Дедушка П 6598

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер, Воины света, Семейка Аддамс, Ешь местных (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
ОМП
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 1067 страниц, 87 частей
Статус:
закончен
Метки: AU Underage Групповой секс Насилие Нецензурная лексика ОМП ООС Повествование от первого лица Попаданчество Стёб Учебные заведения Элементы гета Юмор

Награды от читателей:
 
«🦄🧛‍♀️🍀👍🍷» от Ilinsi
«Отличная работа!» от ulvart1
«Отличная работа!» от ulvart1
«Отличная работа!» от ulvart1
«Отличная работа!» от ulvart1
«Отличная работа!» от Gareth River
«Отличная работа!» от Gareth River
«Замечательная книга, спасибо!» от Gareth River
«Аддамсы рулят!» от QiUi
«Отличная работа!» от G.A.V.
... и еще 45 наград
Описание:
Душа бодрого и довольно циничного старика, перерождается в ином мире в юном теле карлика-волшебника.
Герой немного знаком с современной для 21 века техникой, но не слышал о Гарри Поттере и мире магии. Он намеревается прожить новую жизнь, получив от молодости максимум, но в возрасте одиннадцати лет вдруг выясняется, что он маг и обязан отучиться в Хогвартсе.
Герой толкает студентам самогон, прикалывается над окружающими и пытается разбогатеть...

Посвящение:
Посвящается всем писателям и любителям юмористических фанфиков.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
В задницу хороводы вокруг Поттера! Это рассказ о дедушке П, который не лишён чувства юмора и не особо заботится о сохранении морального и физического здоровья чужих детей... Зато он жаден до денег, как чистокровный гоблин.

Иногда в тексте встречаются переделанные отрывки песен. Они вставлены не для того, чтобы увеличить текст, а в качестве пародии на некоторых авторов фанфиков, которые любят вставлять простыни стихов и песен...

Тут будут упомянуты секс (без подробного описания), групповой секс, наркотики, алкоголь, шутки про карликов и прочие непотребства...

Обложка к книге за авторством читателя
https://drive.google.com/file/d/1WzAK2NQoZ68WrchlY4jT0dkZkh7vNrVk/view?usp=sharing

Часть 3 Глава 63

4 августа 2017, 06:36
             Утром я впервые за время пребывания в США проснулся рано и умудрился позавтракать прямо в гостинице.       Для продолжения пути я решил переодеться в байкерскую одежду. С первого катания на мотоцикле Большой Билли посвятил меня в почётные члены байкерского клуба «Блэк Найт», так что чёрная кожаная куртка, подаренная Сириусом, обзавелась соответствующей надписью.       Так что в дорогу я отправился, выглядя очень колоритно: зачарованные сапоги из драконьей кожи; белая рубашка, вышитая золотыми рунами; зачарованные бежевые брюки из комплекта путешественника; байкерская куртка, черный открытый мотоциклетный шлем с рогами и пилотские очки. К этому стоит добавить яркий мотоцикл-чоппер и восседающего на нём карлика, и на выходе получим повышенное внимание на дороге. В свою очередь — это означает, что обгоняя меня, машины сбавляют ход или долгое время держатся сзади, а это огромный плюс для мотоциклиста, поскольку проезжающая мимо на большой скорости машина создаёт серьёзную болтанку, усложняя управление мотоциклом.       Десятое шоссе радовало качественным дорожным покрытием и двумя, а в некоторых местах тремя полосами, так что я мог неспешно ехать в правом ряду. Пейзажи не блистали разнообразием, достопримечательностей не встречалось, поэтому я просто ехал, и это было чертовски скучно, а ещё немного страшно.       Пришло понимание, почему байкеры предпочитают путешествовать большой компанией. Много мотоциклов видно издалека, так что, во-первых, это безопасней. Во-вторых, если что-то сломается в пути, проще будет починиться. В-третьих, так путешествовать не скучно, ты видишь, что не один, чувствуешь это и сразу дорога становится интересней, а на привале можно пообщаться с товарищами-единомышленниками.       От размеренной езды меня отвлёк крупный чёрный ворон, он сделал несколько больших кругов, с подозрительной настойчивостью пролетая над моей головой. Судя по привязанному к лапе письму — это была почтовая птица, а ими в настоящее время пользуются в основном волшебники.       Пришлось свернуть направо на ближайшем съезде к придорожному супермаркету. Припарковавшись в дальней части просторной парковки, я сразу же невербально наложил на местность в радиусе пары метров от себя слабое заклинание отвода глаз. Преследующий меня ворон, заметив, что я остановился, пошёл на посадку. Он приземлился рядом со мной и протянул правую лапу с привязанным к ней письмом, что позволило точно определить его принадлежность к магическим почтальонам, ведь обычная птица чары не смогла бы преодолеть.       Я не спешил брать незнакомую корреспонденцию и для начала изменил глаза и уже взором феникса изучил письмо на наличие волшебства. Ничего магического там не было. На всякий случай я извлёк палочку и проверил корреспонденцию на зелья.       — Ка-а-а-р. Почта, — выдал ворон на английском языке.       Учитывая, что эти птицы очень умны и способны запоминать до сотни слов, я подобному не удивился. Более того, я бы не удивился, если бы понял воронье карканье, фениксов же теперь понимаю, чем другие птицы хуже?       — Давай уже.       Я наклонился и отвязал письмо от лапы птицы.       — Жрать! — сказал ворон, кося на меня взглядом.       — Не знаю, кто тебя учил говорить, но с таким набором слов ты нигде не пропадёшь.       Я достал из кармана припасённый за завтраком бутерброд с колбасой и положил его перед пернатым почтальоном.       Что ещё хорошо в воронах, они почти всеядные, в отличие от сов, для которых необходим особый рацион. Так что пока я читал письмо, ворон склевал и хлеб, и колбасу.       Кому: Мастеру трансфигурации Гарри Адамсу.       От Кого: Научного отдела Международной конфедерации магов.       Уважаемый мистер Адамс. Уведомляем вас, что 16 и 17 декабря 2000 года вблизи Лос Анджелеса, США, состоится международная конференция магов по вопросу «всемирного похолодания».       Приглашаем вас посетить данную конференцию.       Если вы согласны на приглашение, то пришлите ответ в научный отдел МКМ. Точные координаты и расписания работы порталов будут вам высланы позже.       К сожалению, МКМ не может обеспечить порталами и жильём на время проведения конференции всех желающих посетить мероприятие, поэтому настоятельно рекомендуем озаботиться арендой жилья в городе Лос Анджелес, Калифорния, США на время проведения конференции.       Напоминаем о недопустимости нарушения Статута секретности, в связи с чем призываем всех волшебников вести себя корректно, не забывать о маскировке под маглов и не использовать прилюдно волшебство.       С Уважением, начальник научного отдела МКМ, Геродот Ксенакис.       Интересно. Обычно такие приглашения поступают мастерам минимум за месяц до конференции, уж я об этом точно знаю, поскольку организовывал одну. А тут всего за неделю. Видимо — это потому что я недавно получил мастерство. А тема довольно странная — всемирное похолодание. Маглы вовсю обсуждают всемирное потепление, а у волшебников всё наоборот.       Я решил всё же посетить конференцию, так что незамедлительно написал ответ и отправил его вместе с дожидающимся моего решения почтовым вороном. После чего сходил в туалет в супермаркете, купил воды с шоколадками, перекусил и отправился дальше по десятому шоссе.       В пути размышлял над тем, как буду добираться до Калифорнии. Можно полететь на самолёте. Как вариант — полететь прямо на мотоцикле под дезиллюминационными чарами, по прямой на скорости сто пятьдесят миль в час (это около 240 км/ч) дорога займёт не особо много времени. Погода в этом регионе тёплая, согревающие и защитные чары никто не отменял, так что в принципе можно полетать или просто добраться на мотоцикле по дорогам, выйдет небольшое приключение, заодно на Америку посмотрю. От Батон-Ружа до Лос Анджелеса примерно 1800 миль, то есть почти три тысячи километров, по прямой (по воздуху) получится меньше. Если ехать на мотоцикле, то дорога займёт всю неделю, если лететь, то доберусь за десять часов, что в принципе немного.       За размышлениями путешествие пронеслось довольно быстро, уже вскоре показалась вывеска о въезде в Луизианский город, в который я стремился попасть. Город не маленький, но и не большой, расположен он на берегу реки Миссисипи. Население чуть больше двухсот тысяч человек, климат субтропический, соответственно, очень тёплый — это отражалось в том, что в декабре многие жители ходили по улицам в шортах и футболках. Самая жесть состоит в том, что большая часть встреченных жителей была чернокожими, я насчитал примерно двух негров на одного белокожего.       Город оказался очень красивым: кругом много зелени, всё чисто, интересная архитектура, широкие ровные дороги.       Поскольку с городом я не был знаком, а ориентироваться по дорожной карте довольно проблематично, если дело не касается крупных дорог, то решил спросить дорогу у аборигенов. Для этого остановился у обочины возле пары копов. Один из них был высоким и худым белым парнем, второй был тучным чернокожим весом под сто пятьдесят килограммов и ростом под метр девяносто.       — Простите, сэр, подскажите… — сняв очки, обратился я к чернокожему копу и замолк.       Я узнал в чернокожем старого, мягко говоря, знакомого.       — Эндрю?! — удивлённо воскликнул я.       Невероятно… Такого поворота я никак не ожидал. В прошлой жизни моя внучка Наташа летом подрабатывала официанткой в кафе. Поскольку наш город пользовался популярностью у туристов, а на дворе были девяностые годы, в которые широко пропагандировалась заграница и как хорошо там, то немудрено, что она с радостью выскочила замуж за иностранца, с которым познакомилась в кафе, и уехала с ним в штаты. Этим иностранцем был Эндрю Смит, чернокожий полицейский из Луизианы. Первый раз я познакомился с ним на свадьбе, которую они прилетели праздновать на родину внучки. Потом они несколько раз приезжали в гости с правнуком Алексом, симпатичным мулатом, с которым я с радостью нянчился. И вот в ином мире я встречаю того самого родственника.       Говорят, что столица — это большая деревня, я же могу со смелостью утверждать, что миры тесны и как бы ни была низка вероятность, но встретить в параллельном мире знакомого оказалось вполне реально.       — Мы знакомы? — удивлённо спросил Эндрю.       — Простите, сэр…       Я растерялся, не зная, что сказать. Ведь это другой мир и совсем другой Эндрю, и он может быть не женат на моей внучке, более того, тут может не быть меня. Искать в этом мире своего двойника я даже не стал, ибо он не я, а совершенно другой человек, так что если даже и существует некий Александр Семёнович, то и Будда с ним.       — Ваше лицо показалось мне знакомым. Кажется, я видел вашу фотографию у знакомого из России, он говорил, что это муж его дочери.       — Ого! — радостно воскликнул Эндрю. — Так вы знакомы с мистером Сергеем, моим тестем? Хелен будет рада услышать о родителях. Мистер…       Значит не Наташа, и сына с именем Сергей у меня не было, так что другой мир и всё тут иначе. Ну что же, я и не рассчитывал на то, что случайно встречу внучку. А Эндрю не промах, видимо, что в том мире, что в этом, он летал в Россию с определённой целью — жениться. Он мужик хороший, хоть и полный, зато работящий и любящий свою семью. Муж и отец из него вышел замечательный, деньгами моему сыну всегда помогал, хотя зарплата полицейского даже в США не гигантская.       — Адамс. Гарри Адамс. Я родом из Британии, а в России как-то летом отдыхал, во время отдыха и познакомился с хорошими русскими людьми. Так что вряд ли смогу вам рассказать больше, чем вы и так знаете.       — Удивительно, как тесен мир, — произнёс Эндрю.       — Согласен. Я весьма удивился, увидев на другом конце света знакомое лицо.       — Мистер Адамс, у вас на мотоцикле иностранные номера, — заметил Эндрю. — Занимаетесь туризмом?       — Совмещаю приятное с полезным. После окончания школы решил немного попутешествовать и приехал в ваш город навестить дедушку. Кстати, я как раз хотел узнать, как проехать до улицы Дабл ю Гринз?       Полицейский объяснил мне, как добраться до нужной улицы. Более того, копы сопроводили меня на патрульном автомобиле, показывая дорогу до самого места назначения. После чего добродушный Эндрю тепло попрощался со мной.       Я осмотрел большой коттедж из красного кирпича. Справа был одноэтажный гараж на два автомобиля, который перетекал с одной стороны в жилую часть дома, а с другой стороны в двухэтажное строение. Площадка перед гаражом была забетонирована. Часть дома была оштукатурена и покрашена желтовато-бежевой краской.       Оставив мотоцикл перед гаражом, я поднялся по ступеням к входной двери. Судя по высоте ступеней, под домом ещё имеется подвал, что не совсем типично для домов в этом штате. Пока ехал, успел насмотреться на местную архитектуру — в основном тут строили одноэтажные тонкостенные дома, так что капитальный коттедж, крытый гибкой черепицей, немного выделялся своей внешней надёжностью и явно говорил о большом достатке его обитателей. Вообще в этом районе все дома были дорогие.       Я позвонил в дверь и стал дожидаться хозяев. Дверь открыл полный мужчина крепкого телосложения. Он выглядел примерно на сорок пять лет. Черные длинные волосы были зачёсаны назад и затянуты в хвостик. На пухлом добродушном и бледном лице, улыбающегося мужчины, рождающем мысли о молодых вампирах, красовалась аккуратная бородка с усами, которые были слегка припорошены сединой, карие глаза с интересом разглядывали меня. Одет хозяин дома был в полосатую рубашку-поло, которая синими и белыми полосами сильно напоминала тельняшку, а по дешёвым синим джинсам невозможно было судить об обеспеченности их владельца.       — Дедушка Пагсли? — неуверенно спросил я.       — Внучок Гарри! — радостно воскликнул мужчина, нежно обнимая меня.       Поскольку мужчина был весьма рослым, лишь сантиметров десять не дотягивая до двух метров, то моя голова упёрлась ему в объёмный живот. Не по-человечьи крепкие руки обнимали меня, словно хрупкую древнюю вазу.       — Гарри, как я рад тебя видеть, — радостно продолжил говорить он, — уже вырос и сам путешествуешь по миру. Сколько тебе стукнуло лет?       Дед разжал объятья, и стал с радостью на лице по-новому рассматривать меня.       — Двадцать лет, дедушка. А ты не выглядишь на свои шестьдесят с лишним.       — Уже двадцать лет, — протянул дед Пагсли, — как быстро летит время. А я смотрю, росточком ты пошёл в дядюшку Итта. Скорее, проходи в дом.       Я прошёл в роскошно обставленную гостиную. Из примыкающей со стороны гаража кухни-столовой появилась стройная женщина с роскошными блондинистыми волосами, которые были распущены и достигали длиной лопаток. Женщине на вид было около тридцати пяти — сорока лет, она была стройной, сухопарой и высокой, всего сантиметров на десять ниже деда. Она пристальным взглядом голубых глаз с интересом принялась изучать меня. Я же в ответ рассматривал женщину. Она тоже не отличалась элегантностью, но в отличие от деда была одета чуть лучше: голубой топик, оставляющий на обозрение бледную кожу рук и плеч, и недорогие тёмно-синие джинсы.       — Джоан, посмотри, кто приехал к нам в гости из самой Австралии, — обратился к женщине дед.       — Внучок Гарри! — радостно воскликнула женщина, мгновенно заключая меня в объятья. — Какая радость!       Бабушка по силам не уступала деду и я подозреваю, что если и не превосходила вампиров, то была как минимум на одном уровне с ними. Поскольку это близкие родственники, то я не сильно переживал из-за странностей родителей отца, всё-таки они Аддамсы.       — Дедушка, бабушка, я очень рад с вами познакомиться. Вы так молодо выглядите. Солнечного света не боитесь, значит не вампиры… Эликсир жизни пьёте?       — Ну что ты, милый, — добродушно сказал дедушка.       Пагсли присел на уютный тканевый диван и сделал приглашающий жест. Я расположился в стоящем сбоку под углом девяносто градусов кресле, кресло напротив заняла Джоан.       — Философского камня в нашей семье никогда не было, — продолжил дед. — Просто мы с Джоан пятнадцать лет назад попали в автомобильную аварию и немножко умерли. А моя сестра, твоя бабушка Венсди, оживила нас в виде эйнхериев.       — Эйнхерии? — я вопросительно приподнял правую бровь.       — Эйнхерий — это высшая нежить, поднятая при помощи высшего ритуала некромантии, который по силам лишь мастеру или даже грандмастеру некромантии, — пояснил дед Пагсли и продолжил рассказывать по памяти, словно зачитывает книгу, — эйнхерии в десять раз сильнее человека и вдвое быстрее. Их крайне сложно убить и они не чувствуют ни боли, ни холода, ни жара, но тактильных чувств не лишены. Также, они не устают, не нуждаются во сне, хотя могут спать, не разлагаются и даже регенерируют ткани. Правда, они нуждаются в пище, хотя и едят всё то, что едят люди. Самое главное преимущество эйнхерия — при воскрешении к нему возвращается его душа. Благодаря этому, эйнхерий знает и умеет всё, что он умел при жизни. Обладает прежними чувствами, эмоциями, желаниями и мотивациями. Тем самым, объединяя все преимущества человека и нежити. Однако у этого ритуала есть два недостатка. Первый — поднять таким образом можно лишь такой труп, который при жизни был Воином и который умер в бою. Второй — так как к эйнхерию возвращается его душа, то, соответственно, возвращается и воля. Поэтому далеко не факт, что эйнхерий будет подчиняться поднявшему его некроманту.       Отлично… Мои дедушка и бабушка высшая нежить неизвестного вида… Просто замечательно… Вот кто может похвалиться подобным? Если бы не недавнее знакомство с вампирами, я бы, наверное, уже отложил кладку кирпичей. Но… Пагсли с Джоан выглядят адекватными разумными и не будут же они причинять вред внуку? И всё же, это так странно — разумная, но при этом живая нежить, которая не стареет и может питаться как обычный человек. Полагаю, если бы не ограничение про воина и смерть во время сражения, то большинство тёмных магов становились бы такой нежитью. Но это значит, что дед с бабушкой являются воинами.       — Дедушка, в твоём пояснении и рассказе об автомобильной аварии есть один существенный минус…       — Пагсли просто не хотел тебя расстраивать лишними подробностями, — тепло сказала Джоан. — На самом деле мы попали в аварию из-за перестрелки между бандами черномазых.       — Афроамериканцев, — поправил супругу дедушка.       — Хорошо, черномазых афроамериканцев, — согласилась Джоан. — Поскольку я к тому моменту уже много лет была не Роулинг, а Адамс, то приходилось соответствовать фамилии. Мы…       — Мы перестреляли этих обезьян, — прервал супругу дед. — Но, к сожалению, не всех сразу, эти макаки подстрелили нас.       — Кха-ха-ха-ха, — я с трудом сдержал смех, прорывающийся наружу после услышанной девичьей фамилии бабушки.       — Бабушка, ты Джоан Роулинг?!       — В девичестве была Роулинг, да, — подтвердила она.       — Бабушка Джоан…       — Зови меня Джо, — оборвала меня женщина. — Джоан меня зовут лишь чужие люди, или Пагсли, когда злится. К тому же мне не очень приятно слышать «бабушка» даже от собственного внука, сразу начинаю чувствовать себя старой. Так о чём ты хотел спросить, Гарри?       — Ты случайно не пишешь книг?       — О! — обрадовано выдала женщина. — Ты читал мои книги о приключениях мальчика-некроманта, который учится в обычной школе, скрывая свои способности от окружающих, и борется с мерзким светлым Лордом? Я же издавалась только в Америке.       — Не имел такого удовольствия, но надеюсь почитать. Мне рассказывала о тебе супруга.       — Супруга? — спросил дед. — Так малыш Гарри уже женат?       — Да, но… У нас фиктивный брак по расчёту. Только папе с мамой не говорите, а то они расстроятся.       — Какая прелесть, — широко улыбаясь, сказала бабушка. — Настоящий Аддамс. Пагсли, — обратилась она к супругу, — а помнишь, ты рассказывал, как дядюшка Фестер заключил фиктивный брак с той ведьмой-малефиком? Сколько уже лет они живут душа в душу?       — Мне было одиннадцать лет, когда они поженились, — ответил дед. — Дядя Фестер в первый раз заключил брак с шикарной красоткой, которая промышляла тем, что выходила замуж за богатых и отравляла их, после чего получала в наследство всё состояние. Глупышка не подозревала, как веселит дядюшку своими примитивными ядами, всё же лича очень сложно отравить, а яда василиска у неё не было. Его супруга долго не продержалась, через три недели она пленила всю семью и хотела перестрелять из дробовика, только не успела узнать о семейных секретах.       О, Будда! Какие ещё скелеты завалялись у моих предков? Не зря я не хотел ничего знать об Аддамсах — это какие-то монстры, по сравнению с которыми Воландеморт — криворукий самоучка. Личи, Эйнхерии…       — Что за секреты?       — У Аддамсов после рождения ребёнка положено проводить кровавые темномагические ритуалы с жертвоприношениями на родовом алтаре, дарующие детям непробиваемую защиту до достижения семнадцатилетия, иначе наши дети в родовом поместье не дожили бы и до года, — начал просвещать дед Пагсли. — Ох, детство, — с ностальгией протянул он. — Дом, напичканный ловушками; гильотина, отскакивающая от шеи; дыба; постоянные взрывы динамита под руководством дяди Фестера и поднятие с сестрёнкой зомби на родовом кладбище…       — Хм… Теперь я понимаю, почему Аддамсов боятся во всём мире. А у нас большая семья?       — Не очень, — ответил дед. — На праздновании совершеннолетия племянницы Кристины, дочки моего младшего брата Герберта, собралось семьдесят Аддамсов. Многие приехать не смогли или не захотели, твой отец, например, об этом и не знал.       — Дедушка Пагсли, скажи, ты же сквиб? Почему вы растили отца в Англии?       — Я действительно был обделён волшебными способностями, — ответил дед, — как и мой сын. Честно говоря, расти в родовом особняке — удовольствие ниже среднего, я хотел, чтобы сынок жил обычной жизнью и даже не ожидал, что внук окажется магом. О том, что ты волшебник, мы с Джоан узнали из письма сына ещё тогда, когда ты был маленьким. Пришлось скрыть этот факт от родни, иначе ты не смог бы попасть в школу волшебства и получал бы домашнее образование, а проведённые в детстве ритуалы позволили бы тебе стать сильным тёмным магом и некромантом, но на корню зарубили бы талант к прочим волшебным наукам.       — Я так понимаю, что сильного некроманта из меня не получится?       — Сильным некромантом ты не станешь, но родовым умениям Аддамсов придётся обучиться, — ответил Пагсли. — Обучением молодёжи у нас занимается бабушка.       — Какая бабушка?       Я с недоумением посмотрел на Джоан.       — Нет-нет, не Джо, — отмахнулся дед. — Я имел в виду мою бабушку.       — Это сколько же ей лет, что она до сих пор жива?       — Когда я был маленький, ей было примерно сто семьдесят лет, точно сказать не берусь, но сейчас ей должно быть что-то в районе двухсот тридцати с хвостиком, — ответил дед Пагсли.       — Она тоже нежить?       — Ну что ты, — дедушка покачал головой в стороны. — Она жива и здорова, так что в таком «лечении» не нуждается. Думаю, бабуля ещё лет сто — сто пятьдесят продержится на этом свете, она сильная ведьма, а как тебе должно быть известно — чем сильнее волшебник, тем дольше он может жить.       — Так что там за история с браком дяди Фестера?       — Бабушка сильно бурчала из-за того, что Фестер не женится, — начал Пагсли. — Он решил её обхитрить и чтобы не жениться провёл ритуал становления личем. Но такую опытную ведьму так просто не проведёшь. Она за уши потащила дядю Фестера в подвал и провела над ним ритуал, из-за которого тот смог вести полноценную половую жизнь и даже зачать потомство. Ох, как дядя тогда расстроился, а потом ужаснулся ещё больше, поскольку бабушка пообещала сделать из него бухгалтера, если тот не женится.       — Ха-ха-ха-ха! — я не выдержал и рассмеялся. — Неужели участь быть бухгалтером может страшить больше женитьбы?       — Для дяди Фестера это было бы ужасно, — сказал Пагсли. — Тогда он быстро женился на первой попавшейся дамочке.       — Ты остановился на том, что она взяла всю семью в заложники.       — Да, — дед согласно кивнул. — На самом деле отец или мама, или бабушка могли бы в любой момент скрутить нахалку, на нас же с сестрой и братом была магическая защита, так что взрослые просто развлекались, наблюдая интересное с их точки зрения представление. Дамочка решила начать убийство с Герберта, которому тогда был всего год, на что среагировала магическая защита и вернула всю дробь, выпущенную из помпового ружья, с той же скоростью обратно отправителю, в результате чего первая супруга дяди Фестера не пережила лишних отверстий в организме, а воскрешать её никто не спешил… Разве что позже Венсди один раз подняла её тело, чтобы напугать слишком назойливого ухажёра… Но не суть важно. Дядя Фестер было обрадовался, что стал вдовцом, но бабушку таким трюком не обмануть — она подумала, что Фестер специально подобрал такую супругу, чтобы быстрее овдоветь. В итоге бабуля стала часто приглашать в гости сильных незамужних ведьм, доводя Фестера до каления. В итоге дядя не выдержал и сговорился со знакомой ведьмой-малефиком о фиктивном браке. К настоящему моменту у них уже родилось пять детишек с сильным тёмным даром и они на этом не собираются останавливаться. Разве что от бабушки они поспешили сразу же съехать и убраться как можно дальше, сейчас живут в Южной Америке.       — Дедушка, ты говоришь о своей бабушке, считай моей прапрабабушке, но ни слова не сказал о родителях.       — Мама с папой ушли в иной мир, когда мне было тридцать лет и мы с Джоан жили в Лондоне, — без капли сожаления и даже с радостью сообщил Пагсли.       — Погоди, ты об этом так радостно говоришь. Они умерли или…       — Нет-нет, — дед широко улыбнулся. — Когда я говорил «иной мир», то имел в виду параллельную вселенную. Мама принесла в жертву несколько отрядов мракоборцев, которые прикопались к ней с отцом из-за пустяка, несли какую-то чушь о тёмной магии и Статуте секретности. А они с отцом всего-то напились на Хэллоуин и ради развлечения подняли несколько мертвецов на одном из кладбищ. Поскольку это были не первые отряды мракоборцев, родителям надоели незваные гости и они решили отправиться в интересное путешествие и переждать сотню лет в другом мире, пока всё не утихнет. В оплату демону за перенос в другой мир как раз пошли души тех глупых волшебников, что полезли к Аддамсам. Кстати, после этого к нам больше не лезли с дурацкими обвинениями.       — Как скучно я живу… Подумаешь, убивал Тёмных Лордов, охотился на единорогов, акромантулов и тролля. Вот где масштаб! Поднять несколько зомби ради развлечения…       — Хо-хо-хо! — радостно рассмеялся Пагсли. — Молодец, внук. Вижу, что ты неплохо развлекался в Хогвартсе. Жаль, что я не смог попасть на учёбу в такое классное место. А ты что-нибудь взрывал?       — М-м-м… Пару раз было дело. Взорвал поместье министра магии Англии и забабахал взрыв на пляже мощностью около половины тонны в тротиловом эквиваленте в честь празднования дня рождения приятеля, ну и чтобы заодно местечкового Тёмного Лорда подорвать.       Глаза у деда засветились завистью, радостью и гордостью.       — Пятьсот килограммов в тротиловом эквиваленте?! — с восторгом произнёс он. — Внук, я горжусь тобой. Когда об этом узнает дядя Фестер, ты станешь его любимым правнуком.       — А может не надо? — с опаской спросил я.       — Ох уж эти мужчины, вам лишь бы оружие и взрывчатку обсуждать, — тяжело вздохнула Джоан. — Мальчики, мне лень сегодня готовить, поэтому Пагсли, готовь машину, поедем кушать в ресторан.       — Так точно, мэм! — шутливо отдав честь, ответил дед.       Мы с Пагсли вышли на улицу, где дед с интересом оценил мой мотоцикл.       — Не хотел спрашивать при Джо, но что там у тебя за Тёмные Лорды, охота и взрывы? — спросил дед.       — Учёба в Хогвартсе была не проста. Я…       Пока Пагсли открывал гараж и выгонял автомобиль, я вкратце рассказывал ему о своих похождениях, упустив момент с философским камнем и Хроноворотом. Стычки с Воландемортом описывал как: «Сбежал, вооружился, вернулся, пострелял».       — М-да… — Пагсли задумался. — Знал бы, что в Хогвартсе ты будешь жить чуть менее шебутно, чем в родовом имении Аддамсов, уговорил бы Венсди провести над тобой ритуал защиты. Такие приключения в нашем семейном стиле, но если для прочих Аддамсов они были бы более-менее безопасны, то тебе грозила нешуточная угроза. Почему не связались со мной? Мы бы у этого Воландеморта душу вырвали и пару веков отрабатывать заставили бы, а ты своими пулями против нежити ему окончательно душонку повредил, теперь то, что от неё осталось, точно не возродится и на реинкарнацию не уйдёт.       — Дедушка, извини, но ни я, ни отец, совершенно не представляем, что собой представляют наши родственники. За недолгое общение с вами я больше успел испугаться, чем за долгую учёбу с приключениями.       — Зря, — сказал Пагсли. — Ты же Аддамс, а мы свою родню в обиду не даём и секретов не выдаём. Бывают, конечно, исключения, но только с совсем свихнувшимися родственниками, которые пошли против семьи. Например, у моего отца изначально было два брата: Влад и Фестер. Дядя Влад влюбился в мою мать и попытался отбить её у отца, когда меня ещё не было в проекте. Для этого он решил не ухаживать за мамой, а поступить проще — убить папу и взять маму силой, причём первое неудачное покушение ему простили, но он не успокоился и сошёл с ума на навязчивой идее убийства брата. Так что отцу пришлось радикально решать эту проблему.       — Слушай, мы с тобой уже минут двадцать общаемся и сидим в машине, а…       — Это нормально, — ответил дед. — Джо всегда долго собирается. Женщины, они такие — то платье подобрать надо, то макияж нанести. Ты, Гарри, нас с бабушкой не бойся. Не думай о том, что мы нежить и жутко сильные, думай, что мы очень сильные спортсмены. Сам посуди, какая разница между пятилетнем ребёнком и взрослым человеком? Дети намного слабее и любой взрослый одним ударом может их убить, но никто же этого не делает.       — Я примерно так и стараюсь мыслить, но уж очень мне непривычны и противны мысли про нежить, а тут ещё вчера в пригороде Хьюстона у меня заварушка случилась с участием местных вампиров, и удалось собственными глазами убедиться в их физических возможностях, что не прибавляет спокойствия.       — Так-так, — перешёл на серьёзный тон дед. — Что за вампиры? Что они от тебя хотели?       — Даже не знаю, как сказать… В общем, познакомился в баре с девушкой, неделю с ней отжигал в постели, а потом оказалась, что она вампирша. Она привезла меня на собрание Совета, решив «облагодетельствовать», сделав одним из вампиров. Самый старый вампир был против, и меня решили убить. Но я щиты уже поставил, так что у них ничего не вышло. А потом пригрозил пожаловаться родственникам и позвать дедушку, стал требовать с них виру — моя принадлежность к Аддамсам вампиров напугала, и они готовы были заплатить, но тут на них напали вооружённые магловские солдаты. Одного вампира убили, остальных я унёс оттуда с помощью трансгрессии. Вот теперь ломаю голову над вопросом — заплатят они или наймут по мою душу киллера.       — Вот оно как, — протянул Пагсли, радостно улыбаясь. — Интересно… Позвать дедушку, значит… Ха-ха-ха! И много должны заплатить?       — Сто миллионов долларов.       — Неплохо, — уважительно сказал дед. — Не переживай. Если вампиры не заплатят, я попрошу Герберта с ними разобраться. Если же тебя убьют, то попрошу Венсди тебя воскресить в виде лича.       — Вот последнего я как раз и боюсь. У меня феникс в фамильярах и ближайшие лет пятнадцать умирать никак нельзя, а потом если погибну, то воскрешать не надо, я уж лучше новую жизнь начну.       — Ну-у… — протянул дед. — Волшебника с фениксом в фамильярах воскресить не получится. Но ты не бойся, мы вампиров прижмём так, что они дышать будут лишь по приказу и через раз, даже мыслить об убийстве Аддамса будут страшиться. Помнишь что-то о них?       — Я хоть и начинающий, но окклюмент, так что помню каждую чёрточку внешности, к тому же Думосброс имеется, как вернёмся домой, могу показать их всех в воспоминаниях.       — Отлично! — радостно ответил дед.       Как я понял — многие американцы не любят готовить, вместо этого они предпочитают поехать в недорогой ресторан. Мы приехали в ресторан со шведским столом, где за небольшую плату можно обожраться. Дедушка с бабушкой не были исключением, хотя изначально Джоан была англичанкой, но видимо двадцать лет жизни в США сделали своё дело и они предпочитали питаться в ресторанах или заказывать готовую еду на дом.       Вернувшись домой, я забронировал номер в одной из гостиниц Лос Анджелеса с пятницы по воскресенье.       В гостях у крайне странных родственников я задержался на несколько дней. За это время на меня вылили кучу информации о многочисленной родне, от которой порой становились дыбом волосы — все до последнего.       Оказалось, что бабушка, обожающая учить внуков семейной тёмной магии, в девичестве была Блэк… И мне нужно у неё кровь из носа пройти как минимум трёхлетнее обучение семейным секретам колдовства, но что более вероятно, учёба продлится не меньше десяти лет.       На второй день пребывания в Батон-Руже я позвонил в банк и проверил счёт. Выяснил, что вампиры всё же заплатили деньги, все сто миллионов, о чём уведомил деда Пагсли.       Пагсли с Джоан оказались любителями ток-шоу, самой тупой хрени, какая только возможна. Я смотрел шоу вместе с ними… Я так давно не смотрел телевизор, и эти шоу действительно затягивают. Не загружающие голову тупые сюжеты, чтобы расслабиться и поржать.       Вы любите его, он ваш лучший друг, но задумывались ли вы, что делает ваша собака, пока вас нет дома? Это видео, возможно вас удивит…       Я подумал: «Ну ладно, давай посмотрим, чем нас хотят удивить. Давайте, заливайте мне мозг этой тупой ерундой! Я не хочу смотреть правде в глаза».       Переключаешь канал, а там новости: «По всей стране эпидемия героиновой зависимости». Да мне по х… В смысле всё равно. Давай лучше про собак. Или это: «Сегодня народный день тако. У нас в гостях Тони из „Тако Тони“. Тони, а в чём секрет хорошего тако?».       И я смотрел эти шоу и слушал рассказы об Аддамсах, взрывая себе мозг. Смотрел, как по телеку делают блинчики и прочую ерунду.       Я дико угорал с местного восхваления толстяков. В одном ток-шоу ведущая начала рассказывать про то, что Голливуд, задаёт стандарты тела… Казалось бы — это и так понятно, к чему вы ведёте, дамочка? А всё было для того, чтобы подвести к полным актрисам. Вся передача была про толстушек, которые рассказывали о том, как им надоело, что к ним относятся как к толстым. Так не жри и худей! Какого хрена ты тут сопли разводишь? Но нет — это не их метод. Что делают американские толстушки? Они снимаются для обложки журнала, показывают, какие они толстые, и на них надето минимум одежды. При этом все зрители их нахваливают: «О боже, это так смело. Так отважно». А меня тянуло расстаться с завтраком…       Смело? Да что вы знаете об отваге?! Я не спорю, на подобный позор не так просто решиться, но со словом «смело» они явно перегнули. Что я буду говорить, если увижу, как пожарный из горящего дома выносит на руках ребёнка? Я что, должен буду закричать: «О, Будда! Да ты прямо настолько же отважный, как та жирная актриса, которая сняла блузку для съёмок на обложку журнала, чтобы прорекламировать свой новый фильм!».       Все говорят, что над толстыми людьми не принято смеяться, я это знаю, но не понимаю почему? Допустим, инвалиды, карлики и все, кто сами не виноваты, что стали такими — это одно. Но если ты жрёшь, как свинья, а потом демонстрируешь свои обнажённые телеса на всеобщее обозрение, то не имеешь права мне говорить, что я не смею над тобой смеяться. Это ведь излечимо буквально силой воли, просто съешь яблоко вместо бутерброда с половиной свиньи. Я не беру в расчёт людей, которые толстые из-за болезни, да и вряд ли им придёт в голову хвалиться подобным. Взять для примера копа Эндрю, он не худой малый, но в тоже время не вызывает отвращения или желания посмеяться над излишним весом, потому что не выставляет этого на всеобщее обозрение и не требует к себе особого отношения.       Какого хрена эти люди докапываются до прочих и насаждают свою точку зрения? Это ведь не я пихал печенье в их рты, а они делали это самостоятельно. С чего вдруг это стало моей проблемой? Если вы сами нагуляли этот жир, то это исключительно ваша проблема, и не стоит вместо того, чтобы похудеть, убеждать прочих людей, что это нормально и красиво. Меня всё равно невозможно убедить, что эта сарделька, перетянутая нитками, смотрится красиво и сексуально.       Американское телевидение пыталось донести до зрителя, что нельзя стыдить людей. Но чёрт подери, как так? Что, неужели надо взять и запретить стыд? Да любой человек испытывает это чувство. Бывает, утром подходишь к зеркалу, смотришь на свою мятую и похмельную рожу, вспоминаешь вчерашний день и думаешь: «Ёперный стыд, ну и ерунду я вчера творил».       И вот, ток-шоу говорят, что люди не должны стыдиться. Но это же нормальное человеческое чувство, что за мир получится, если его никто не будет испытывать? Люди будут ходить по улицам, сделав морду кирпичом, будут прямо на улице сосать члены, жрать, прилюдно запихивая в себя десятки килограммов еды, насиловать мекающих козочек, а ты должен смотреть на это и молчать, не смея никому высказать своего мнения!       Пагсли оказался ещё большим любителем огнестрельного оружия, чем я. Когда он показал свой подвал, я был удивлён. Там на стойках и креплениях была куча стрелкового оружия: карабины, ружья, пистолеты.       В Луизиане довольно лояльное оружейное законодательство. Если ты не псих и не преступник, то можешь свободно приобретать многие виды вооружения. Ношение и хранение свободное, но открыто носить оружие не приветствуется, а скрытое ношение требует разрешения. Но можно свободно хранить оружие дома или в машине, поэтому многие возят в бардачке пистолет и второй держат дома. Это очень не нравится неграм, поскольку именно эта часть населения в основном занимается преступной деятельностью, зато оружейное лобби поддерживают белые люди. Именно негры в США выступают против оружейного лобби.       Кстати, в Луизиане происходит больше преступлений, чем в Техасе именно из-за того, что тут живёт больше чернокожих, но преступлений всё же меньше, чем в штатах с таким же составом населения, в которых более суровое оружейное законодательство. Что в Луизиане, что в Техасе в каждом магазине у продавца под прилавком имеется ствол, который можно свободно пускать в дело в случае ограбления. Тут самооборона является неотъемлемым правом каждого гражданина и тебя не посадят в тюрьму за убийство грабителя, хотя нервы потреплют.       Но лучше так, чем как в России, когда за «превышение» самообороны дают срок больший, чем грабителю. Что вообще за глупость такая — превышение самообороны? Если на тебя или твой дом напали, то никакой речи не может идти о каких-то превышениях.       Несмотря на то, что открыто носить оружие в этом штате разрешено, такое не приветствуется. Каждый встречный полицейский будет докапываться и могут арестовать для разбирательства. В этом плане мне понравился Техас, где на улицах встречал людей, у которых на поясе висела кобура с пистолетом — это не выглядело чем-то диким. Как по мне, то лучше предупредить, что ты опасен, чем разбираться с последствиями нападения преступников. Вряд ли какой-нибудь негр, посмотрев на тебя и увидев пистолет, подумает: «Вот тот лох, которого я сегодня ограблю». Нет. Он скорее подумает: «Да ну, на хер. У него ствол — этого парня я точно не буду грабить».       Вечером четверга, в последний день перед поездкой на конференцию, мы сидели в столовой и за чашечкой кофе общались с дедом. Он предпочитает, чтобы я обращался к нему по имени, мне так тоже было удобней, поскольку говорить человеку, который выглядит чуть старше сорока лет и в два раза меня младше «дед», попахивает сюрреализмом.       — Пагсли, но я не хочу учить тёмную магию и некромантию, а хочу стать метаморф-магом, а для этого собираюсь поступить в колледж для изучения химерологии, хоть она в настоящее время преподаётся в весьма урезанном варианте, но это позволит лучше знать процессы, проистекающие в организме живых существ, и облегчит обучение метаморфизму.       — Гарри, что для долгоживущего волшебника какие-то десять лет? — спросил Пагсли. — Бабушка научит тебя семейным рецептам зелий, ритуалам и колдовать без палочки. Потом поступишь в колледж, если это тебе так необходимо, никуда он не денется.       — Беспалочковая магия?       Упоминание такого волшебства меня очень заинтриговало, даже возникла мыслишка, что учиться семейным секретам — не такая уж и плохая идея.       — Да, Гарри, — ответил Пагсли. — Аддамсы почти не пользуются концентраторами. Моих брата и сестру учили древней системе волшебства — магии слова.       — Впервые слышу о таком. Хотелось бы узнать подробности.       — Магия слова — это когда волшебник зачитывает заклинание, как правило, довольно длинное, и применяет его без всяких костылей. Заклинания тёмной магии и некромантия в основном базируются на магии слова. Для поднятия высшей нежити используют ритуалы в сочетании с заклинаниями. Например, чтобы полностью упокоить высшую нежить и развеять душу, необходимо пленить существо и прочитать заклинание длиной в сотню страниц. А ещё такие заклинания можно зачитывать заранее и сохранять на ауру, удерживая в разуме, и использовать их мгновенно, произнося слово-активатор. Чем сильнее волшебник, тем больше заклинаний он может удержать в ауре. Слабые заклятья занимают меньше места, сильные больше. Вот ты, внук, насколько сильный маг?       — Чародей.       — Замечательно, — сказал Пагсли. — Значит, после обучения ты сможешь использовать четыре-пять средних заранее начитанных заклятий, а со временем и опытом, если не будешь лениться, то больше. Например, Венсди тоже по силам чародей, но поскольку достигла навыков уровня мастера некромантии и долгое время практикует магию слова, то может использовать шесть заготовленных средних заклинаний. А также она способна на голой воле поднять простого зомби или наложить слабое проклятье. А вот бабуля великий волшебник и магистр темной магии, зельеварения и некромантии, так что она может сохранять в ауре восемь средних заклинаний, а на голой воле запросто наложит среднее проклятье.       — Хм… Пожалуй, ты меня убедил. Учиться магии, да ещё беспалочковой, у целого магистра — это весьма почётно. Обычно такие волшебники абы кого с улицы на обучение не берут. Ты упоминал, что бабушка в девичестве носила фамилию Блэк.       — Да. А что, тебе знакомы Блэки? — спросил дед.       — Мне знаком последний из рода Блэк. Более того, именно благодаря ему я выяснил, что мы приходимся друг другу родственниками.       — Последний? — удивился Пагсли. — Но ведь Блэки были очень обширным тёмным английским родом.       — Там была очень мутная история. У них большинство детей последнего поколения были девушками, и вышли замуж, сменив фамилию. Остальных Блэков прибили под шумок заварушки, названной войной с Тёмным Лордом. А последнего из рода, Сириуса, посадили в Азкабан, откуда он сбежал. Я нашёл его и помог, теперь он под другим именем живёт в Австралии.       — А он женат? — спросил Пагсли.       — Нет, и не собирается связывать себя узами брака.       — Я скажу о Сириусе бабушке, — произнёс Пагсли. — Думаю, она решит позаботиться о дальнем правнуке.       — Не думаю, что это хорошая идея. Сириусу уже за сорок лет, он живёт в своё удовольствие, зачем парню портить жизнь?       — Ничего, — отмахнулся дед, — ему полезно будет. Вон, дядя Фестер тоже женился в возрасте за сорок лет и если бы не бабушка, то до сих пор был бы холостяком. Мы должны заботиться о родственниках. Тебе же будет веселее жить, а то у бабули уже несколько лет не было учеников. У тебя появится компания. Или желаешь заполучить всё бабушкино внимание в полной мере?       — О, нет! Сириус же мне весь мозг выест, если узнает, что я его обрёк на обучение ненавистной тёмной магии. Он до сих пор родителей за это ненавидит и всячески открещивается от всего, напоминающего о запрещённых магических дисциплинах. Пагсли, ты что, хочешь лишить меня хорошего друга?       — А как же дети и продолжение рода Блэк? — спросил Пагсли.       — Поверь, с этим всё в порядке. Столько детей, сколько Блэк наделал, можно заносить в книгу рекордов Гиннеса.       — Ладно, — согласился Пагсли. — Не буду говорить об этом бабуле… Но ты после своей конференции сразу отправляйся к ней, я уже связался с бабушкой, она тебя с нетерпением ждёт.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.