Не длинней +24

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Уэйс Маргарет, Хикмэн Трейси «DragonLance»

Основные персонажи:
Даламар Арджент (Тёмный), Рейстлин Маджере
Пэйринг:
Рейстлин|/Даламар
Рейтинг:
G
Жанры:
Романтика, Ангст, Фэнтези, Мифические существа, Пропущенная сцена
Предупреждения:
Кинк, UST, Элементы слэша
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Рейстлин застаёт ученика за возмутительным занятием.

Посвящение:
Моим ученику и богу

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано в рамках команды WTF DragonLance 2017.

Рассказ является духовным продолжением текста "Чёрный бриллиант" (https://ficbook.net/readfic/5471597) - разрешение автора получено.

Серию объединяет общий кинк - волосы.

Таймлайн - обучение Даламара в Палантасской башне. Канон - трилогия Близнецов; книга "Даламар Тёмный" в расчёт не берётся, ибо ересь.

Пост-иллюстрация - "Доверие" (https://fanart.info/art/art-view/40136)
3 мая 2017, 00:20
      — Что?..
      Сухой голос прозвучал резко, неожиданно — и непривычно громко. Последняя чёрная прядь, блеснув в рассеянном свете магических шаров, парящих у стен, скользнула вниз, плавно перевернулась в воздухе и легла у ног. Даламар проводил её взглядом. Рука, державшая ножницы, опустилась, и рукав бархатной мантии упал, почти скрывая пальцы. Эльф повернул голову в сторону входа. Движение вышло неожиданно лёгким.
      Ещё не привык.
      Рейстлин стоял в высоком проёме, и выражение худого золотистого лица было таким, словно ученик только что по неосторожности или, что вероятнее, глупости стёр часть защитного заклятья и выпустил в мир разъярённого демона. А может, разбил последнюю склянку зелья, рецепт которого был утерян столетия назад. В общем, совершил что-то страшное и непоправимое, и теперь маг не знал: то ли бросить силы на — скорее всего — тщетные попытки исправить содеянное, то ли сыпать проклятьями, то ли просто прибить виновного на месте — а может, сделать всё это сразу.
      Даламар недоуменно моргнул.

* * *



      Шёл второй месяц обучения, и Даламара не оставляло странное чувство, что учитель следит за ним — быть может, даже что-то подозревает. Во время занятий, повернувшись к полкам в поисках нужного ингредиента или книги, эльф каждый раз встречал холодный непроницаемый взгляд золотистых глаз, за которым невозможно было прочесть истинных мыслей и чувств. Это ощущение пристального внимания, подобного тонкому серебряному кинжалу, приставленному к лопатке, заставляло дрожать пальцы, мешало сосредоточиться. Нет, убеждал себя Даламар. Это в порядке вещей. Каждый наставник должен внимательно следить за действиями своего подопечного. Чтобы вовремя остановить, подсказать, направить...
      Но успокаивающие слова истлевали, блёкли и таяли, стоило вновь оказаться в одной комнате с Рейстлином Маджере. Если его сила вселяла ужас и восхищение, то сдержанность и скрытность рождали только невыносимый, к горлу подступающий страх. Как предугадаешь действия такого человека? Что вообще можно узнать о его планах, когда не знаешь даже, всерьёз ли он считает тебя учеником, или просто играет с лазутчиком?
      Даламар убрал прядь со лба за ухо. Несколько длинных волос прилипли к мокрому виску и предательски отклеились, лишь стоило склониться к зелью. Кончик пряди тут же очутился в котле и исчез в мгновенной зелёной вспышке, а само варево почернело. Даламар, не ожидавший подобной подлости от дела своих рук, отпрянул — прямо в пальцы очутившегося за спиной Рейстлина. Тот на миг до боли сжал предплечья ученика, но тут же выпустил. Пасс — и колба опустела.
      — Глупец, — высказался Рейстлин, отходя от стола и бросая косой взгляд на эльфа. — Хоть бы убирал волосы, раз отрастил!.. — сделал паузу и слегка взмахнул пальцами, очерчивая в воздухе контур. — ...такими.
      Волосы! Даламар испытал вспышку стыда пополам с облегчением. Так вот в чём было дело!
      Волосы были его гордостью. Длинные, чёрные, едва не до колен. Послушные — он почти не замечал их, если бы не такие ситуации. Они помнили ещё его прошлый дом: Даламар не остригал их с самого изгнания из Сильванести.
      Но учитель был прав: магии требовалась точность, и контролировать следовало каждую клетку своего тела, не только руки. Теперь, оглядываясь назад, Даламар видел, что Рейстлин следил не столько за ним, сколько за его волосами. И мог представить себе, какие сомнения в его желании учиться испытывал всё это время маг. Стоил ли символ прошлого возможности жить в Палантасской башне, рядом с величайшим мастером своего поколения? Риторический вопрос.
      Ситуацию следовало исправлять, и срочно.
      В тот же вечер Даламар добыл ножницы — и всё, как ему казалось, исправил.

* * *



      — Зачем ты это сделал? — в голосе Рейстлина, обычно бесстрастном, в худшем случае полном яда, вместо ожидаемого удовлетворения звучали странная растерянность и отголоски зарождающегося гнева. Золотые глаза сузились; и уже понимая, что совершил что-то не то, где-то ошибся в цепи логических заключений, Даламар ухватился за первое пришедшее в голову объяснение:
      — Мои волосы не должны быть длинней волос шалафи.
      Стискивая посох, Рейстлин подошёл к ученику и коротко взглянул снизу вверх.
      — На голову себя ты тоже укоротишь? — тихо поинтересовался он. Криво улыбнулся, и, взяв себя в руки, вышел прочь. Шелест его чёрной мантии был подобен шелесту стрекозьих крыльев.
      Даламар, глядя ему вслед, коснулся тыльной стороной свободной ладони отчего-то враз запылавшей щеки.

* * *



      Гнев, вызванный поступком Даламара, быстро прошёл. На самом деле в том, что ученик всё понял неправильно, не было его вины. Рейстлин осознавал, что сам невольно подтолкнул эльфа к неверным выводам, а потому с произошедшим надлежало просто смириться и жить дальше. Желая показать это (и своё вернувшееся расположение), маг устроил дополнительное занятие, поручив подопечному довести до конца создание злополучного зелья, на сей раз — без ошибок.
      Сидя в глубоком кресле и искоса наблюдая за укрытой бархатной тканью спиной ученика, Рейстлин позволил себе опустить веки и на миг вернуть в памяти зрелище роскошного чёрного водопада, ещё недавно струившегося по этой спине. То, как играли на волосах отблески свеч, пламени в камине, случайно пробившихся сквозь плотные шторы лучей. Само время обходило стороной длинные ухоженные пряди юного эльфа, и мгновения их созерцания дарили Рейстлину покой и возможность увидеть красоту, обыкновенно недоступную его взгляду.
      Теперь же от водопада осталось небольшое озеро, да и то следовало беречь, чтобы не обмелело, от каждого лишнего взгляда.
      Рейстлин приподнял веки и чуть улыбнулся своим мыслям кончиками губ. С этого момента он будет осторожней. И позаботится о том, чтобы эти волосы, когда отрастут, больше не узнали прикосновения острых лезвий.