Фемка с темным прошлым +5

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Трансформеры

Основные персонажи:
Скайварп, Тандеркрэкер, Эйрахнид
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Экшн (action)
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
А потом что-то со свистом врезалось в стену ужасно близко, кажется, там, где Эйрахнид стояла только что... и она обнаружила себя висящей вверх ногами, на потолке, и отчаянно заверещала от страха. Во имя Всеискры, ее винты... зацепились за крепления турели? О Праймус, теперь это были вообще уже не винты...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
21 апреля 2017, 20:40
Сверкающие лучи плазменных зарядов едва не коснулись высоко поднятых лопастей, и Эйрахнид уже приготовилась к боли — или к смерти. Но джет, цикл с лишним назад ворвавшийся в ее убежище глубоко под Ржавым морем, в крохотную комнатку для обслуживающего персонала космодрома, резко и грубо дернул за руку, оттащил куда-то… и прижал к стене.

— Заешь тебя ржа, ты что, вообще тут не ориентируешься? Ну неужели ты ниболта не помнишь?! — ему приходилось орать в полный голос, чтобы перекричать гул потолочных турелей, поливавших плазмой все вокруг. Не мог написать на комлинк, тупица?

Эйрахнид только сейчас — с кошмарным опозданием — сообразила, что вряд ли бы ее убили только за то, что она разочаровала главу десептиконской разведки, нежданно решившего, будто она и есть продукт засекреченных генетических экспериментов, проводимых в лабораториях глубоко под Иаконом. Ну да, она продолжила дело Локдауна после того, как он сбежал в неизвестном направлении. Но надо же ей было как-то и на что-то жить, а?! В существовании наркоманов, как известно, виноваты наркотики — а в появлении наркоторговцев виноваты были как раз десептиконы, за эти наркотики готовые Искру продать!

Было так жарко — и жутко от смертоносных белых лучей за расправленными крыльями Скайварпа, — что системы охлаждения не справлялись. Ну и пусть бы отобрали корабль. Зато хоть не убили бы…

Незнакомые энергетические сигнатуры почудились Эйрахнид где-то там, в глубине минус первого уровня. Там, куда их разведотряд и должен был пробраться. Впрочем, Эйрахнид и метку Тандеркрэкера, второго джета, едва улавливала, а тот вроде как на другой стороне холла точно так же прижимался к стене.

«Дело плохо», — Скайварп наконец вспомнил, что нормальные меха на тайных операциях пользуются радиосвязью, а не вопят во всю мощь динамиков. А спустя наноклик пришло еще одно сообщение, от него же: — «Мне кажется, есть шанс проскочить, когда турели проводят повторное сканирование. Это примерно каждые шесть нанокликов. Иначе нас просто расстреляют тут, пока мы на месте торчим. Прыгай по моей команде».

И, не успела Эйрахнид сообразить, как и куда следует прыгать, Скайварп оттолкнулся от нее и от стены, падая спиной вперед и изворачиваясь в воздухе гибкой фиолетовой тенью. Белые вспышки высветили густой, насыщенный оттенок брони, заставив ее засверкать мириадами мельчайших искорок — капелек конденсата.

Да, точно, он активировал сопло. Реактивный движок или антиграв, Юникрон знает, что там у джетов между крыльями торчит, — и какая разница, если у самой Эйрахнид ничего подобного нет и не было?! Она вжалась в стену, приподнявшись на мыски, и ощутила, как гнутся лопасти. Ослепительная белизна сбивала оптосенсоры, но широкоплечие фигуры местных охранников можно было различить.

А потом что-то со свистом врезалось в стену ужасно близко, кажется, там, где Эйрахнид стояла только что… и она обнаружила себя висящей вверх ногами, на потолке, и отчаянно заверещала от страха. Во имя Всеискры, ее винты… зацепились за крепления турели? О Праймус, теперь это были вообще уже не винты.

Длинные, превышающие рост Эйрахнид паучьи лапы крепко держали ее на абсолютно ровной поверхности, нарушая все законы логики и физики, а корпус, частично трансформировавшийся, завис посередине и часто-часто вибрировал. Это-то как раз было нормально — после таких потрясений. Хоть что-то нормальное!

Внизу задирали головы колесные — ха, теперь они прилепились к стенкам, боясь выйти под плазменный ливень? Искра вздрогнула, когда странное оружие в руках золотисто-зеленого бота пришло в движение, и Эйрахнид сама не поняла, что это вырвалось из ее корпуса, горячее и склизкое. На обшивке осталось мимолетное ощущение влаги, почти мгновенно испарившейся. Но сейчас важнее было другое. Классно, конечно, что того оплавка втиснуло в стену комком загадочной слизи, но там их торчало еще трое, а Эйрахнид не знала, удастся ли ей сделать так снова!

Всем весом навалившись на мощный, гудящий и нагревшийся ствол турели и проклиная собственные лапки, в которых идиотски путалась, Эйрахнид попыталась развернуть ее в сторону врагов. Ну конечно, эта огромная железяка не поддавалась. Иногда так обидно быть фем… Шипя от напряжения и злости, Эйрахнид покрепче уперлась в потолок и стену всеми свободными конечностями, которых оказалось неожиданно много, толкая ствол дулом влево.

То, что турель вывалится и рухнет на пол, было ожидаемо, и Эйрахнид даже не надеялась, что она после этого будет стрелять — надо же ей брать откуда-то энергию, верно? Но эта фраговина повисла на проводах, больно искря и прожигая уколами электричества, и плазменные лучи полетели по всему помещению, уничтожая своих и чужих. Сколько нанокликов назвал Скайварп?

Эйрахнид не очень удачно перекувырнулась через голову, и, уже стоя на дымящемся, почерневшем полу, осознала, что турели наконец вырубились. Все.

— Да ты крута, как я смотрю! — после сумасшедшей тряски и перегрузившего сенсоры шума голос Скайварпа будто вгрызался в мозговой модуль, вызывая глухое раздражение. — Парализатор у того типа забери, это ж твой трофей!

Тандеркрэкер тем временем равнодушно добивал колесных, раненых взбесившейся турелью. Вот тот, ярко-красный, наверное, сразу погиб, ему половину головы снесло, но остальные… Эйрахнид нагнулась к золотисто-зеленому, плотно облепленному странной слизью из ее корпуса. Так непривычно было смотреть на всех сверху вниз; и она старалась не думать, что при падении должна была запуститься трансформация. Даже если придется навсегда остаться в таком виде — в нем Эйрахнид хотя бы способна себя защитить!

Не без труда вытянув из липкой, пристающей к пальцам субстанции парализатор, она покачнулась на лапках, потопталась на месте, проверяя свою устойчивость. Вроде бы на этих ходулях проблем с передвижением не возникало. Пока что.

— А давай ты пойдешь вперед? Ну, или поскачешь, не знаю, как правильно сказать? Я о том, что на потолок никто не смотрит обычно, и мы можем незаметно проникнуть — сначала ты, а мы следом влетим, на антигравах…

Вот ведь трепло. Джеты при любом использовании своих движков издают столько шума, что их даже под землей слышно. Может, поэтому они всегда так громко говорят?

***

— Встречного ветра, подруга! Ой, извини, не подумал, просто привык так говорить, ну и…

Скайварп продолжал нести какую-то чушь, притащив табурет откуда-то из угла и вертясь на нем совсем рядом, так близко, что Эйрахнид ощущала жар его корпуса. Она давно уже привыкла, что окружающие теряются, не зная, как приветствовать винтокрылую фем. Поймав взгляд Тандера, застывшего за спиной Скайварпа, Эйрахнид мягко улыбнулась в ответ.

— Я мало что помню после того, как мы ворвались в то помещение, с отключенными меха, — перебила она. — Это вы меня вытащили, так ведь?

— Не могли же мы тебя там бросить! Да ты легкая, Тандер тебя на плечо поднял, вот и все, а раз лабораторию мы взорвать собирались, то я увеличил громкость и всем сообщил, чтоб валили… они и рванули с места, что им!

Здесь, в медблоке на какой-то из десептиконских баз, инфосеть была наглухо заблокирована, и Эйрахнид не могла даже посмотреть новости. Наверное, взрыв в центре Иакона выглядел красиво.

Но какая разница, когда ее заперли тут, и зафиксировали на ремонтной платформе, и уже Юникрон знает какой цикл не говорят, что с ней будет?! Непрестанно треплющийся Скайварп бесил все сильнее с каждым нанокликом, и ныли обожженные винты — или все-таки лапки? Фраг, ну что стоило автоботам поставить ей боевую прошивку? Но нет. Она же фем. Она создана для другого!

Знать бы еще, для чего.

— Саундвейв доволен? — вставила она, дождавшись паузы.

— А почему ему не быть довольным? Все сделали, как надо, еще и ты теперь с нами воевать будешь, когда выздоровеешь!

Опа.

— Но… я же фем! — сорвалось из динамика прежде, чем Эйрахнид трезво оценила открывающиеся перспективы.

— О Праймус, и что? — моментально прекратил кривляться Скайварп, подался вперед, касаясь острыми когтями зафиксированного предплечья: — Ты не думай, я сам люблю что-нибудь такое принять, бодрящее… но Саунд такого позволить не может, да и опасно сейчас летать вокруг Кибертрона, тебя же каждый раз и наши сбить могут, и боты!

— Скай, она о другом беспокоится, — заметил Тандер, и Эйрахнид напряглась, толком еще не осознав, почему. — В армии Мегатрона не приветствуется ксенофобия, что бы ни говорили по общепланетным сетям. Любая дискриминация запрещена. И ты всегда можешь обратиться к нам… или даже пожаловаться лично Саундвейву, если мы не внушаем тебе доверия.

О нет. Саундвейв, несмотря на его высокий статус, нервировал Эйрахнид еще сильнее. Одна его маска чего стоила! Брр, Эйрахнид до сих пор не могла забыть тот страх, от которого едва не сколлапсировала Искра, когда Скайварп открыл телепорт куда-то на десептиконские территории — и там среди джетов стоял этот мутант. Эйрахнид понимала, что она сама такая же, но… Почему ей так не повезло родиться среди автоботов? Почему этому Саундвейву повезло больше?!

— Вы спасли мне жизнь, и конечно, я вам доверяю! — обворожительно улыбнулась она, усилием воли пряча злость, пока та не стала заметна по электромагнитному фону. — Мне немного тревожно, но вы же постараетесь рассказать мне все, что нужно знать, правда?