Ошибка +18

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Harry Shum Jr., Matthew Daddario (кроссовер)

Основные персонажи:
Гарри Шам-младший, Мэттью Даддарио
Пэйринг:
Шумдарио
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
PWP, Любовь/Ненависть
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
- Я просто понял, что наше общение - ошибка, которую не стоит усложнять.
- Ошибка? - Дадарио становится багровым от гнева, - ты называешь меня ошибкой?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Просто они в каждой клеточке моего тела
1 мая 2017, 15:23
      После первого сезона у парочки закрутился бурный роман, они любили друг друга в перерывах между съемками, сбегали по ночам из дома, чтобы укрыться наедине в номере ближайшей гостиницы. Им не было дела до косых взглядов и перешептываний за спиной. Они возжелали друг друга, как заблудившийся в пустыне путник загорается при одном упоминание о воде. После съемок 2А парочка решила совместно отдохнуть, придумывая изощренные оправдания перед своими половинками. Неделя в Париже с любимым человеком — что может быть лучше? Но жизнь повернула в другую сторону. На второй день, проснувшись, Мэттью не обнаружил в постели Гарри, вначале он даже и не думал, что что-то случилось, но ближе к полудню заволновался и стал звонить парню.

— Ты где? — Дадарио был взволнован.

— Я в Нью-Йорке, — в голосе слышались холодные нотки.

— Что? Почему? — Мэттью ничего не мог понять

— Между нами все кончено, и не нужно больше вопросов, — Гарри бросил трубку, и больше не отвечал на звонки.

      После этого все поменялось: между парнями, словно, черная кошка пробежала. Шам избегал любого общения, никогда не оставался наедине с Мэттью, отказывался отвечать на любые вопросы, а в совместных сценах сжимал челюсть до скрипа.

***



— Это не может больше так продолжаться, ты слышишь меня Гарри?

      Шам стоит напротив Мэттью, потупив взор. Разговор, которого он так долго избегал, застает его врасплох:

— Мне не за что оправдываться, я ничего не сделал, — голос звучит уверенно, но посмотреть на Дадарио не хватает смелости.

— Это ты-то ничего не сделал: сбежал с нашего путешествия, не сказав ни слова, оставил меня в этом чертовом Париже одного. Это должно было стать нашим отпуском, но ты как трус смываешься, а что потом? Ты игнорируешь меня, избегаешь любого общения, удаляешь почти все совместные фотографии из инстаграмма, да ты даже сейчас на меня посмотреть не смеешь. — Лицо Мэтта пылает от злости, ему хочется подойти и вмазать Гарри, но тело требует абсолютно другого.

— Я просто понял, что наше общение — ошибка, которую не стоит усложнять.

— Ошибка? — Дадарио становится багровым от гнева, — ты называешь меня ошибкой?

      Парень резко сокращает дистанцию и прижимает Гарри к стене:

— Ты считаешь это ошибкой? — каждое слово причиняет боль: слишком много недосказанного, слишком долго он ждал.

      Рука скользит под рубашку и поглаживает точеный торс, каждый миллиметр которого напоминает о совместных моментах.

— Или это ошибка? — Гарри хочет согласиться, но тело говорит за себя — мелкая дрожь пробегает по коже.

      Мэтт кончиком языка проводит по шее любовника, вдыхая в себя такой знакомый аромат жженого сахара, по которому он успел соскучиться.

— А может быть это ошибка? — Дадарио дышит через раз, словно забыв как это делать.

      В попытке сопротивляться, Гарри отталкивает Мэттью.

— Ах, ты ж сукин сын, — нервы на взводе, желание слишком сильное, чтобы просто остановиться. — Сегодня ты будешь стонать, как шлюшка.

      Дадарио резким толчком пихает Гарри на подлокотник дивана. Шам пытается вырваться, но Мэттью наваливается на него всем весом. Сегодня он будет доминировать. Быстрым и таким знакомым движением Дадарио стягивает джинсы с Гарри, прижимая того все сильнее к дивану. Желание берет вверх, и Шам перестает отталкиваться, заняв позу поудобнее и расслабив ягодицы.

— Хороший мальчик, — в Мэттью царит буря эмоций, он хочет довести дело до конца.

      Вслед за джинсами, стянутыми оказываются трусы. Дадарио ловко избавляться от одежды, освобождая уже эрегированный член. Прижав головку к сфинктеру, Мэттью не спешит пускать свой агрегат в действие, больно царапая спину любовника. Он хочет передать ту боль, которую испытал в последние месяцы.

      Гарри упругими ягодицами чувствует знакомую пульсацию, о которой он так часто мечтал в последнее время. Ногти Мэттью сильно впиваются в кожу, хочется плакать, но желание сильнее.

— Возьми меня, — с губ Шама слетает стон.

— Я хочу, чтобы ты умолял меня, — но сил сдерживаться больше нет, он и так слишком долго ждал.

      Резким толчком Мэттью входит в тугое отверстие, Шам кричит то ли от неожиданности, то ли от боли, то ли от наслаждения. Дадарио не обращает внимания, продолжает снова и снова всаживать свой член в задницу Гарри. Шам стонет, как никогда еще не стонал

      Слишком долго Мэттью воздерживался, и на очередном толчке излился бешенным напор, оставаясь внутри. Силы покинули его, и он рухнул всем своим весом поверх Гарри.

***



      В ту ночь они вместе ночевали, прижавшись друг к другу, стремились срастись в единый организм.

— Гарри Шам, я слишком сильно тебя ненавижу, чтобы все это оказалось правдой.

— Мэттью Дадарио, я слишком сильно тебя люблю, чтобы хоть раз еще повторить подобную глупость.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.