hey siri 51

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Durarara!!

Пэйринг и персонажи:
шизуо/изая, Шизуо Хейваджима, Изая Орихара
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: ER Ангст Дарк Драма Любовь/Ненависть Нецензурная лексика

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
это нормально, шепчет изая.
всё хорошо.
всегда будет.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
лапслок.
17 апреля 2017, 23:53
hey siri. it's all fucked up. идёт обработка данных. i'll pretend i didn't hear that. шизуо заперт в бескрайнем мире в общем и в тощих липких руках грязного информатора в частности. шизуо может гулять по городу, продолжать ходить на работу, встречаться с девушками, но – не с парнями. шизуо может уехать в макао или заделать себе чернокожего бастарда в сомали, но не может общаться с братом и распоряжаться своей жизнью. хейваджима был убеждён с раннего детства в том, что священнее и крепче уз дружбы не существует ничего, и лелеял, любил своих друзей всей любовью, которую мог кому-либо подарить. изая – трахнутый в голову изая – любит его гораздо сильнее, а ещё у него есть деньги и специфичная аура, отгоняющая от него всех людей. орихара как-то сказал, что кое-кому из друзей шизуо пришлось немало заплатить, чтобы он не приближался к нему. кому именно – не сказал, но очень гадко хихикал себе под нос. шизуо тысячу раз в деталях продумывает смерть изаи от его рук и ни разу не делает ни одного шага навстречу этой цели. орихара и сам вполне неплохо справляется со скорым приближением своей кончины. хейваджима чувствует её взгляд и запах, а изая глядит ей прямо в глаза, улыбается своей неприлично широкой улыбкой и приветственно машет рукой. а потом идёт навстречу. освобождает кольца цепи, обвязанной вокруг его запястья и кончающейся креплением к полоске чёрной кожи на шее шизуо, отгоняет его рукой в сторону, мол, подожди. не иди туда. я сам. каждый раз шизуо приходится ждать. иногда проходит неделя, иногда – полгода, но изая стабильно возвращается, потрёпанный, избитый, с чёрными дырами в глазах и самыми красивыми во вселенной туманностями под ними. такое всегда случается, когда звёзды, искрящиеся в глазах информатора, слишком яркие по мнению законов физики или бога, в которого он верит, взрываются, сводя с ума гравитацию. изая приходит, хромая на одну ногу и занося её под неестественным углом, забираясь в кровать, и устраивается под боком шизуо, утыкаясь в плечо и, наверное, как-то по-своему плача. чёрные дыры никогда не выпускают поглощенную материю. слёзы жертв изаи навсегда остаются в неизвестном измерении взаперти с его собственными. ну что, нагулялся? спрашивает изая сипящим от собственной желчи (или – чем чёрт не шутит – боли) голосом. шизуо молчит. шизуо не хочет ни одного мужчину и ни одну, даже самую красивую, женщину. трахать изаю всегда страшно (из-за припасённого под подушкой ножа), немного омерзительно и, чёрт возьми, охуенно. орихара не язвит, не возмущается и, что радует шизуо больше всего, не смеётся. кричит, молит о большем, беззвучно хнычет и беспомощно царапает плечи шизуо – да. определённо да. пару суток изая делает вид, что у них нормальные человеческие отношения, а шизуо делает вид, что не знает, что больше всего на свете орихара хочет разбить панорамное окно, открывающее прекрасный вид на не менее прекрасный токио, и выйти прогуляться прямо с двадцатого (или неважно, блять, какого) этажа. иногда изая – предварительно захлопывая с остервенением крышку макбука и до хруста в позвонках потягиваясь – впервые за пару суток покидает рабочее место, подходит к отдыхающему в кресле шизуо, садится на пол между его ногами и укладывает голову на бедро. глаза сумасшедше-бордового цвета бликуют, и хейваджиму охватывает отвратительное желание этого маньяка пожалеть. он тянет руку к чёрным волосам, нерешительно касается их и, смелея, пропускает шелковистые пряди среди пальцев. изая расслабляется, почему-то прикусывает губу и вдруг хохочет. как правило, люди называют смех изаи смехом ненормального. шизуо сводит с ума осознание того, что он один различает в этих звуках крики о помощи мученика. это нормально, шепчет изая. всё хорошо. всегда будет. шизуо не говорит, мол, да кто тебе поверит, лишь потому, что видит: орихара пытается убедить в этом не его. себя. иногда хейваджиме кажется, что изая приходит в норму. в его своеобразном понимании. а потом замечает, как он несколько раз в день глотает за раз по горсти таблеток без названия на блистерах. шизуо злится, сам не до конца понимая, зачем он это делает. психует, рычит в светящееся восхищением лицо изаи и думает – этому дерьму пора положить конец. орихара так не думает. сразу улавливает тот момент, когда всё заходит слишком далеко. шизуо останавливает характерный щелчок за спиной, когда он только касается ручки входной двери. оборачивается. ты куда, блядь, собрался. у изаи в руках определённо заряженный пистолет, и шизуо бы не боялся, если бы не знал так хорошо, что предназначен он не для самого хейваджимы, а для тех, кто ему всё ещё дорог. к ноге, сипит орихара. шизуо представляет, как пуля из этого пистолета дробит череп его младшего брата, представляет, как его собственный кулак проламывает все кости самого изаи в алфавитном порядке, и понимает, что оба зрелища одинаково невыносимы. я люблю тебя, говорит шизуо, и информатор расплывается в улыбке. ослабляет цепь, и хейваджима уходит, захлопывая за собой дверь и пытаясь убедить себя в том, что так надо. всё в порядке. тихого и я тебя, но по-настоящему в ответ он уже не слышит. время проходит чертовски быстро, но вокруг ничего не меняется. шизуо понимает, что это не может больше так продолжаться, когда замечает забытый изаей телефон. рабочий телефон, который орихара бережёт больше, чем голову селти стурлусон, издевательски лежит на столешнице и будто шепчет хейваджиме: всё, пизда парню. вы всё проебали. шизуо берёт в руки смартфон и кривит губы в болезненной ухмылке. оставивший его без друзей изая и сам никогда не имел друзей, но разве это ебёт хоть кого-то? ну же? не ебёт. главный приз за самую ироничную шутку получает жизнь, шутившая эту хрень годами – орихара, как и сам шизуо, коротает время за разговорами с программой-помощником, и в этот раз срочное дело оторвало изаю именно от этого увлекательнейшего занятия. hey siri, гласит строка пользователя. do you love me? i'm not capable of love. шизуо сглатывает металлический вкус крови. его собственный телефон разрывается от звонков – шинра. конец. так быстро. hey siri. i want to die. идёт обработка данных. if you are thinking about suicide, you may want to speak with someone at a suicide prevention center. here's what i found...