохое, и Корина, разозлившись, бьет ее атакующим заклинанием. Элли врезается спиной в стену и падает. Потом Корина уходит, а Элли плачет, сидя на полу, пока она не возвращается и не поднимает ее.

Корина представила. Она сама не понимала, чего сильнее испугалась: того, что может это сделать или что Элли действительно этого хочет.

— Это опасно, я могу тебя ранить, какого черта, фея?

— Не думала, что ты будешь против, — недовольно проговорила Элли, но не стала спорить.

Корина медленно разжимает ладонь. Она не убирает руку и просто ждет, чувствуя, как под пальцами стучит пульс. Забирать, а потом возвращать Элли ее жизнь — это лучше, чем секс, чем полет на Вараге, даже лучше, чем волшебство.

Элли жадно вдыхает и выдыхает. Она слегка дрожит и подается грудью вперед. Ее хочется поцеловать, но пока нельзя, и Корина касается ее губ кончиками пальцев. В уголке рта запеклась кровь.

— Теперь ты можешь спать, — говорит Корина.

Элли смотрит на нее, широко раскрыв глаза, а потом берет ее ладонь и переплетает пальцы.