Only time will kill It's in your eyes (с) (часть 14) +3

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
все как обычно)
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Детектив, Экшн (action), Повседневность, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
Насилие
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
"Охотнику" срочно требуется куда-то спустить адреналин.
...ему психологически нужна была разрядка. Или секс, или драка. Последнее время в клубе он появлялся реже, но контракт его не связывал, поэтому чемпион последнего сезона мог себе позволить выходить на ринг, когда захочет. Почти. Приходилось поддерживать репутацию и проверять, не протянулись ли финансовые потоки в нужную сторону.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Визуал от minestrelka
https://pp.userapi.com/c638720/v638720903/37444/84w9ennI2jA.jpg
https://pp.userapi.com/c638720/v638720903/3743a/c0VYIvt6Z3o.jpg
7 мая 2017, 01:01
Последний разговор не дал никаких результатов, и «охотник» раздраженно выругался. Информатор, третий за неполных два месяца, мертв, ниточки, ведущие к цели, обрываются одна за другой, а новых пока не возникает. Ощущение, что «цель» почувствовала близкую опасность и всячески заметает следы. Надо остановиться и потерпеть, переждать. Затаиться. Сейчас выдать себя означало угробить почти год работы, полгода личного времени и качественную легенду, которая может еще пригодиться. Злость клокотала в горле. Досталось и телефону, и стене, и даже рулевому колесу. Стесанные костяшки начало противно щипать, слегка отрезвляя.
- Нужно выпустить пар…
Ом пошарил в кармане, вытащил носовой платок, наскоро замотал руку и принялся уговаривать телефон не психовать и включиться после удара о твердую поверхность. Аппарат долго кочевряжился, но потом все-таки смилостивился и даже позволил без перебоев связаться с управляющим клуба «Вулкан», где проходили бои. Макс обрадовался Ому как родному, пообещал, что если Оро хочет выступить сегодня, то для него все двери открыты. А потом таинственным голосом добавил, что публика будет необычной и очень важной. Отличный шанс. Ом криво хмыкнул.
В «Вулкан» он попал не просто так, а с далеко идущими планами. Плюс, ему психологически нужна была разрядка. Или секс, или драка. Последнее время в клубе он появлялся реже, но контракт его не связывал, поэтому чемпион последнего сезона мог себе позволить выходить на ринг, когда захочет. Почти. Приходилось поддерживать репутацию и проверять, не протянулись ли финансовые потоки в нужную сторону.
Бдительный охранник пропустил «охотника» к служебному въезду. Парковка оказалась забита до отказа. Внутренняя охрана, серьезнее и мрачнее внешней, быстро проверила его, сумку и благословила дальше. Макс радостно подкатился в раздевалку через пять минут. И как успел, наверняка же был в ВИП ложе с «особыми гостями».
- Оро, любовь моя, как я тебе рад, ты бы знал! - распахивая объятия, пропел управляющий «Вулкана».
- Догадываюсь, - хмуро в привычной здесь манере коротко отозвался Ом, стаскивая пиджак и рубашку.
Максимилиан с вожделением разглядывал обнажавшегося бойца. «Охотник» про себя только хмыкнул. А ведь еще с месяц назад он серьезно присматривался к этому мужчине на предмет легкой интрижки. Кто ж знал…
Макс построил глазки еще минуту, но видя полное равнодушие, обиженно вздохнул и сдался.
- Сегодня три круга второго уровня, - сказал он, аккуратно присаживаясь на стул и поддергивая рукава сорочки. – Я поставил тебя во все. Призовой фонд обсуждается индивидуально с победителем, ха-ха-ха! Заодно наконец-то познакомлю тебя с одним из наших владельцев.
Ом ничем не выдал своей заинтересованности, кивая и продолжая переодеваться. Мягкие штаны, плотно прилегающие сапоги. Проверив шнуровку, Оро принялся обматывать запястья. В бурлящую внутри ярость начало просачиваться азартное предвкушение, давая взрывоопасную смесь.
- Оро, ты меня слушаешь? – Макс подошел, коснувшись бойца ладонью.
- Да, - сквозь зубы выдавил Ом.
-Ты меня совсем не любишь, - с шутливым пафосом воскликнул управляющий, - а я так стараюсь ради тебя.
- Я благодарен, Макс, но сейчас у меня очень чешутся кулаки. И если я не выйду на ринг, а поведусь на твои уговоры, то тебя ожидает много крови и ночь в больнице.
Ноздри Макса обиженно раздулись:
- Хорошо, как знаешь, - и мужчина вышел из раздевалки.
Ом фыркнул. С некоторыми очень просто играть.

Ринг заливал зеленый противный свет. Гремела музыка, зрители восторженно кричали. Ом мягко ступил на смешанные с песком опилки, оглянулся на ВИП ложу. Передние ряды пустовали, гости занимали два верхних, спрятанных тенью козырька, и софиты туда не добивали. Особые гости…
Рефери Жак подмигнул с высоты своего помоста и принялся нахваливать бойцов. Ом присмотрелся к сопернику. Невысокий, коренастый, впервые в этом клубе, потому что ни имя, ни внешность не говорили ничего. Ни ему, как «чемпиону Оро», ни ему, как «охотнику». Сильные руки, слегка коротковатые ноги. Мужчина заметно косолапил, а когда Ом сосредоточился, то обратил внимания, что еще и прихрамывает. Зеленый свет сменили на темно-синий, видеть стало сложнее. Старая шутка. Ом повел плечами, несколько раз глубоко вздохнул, до предела расправляя легкие и чувствуя, как в висках покалывает.
Обмен пробными атаками завершился внезапным резким выпадом. Соперник поставил Ому банальную ножку, попытавшись зайти за спину. Зло усмехнувшись, «охотник» не стал уходить от удара, приняв его блоком, безжалостно ударил ногой в колено, заведомо калеча сустав. Нехрен подставляться. Еще удар, пропустил мимо блока смазанный возврат. Вспышка боли, воспринялась организмом как заряд. Соперник ушел в классическую оборонительную, прикрывая голову руками, но не учел, что здесь не бокс. Да и правил нет. Ом грязной подсечкой раскачал противнику равновесие, поймал удар снизу на голень и с разворота двинул локтем в челюсть. Не дожидаясь и не разрывая дистанции, нанес еще удар в голову, два боковых по ребрам и еще раз в поврежденное колено. Соперник упал на песок. Ом разочарованно сплюнул и развернулся спиной, показывая, что здесь ему делать нечего, давая возможность противнику остаться лежать, тем самым признавая поражение.
Тем все и закончилось.
Жак картинно досчитал до девяти и объявил победу Оро. Ом коротко поклонился и вышел с арены. Не выплеснутый адреналин кипел и бурлил. Голова работала четко, а хотелось, чтобы она отключилась, оставив чистый азарт боя. Второй и третий отборочные бои принесли еще больше сосущего чувства неудовлетворения. Ярость и возбуждение пели и выли на ухо. Он впадал в транс и уже даже молодые ребята, кто помогал между выходами на арену, приносил воду, смазывал ссадины, боялись к нему подступить. Кровь текла из как всегда рассеченной брови, на этом месте скоро будет незаживающая трещина. Последний бой он выиграл быстро, даже не заметив. Против него вышел жилистый крепкий парень, примерно ровесник и показал хороший класс. Но потом допустил глупую ошибку, свалив Ома в песок, посчитав, что лежа сумеет его одолеть. Более тяжелый, «охотник» придавил его к земле, сумев оседлать и сжать локтем горло. И стоп, все кончилось. Ом едва не застонал от разочарования.
Макс вошел в раздевалку без стука, остановился и явственно сглотнул. Ом упирался руками в спинку стула и смотрел на него из-под упавших на глаза мокрых волос.

- Любовь моя, тебя оценили по достоинству, - пропел Максимилиан, осторожно приближаясь; он обошел Оро по кругу, провел по плечам - от Ома шел пар. – Хотят познакомиться.
- Не сейчас.
- Отказывать таким гостям нельзя, Оро, - строго ответил управляющий. – Ты должен.
- Макс, не сейчас, - Ом сжал пальцы. – Лучше бы поскорее объявили финалы.
- Финалы не объявят, пока не закончится последний круг. Ты в нем не участвуешь. К тому же второй финалист уже известен, - Макс рискнул снова приблизиться и наклониться. – Он силен, поэтому… может, ты все-таки уделишь мне минутку своего внимания до боя. Вдруг…
Ом развернулся, перехватил управляющего за руки и сжал.
- Макс, не надо. Я опасен сейчас. Не нарывайся.
Управляющий сузил глаза. Обида боролась с инстинктом самосохранения и с тем чувством, который позволял Максу правильно подбирать бойцов.
- Хорошо, - он освободился, небрежно коснулся груди Ома. – Я попробую объяснить. Но после боя ты обязан подойти. Слышишь?
«Охотник» кивнул и следил безмолвно, как Максимилиан красиво поправляет на себе одежду, стирает каплю пота с виска и выходит. Отлично. Теперь у азарта сменился привкус. Если гости так им заинтересовались, что ж, подогреем этот интерес.
Следующие полчаса он метался, как зверь в клетке, прохаживался кругами, старался хоть немного притормозить себя, но выходило наоборот. У самого выхода на ринг его вдруг остановил Жак.
- Оро, - рефери вне шоу был серьезен, - осторожнее в финале. Это не совсем те противники, к которым ты привык. Стикс ненормальный. Он легко убивает и на ринге, и вне его. Сегодня здесь гости, ты слышал, это их боец.
Ом облизнулся.
- Это мне и нужно, Жак. Объявляй.
Рефери лишь пожал плечами.
-На ринге чемпион этого сезона. Оррроо! – толпа зашлась восторженными воплями. – Его соперником будет боец, не проигравший ни одного поединка. Он редко появляется у нас, но если уж дерется, то лучше его нет. Стииииииикс!
«Охотник» задержался, позволив Стиксу первым ступить на залитый теперь кроваво-красным светом ринг. Стиксу было за тридцать, одного с ним роста и телосложения, коротко, по-военному остриженные волосы серебрились. Холодные спокойные, как у змеи перед броском, глаза смотрели перед собой. Его не интересовала толпа, его интересовал исключительно бой. А еще Ом точно знал, Стикса интересовал результат боя. Проверка. Ну хорошо же.
Никаких прощупываний противника. Первый удар был чистым и открытым, но стоило Ому подставить руку, как следом пошла подсечка и удар в живот. Который он пропустил, свалившись в песок. Тело отреагировало на боль, выплеснув еще больше адреналина. Сердце застучало и принялось размеренно выбивать ритм. Крики толпы отдалились.
Ом быстро встал, не дав себя пнуть, и поднял руки. Стикс шагнул вбок, заходя справа, но ударил слева. Амбидекстер! Удар был хорош, но Ом подсознательно ждал сюрприза. Блок, удар, кик. Нога врезается в голень соперника. Никакой реакции, равновесие оба держали хорошо. Значит, исход дела должна была решить удача и выносливость. Противники закружили по рингу, обмениваясь короткими сериями ударов. Ом начинал по-настоящему злиться и терять голову.
Это означало не проигрыш, это означало стопроцентную смерть. А убивать без толку он не хотел. Даже сейчас. Оро позволил себя сшибить, не давшись в последнюю секунду в замок, перевернулся, захватывая ногами шею противника. Стикс ударил сжатым кулаком под мышцу, но «охотник» зло ощерился в ответ, перехватывая руку. В какой-то момент он не удержал скользкое тело, Стикс почти вырвался и ткнул Ома в висок. Тот вовремя отдернул голову. Такой удар не останавливает человека. Он его убивает. Следующая атака и пришлось закрывать солнечное сплетение. Колени, печень, спина, позвоночник. Стикс начал бить на поражение. Пора. Сам себе отдав команду, Ом отключился. Атака, песок, тело, свет заливает глаза. Не свет, кровь. Удар, блок. К черту блок, раскрыться, перетерпеть и самому ударить. Стикс, на миг увлеченный отсутствием защиты, раскрылся и получил тяжелый прямой в грудь, в живот, в челюсть. С той стороны, с которой не ждал. Не один он владел обеими руками с одинаковой легкостью. Упал, и Ом со всего размаха прыгнул на него коленями. Сдавленный хрип и влажный хруст слышен был только Оро.
Тяжело дыша и шатаясь, он встал на ноги. Адреналин все еще горел.
- И победил Оррро! Приветствуйте нашего… о, минуточку, наш уважаемый гость хочет сказать что-то победителю. Итак?
Ом развернулся к ВИП сектору, повисла пауза, кто-то из помощников отнес в тень микрофон.
- Добей его, - прозвучало в гробовой тишине.
Ом сплюнул.
- Скучно, - повел «охотник» плечами, игнорируя жидкий огонь боли. – Я дерусь честно и не добиваю падаль.
Максимилиан, стоящий рядом с Жаком схватился за голову.
- У тебя есть правила? – голос не изменился. – Это хорошо. В таком случае, сейчас ты победил.
Рефери выдохнул с облегчением, зал едва не раскололся от крика. «Охотник» склонил голову, ухмыльнулся и неспешно двинулся к выходу с ринга.
В раздевалке надрывался телефон, но Ом не успел взять трубку и не успел даже посмотреть, кто звонил. Макс распахнул дверь, но не стал входить.
- Оро, - управляющий неприятно улыбнулся. – Я не знаю, где ты научился так играть с огнем, но на сегодня можешь быть свободен. С тобой свяжутся, чтобы обсудить гонорар. Пока стандартная сумма перечислена на счет. И… если не передумал насчет сегодняшней ночи, дорогой, я покину тебя.
- Спасибо, Макс, - Ом подошел и легко коснулся щеки Максимилиана. – Я еще не выдохся, поэтому нет.
- Как знаешь, любовь моя, как знаешь, - управляющий подмигнул, отчего-то перестав злиться и обижаться. – Тогда прощай.

Чувство, что его слишком легко отпустили, не покидало Ома всю дорогу. Он нарочно сделал петлю, но хвоста не обнаружил. Тем не менее, интуиция надрывалась, дрожь нетерпения в пальцах не сходила. А своему чутью «охотник» доверял. Его ждали возле самого дома. Пятеро человек в темной, неприметной одежде, никаких масок, простые военные стрижки, шнурованные военного же образца ботинки с усиленным мысом и короткие резиновые дубинки в руках. «Хорошо», - не огнестрел, подумал Ом, выбираясь из машины. Попахивало чистым безумием, но если это проверка, он обязан ее пройти.
Никто не произнес ни звука, на него бросились двое, один зашел за спину, мешаясь с тенями от высоких кустов, еще двое попытались подступить с боков. Удары Ом старался принимать на одну руку, на зажатую в ней биту, оберегая незажившее плечо. Против дубинки и пятерых не особо, но лучше, чем голые руки. Мимолетно пробежало чувство сожаления, что пистолет остался дома. Глухой ночью вряд ли кто-то из соседей высунется, а если и попытается, толку…
Мелькнула короткая вспышка. За ней еще одна, и еще. Сдавленный плевок глушителя. Трое нападавших свалились на землю, зажимая простреленные колени.
На крыльце, сияя в узконаправленном луче уличного фонаря, стоял Эмбер. Лицо его было застывшим и холодным, глаза щурились. Пистолет он держал дулом вверх, на полусогнутой руке и едва заметно улыбался. Один из темных силуэтов дернулся к нему. Ом не успевал перехватить, завязнув с последним, но, не добежав до Эмбера пары шагов, человек вдруг остановился. Вокалист повел бровью и улыбнулся шире.
- Вон, - четко и холодно сказал он. – Вы ошиблись. Прочь.
Оставшиеся целыми нападавшие подхватили раненных товарищей и скрылись. Ом им не мешал, он не мог отвести глаз от Эмбера. А тот опустил руку с оружием и смотрел на него.
- Ты поздно, Оро, - разглядывая ссадины и разбитую бровь, с придыханием низко и мягко произнес он. – Я ждал.
В лифте они смотрели друг другу в глаза, ничего не спрашивая. За дверью, Эмбер отложил пистолет на столик и повернулся, вздернув подбородок. Линия скулы протянулась острой гранью.
- Иди сюда, - властно, как приказывал наемным шавкам убираться, произнес он.
И Ом, не думая, подчинился. Поцелуй вышел с кровью, со вкусом металла и адреналина. Внутри опять все вскипело, не успев остыть, шло широкими трещинами, из которых рвалась лава эмоций. Эмбер толкнул его на закрытую дверь, оплетая руками шею и прижимаясь всем гибким сильным телом. Сейчас он не растекался расплавленным металлом, обжигал и ранил, как хороший гибкий клинок. Дрожал, натянутый и возбужденный. Ом развернул его, смял ягодицы ладонями, подсаживая вверх, на себя.
Эмбер укусил его за ухом. Острые зубы послали разряд тока, вонзились глубоко, оставляя звериную метку. Ом зарычал от животной страсти, вмиг смывшей остатки сознания. Это не ринг, это другой поединок. И здесь он мог отпустить себя целиком и полностью. Эмбер сжал его ногами, лизнул в разбитую губу, жарко подышав. Не жалея вдавил ладонь в плечо, мешая боль и наслаждение. «Охотник» опустился вместе с ним на кровать, но его тут же развернули, попытавшись оседлать. Ом не уступил, и они покатились, рыча и сцепляясь руками, переплетаясь ногами и яростно целуясь. Одежда рвалась и летела прочь. Острые ногти Эмбера, его кольца царапали, оставляя за собой свежие ярко-розовые полосы, поверх ссадин на спине, поверх рассечения на ребрах. В ответ Ом крепко целовал, кусал ключицы, терзал губами соски, прихватывал зубами стержень штанги, вжимал собой в матрас и двигался резкими толчками. Кровать стонала в унисон… они изранились в кровь, прежде чем замерли на мгновение, подстраиваясь. Эмбер раскрылся, нетерпеливо вздрагивая, а Ом на секунду задержал дыхание, входя медленно, не вспомнив о защите. Передышка закончилась коротким рыком. И снова рывок, еще и еще. Не жалея. Укус за укус, толчок за новую дорожку на спине. Они перекатились опасно к краю. Вокалист выгнул спину, запрокидывая голову, открывая беззащитное светлое горло. «Охотник» вжался бедрами, входя глубоко насколько возможно, Эмбер тут же приподнялся, держась за его напряженную мокрую шею, хищно скалясь и хрипло горячо дыша в губы.

Эмбер полулежал в подушках и короткими движениями языка зализывал рассечение на скуле Ома.
- Ты как лисица, - негромко произнес «охотник», впервые выдав то, что давно крутилось на языке.
Двигаться и говорить не было сил. Эмбер сделал то, что не удавалось сегодня всем противникам Оро. Выжал его досуха, пометил собой везде, куда дотянулся, заставил потерять голову. А теперь, довольный, мягко улыбался и молчал.
Вокалист фыркнул.
- Это плохо? – спросил он.
- Не знаю, - честно откликнулся Ом, целуя его ладонь и глядя на столик, на котором все еще лежал пистолет с глушителем. – Но мне нравится.
Много позже, уже почти засыпая, «охотник» решил, что разговора уже не избежать, слишком многое показало свою неприглядную сторону. Эмбер повернулся, пристально глянул из-под ресниц и уткнулся лицом в плечо.
- Спи, - шепнул вокалист. – Все будет потом.

*****
Час ночи.
Шум крики.
Толпа стонет и орет.
Песок взбит ногами, потными телами и окроплен местами кровью.
Звук людской жажды насилия гулять от стены к стене, взмывает к потолку и рассыпается липким запахом дорогих духов и мокрых опилок. Голос рефери жонглирует людским настроением, то подогревая, то заставляя исступленно биться в охватывающее арену кольцо решетки.
Ом стоял на узком перешейке-мостике, ведущем от общей ВИП ложи к укрытым тенью местам для особых гостей. Сегодня тут было пусто. Обычный ничем не примечательный «будний» день. Ом заехал перекинуться парой слов со знакомыми, проверить очередную приманку. На ринг «Оро» не выходил и не собирался. Кубики льда через тонкую стенку стакана холодили ладонь, пальцы слегка занемели и кончики покалывало.
- Привет, привет, - Максимилиан, как всегда в белом – на сей раз узких джинсах и распахнутой на груди сорочке – подошел и встал рядом, облокотившись на невысокие узкие перильца. – Не ждал тебя сегодня. Соскучился, дорогой?
Ом сдержал усмешку. Цветные пятна прожекторов переползали с места на место, окрашивая тень и металл охрой, кобальтом и едким багрянцем. На белом они смотрелись расплескавшейся краской, на темной, смазанной по контуру мешковатой одеждой фигуре «охотника» - слабыми бликами.
- Что-то тихо сегодня, Макс. Или я просто редко бываю в понедельник?
Толпа внизу взревела, рефери объявил очередного победившего. Оставшийся лежать на песке боец корчился и зажимал ребра.
- Тебе нечего тут делать в такие дни, - управляющий «Вулкана» невзначай сдвинулся ближе – «охотник» чувствовал его сквозь одежду, ноздри улавливали слабый запах хорошего табака и кофе. – Хотя я рад тебя видеть, пусть это и не взаимно.
- Ну почему же, - Ом развернулся к нему лицом. – Я рад тебя видеть.
- Ой ли? Ладно. Так зачем ты приехал?
- Забрать кое-какие вещи и посмотреть. Не часто удается со стороны взглянуть на ринг. В прошлый раз было… весело.
Макс едва заметно прищурился.
- Да, ты молодец.
- Правда? – светло-синие глаза «охотника» опасно потемнели. - А проверка твоя так себе была.
Свето-ферма развернулась, теперь они стояли по колено в темно-зеленом, болотно-густом сплетении лучей, подобно живым тонким змейкам в тесном клубке, ворочающимся и извивающимся.
- Извини. Не мной придумано, ты должен понимать. Зато хочу обрадовать лично, раз уж мы встретились. Тебя приглашают на закрытый турнир. Приз щедрый и… репутация. Пора выходить на новый уровень, заводить знакомства. Ты же не хочешь всю жизнь пропрыгать на этом песке, я прав? Травмы не всегда будут заживать быстро и хорошо.
Максимилиан любовно и небрежно погладил плечо Ома, безошибочно вспомнив, в которое именно Оро беге в последний раз, стараясь не подставлять поврежденный сустав. Пальцы задержались над ассиметричным воротом трикотажной тонкой кофты «Оро». Ом дал пощупать свой ровный пульс, отпил воды, оставил стакан на плоском украшении перил и хмыкнул:
- Не хочу. Мне это уже надоело. Пора делать карьеру.
- Вот это мой мальчик, - едва не замурлыкал Макс. – В следующую субботу, к шести вечера. Я поеду сам и подхвачу тебя у клуба. На ринг не выходишь в выходные. Незачем, тут одна мелочь.
- Хорошо, как скажешь, - «охотник» игнорировал прикосновения и то, что внутри довольно клокотало. – Но давай договоримся…
Он вальсирующим па переступил, подхватил Макса под спину, уводя глубже в тень, пока не уткнул в обитую мягким велюром высокую спинку диванчика. Тот легко уступил, на губах появилась дразнящая улыбка. Ом прижал его собой, перегнул, заставив потерять равновесие и лечь на его руки, доверившись. Свет в очередной раз сменился, оставив их в слабо подсвеченной неоновыми жилами темноте. Макс в руках «охотника» выделялся белым пятном призрака. Толпа затаила дыхание, стало почти тихо… напряжение густело в воздухе. Ом наклонился низко-низко, прижался щекой к щеке Макса и тихо зашептал, ласково и мягко, задевая губами ухо:
- Я тебе очень благодарен за помощь, правда. Не слепой, вижу, что ты стараешься...
Руки Макса сомкнулись на его шее.
- И? - промурлыкал он, прижимаясь.
- Хочу… «охотник» чуть отходит, снимая руки с шеи и заводя их управляющему за спину, - тебя…
Громкий согласный вскрик толпы, голос рефери. Рывок – Макс оказался спиной вжат в твердую грудь Ома, перехватившего одной рукой его запястья, вторая ребром ладони уперлась в незащищенное горло.
- … предупредить, - «Оро» выгнул Макса в руках до угрожающе хрупнувшего позвоночника. – Еще раз замечу твоих ребят вокруг меня, неважно по чьему приказу, я приду за тобой. Не следи, Макс… не надо. Ты мне нравишься, но я не выношу попыток посадить меня на цепь.
Максимилиан застонал от боли.
- Я выполняю приказы.
- А я нет, если мне за это не платят. Поэтому повторять не буду. Я вижу возню вокруг, мне это не нравится.
Ом перехватил волосы на затылке «добычи» и потянул еще назад. Ткнулся ласково носом в скулу струной вытянувшегося от боли Макса.
- Я тебя услышал, - выдавил управляющий.
- Это хорошо, - Ом шумно выдохнул ему в ухо, оставил на шее жесткий поцелуй и отпустил. – Во сколько мне подъехать?
Макс передернул плечами, неловко и резко одергивая рубашку и тяжело дыша от смеси возбуждения и страха перед ледяной злостью «Оро».
- В пять, - справившись с голосом, ответил он.
- Отлично, - «охотник» подхватил переливающийся цветными бликами стакан и отправился вниз.


По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.