Умирающие боги +1

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Metal Gear Solid

Основные персонажи:
Ликвид Снейк (Илай, Белая Мамба), Револьвер Оцелот (Адамска, Шалашаска, АДАМ)
Пэйринг:
Револьвер Оцелот+Ликвид Снейк=Ликвид Оцелот
Рейтинг:
R
Жанры:
Философия, Даркфик, Пропущенная сцена
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Рождение Ликвида Оцелота.

Посвящение:
Маэстро Хидео Кодзиме.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Для тех, кто вообще не в курсе, о чем тут речь, полную биографию Оцелота можно найти здесь: https://stopgame.ru/blogs/topic/46288
Спойлеры к Metal Gear Solid V: The Phantom Pain отсутствуют.

Не стесняемся писать отзывы, автор очень ждет фидбэк.
13 мая 2017, 13:12

«Зло подавляй в зародыше! Если упущено время и укрепилась болезнь, что тут поделает врач?»
Публий Овидий Назон.



Темнота одурманивала, закутывала в колючее одеяло страха. Кругом не было ничего, кроме всепоглощающего мрака. Но он не был один. Где-то вдалеке раздавался липкий и мерзкий звук, словно кто-то жевал нечто липкое и вкусное, со смаком причмокивая.

«Когда оно закончит, то придет сюда и сожрет меня. Нужно бежать.»

Но куда здесь бежать? Да и вообще, здесь — это где?

Звук остановился. Замер на какой-то крошечный миг, чтобы превратиться в быстро приближающийся шорох.
Оцелот не мог сдвинуться с места, да и не хотел. Наверное, он уже умер, и это место — Ад. Какой смысл бежать, если нет выхода?

Существо приближалось. Звук становился все громче. Оцелот смирился. Он уже представил, как кости с задорным хрустом перетирают огромные черные челюсти, как пережевывается плоть, с аппетитным звуком, от которого в другой ситуации потекли бы слюни и засосало под ложечкой. Последнее представить было гораздо проще: он уже слышал это мгновение назад.

«Пусть так. То, что мертво, умереть не может.»

Существо было так близко, что Оцелот чувствовал его смердящее дыхание.

И тогда появился кто-то, и все затихло.

Полупрозрачный силуэт, сотканный из серебра и тени. Человеческое лицо, такое знакомое и важное в ином мире и времени.
Тот, с которого все началось.
Тот, на котором все закончится.

— Здравствуй, — сказала Тень, — Я не тот, о ком ты думаешь. Я — нечто новое, созданное на обломках Его костей. Я — новый Бог. И ты мое первое творение. Отдай мне разум и сердце, чтобы я построил мир, где пламя будет пылать на могилах врагов. Открой глаза, чтобы я видел деяния творений моих. Объединись со мною, слейся в одно целое. Стань моим Пророком, предвестником Хаоса и Бури.

Встань и иди!

Встань и иди!

Встань и иди!

Серебро засверкало блеском расплавленного металла. Человек и Тень слились воедино, чтобы уже никогда не расстаться.

***



Он лежит на больничной койке в стерильной палате. Ее стены покрашены в противный белый цвет, от яркости которого слезятся глаза.
Новое тело.
Новое лицо.
Рука горит адским пламенем, словно какой-то неведомый кузнец стучит по ней тяжелым молотом и придает ее чугунной безобразности новую форму.
Он с трудом встает и, превозмогая одышку, головокружение и тупую боль во всем теле, подходит к большому зеркалу, висевшему у самой двери. На Ликвида смотрит искаженное болью лицо Револьвера Оцелота. Чертовски смешно!

— Да будь ты проклят, Отец! Я живой! Слышишь меня, Оцелот? Я живой!! Я построю мой новый мир твоими руками, и брат будет тому свидетелем!

Звуки его смеха хриплым рычанием оседают на холодной поверхности зеркала.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.