Impulsus +30

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Transformers, Трансформеры, Transformers (кроссовер)

Основные персонажи:
FС-трансформер, FС-человек
Пэйринг:
ОЖП/ОМП
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Драма, Психология, Hurt/comfort, AU, Songfic, Дружба
Предупреждения:
ОМП, ОЖП, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
Размер:
Мини, 18 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Застрять без шанса спастись на нежилой планете – хуже может быть лишь то, что ты на ней совсем один. Зная, что лишился самого ценного, а смерть неминуема, уйти в стазис кажется не такой уж плохой затеей.. Но как быть, когда через миллионы лет тебя вынуждают вернутся в реальность, откуда тебе так хотелось уйти, где более не ты себе диктуешь правила и где тебя по-прежнему ждёт боль из прошлого?.. И возможно ли начать жить по-новому, отвергая окружающую действительность и всех, кто находится рядом?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Этот мини — своеобразный приквел к масштабному макси-AU по Армаде, что ещё в процессе написания и не появится на сайте до полного завершения. Действие "Импульса" происходит за несколько десятков лет до макси.
***
Изображения персонажей:
Вайрэд Шут - https://clck.ru/Bee94
Киборг-форма Лолан (временное изображение) - https://clck.ru/BERK6
Кибер-корпус Лолан - https://clck.ru/Bfzti
***
Импульс — внутреннее побуждение, интеллектуальный или эмоциональный толчок к какому-либо поступку, действию, изменению.
***
Клик ≈ земная минута.
Наноклик ≈ земная секунда.
Джоор ≈ земной час.
***
№39 в топе «Джен по жанру Songfic» — 13.05.2017г.
6 мая 2017, 18:53
      Громкий шум. Свист в аудиосенсорах. Падение. Удар. Темнота.

      Сколько он пробыл в отключке известно одному лишь Праймусу. Придя в онлайн, Вайрэд первым делом попытался пошевелить пальцами, но в процессор тут же одно за другим принялись поступать извещения о повреждениях всего корпуса. Никакой боли, её мех заблокировал ещё на Кибертроне.

      Превозмогая головокружение*, десептикон… теперь уж экс-десептикон присел, а через десяток-другой нанокликов даже полностью поднялся, пусть и с колоссальными усилиями из-за проблем с гироскопом. Он ещё не до конца осознавал, что произошло, но некая тревога из глубин искры уже начала наполнять его разум. Резко развернувшись, что едва не привело к новому падению из-за потери равновесия, мех стал озираться по сторонам, а после, что есть мочи, прокричал:

      — Винджед, где ты?! Отзовись! — но ответом ему была лишь тишина, пронизывающая всё белое пространство вокруг. Снег крупными хлопьями опускался на оптику Вайрэд Шута, отчего защитное стекло стало мутным, мешая зрению.

      Глубоко провентилировав, он постарался собраться с мыслями: было важно взять себя в руки и не паниковать раньше нужного. Трансформироваться не представлялось возможным — деформации не позволяли, однако турбины в ногах были в сравнительной норме.

      Экс-десептикон взмыл в небо и скинул с манипулятора отломавшуюся панель, прежде прикрывавшую радар искр — его небольшое инженерское изобретение в канун побега с Кибертрона. Видимость в десятки километров не дала Вайрэду ни единого результата, а электронный дисплей подсвечивал лишь один единственный жизненный сигнал — его собственную полуматериальную душу.

      Корпус кибертронца медленно, но верно начал сдавливать животный ужас, и тогда тот рванул вперёд, преодолев границы прежней видимости радара, но и на новом месте значился лишь он. Скрипнув дентами, Вайрэд предпринял следующую попытку. И снова — ничего…

      Это продолжалось долго, очень долго, пока он не исследовал всю планету. Никаких следов Рэпид Винг, лишь редкие обломки корабля и собственное жалкое состояние напоминали кибертронцу о крушении. Нет… Он всё ещё не мог поверить в случившееся, не мог и не хотел признать, что потерял лучшего друга.

      В тот джоор мех упрямо… нет, отчаянно сопротивлялся правде, здравому смыслу, не сознаваясь себе в том, что остался один, совсем один во всей системе. Он так боялся одиночества… Без неё он не чувствовал ни малейшей тяги к жизни, не видел себя, своего будущего. Хотя… какое будущее? Всё это было только ради неё, все эти жертвы.

      И что в итоге?

      У него просто не осталось сил. Никакой разумной жизни на планете, ставшей отныне его вечной тюрьмой, отсутствие не только инструментов и ресурсов, но и вообще хоть какой-либо возможности, дабы как-то починить разлетевшийся в пух и прах корабль и смыться с бездушного космического объекта. Да какой там корабль?.. Он бы не смог отремонтировать даже себя.

      Вайрэд Шута передёрнуло. В истерике он принялся гонять воздух по вентсистемам; огонь в турбинах потух, и кибертронец рухнул в глубокий, пушистый снег, смягчивший падение. Экс-десептикон резко зачерпнул погнутыми пальцами белые осадки, и в памяти его всплыло: в тот роковой момент поверхность планеты была темна, бесснежна. Сколько, сколько он пробыл в оффлайне?..

      Мысли, полные раскаяния и боли, заставили Вайрэда схватиться за шлем в напрасной надежде рефлекторным действом остановить их зловещий поток.

      «Она могла выжить, могла ждать меня всё это время! Но… я опоздал».

      Всю округу огласил отчаянный вопль. Мех опустился на спину, после повернулся на бок. Он был обречён ждать своей неминуемой участи, лежать и ждать, когда в его аккумуляторе иссякнет последний запас энергии, после чего искра перестанет получать необходимое ей жизнеобеспечение и в конце концов погаснет.

      — Прости, прости, прости… — дрожащим голосом вторил Вайрэд Шут, расфокусировав оптику. — Это моя вина, моя ошибка, мой просчёт… Я не смог предугадать, что мы потерпим кораблекрушение, я даже в расчёт не брал такого варианта последствий! И… — он поднял взгляд на небесное светило, диском застывшее прямо над ним, и обессилено протянул к нему ладонь, — раз тебя нет, то нет и смысла мне здесь находиться. Как думаешь, Винджед?

      Щелчок, и оптика экс-десептикона погасла, манипулятор со скрипом опустился, а он сам, не в силах ещё хоть на клик стерпеть боль утраты, одиночество, которое пугало его больше всего на свете, и неизбежность своей дальнейшей кончины, произвольно ушёл в стазис.

***



      Внезапно распахнувшаяся оптика тут же зажмурилась от ярчайшего белого света от подвесной лампы, самого первого света, что она успела увидеть в своей едва начавшейся жизни.

      — Приветствую тебя, моя дорогая, — добро улыбнулся человек средних лет, однако этот безобидный жест напугал её, заставив спрыгнуть со стола на неиспробованные, впервые оказавшиеся на твёрдой поверхности ноги, упасть, а затем спрятаться за тем же столом, выглянув из-за того с опаской. Учёный, искренне умилившись столь невинному поведению киборга**, заулыбался ещё шире. — Всё хорошо, ты в абсолютной безопасности. Понимаешь ведь, что я говорю? — неуверенный кивок в ответ. — Замечательно! — незнакомец подошёл поближе, медленно протягивая ладонь для рукопожатия. — Я Мэттью Аткинсон, глава секретного научного центра «Инвент», но, думаю, тебе лучше звать меня просто — папа.

      — Папа?.. — киборг, не поднимаясь с пола, только-только хотел протянуть дрожащую от волнения руку следом, как вдруг отдёрнул её обратно, и, показав пальцем на себя, потупил взгляд. — А я? Я кто?

      — Тебя зовут Лолан, ты — новейшее из творений нашего инопланетного друга, искусственный интеллект, киборг с внешней оболочкой, почти повторяющей человеческое тело.

      Лолан, будто пропустив эти слова мимо аудиосенсоров, осторожной походкой добралась до зеркала, стоящего слева от неё, и, дотронувшись до отражения, проверяя, она ли это или кто другой пред ней, принялась с детской восторженностью разглядывать себя и пробовать на ощупь.

      — Ух ты! — наконец изрекла она, обернувшись к Мэттью с восхищением во взгляде.

      — Соглашусь, — кивнул человек со смешком. — Правда, Вайрэд будет не в восторге. Его вкус не имеет ничего общего с моим.

      За дверью, в коридоре, послышались быстрые шаги; кто-то несся сюда со всех ног. Несколько секунд, и вот уже в дверном проёме возникает пара запыхавшихся людей в униформе. Один, мямля нечто невнятное, совершил попытку объяснить всё на руках, в то время как другой, набрав в лёгкие побольше воздуха и указав на коридор, откуда только появился, пальцем, выпалил: «Этот ненормальный толкнул Спенсера, и тот сломал руку!»

      Прежде добродушное лицо Мэттью Аткинсона исказилось в гневе. Сжав кулаки, он стремительно направился на выход и уже из коридора грозно скомандовал:

      — Ло, останься и жди меня там, где стоишь! Ни в коем случае не иди следом!

      — Как скажешь… папа, — не понимая, что стряслось, киборг сконфуженно присел на находившийся неподалёку стул, накрыв ладонями голые колени.

      Она покорно ждала, раздираемая страстным желанием пройтись по помещению, заглянуть в каждый шкафчик, повертеть в манипуляторах каждую вещичку, дабы побольше узнать о себе, о людях, о Земле, да хоть о чём-нибудь… По правде говоря, единственное, что Лолан знала отродясь — это местный язык, математический счёт, некоторые самые необходимые для начала понятия, нормы морали, поведения и отношения к окружающему миру и населяющим его существам и визуальные образы, связанные со всем вышеперечисленным. Остальное, по мнению доктора Аткинсона, она должна будет приобрести в дальнейшем учении и жизненном опыте, с чем, кстати, был категорически не согласен Вайрэд Шут. Уж ему ли не знать банальные удобство и выгоду от закачивания всей необходимой информации сразу и прямиком в процессор?..

      «Папа велел, чтоб я не шла за ним, но он ведь не против, если я осмотрюсь в лаборатории?»

      Ощутив волну энтузиазма от своей, казалось бы, простецкой мысли, киборг подскочил, но тут же, неуклюжим взмахом манипулятора задев что-то на полке, едва-едва успел это самое что-то поймать и уберечь от удара об пол.

      Предметом оказалась фотография в тёмно-синей плетённой рамке. На снимке за стеклом была изображена счастливая семья: Мэттью Аткинсон в обнимку с кем-то, кого Лолан сочла его супругой, а подле них два ребёнка: одному с виду лет семь-восемь, другой уже подросток.

      — Какие потрясающие… — только и смогла прошептать Лолан вслух.

***



      Доктор Аткинсон, едва пересёкши разделяющую основное здание и совмещённый с ним ангар линию, остановился, сложив руки на груди, и, посмотрев на сидящего на площадке справа от него кибертронца, одарил того взглядом, полным осуждения.

      — Ты, полагаю, уже в курсе, зачем я пришёл?

      — Здра-авствуй, нравоучитель, — протянул мех и закатил оптику. — Опять будешь вправлять мне процессор?

      — Кто тебе разрешил распускать руки?! — задал вопрос Мэттью на повышенных тонах.

      — Он был не согласен с моим мнением, а я с его. В итоге вышло… небольшое недоразумение.

      — И насчёт чего же ваше мнение не сошлось?

      — Насчёт того, что я обязан слушаться крохотных белковых, которых смог бы раздавить одним случайным, по их мнению, шагом.

      — Мы всего лишь должны обезопасить людей настолько, насколько это возможно, а именно предотвратить их нежелательный контакт с тобой. Это наш священный Долг (и приказ от начальства, в случае невыполнения которого минимум можно лишиться работы без возможности возвращения в данную сферу в будущем). Информация об огромном внеземном роботе вызвала бы неконтролируемые волнения в обществе, кучу вопросов, а мы не можем никому гарантировать на сто процентов, что ты никого не убьёшь, особенно после сегодняшнего. Совесть не позволила б солгать об этом… К тому же, мы не посмели бы обещать и того, что кто-нибудь из тебе подобных вдруг не прилетит на Землю и не уничтожит её, тебе это ясно? Иногда лучше чего-то не знать, чтоб жить спокойно.

      — Каждый раз одно и то же, — фыркнул Вайрэд. — Да всё в порядке с твоим Спенсером, в порядке! Его уже сопроводили в медпункт.

      — Я могу повторять тебе то же самое столько, сколько потребуется. У меня дома семья, и я хочу, чтобы она спала спокойно и не боялась, что однажды я не вернусь домой только потому что ты со мной не согласен.

      — Естественно. Только почему, раз вы все здесь такие хорошие, ради благополучия стольких ненавистных мною существ мне же и приходится страдать в заточении в роли вашего безвольного подопытного кролика без права на выбор?.. — экс-десептикон неторопливо поднялся и собирался было покинуть ангар, но, что-то внезапно вспомнив, развернулся к собеседнику с усмешкой. — А Лолан (или как ты там захотел её назвать) когда активировать будем?

      — Я уже активировал её сам. Справился без твоей помощи.

      Фейсплейт кибертронца пронзила обида, заставившая того непроизвольно оскалиться на Мэттью. Быстро подойдя к человеку, мех вновь присел и, нависнув над тем, прошипел:

      — Между прочим, она — моё изделие, я её собрал, я написал её программы, я даже дал тебе возможность выбрать ей облик и имя на своё усмотрение, лишь бы ты хоть на джоор перестал быть мною недоволен, но почему тебе так сложно было дать ей увидеть своего создателя первым?! Праймус, дай мне сил! — Вайрэд Шут выставил перед собой согнутые манипуляторы, обращенные ладонями вперёд, пытаясь изобразить одного из сотрудников центра в миг, когда тот тщетно пытался прийти в себя от ярости. — И кто ещё кому здесь не идёт навстречу, а?

      — Не знал, что для тебя это было так важно, — виновато закусил губу доктор Аткинсон, поняв, что всё же несколько ошибся. — В таком случае, к причинам меня ненавидеть ты смело можешь добавить новую. Прошу прощения, о Вайрэд Шут, вечно обиженный на всё человечество беглец с далёкой планеты, — учёный совершил сценический поклон.

      — Всё, хватит, — мех прогнал воздух через вентсистему. — Не откажешь мне теперь хоть, надеюсь, во встрече с киборгом? С моим киборгом.

      — Так уж и быть, — согласился Мэттью, пусть и не имел на то особого желания. Лолан была абсолютно отлична от всех предыдущих созданий Вайрэд Шута, ибо ещё никто из них не имел цифрового сознания, толком неотличимого от человеческого. Для кибертронца в этом не было ничего необычного, но для людского учёного Ло — просто невероятнейший технологический прорыв, который, увы, был обречён остаться в тайне от неподготовленного люда на долгие-долгие годы по приказанию верхов по причинам, с которыми доктор Аткинсон был до конца не согласен. Он применил все возможные методы убеждения, дабы мех создал из бездушного металла прекрасную личность, но едва ли в этом была цель самого кибертронца, а потому ему бы ничего не стоило сломать очередного своего робота, как капризному ребёнку поднадоевшую за пару лет игрушку. — Я, в конце концов, всё ещё человек.

      Учёный нехотя приподнял нижнюю часть халата, после чего отцепил с ремня рацию, и, нажав на одну из кнопок, расположенных на ней, заговорил:

      — Приём, это доктор Аткинсон, — услышав отклик подчинённого, он продолжил: — Прошу сейчас же привести киборга в ангар. Она должна по прежнему находиться в лаборатории номер три.

      Шла вторая минута молчания. Мэттью, задумчиво нахмурившись, продолжал держать рацию в руке, уставившись куда-то в пол, а кибертронец в это время с нетерпением переводил свой взгляд то на его лицо, то на устройство, внимательно следя за каждой переменой во взоре человека.

      И вот прибор наконец зашипел, и доктор вновь поднёс его ко рту.

      — Приём. Слушает доктор Аткинсон.

      — «Лолан отказывается идти. Говорит, вы запретили ей покидать помещение».

      — Это так, — неожиданно просиял Мэттью. — Тогда передайте ей, что теперь я разрешаю выйти, — он посмотрел на Вайрэда, после чего последний поджал губы. — А ты сделал её послушной, — подметил учёный, возвращая инструмент коммуникации на пояс.

      — Можно и так сказать, — кивнул Вайрэд Шут, отведя взор. — Пожалуй, пусть приходит ко мне на обрыв. Если пробуду в этой клетке с безмозглой летательной техникой ещё хоть несколько кликов, то окончательно свихнусь, — на этом экс-десептикон покинул ангар на ускоренном шаге, оставив доктора ожидать воссоединения с юным киборгом, дабы расстаться с тем вновь.

***



      Огромный песчаного цвета обрыв, горы вокруг, а внизу негустая растительность. Погода этих мест обычно солнечная и жаркая, но для него это было всего лишь очередным фактом, не влияющим ни на физическое состояние, ни уж тем более на настроение.

      — Привет! — радостно воскликнула Лолан, подходя к Вайрэду со спины с поднятым в знак приветствия манипулятором. — Меня зовут Лолан.

      Смешок.

      — Я знаю. Не правда ли, дурацкое имя? — кибертронец, приподняв уголок губ, обернулся к растерявшемуся от этого вопроса киборгу через плечо.

      — Тебе не нравится?.. — Ло, печально округлив оптику, исподлобья взглянула на меха. — Ну, ничего страшного. Пустяки! — и тут же её губы растянулись в широкой простодушной улыбке, отчего Вайрэд Шут хмыкнул.

      — Предсказуемая реакция от спрограммированного мною вехиробота, — констатировал экс-десептикон со скукой в вокодере.

      — Вехиробота?

      — Если совсем вкратце — искусственный разум со способностью к свободному обучению и саморазвитию в строгих рамках прошитых внутри процессора программ. Ты ещё «сырая», но я не уверен, что хочу и дальше тобой заниматься.

      Вайрэд Шут подошёл к самому краю и, широко раскинув манипуляторы, глубоко провентилировал. Лолан тут же подскочила к нему, также встав у края, на что мех, боковым зрением завидев это, толкнул небольшой — по сравнению с ним! — камень ногой, отчего тот сорвался вниз, в многометровый путь. Семь-восемь, а-то и девять нанокликов, и только тогда тот наконец ударился о землю; киборг, наблюдавший за этим в сравнительной близости, приложил начавшие трястись ладони к груди.

      — Боишься?

      — Здесь так высоко… — выдавила из себя Лолан. — Если упасть отсюда, то будет очень больно!

      — Откуда тебе знать? — ехидно бросил Вайрэд Шут. — Ты ж даже не пробовала.

      — Когда я проснулась, я уже знала это.

      — Ах, да… Но это не касается таких, как мы с тобой. Конечно, на боль я не рассчитывал, только на более благоприятный для себя исход. Ну, знаешь, один прыжок — и всем твоим проблемам конец! — мех присвистнул. — К несчастью, для меня всё не обошлось, и мне же в итоге пришлось себя ремонтировать. Нет, ну ты представляешь?

      Ло в шоке уставилась на собеседника, точно ожидая услышать от него лишь одно: «Это была шутка». Экс-десептикон же в очередной раз усмехнулся.

      — Уверен, ты знаешь подходящее слово на эту тему.

      Лолан имела самое чёткое представление о том, что имел в виду Вайрэд. Ей с момента активации было известно обо всём, что может причинить людям вред или даже убить их. Те заставили Вайрэда себя обезопасить, и заключается это не только в знании исхода того или иного действа. Вся сущность киборга, вся его материнская программа*** была залогом их безопасной жизни не только от него самого, но и от всего другого, что могло бы причинить им вред в его присутствии, не будь он в силах дать хоть какой-то отпор.

      Но ведь сама Лолан не человек. Далеко не человек. И она не смогла не поверить своему создателю на слово.

      — Выходит, если я спрыгну, то не почувствую боли?

      — Наверно, — пожал плечами мех. — Хочешь рискнуть?

      Ло сделала шаг вперёд, слегка пригнувшись, и посмотрела вниз. Новый опыт… Ей хотелось поскорее узнать обо всём, а потому доверчивая Лолан была не в силах противиться своему ребячьему любопытству. Она отвергла внутреннее ощущение опасности, ощущение, что ей не стоит идти на то, что навредило б на её месте человеку.

      И всё-таки киборг сделал ещё один шаг.

***



      Он сидел, свесив ноги вниз. Один, теперь всегда один… Ни на день Вайрэд не забывал своего горя. Он пытался, честно пытался отвлечь себя на что-либо иное, заняться чем-то. Мех стал осваивать программирование, вспомнив о шаблонах для составления программ, загруженных им себе в процессор перед бегством с Кибертрона. Сначала интерактивы, небольшие приложения, после первый и не шибко интересный искусственный интеллект на старом компьютере в научном центре. Затем пошли небольшие роботы, роботы чуть больше, и апогеем их стал вехиробот Ло… На ней же мимолётный интерес экс-кона завершился, и он не стал заканчивать её прошивку, оставив ту в незавершённом состоянии предоставленной самой себе и привязавшимся к ней людям.

      Сзади себя Вайрэд Шут услышал топот. Он уже догадался, кто к нему бежал.

      — Вайрэд! — счастливый оклик, который остался без ответа. — Вайрэд! Обрати на меня внимание, — не унимался киборг, уже остановившись рядом с мехом. — Эй!

      — Чего? — наконец отреагировал кибертронец, недовольно нахмурившись.

      — Мне папа новую книжку подарил, — и Лолан протянула перед собой подарок доктора Аткинсона, выжидающе всматриваясь в фейсплейт меха. — Классная, правда?

      — Учебник по физике? И на кой он тебе нужен?

      — Я учусь, — хихикнула Ло, но, заметив, что Вайрэд поник, тут же подошла к нему почти вплотную и, дотронувшись до него манипулятором, обеспокоенно заговорила: — Что с тобой? Что-то случилось? Может, я могу чем-нибудь помочь? Ты только ска…

      — Не твоё дело! — рявкнул мех, оскалившись. Лолан, никак не ожидавшая столь резкого и грубого ответа, вздрогнула, а книга, выскользнув из-под её разжавшихся пальцев, тотчас очутилась подле ног. Единственное, на что тогда был способен киборг — это оцепенело наблюдать за дальнейшей реакцией экс-десептикона, то и дело открывая и закрывая рот. — Ты вообще имеешь хоть малейшее представление о том, зачем я тебя создал? Нет? Так вот, ты… ничтожное существо, сделанное мною от скуки! — и вдруг Вайрэд Шут осёкся, замолчав. Кибертронец всегда был предельно честен с собой, но в этот наноклик, говоря, как он сам считал, истинную правду, в его искре отозвалось чудовище, одиночество, в надежде на избавление от которого мех, самому себе не признаваясь, решил заняться вехироботами, что были ему с потерей Рэпид Винг уже не нужны по первичной задумке, для которой Вайрэд без спросу и позаимствовал шаблоны программистов.

      Вырвавшись из внезапно накативших на него раздумий, экс-кон сфокусировался на киборге. Лолан, повернувшись к нему спиной, сидела прямо на земле, прижав к себе выпавшую книгу и опустив голову, и тихо причитала:

      — Прости меня, пожалуйста, я не хотела тебя разозлить… Я всего лишь желала помочь, я не думала, что ты на меня за это обидишься… Я…

      — Кажется, я переборщил, — схватился за затылок Вайрэд. — Ты не бери в голову. Я не держу на тебя зла, да и вообще не имею ничего против. Порой мне очень сложно сдерживать все эти чувства, которые я всё ещё не в силах побороть. Терять кого-то мучительно больно… — просипел он последнее предложение, стиснув дентопластины.

      — Эй… — наконец обернулась к нему Ло. — Если не хочешь рассказывать мне об этом, то не стоит. Я всё пойму. Я вижу, что это для тебя значит.

      — Не хочу ворошить прошлое, особенно, когда так сильно хочется всё это позабыть хотя бы ненадолго, — глубокий вздох. — Единственное, что могу сказать, так это то, что я и мой лучший друг спаслись бегством с Кибертрона от своих же, десептиконов. Мы чудом выжили тогда, но кораблекрушение… Винджед … Она…

      — Сочувствую, Вайрэд… — Ло плаксиво закусила губу. — Мне…

      — Ты ведь даже не знаешь, кто такие десептиконы, не так ли?

      — Верно. Но ты же мне о них потом расскажешь, да?

      — Ах, само собой, — согласился Вайрэд Шут, но голос его прозвучал через чур фальшиво и неуверенно. — Когда-нибудь… потом.

      Помедлив с полклика, экс-десептикон потянулся к своему суб-карману в голени и уже через три секунды в его манипуляторах оказался небольшой металлический штык. Раскрыв грудной отсек, мех, покрепче сжав в манипуляторах «иглу», приставил острие к камере искры, желая наконец со всем покончить.

      Содрогнувшись от осознания того, что Вайрэд намеревается сотворить, Ло завопила:

      — Нет! Стой! Не делай этого! Не нужно!

      — Да что ты говоришь, — понизив тон, отозвался кибертронец. Его манипуляторы замахнулись для смертоносного удара, навсегда бы завершившего его многолетние страданья. — Мне лучше знать, чего мне нужно! Именно этого и жаждет напоследок моя искра — свободы.

      — Послушай, это не выход! Твоя жизнь ещё не закончена, а впереди тебя, я уверена, ждут хорошие моменты, где ты наконец обретёшь новое счастье, — киборг провентилировал. — Пойми, что даже если возникшую в тебе после утраты пустоту невозможно восполнить полностью, то хоть на половину, хоть на одну треть, хоть на часть её ты может занять чем-то иным.

      — И как это я умудрился тебя такой создать, а? Никогда никого не теряла, никогда не попадала в столь же дерьмовую ситуацию, как я, но говоришь, будто о чувствах знаешь абсолютно всё, — Вайрэд иронично хмыкнул, опустив штык. Он и не думал, что предсказуемый вех, который уже давно успел его разочаровать, сможет внезапно и удивить, заставив вопреки всему продолжить этот разговор. — А ведь они у тебя: чувства, эмоции, характер и взгляды на жизнь, вся твоя личность — лишь искусная имитация, прописанная мной, набор определённых символов и знаков, которые я могу изменить в любой момент так, что от прежней тебя совершенно ничего не останется, как, значит, и тебя тоже.

      — Знаю… Папа как-то говорил мне об этом, — еле слышно сказала Лолан.

      — Ох, люди… Они случайно нашли меня, раскопали, изучали, ковырялись во мне под грифом секретности от всего света. Они пробудили меня, не спрашивая, хочу ли я этого! Они возвратили меня туда, откуда я так хотел уйти, и не дали потом вернуться в стазис снова. Я пробовал… И сбежать от них тоже. Что бы я ни делал, им удавалось меня обезвредить и возвратить назад. Я пытался бороться — меня вырубали, предпринял сотню попыток отрубиться самому — возвращали в сознание. И где их здравый смысл?! Эти люди из правительства, из научного центра… Они не дают мне никакой свободы, никогда не спрашивают моего мнения, командуют и контролируют меня, не позволяют далеко и надолго уходить из ангара. «Тебя могут увидеть, тебя могут увидеть!», а может я и хочу того, чтобы меня увидели! Быть может, тогда бы хоть что-то изменилось…

      — Но ведь они не желают тебе зла, а наоборот — хотят подружиться.

      — Ты наивна, как дитя! Этим корыстным созданиям нужны лишь технологии моей планеты. Они не смогли самостоятельно разобраться даже в простейшей её части, когда без спросу в моё тело сунули свой любопытный нос, а потому удерживают здесь меня насильно, дабы вынудить наконец-то согласиться им любезно разъяснить принцип работы всего того, что их во мне заинтересовало (хотя я реально без понятия, зачем им это надо, раз уровень их технологий позволяет так легко выводить меня из строя каждый раз, когда я начинаю быть для них угрозой).

      — Ах, всё это им необходимо только для того, чтобы помочь нуждающимся! Я понимаю, что люди могли показаться тебе несколько недобродушными, но прожив среди них столько месяцев, я ещё больше убедилась в совершенно обратном. Они просто очень боятся упустить возможно единственный за всю их жизнь шанс получить извне нечто такое, что смогло бы принести всем благо, а ты весь состоишь из этого нечто, «ходячее чудо науки!», как говорит папа. В конце концов, ты сам и только ты сопротивляешься налаживанию контакта, а люди лишь отвечают взаимностью. Неужели ты даже не попытался их понять, — насмешливо улыбнулась Лолан, мотнув головой, — ни разу не интересовался ими, не желал узнать поближе?

      — С чего бы это? — огрызнулся мех, но тут же переменился в фейсплейте. — Постой, что ты имеешь в виду?

      — Вот что ты знаешь о людях? В курсе, что такое музыка? А художественная литература? Танцы, телевидение и игры?

      — Некоторые из этих слов я слышал, да. Работники центра упоминали их в своих прескучных разговорах.

      — Две недели назад мы с семьёй по работе ездили за границу, и там мне удалось довольно близко пообщаться с несколькими замечательными людьми. И что самое интересное, они были так непохожи друг на друга: внешность, характер, интересы и вкусы… Ты вообще можешь себе представить, что культура жителей тех мест так отлична от той, что здесь? А ведь это страсть как как интересно изучать и сравнивать! — выпалил киборг, показав раскинутыми руками высокий уровень своего восторга. — Вайрэд, мне едва исполнился год, но о планете, где я живу, я уже знаю гораздо больше, чем ты узнал почти за семь лет, что пробыл здесь в онлайне. И что ты успел сделать за всё это время? Лишь злиться на людей и жаловаться, как тебе всё не нравится? Обитатели Земли такие разные и у каждого из них свои увлечения, и я ни за что не поверю, что среди стольких занимательных вещей ты не способен найти хотя бы самую малость, что пришлось бы тебе по душе и привнесло бы смысл в будни.

      — Ты… — только хотел было высказаться кибертронец, как Лолан тут же его перебила:

      — Нет, я ещё не забыла, что ты тоскуешь по… Винджед, верно? И даже так. Храни о ней светлую — пусть я и не знаю о ней ничего! — память, но не забывай о себе и о том, что теперь Земля — твой дом, и чувствовать себя ты должен здесь как минимум удовлетворительно. Ты зациклился на прошлом, но вокруг так много перспектив для будущего! Жить так чудесно, а жизнь — настоящее чудо! Только послушай это.

      Киборг стянул со спины небольшой розовый рюкзачок в клеточку, убрал внутрь него учебник по физике, с полминуты покопался, разгребая кучу безделушек, которые он вечно таскал с собой, прежде чем наконец-таки вынул миниатюрный магнитофон — очередной подарок от отца.

      Вставив в устройство кассету, Лолан нажала на кнопку для проигрывания записи. И тут же до аудиосенсоров экс-кона донеслась приятная мелодия, медленная, размеренная, пробуждающая в его искре нечто давно им забытое. Исполнитель, чей баритон так напомнил Вайрэду собственный голос, повторял из куплета в куплет: «Love me tender…»

      — Что это ещё такое?.. — с трудом прикрывая своё очарование, выдал Вайрэд Шут. Он никогда не слышал ничего подобного, ведь родом с планеты, лишённой художественной культуры. — М-музыка?

      — Если быть точнее — песня, — улыбчиво ответил киборг, подняв указательный палец.

      — И кто же поёт эту песню? — ещё более взбудоражено спросил мех.

      — Вроде бы Элвис, — почёсывая щёку, Ло приложила все усилия, дабы вспомнить имя уже успевшего получить известность рок-н-ролл певца. По правде говоря, Лолан и сама была не сильна в музыке. — А, Элвис Пресли! Понравилось? У меня есть ещё много записей, если тебе, конечно, это интересно…

      — Нисколько не интересно, — пробурчал Вайрэд, а от его недавней заинтересованности не осталось и следа. Почти. — А это… Можешь на день одолжить эту штуковину? — он указал на магнитофон.

      — А волшебное слово? — Ло спрятала манипуляторы за спину.

      — Пожалуйста, — цокнув глоссой, проговорил мех и тут же выжидающе уставился на Лолан.

      — Так-то лучше, — довольно закивал киборг, впервые усмехнувшись подобно единственному знакомому кибертронцу.

      — Можно мне взять эту штуку прямо сейчас?

      — А-то!

      Вайрэд Шут не проронил больше ни слова, лишь неуверенно улыбнулся Ло в ответку. Он аккуратно, едва касаясь, дабы не сломать, взял аппарат с играющей кассетой двумя пальцами, положил себе на ладонь и быстро-быстро удалился в сторону научного центра. Остаток того дня он провёл абсолютно один. Вдвоём. Лишь он и его музыка.

***



      — Привет, пап, — Лолан тихонько приоткрыла дверь в комнату Мэттью и, сделав пару шагов внутрь, остановилась позади слегка сгорбленного человека в инвалидном кресле. — Как ты?

      Тринадцать лет не прошли для доктора Аткинсона бесследно: внезапно поразивший его два года тому назад инсульт отнял возможность передвигаться на ногах, как и чувствовать половину лица, что отныне всегда выражала лишь смертную скуку. Тем не менее, услышав дорогой ему голос, Мэттью с трудом обернулся к Лолан и попытался улыбнуться ей, но вышло лишь нечто жалкое, напоминающее ухмылку.

      — Я в порядке, — дал краткий, слегка искажённый на слух из-за дефекта речи ответ доктор Аткинсон в своей прежней, привычной сердечной манере. И сразу же, горько усмехнувшись, с хрипотцой добавил: — Ну что, прокатишь старика по городской окраине?

      — С удовольствием, пап! — воскликнула Ло, взявшись за ручки инвалидной коляски, и снова, уже который раз за последние несколько лет, её процессор посетила неприятная, досадная, болезненная мысль, терзающая её после нескольких довольно тяжёлых событий, но Лолан тут же мотнула головой, отгоняя печальные воспоминания прочь. — И не смей больше называть себя стариком, тебе ясно?

      Правительство сочло необходимым разделить Научный центр «Инвент», перенеся полштаба особо охраняемого государством объекта, находящегося в соседстве с военной базой, на окраины Линкольна штата Небраски. С того момента и поныне второй «Инвент» именуется Исследовательским центром города Линкольн. С этим решением свыше кардинально переменилась жизнь не только всех работавших прежде вместе людей, но и двух роботов: веха и экс-десептикона.

      С виду — огромное, окружённое высоким забором, через который пропускают строго лишь по пропускам, пятиэтажное здание белого цвета, но лишь тем, кто дал жёсткую формальную клятву о неразглашении его тайны известно, что под этой громадиной расположена не менее здоровенная по своим габаритам, не имеющая иных ходов, нежели скрытый лифт для людей и космический мост, база, личная база, являющаяся собственностью государства, но полностью доверенная Вайрэд Шуту.

      — Прошу, притормози здесь, — наконец-то подал голос Мэттью, всё это время молча слушавший болтушку-Лолан. Киборг послушно сбавила ход, после чего и вовсе остановилась. Впереди них, с загородного возвышения, открывался вид на весь ближайший район Линкольна. Жизнь там кипела, бурлила, не то что здесь. — Спасибо.

      — Тебя всё же что-то беспокоит, так?.. — грустно спросила Лолан.

      — Мне осталось не так уж и много, и я уйду вслед за Хизер, — с горечью изрёк человек. — Признайся, ты ведь тоже думала об этом?

      Киборг ничего не ответил, лишь едва заметно кивнул. Само собой, она уже думала об этом. Даже не просто думала, а чётко знала — люди рано или поздно умирают, и этого не избежать. А вот Лолан… Лолан активирована, дабы жить вечно. Но как это так — жить вечно, когда все те, кого ты знал, постепенно уходят, а ты нисколько не меняешься?.. И даже эти потери и моря пролитых слёз не в силах на тебя повлиять. Программы не позволят меняться, если то противоречит их содержанию.

      — Всё стало иначе, — прошептал Мэттью. — Вроде бы ещё недавно я был доктором наук, руководителем, деятелем, учёным… ну, а сейчас? Кто я сейчас?

      — Мой папа, — Ло поджала губы, быстро утерев проступивший на оптике омыватель, дабы отец не успел того заметить.

      — Да уж, этого у меня ни за что не отнять… И как же хорошо, что ты всегда свободна. Теперь, когда Синтии и Алану хватает своих бед, а Вилсона загрузил работой мой же заместитель, ты единственная, с кем я могу скоротать время.

      Улыбнувшись человеку, Лолан присела на колени, после чего, обняв того, положила ему голову на плечо.

      — И я всегда буду рядом.

      — Не сомневаюсь.

      Минутная пауза.

      — Па-ап. А как давно ты не виделся с Вайрэдом? — вдруг задал вопрос киборг.

      — Почти год. Довольно долго, учитывая то, как близко мы живём, не так ли? С тех пор, как не могу встать на ноги, я вижусь с ним всё реже. Я больше не имею права управлять им, если только он нарушит границы дозволенного государством. Мне нелегко спускаться вниз, на базу, а ему соизволить покинуть её, — доктор Аткинсон несколько поник. — Что ж, Вайрэд Шут получил всё, что только мог пожелать из того, что мы могли ему предоставить. Когда-то он молил нас о свободе, о том, чтобы покинуть злосчастный ангар хотя бы на день, но, а сейчас его силком не выведешь из-под земли — занят и занят.

      — Я каждый день торчу у него часами, и он и вправду всё время что-то чертит, паяет, вырезает из металла и мастерит!

      — И я даже знаю что. Веришь или нет, но ему позволили собрать для себя оружейную, ха!

      — Да?.. — потупила взор Лолан. — Вайрэд мне об этом ничего не говорил. Зачем ему оружие?

      — Правительство надеется на его защиту в случае нападения извне. Я сильно сомневаюсь, что смогу дотянуть до чего-нибудь подобного, как и дотянет ли до этого хоть кто-то из нынешних верхов, но Вайрэд — как и ты — нас всех переживёт, а потому кому-либо, возможно, в будущем действительно придётся положиться на его помощь.

      — Уверена, он не откажет! — восторженно воскликнула Лолан, после чего её губы расплылись в милой, слегка нелепой улыбке.

      — Конечно, не откажет, — сказал доктор Аткинсон, а потом добавил в сторону: — Куда ж он денется.

      — Может, мне передать ему о том, что ты скучаешь? Я ведь…

      Договорить Лолан не успела; по внутреннему каналу связи её позвал Вайрэд Шут:

      — «Ло? Ты меня слышишь?»

      Киборг, в тот же миг приложив пальцы к местечку перед ухом, нажала на скрытую под кожей кнопку для передачи речи со своей стороны и, шепнув Мэттью: «Секунду, пап, со мной Вайрэд связался по комлинку», проговорила:

      — Да-да, я здесь.

      — «Не будешь ли так любезна спуститься ко мне как можно скорее? Мне нужна твоя помощь, — небольшая пауза. — Пожалуйста».

      Закусив губу, Лолан посмотрела на Мэттью. Для неё это была обычная просьба, но только не сейчас. Доктору Аткинсону было просто необходимо пообщаться с ней подольше, в то время как отказать в помощи ещё кому-либо Ло по своей натуре не могла никак, а уж тем более лучшему другу. Но разве Вайрэд Шут не мог бы просто подождать? А если действительно не мог? А что, если всё настолько важно, что киборгу следовало бы, едва услышав просьбу, рвануть назад, бросив отца одного?.. Но это было бы недопустимо и ужасно, а потому, тяжело провентилировав, Ло выдала с трудом:

      — Прости, но сейчас я не могу оставить папу.

      — «Оу… Вот как? — растеряно произнёс экс-десептикон, со всей уверенностью ожидавший, что Ло, как и всегда, примчится к нему по первому зову. — Ну… как освободишься, не забудь, что я буду тебя всё ещё ждать».

      — Я обязательно приду, но чуть позже! — несколько виновато выпалила Лолан, но мех её не услышал. Он уже прервал связь. — Отключился.

      — Он тебя позвал?

      — Да, но я…

      — Не стоило отказываться. Я оценил это, но, думаю, мне и вправду нужно побыть одному. В конце концов, каждому из нас иногда следует.

      — Серьёзно?

      — Абсолютно. А теперь ступай, — Лолан помялась несколько секунд, потом неуверенно шагнула назад, и ещё раз шагнула, и снова, будучи всё ещё неуверенной в том, что это правильно и Мэттью не устроил ей проверку на основные аспекты её программ. Тут доктор Аткинсон прикрикнул, не выдержав: — Быстрее, он же ждёт! — и киборг, окончательно развернувшись, со всех ног помчалась в исследовательский центр, отчётливо услышав за собой от отца напоследок: «И Вилсона за мной позвать не забудь!»

***



      Сдвинув плиту, скрывавшую собой заветный лифт на подземную базу, Лолан зашла внутрь, повернулась лицом ко входу и нажала на кнопку нулевого этажа. Створки дверей плавно закрылись, и кабина тронулась вниз. Недолгая тишина, слегка разбавляемая механическим гудением спускающегося лифта, с каждым пройденным метром всё больше и больше нарушалась каким-то звуком, идущим снизу. Ещё чуть-чуть, и киборг понял — это музыка.

      И вот, оказавшись на максимально низком уровне, Ло, покинув лифт, прошла вперёд, прямиком в центральный зал. Всего тройка-четвёрка нанокликов, и вот уже Вайрэд Шут, пританцовывая в такт зажигательной музыке, появился из коридора, щёлкая пальцами.

      — Йо, Лолан! — громко поздоровался экс-десептикон, пытаясь перекричать короля рок-н-ролла и не прекращая танцевальных движений, уже сменившихся с резвых на медленные. — А чего это ты так быстро?

      Конечно, Вайрэд Шуту было не дано понять её обиды. Лолан сама (а быть может её каждый миг убеждала в этом очередная программа) понимала, что не стоит нагружать других своими глупыми, быстро уходящими на второй план недопроблемами. Киборг всё прощала, не видя толку в злопамятстве и порче себе и прежде всего другим настроения, но… само собой, некоторые слова, особенности характера и частая внешняя неблагодарность меха иной раз больно её ранили. И этот случай, увы, был не исключением.

      На секунду Ло замялась, стараясь не выдать расстроенных чувств, но, мысленно напомнив себе, что она прекрасно знает Вайрэда и его жадность на «спасибо», скрывающую его истинную, приятную и заботливую натуру, как и всегда беспечно улыбнулась, а сразу после задала вопрос:

      — Так чем я могу тебе помочь?

      — Ах, точно, — как-то неловко произнёс экс-десептикон, будто уже и позабыл о собственном звонке. — Иди-ка в «ординаторскую». Ты мне нужна в кибер-корпусе.

      — Скоро буду! — шуточно отдав честь, Лолан на всех парах помчалась в необходимую комнатушку, проход в которую был справа, самый первый от лифта, и, радостно вбежав внутрь сквозь едва успевшие раскрыться створки, резко остановилась, увидев перед собой её — иную, здоровенную, внешне неотличимую от настоящего кибертронца версию себя. Светлых тонов широкоплечая нескладная фемка стояла неподвижно. Её фейсплейт не имел ничего общего с чертами лица Лолан: уж на кибер-корпусе Вайрэд Шут отыгрался со своими личными предпочтениями, не взяв за основу созданный доктором Аткинсоном облик.

      Справа от «кибер-Ло» находилась громоздкая аппаратура для дистанционного управления. Киборг включила соединённый со всей этой конструкцией терминал, ввела код активации, а затем, опустившись на покрытую кожзаменителем кушетку, одела на себя шлем, тут же вонзивший в её процессор сквозь отверстия, скрытые под волосами, связующие шипы. Писк системы, подтвердивший коннект, и Лолан закрывает глаза, расслабленно опустив голову набок.

      Пара мгновений, и оптика фемки зажглась.

      — Ну же, сюда, — услышала Лолан, едва покинув «ординаторскую». Она быстро прошла в лабораторию, и, стоило ей приблизиться к меху, как тот сразу взял её манипулятор, раскрыл пластины чуть дальше от запястья и принялся что-то подкручивать маленькой отвёрткой.

      — А что ты сейчас делаешь? — с любопытством поинтересовалась фемка, но экс-десептикон лишь пробормотал:

      — Узнаешь, как закончу.

      Повисло неловкое молчание. Лолан то и дело собиралась озвучить ту или иную мысль, но тут же останавливалась, говоря себе «Стоп»: нельзя без уважительной причины мешать другу, когда тот занят. Наконец-то тот и сам прервал затянувшуюся паузу:

      — Я часто вспоминаю нашу первую встречу и, должен признаться, мне за неё крайне стыдно.

      — Почему?

      — Разве ты забыла? После неё бедному Мэттью не оставалось ничего иного, как собирать тебя по кусочкам. В буквальном смысле.

      И Ло действительно никогда не забудет это ужасное ощущение, когда всё её кибернетическое тело развалилось, деформировалось, а прежде скрытые под имитацией кожи механизмы, изорвав ту, вылезли наружу, сделав внешний вид киборга шокирующим для любого неподготовленного к подобным зрелищам человека. И всё же в чём-то Вайрэд Шут в тот час был честен: у Лолан не было чувства боли, как не появилось оно и потом. Экс-десептикон не посчитал его нужным своему созданию, ведь не нужно было оно и ему самому.

      Фемка резко смутилась и даже посинела бы, если б могла, но, едва слышно провентилировав, лишь беззаботно согласилась:

      — Да, это сложно позабыть!..

      И вновь безмолвие, которое, однако, прервалось довольно скоро:

      — Эй, Ло-олан! А помнишь, как я впервые пытался станцевать?

      — Само собой, я помню, — усмехнулась фем, и тут же сорвалась на звонкий хохот: — Все сотрудники центра долго жаловались, как ты сотрясал землю! Это было так смешно!

      — О, люди бывают такими милыми, когда их раздражаешь тем, что тебе нравится, — саркастично высказался Вайрэд.

      — Да?

      — Ты ведь помнишь, как пять лет назад я создал себе киборг-форму, дабы наконец затусить с городскими людьми? — утвердительный кивок в ответ. — Эх, прекрасный был денёк! Жаль только, что до полуночи киборг не до́жил. Мой тебе совет, Ло: никогда не обматывай себя фейерверками с ног до головы, но если всё же обмотаешь — не поджигай.

      — Хех, но ведь ты в любой момент можешь создать новую киборг-форму, — мило посмеиваясь, сказала Лолан, и экс-десептикон, отпрянув от работы, самодовольно воскликнул:

      — А как же иначе? Конечно, могу! Но мне…

      — …не хочется?

      — Лень мне, а не не хочется! Потом как-нибудь, когда-нибудь… возможно.

      — Как ска-ажешь, Ва-айрэд, — протянула фемка, а после уставилась в пол, несколько смущённо улыбнувшись.

      О да, многолетнее проживание бок о бок, общность увлечений и неизменное уравновешивание их темпераментов друг другом сблизили экс-кона и Лолан так сильно, что уже лет семь они не могли назвать себя иначе, чем лучшие друзья. Чтение книг, настольные игры, танцы и сериалы по ящику — вот что их трепетно занимало едва ли не каждый совместный вечер.

      Вайрэд Шут был просто восхитителен в своём подражании людям: их речам, движениям, их неотличимым на первый взгляд от кибертронских эмоциям… Впрочем, как ни корпел бы человек над собиранием паззлов, ни за что ему не переплюнуть Вайрэд Шута в том, чтобы за пару нанокликов, при взгляде на фрагменты, ни понять, как будет выглядеть изображение в итоге, ведь только один Вайрэд, быть может, в целом свете любил такие сюрпризы, решаясь собирать паззлы, ни разу даже не взглянув на упаковку.

      Все чудаковатые привычки меха, что выработались за эти годы, все его невероятные выходки, что он только успел учинить, были настолько для фем поразительны и милы, что ту наполнял щенячий восторг при каждой его новой затее, озвученной вслух, и совершенно не важно, насколько они порой были абсурдны и глупы.

      Но, как бы то ни было, Лолан была устрашающе далека от разгадки и половины его тайн, что всё также пылились на задворках его прошлого, при заикании о котором Вайрэда охватывал ужас, в одну секунду омрачающий его обычно сияющую оптику.

      — Вот и закончил, — торжественно сообщил мех, вернув пластины на манипуляторе фемки в прежнее состояние. — Теперь у тебя есть карманный радар со встроенной функцией сканирования выбранных объектов.

      Выказывая собственное удовлетворение от подарка, Вайрэд внимательно проследил за реакцией Ло: из уст той незамедлительно посыпались счастливые междометия, подобные различным «а-а-а-а», «о!», «о-го-го!», «ва-ау!», затем, горячо благодаря друга за подарок, фем открыла новоприобретённое устройство и, во всех подробностях разглядев то на различных от оптики расстояниях и потыкав по всем возможным кнопочкам, подняла на меха растерянный взгляд.

      — А что такое? — наигранно удивившись, Вайрэд Шут расширил оптику, но не прошло и мига, как тот уже рассмеялся. — Не знаешь, как этим пользоваться? То-то, откуда ж тебе! — он подал фем манипулятор, та протянула свой в ответ. — Сейчас я покажу тебе, как это делается.

      Несколько ловких движений, и вот уже мини-мониторчик радара загорелся, однако ж не показал никаких объектов, после чего и вовсе погас без видимого желания на то создателя.

      — Ну?.. — осторожно прошептала Лолан, заметив, что мех, похоже, на этот раз был удивлён взаправду. Он застыл, разинув рот, затем было достал недавно убранную отвёртку, но, помедлив, спрятал её снова. — Вайрэд?..

      — Хе-хе, знаешь что, Лолан? — натянув улыбку, начал Вайрэд Шут. — Похоже, я упустил нечто очень важное.

      — Что?

      Ло толком не успела ничего понять. Три секунды, и она почувствовала на своей щеке быстрый, лёгкий, нежный поцелуй. Фем, во истину потеряв способность изъясняться членораздельно, лишь, приоткрыв рот, ошарашенно посмотрела на стоящего к ней спиной экс-десептикона, уже успевшего отойти в сторону.

      — Знаю, я запоздал с этим на десяток лет, но я не смог бы смолчать ещё столько же, — серьёзно, слишком серьёзно для самого себя начал Вайрэд, из-за чего Лолан стало ещё более не по себе. — Я был в отчаянии, в глубочайшей депрессии, я не мог найти не единого оправдания тому, зачем продолжаю жить без Рэпид Винг. Мне было одиноко, страшно, просто ужасно находиться там, среди людей, среди жалких белковых, которым не было дела до моих чувств… Как и мне до их, — здесь он резко обернулся к фемке и, так мило, как только был способен, улыбнувшись, начал уже эмоционально, вдохновлённо, ведя всё это к чему-то, о чём Ло и думать не думала. — Лолан, как я мог знать, что, создав тебя, считай от балды, я сделаю нечто большее, чем просто веха? Ты помогла мне вновь обрести себя и собраться с силами, ты, программка, показала мне, что я был глух и слеп, не замечал и не хотел заметить наипрекраснейшие вещи, что окружали меня столько лет! О Лолан, дорогая, ты спасла меня от самого же себя!.. И без тебя, друг, я клянусь, что точно не дотянул бы до сегодняшнего дня, — мех сделал паузу, встретившись с фемкой взглядом, а после тихо, чуть не шепча, добавил: — Огромное спасибо.

      А Лолан эти годы не ждала, даже и не задумывалась о том, что Вайрэд ей за это благодарен.

      «Мне? За что?..»

      Она застыла, пытаясь переварить в процессоре причину благодарности, ведь никогда и не считала, что проявление её заботы с добротой заслуживают отдельной признательности. Для Ло всё это было слишком… естественно? Она никогда не помогала, желая получить «спасибо» (а о чём-либо большем ей даже заикаться мерзко), а помогала просто так, лишь для того, чтобы помочь, чтоб поддержать и сделать приятное, ведь от осознания своей полезности, от осознания того, что Лолан смогла кого-то в большей или меньшей степени осчастливить, она и сама становилась счастлива вдвойне. А потому фемке стало в разы теплее, ведь в этот джоор она услышала, что ненапрасные её старания действительно ценились всё это время её лучшим другом, что лишь с виду принимал её поддержку как должное, как считалась она таковой и со стороны самой Лолан.

      — Эй?.. Всё в порядке? — Вайрэд помахал перед её оптикой ладонью, в течении клика наблюдая фем без какой-либо реакции. И тогда Лолан, «ожив», солнечно, лучезарно улыбнулась и наконец ответила:

      — Не за что.

      — Вот и славненько! — весело воскликнул Вайрэд Шут, всплеснув манипуляторами. — На сегодня всё, — и удалился из лаборатории.

      — П-подожди меня, — промолвила Лолан, быстро направившись вслед за другом на выход, но тут же услышала ритмичный писк, исходящий от её манипулятора.

      Радар как ни в чём не бывало заработал.
Примечания:
*Головокружение здесь, само собой, употреблено не привычном для человека значении, ибо подобное чувство у кибертронцев за ненадобностью ни им, ни квинтессонами, прописано не было, а скорее о ещё несфокусировавшейся оптике из-за проблем с быстрым восстановлением второстепенных жизненных процессов кибертронца после выхода из стазиса в купе с пространственной дезориентацией.
** — небольшая историческая ошибка, каюсь. Лолан активируется в 1955 году, а слово киборг появилось в 1960-ом...
***Материнская программа — совокупность всех самостоятельных подпрограмм отдельно взятого веха, составляющих собой всё его естество.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.