Механический +259

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Дойль Артур Конан «Шерлок Холмс»

Пэйринг или персонажи:
Ватсон/Холмс
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Повседневность, POV, Занавесочная история
Предупреждения:
OOC
Размер:
Драббл, 1 страница, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Иногда Холмс казался механическим. Такой вот сосредоточенной на своем функционировании машиной, которую не интересует ровным счётом ничего; он, увлечённый своей задачей, мог не есть, не спать и не обращать внимания на прочие физиологически потребности, отдавая предпочтение работе мысли, а на все мои уговоры поесть отвечал, что голод стимулирует работу мозга.

Посвящение:
Наська, люби пейринг!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я укурилась. Но я ВИЖУ ПЕЙРИНГ. БОЛЕЕ ТОГО, Я ЕГО ЛЮБЛЮ.
Правда укурилась.
23 января 2013, 16:02
Иногда Холмс казался механическим. Такой вот сосредоточенной на своем функционировании машиной, которую не интересует ровным счётом ничего; он, увлечённый своей задачей, мог не есть, не спать и не обращать внимания на прочие физиологически потребности, отдавая предпочтение работе мысли, а на все мои уговоры поесть отвечал, что голод стимулирует работу мозга. Я, будучи врачом по образованию, спорить с ним не находил ни сил, ни смысла, однако по поводу стимуляции чего-то там у Холмса мысли у меня были свои.
Жизнь с каждым разом стимулировала у него упрямство. Холмс становился вспыльчив и нетерпелив, если я, смея отрывать его от работы, начинал вести себя как его суровый родитель.
Холмс ненавидел от кого-то зависеть.
«Если Вас пренепременно тянет кого-то учить, то заведите себе детей, Ватсон. Я для этих целей, как Вы успели заметить, не подхожу», – замечал он с ироничной улыбкой.
На самом деле, меня это несказанно злило, но не отдавать себе отчёт в том, что я могу диктовать и не диктовать, я не мог. Своевольный детектив редко слушал чужое мнение, и ещё реже – прислушивался к нему.
Мне же просто и эгоистично хотелось, чтобы у Холмса эгоистично всё было хорошо. Правда, ему было всё равно, чего и кому хотелось.
Холмс был всецело предан своему делу. А я – как смеялся я, помнится, над самим же собой! – всецело предан самому Холмсу.

– Посидите со мной, Ватсон, – звал он меня иногда, в минуты крайней растерянности, кивая головой на диван.
Я садился совсем рядом с этим ироничным роботом. И слушал. Как он дышит, как беспокойно ёрзает, обдумывая что-то. Как смеётся своим же догадкам.

Я никогда не хотел детей. Моим всем, кажется, стал этот человек с тёмными глазами. Моим ребёнком, моей страстью, моей жизнью.
А потому – я просто наблюдал за его бесстрастным лицом, слушал его голос и отправлял Холмса спать, когда лицо его становилось совсем бледным.
Холмс капризно поджимал губы. И тогда мне приходилось ложиться вместе с ним.

Холмс тихо сопел. И, совершенно точно, ненавидел меня за ту неслыханную власть, что я имел над ним.
А мне было всё равно.
Ведь я просто любил Шерлока, такого странного во всех его проявлениях.
И любил то, что он никак без меня не мог.

Иногда Холмс казался механическим. Но в любое время – запрограммированным на любовь ко мне.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.