По шагам 18

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Haikyuu!!

Пэйринг и персонажи:
Иваизуми/Ойкава, Ойкава Тоору, Ивайзуми Хаджиме, Мацукава Иссей, Ханамаки Такахиро
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Драма, Повседневность
Предупреждения:
ОЖП, Элементы гета
Размер:
Мини, 18 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Что может произойти, когда в жизни двух лучших друзей появляется девушка?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
эта работа была неким экспериментом, поэтому сама не знаю, чо тут, как тут
этот фанфик - зарисовка, поэтому чувства и действия описаны по минимуму
не знаю, понравится Вам, или нет, но очень буду ждать отзывов и оценок С:
старалась
15 мая 2017, 01:25
1.

С неприкрытым интересом Идаи хлопает ресницами, оглядываясь вокруг. Пышная зеленая листва деревьев шумно сотрясается под очередным порывом ветра. Раскрыв в восторге рот, девушка волнительно сжимает ручку сумки на груди. Сердце встревожено отстукивает барабанные ритмы. Оживленный район Сендая пестрил разноцветными табличками и плакатами с японскими иероглифами, полосами зебры, начерченными на асфальте и высокими зданиями. Воспоминания нахлынули теплой волной воздуха, погружая в прошлое. Идаи вновь ощущает себя низкорослой девчонкой, с розовым рюкзаком за спиной, которая утирает слезы кулаками и машет рукой двум ребятам, стоящим поодаль.

— Дочь, ты идешь?

Женский голос вырывает из раздумий, призывая последовать за собой. Улыбнувшись собственным мыслям, Идаи кивает и торопиться нагнать родителей.

Спустя пять долгих лет после первой поездки Тамамоно сумела уговорить семью на переезд в Японию, предложила купить дом рядом со старшей школой, в которой ей хотелось учиться, окончить предпоследний класс русской школы и подтянуть японский, чтобы не было проблем в общении с японцами. Пришлось много сил и денег потратить на репетиторов практически по всем предметам, чтобы получить высшие оценки, позволяющие сдать вступительные экзамены в элитную школу префектуры Мияги. Она действительно истязала себя ради возвращения в Сендай.

Родилась Тамамоно в Сендае и прожила там тринадцать лет, отучившись в младшей и неполной средней школе. Девочка полукровка — мама ее была русской, а папа японец. К тому времени их семья претерпела разлад, подходя вплотную к решению о разводе еще до поступления Идаи в среднюю школу. И вот, случилось то, чего она, в самом деле, опасалась — мама подала на развод с отцом. Поскольку большая часть родни Тамамоно была в России, мать без раздумий собрала вещи и, подписав все документы, направилась в свой родной город. Еще в Японии родители учили девочку русскому, поэтому проблемы по возвращению были малозначимыми. Все упиралось в отсутствие практики, но Тамамоно быстро с этим справилась. Правда, чем дольше ей приходилось жить за пределами Японии, тем сильнее формировалась ее мечта туда вернуться. Спустя полтора года родители помирились, и отец перебрался к ним.

— Тамо, скорей разбирай вещи и поторопись в школу, чтобы разобраться с документами!

— Ладно~


2.

Несмотря на то, что Идаи так и не удалось попасть на вступительную церемонию по стечению обстоятельств, она не расстроилась — пропустила всего полмесяца от начала, а значит, успеет нагнать. Бросив короткий взгляд на наручные часы, Идаи пугливо распахивает глаза и переходит на бег уже практический у ворот школы. Большое белой здание с огромными часами приветственно раскрыло входные двери. Обилие зеленых деревьев разбавляло присутствие сакуры. Школьники либо суетливо покидали пределы учебного заведения, либо шагали в самый его центр. Небольшой фонтан плескался, мерцая на солнце. Почти до столкновения Тамо заметила-таки незнакомца, идущего с компанией в спортивной форме белого цвета, а после увертливо проскочила мимо, едва задевая.

— Прости-прости, — скоро извинилась она, махнув рукой.

Гордо сжимая в ладонях копии документов о зачислении на 3 год старшей школы Аобаджосай, Идаи сумела оправиться от встречи с директором и вернуться к реальности. Теперь ее задача оказалась куда сложнее — найти учителя по имени Мизогучи, который, как подсказали ранее, находился в учительской. Прошагав по коридорам школы, Идаи внимательно все изучила, и была уверенна, что не найдет нужный кабинет так быстро. Постучав по косяку, Тамо заглянула внутрь, а после проскользнула внутрь, глазами отыскивая «тридцатилетнего мужчину среднего роста со светлыми волосами». Тот кто нужен, стоял возле стола и собирал документы в портфель, сейчас же торопливо оглянувшись на пришедшего.

— Здравствуйте, — коротко поклонилась девушка, — Мизогучи-сенсей, верно?

— Здравствуй. Да, — кивает в ответ он.

 — Я хотела отдать заявку на вступление в волейбольный клуб, — быстро пояснила Идаи, протягивая бланк с заявлением, вытянув из сумки с остальными бумагами.

— В качестве менеджера, если только, — принимает лист, пробегает глазами по строчкам и поднимает проницательный взгляд на Тамо.

— Да, именно.

— А занятия с какого дня начинаешь посещать?

— С завтрашнего.

— Хорошо. Сегодня я предупрежу о тебе команду, а завтра, сразу после занятий приходи в спортивный зал и я тебя представлю. Договорились? — снисходительная улыбка озарила его губы.

— Да!


3.

Первый день в новой школе и в новом обществе вселял сковывающий страх. Чуть позже стало понятно, что одноклассники, которые с интересом изучали иностранку, оказались и не такими пугающими, поэтому, после первого урока Тамо приобрела небольшую часть уверенности. Уже после первого урока она наша подружку по имени Сакура. Освоившись в новом месте буквально за три часа, Идаи уже обрела успех в общение со всеми в классе.

Сейчас же девушка на всех парах несется через переход на улице к спортивному залу, где ее ждет волейбольный клуб. Теплые ветер приятно обвивал тело, а трепещущие волосы под потоком воздуха тут же разлохматились. В больших окнах мелькали парящие в небе лепестки сакуры, и по-прежнему зеленые деревья. Хватая ртом воздух, Идаи который раз ругала себя за то, что всегда и везде опаздывает. Пунктуальность — никогда не была ее сильной стороной.

*тем временем в спортивном зале*

— С сегодняшнего дня, как я говорил ранее, в команде появится менеджер. Она только приехала из-за границы, поэтому дайте ей освоится и будьте дружелюбны.

Волейболисты переглянулись меж собой, а после в помещении прервалась хрустальная тишина, обращаясь в громкий шепот юношей. Вдруг в дверях появляется растерянная, но восторженная Тамамоно.

— Простите за опоздание, — пропела девушка, проходя вглубь.

— А вот и она, — коротко кивнул Мизогучи, покосившись на Идаи.

— Мое имя Идаи Тамамоно, рада приветствовать! — улыбнувшись, отчеканила Тамо, поклонившись.

В ответ послышалось громкое синхронное приветствие. Идаи пробежалась взглядом по присутствующим и внимательно уставилась на парня с торчащими волосами, который задумчиво склонил голову и с прищуром изучал нового менеджера. Тамамоно знала, что ее непременно узнают — она ждала этого.

— Эй, Ойкава, прекрати…

 — Ива-чан, погоди, это же Тама-чан! — вдруг осознал Тоору, просияв, — Тама-чан, я так рад!

— Давно не виделись, — улыбнулась еще шире Идаи.

Буквально спустя минуту Ойкава кинулся обнимать подругу детства, под растерянными взглядам сокомандников.


4.

Уже два месяца, как Идаи стала менеджером волейбольного клуба. Девушку приняли радушно, ценили и уважали за всю ту помощь, которую она оказывала команде перед предстоящими матчами, собирая полною информацию о каждом противнике. В самом начале некоторые пытались приударить за ней, но Идаи отказывала, извиняясь. Попытки добиться ее канули в лету еще на первой неделе.

Поскольку девушка была искренней и дружелюбной, в ней души не чаяли. Особенно она подружилась с Ханамаки и Матсукавой, а так же вернулась к тесному общению с Иваизуми и Ойкавой. Выяснилось практически сразу, что Тамамоно живет на соседней улице от домов Иваизуми и Ойкавы, поэтому у них быстро вошло в привычку добираться до школы вместе. В итоге она отлично вписалась в компанию Макки-Матсун-Ива-чан-Ойкава. Никто против не был.

И вот уже как две недели она наблюдает за Тоору. Благодаря своему умению читать людей, Тамо видела его насквозь. К ее осознанию быстро пришло то, что Ойкава далеко не так рад появлению Тамо, как он пытается это показать.

Если вспомнить времена до уезда Идаи, то становится понятно, что она общалась с ребятами не так тесно, как сейчас. Тогда Тамо по случайному стечению встретила их на улице, когда подвергалась нападкам обидчиков с соседнего двора. Ребята заступились за нее, а после предложили ей присоединиться. Девочке редко удавалось поиграть с кем-то кроме них из-за отсутствия друзей и именно это послужило первым толчком к общению. Потом по воле случая они попали в одну младшую школу, а после и в одну среднюю. Ей не нравилось навязываться, поэтому она не старалась поддерживать связь — ее поддерживал Иваизуми, продолжая хорошо с ней общаться. По ее мнению она была просто временным явлением между Ива-чаном и Ойкавой, который не желал делить Иваизуми ни с кем. Это раздражало Тамамоно. И поняла юная особа это только сейчас.


5.

Тамамоно всегда нравился Хаджиме. При одном его взгляде ее бросало в крупную дрожь, щеки предательски покрывались легким румянцем, а сердце стучало, словно молоток по дереву. Скорее, это уже даже не влюбленность, а любовь, о которой снимаю фильмы, пишут книги. И приглашая Иваизуми сегодня вечером на прогулку, она знала, что у нее есть шанс.

Прохлада постепенно становится легким холодом, поглощающим город. Идаи мерзло вздрагивает, продолжая гладить кошку, что увязалась за ними от кафе, где они сидели. Внезапно на ее плечи опускается теплая кофта, согревая озябшие тело.

— Спасибо, — улыбается Идаи, поднимаясь и вставая возле Хаджиме.

Парень кивает, слабо улыбнувшись в ответ. Мост, на котором они стояли, был над небольшой речкой, в которой отражались яркое таинственное звездное небо. Легкие колебания воды искажали четкость созвездий. Мягкие всплески воды успокаивающе периодично звучали где-то неподалеку.

— Ха-кун, — серьезно начинает Тамо, обхватывая руками перила моста и вглядываясь в прозрачную воду, — ты же понимаешь, что я не просто так позвала тебя?

— Понимаю, — согласился Иваизуми, опираясь локтями на те же перила.

— Обещай только, что не перестанешь общаться со мной из-за этого, — по-детски попросила она, переводя встревоженный взгляд на Хаджиме.

— О чем таком ты хочешь рассказать, что я должен перестать с тобой общаться? — усмехнулся парень, встречаясь взглядом с Идаи. — Ладно-ладно, обещаю.

— Ты мне нравишься, — выпалила она на одном дыхании, сжимая пальцами перила до выступающих костяшек. — Я не прошу ответа или чего-то другого, просто сообщаю то, что держать в себе уже не в силах.

Юноша благородно выслушивает признание, прищуриваясь. Закрывает глаза и утомленно вздыхает.

— Спасибо тебе, — благодарит, словно ему вручили что-то сокровенное, — я не смогу сейчас дать тебе ответ, — Тамо вздрогнула, прикусывая губу, — но если ты согласишься немного подождать, то я был бы очень рад.

Идаи задыхается, испуганно оглядываясь на Хаджиме. Слезы наполнили глаза, а улыбка озарила подрагивающие уста. Она кивает.


6.

— Идаи, ты ведь идешь? — интересуется Ханамаки, повернув к ней голову.

— Куда? — растерялась Тамо, оторвав взгляд от экрана телефона, заканчивая набирать нетерпеливой подруге сообщение.

— Поклонники пишут, Тама-чан? — пропел Ойкава, усмехнувшись.

— Завидуешь что ли? — парировала Идаи, прищурившись. — Ма-чан, куда там я должна идти? — уже обращаясь к первоначальному собеседнику.

— На тот фильм, который ты так нахваливала, — напомнил Макки.

— Э? — удивилась она. — Не думаю, что такая возможность появится в ближайшее время, — чешет затылок.

— Ты же так хотела пойти? Хм, ну ладно, — Макки покосился на Матсукаву.

— Ах, точно, завтра мы закажем большой попкорн с фруктовым вкусом и съедим на двоих, — нарочно дразня сообщил Матсукава.

— Я иду! — вдруг, просияв, воскликнула Тамо. — Тоо-чан, Ха-кун, вы же с нами? — оборачиваясь к идущим позади их троицы.

Тоору косится на Иваизуми, а после отводит взгляд в сторону, кажется, пытаясь придумать оправдание для отказа. Идаи хмурится, замечая задумчивость Хаджиме.

— Значит — идете, — наскоро махнув им рукой, отвернувшись и возвращаясь к разговору с Макки и Матсуном.

— Эй!


7.

Тамамоно жутко раздражает поведение Ойкавы. Поход в кино обернулся для нее целым испытанием. Тоору пытался препятствовать попыткам Идаи и Иваизуми остаться наедине и поболтать. Хаджиме же совсем не понимал что происходит, видимо рассчитывая, что друзья просто дурачатся. Это выводило Идаи из себя еще больше.

Вышагивая по школьному коридору, наполненному суетящимися учениками, Идаи оглядывается, выискивая глазами предмет воздыхания всех девиц в школе. Насупившись, она косится в окно и вдруг замечает нужного ей юношу, окруженного девушками. Сорвавшись с места, Тамо торопиться застать персону на том же месте.

— Тоо-чан, — нагнав Ойкаву, выкрикнула Идаи, — Простите, юные леди, я вынуждена забрать его у вас на очень важный разговор!

Широко улыбнувшись юным особам, Тамо наигранно поклонилась и поторопилась увести под руку капитана. Тот улыбается и машет ладошкой дамам, а после переводит взгляд на Тамамоно. Вздохнув, девушка прячет руки за спину.

— Прогуляемся?

— Что-то случилось, Тама-чан? — приобретая серьезность, интересуется искренне Тоору, глянув на нее.

— Я ведь не ошибаюсь, да? На счет твоих чувств, — спросила она, потупив взгляд в землю.

— А? Каких еще чувств? О чем ты говоришь? — взмахнув театрально рукой в воздухе, он усмехнулся, а в голосе отчетливо слышно нотки испуга.

— Не прикидывайся, Тоору. Я о Хаджиме, — насупилась Идаи, сжимая кулаки за спиной.

Ойкава вздрогнул, растерявшись.

— Мне надо было убедиться. Я не собираюсь рассказывать кому-то.

— И на том спасибо, — хмыкнул грубо парень, пряча руки в карманы.

— Твои намерения серьезны? Собираешься оставаться в стороне?

— Они серьезны, — останавливается. — А дальше уже не твое дело.

Идаи лязгом свела зубы и скривилась. Развернувшись, Тамамоно ополчено ткнула кулаком в его грудь, излучая ауру гнева.

— Еще как мое дело! Если ты думаешь, что я сжалюсь, узнав о чувствах бедняжки Тоору, то ты очень ошибаешься! Теперь мы наравне! Не смей сбегать! На данный момент мы соперники! Я не собираюсь уступать тебе Иваизуми! Усек?

Ее сердце билось бешено, так же как и сердце Ойкавы. Капитан растерялся, боязливо распахивая глаза. Юноша сглотнул, а после истерично изогнул губы в ухмылке, кивая.


8.

— О чем задумалась, Идаи? — наклонившись к Тамамоно, произносит Матсукава, руками упираясь на колени.

— А? Ой, о предстоящем матче, — нерешительно солгала она, поднимая взгляд.

— Ты всю тренировку так просидела, в курсе? — хохотнул Матсун, выпрямляясь и протягивая ладонь.

— Черт, — выругалась менеджер, закрывая тетрадь и принимая помощь, хватаясь за руку.

Все ребята устало вздыхали, вытирались полотенцами, утоляли жажду, а первогодки суетливо таскали мячи и вынимали из кладовой швабры. Тамо виновато улыбнулась, оглядываясь на Матсукаву, на что тот понимающе кивнул. Мобильный в ее сумке напористо затрезвонил, отвлекая от раздумий и занимая внимание команды. Извинившись, она быстро достает раздражающий предмет и выключает звук. Сакура прислала сообщение, в котором говорилось о плохой памяти Идаи, ее рассеянности, и о забытых распечатках по японскому в столе парты. Цыкнув, смотрит на время. Если побежать — она успеет.

— Я сейчас вернусь! — крикнув, Тамамоно сорвалась с места.

Вспомнив про сумку, оставленную в спортзале, а после, понадеявшись, что ее возьмет кто-нибудь из ребят, девушка избавилась от мысли о возвращении, уступая место размышлениям о предстоящей борьбе за сердце Иваизуми. Страх упущения шанса брал верх, что заставляло морально поедать себя изнутри. Она уже не была так уверена, что Ойкава проиграет.

Крепко сжимая распечатки в руках, Идаи прерывисто дышит, переходя на шаг. Ребята стояли под фонарем и что-то обсуждали, а заметив ее, затихли. Сумка Тамо была в руках Иваизуми.

— Иди, переодевайся, Тама-чан. Мы подождем, — выставив ладонь, чтобы забрать бумаги, пропел Ойкава.

Сунув листы Тоору, она кивает и спешит в женскую раздевалку, чтобы переодеться. Быстро скинув с себя спортивный костюм, поменяв его на юбку и блузку, юная особа соскакивает с лестницы, подбегая к волейболистам. Забрав распечатки у капитана, благодарит его, и уже было хотела забрать сумку у Хаджиме, как тот вдруг одернул ее.

— Да я понесу, мне не сложно, — поведя плечами.

— Ты очень добр, Ха-кун, — склонив голову, соглашается Идаи, а после сверкает глазками на Тоору, который увлеченно разговаривал с Ханамаки, но не упускающего из виду происходящего.

Тамамоно чувствовала, что тот недоволен.

— Ива-чан, да ты джентльмен! — слащаво пропел Ойкава, все же обращая внимание.

— Заткнись, Тупокава, — огрызнулся на того Иваизуми, скривившись.


9.

Идаи уже как месяц довольствуется тем, что смогла расположить к себе Хаджиме. Только вот атмосферу между ними нельзя назвать атмосферой влюбленности. Пусть они и ходили на свидания, иногда брались за руку по инициативе Тамо, все это по-прежнему было лишено взаимности. Иваизуми понимал, что делает что-то не так из-за того, что не питал ответных чувств. Тамамоно не могла не понять этого. Только не с ее великолепной проницательностью.

Ночь сгущалась, погружая все во тьму. Слабо светящее полнолуние бледнело на небе, скрываясь за облаками. Допив сок из коробки, Тамо выкидывает ее в мусорный бак рядом со скамьей, на которой сидела она и ее спутник.

— Знаешь, оказывается у меня потрясающее терпение, — невзначай пропела Тамо, а после, осознав, что ляпнула не то, поспешила добавить, — прости, я не на что не намекаю, просто…

— Это мне стоит извиняться, — мотнул головой он, слабо краснея, — как-то не по-мужски — заставлять девушку ждать, — почесал затылок.

— А? Нет-нет, все в порядке. У каждого должен быть выбор, — заверила тут же Идаи.

Она пронзительно смотрит на отстраненный взгляд Хаджиме. Ее словно током ударило — она, наконец, поняла, что мысли этого парня забиты чем-то другим.

Вздохнув, Тамо скрытно достает телефон и быстро набирает текст сообщения, а после торопливо отправляет абоненту. Считает свой поступок правильным.

Беседа с Иваизуми была прервана мимо проходящим Тоору, который сразу заострил внимание на их паре. Руки его в карманах, на нем — серая кофта, черная олимпийка и черные джинсы.

— Какие люди! — фальшиво улыбнувшись, протянул капитан, — у нашей парочки свидание что ли?

— Ты что здесь забыл, Дуракава? — насупился Иваизуми.

— А? Я-то? — ткнул в себя указательным пальцем, — с друзьями гулял, вот решил через парк вернуться, а тут вы.

— Тц, — цыкает Хаджиме.

Вдруг на телефон пришло сообщение, гласившее о приглашении на открытие какого-то нового книжного магазина. Вопреки даже своим ожиданием, что-то невнятно пропыхтела, привлекая внимания друзей.

— Я совсем забыла, что Сакура просила меня помочь с домашним заданием, — Тамо сделала печальное лицо, будто проклиная свою память. — Тоо-чан, Ха-куна, проведите весело время, пока есть время. Прошу прощения, но мне нужно бежать. Пока!

— Чего? Я? — растерялся Тоору, хлопая глазами и оглядываясь на не менее удивленного Иваизуми.

Тамамоно сокрушенно отдала прикази и легким бегом направляется к выходу из парка. Ойкава тем временем с широкой улыбкой на лице хватает за запястье Иваизуми, уводя с собой в кафе, на что тот поначалу возмущается и даже дает ему пару подзатыльников, а после соглашается.

Сжав в ладонях телефон, Тамо с гордо поднятой головой шмыгает носом, утирая выступившие слезы. Она знала, на что шла, отправляя Ойкаве сообщение. Завтра она обязательно похвалит его за поразительную скорость и прекрасную актерскую игру.


10.

— Потрясающе вчера сыграл. Я была готова тебе зааплодировать, — опираясь на стену, Тамо склоняет голову, внимательно следя за движениями Иваизуми в игре.

Тоору отпивает пару глотков из бутылки, сидя на полу возле стены спортивного зала.

— Вынужден поблагодарить тебя, — захлопнув крышку.

— Спорим, в твоей голове крутится что-то типа «а какого черта эта девчонка это сделала»? — растягивает губы в улыбке Тамамоно.

Парень криво усмехается, мысленно соглашаясь с ее словами.

— Знаешь, — капитан кладет вытянутую руку на колено согнутой ноги и прикладывает на плечо голову, — как только ты появилась, Ива-чан сократил наши с ним встречи. Вчера, до твоей смс-ки, я был уверен, что мне не удастся ничего поменять, сколько бы я ни старался. Все то, что я строил с годами, разрушила ты, Тама-чан. Какое-то время я действительно ненавидел тебя. Но… — он поднялся с места, стягивая с шеи полотенце, переводя дыхание, — вчера ты, действительно, послужила лучом света. До невозможности бесит, но ты правда удивительная, Тама-чан.

— Я, конечно, рада, что ты высказался, Тоо-чан, — хохотнула Идаи, — только… Кем ты себя возомнил, возненавидев меня?!

Девушка схватила подлетевший к ней мяч и, прицелившись, со всей силы отправила его в затылок Ойкавы. Предмет попал точно в цель, а Тоору только болезненно скривился, возмущенно восклицая:

— Тама-чан! Это жестоко!


11.

— О, у Ойкавы новая девушка? — перекидывая через плечо сумку, спрашивает Ханамаки.

Тамо, Хаджиме и Матсун, стоявшие возле него, проследовали глазами к месту, в которое так сосредоточенно смотрел Макки. Буквально пять минут назад Тоору попросил ребят подождать его около фонтана, а сам сбежал. Как только Тамамоно наткнулась взглядом на парочку, любезно обменивающуюся комплиментами, открыла от удивления рот. Ойкава так собственнически сжимал ладошки юной особы в своих руках, а девушка так трепетала. Подобное — словно мыльная опера.

— Ага, кажется, две недели назад была блондинка, — откликнулся Матсун. — Значит, в выходные он угощает нас набэ.

Парни победно хлопнули ладонями.

— Ха, — натянув олимпийку, выдал Иваизуми, — я, пожалуй, тоже присоединюсь.

— Надо не забыть ввести традицию — угощаться за счет проигравшего Ойкавы, — подметил Макки.

— Эй, — заговорила до этого молчавшая Идаи, не отрывая взгляд от парочки, — это реально его девушка?

— Да. Они уже как неделю встречаются, — отвечает Хаджиме, поворачивая к ней голову и моментально вздрагивая.

Аура вокруг нее казалась диким пламенем, бушевала в разные стороны, распугивая прохожих. Глаза наполнены злостью, а маленькая ладошка сжимается в кулак. Маки и Матсун отшатнулись.


12.

— Ива-чан~

Ойкава оказывается возле Хаджиме и щенячьим взглядом смотрит на него.

— Чего тебе? — хмурится вице-капитан.

— А ты случайно не знаешь, почему Тама-чан игнорирует меня третий день подряд? — удивленно хлопая ресницами, Тоору уставился на Иваизуми.

Тот насупился, наклонил голову, чувствуя злость, расползавшуюся по телу.

— Ну что за идиот? Откуда я знаю? — почти рычит парень, исподлобья глядя на друга.

— Понял-понял, — состроив взволнованное личико, Ойкава поднимает руки, сдаваясь, и сиюминутно пропадает.

Матсун и Ханамаки складывали сетку о чем-то оживленно беседуя, что смело прервал возникший возле них капитан, сложивший руки в умоляющем жесте.

— Макки, Мутсун выручайте! Что такое с Тама-чан? Она меня три дня игнорирует уже! — взвыл тут же он.

— А? — синхронно отозвались ребята, переглянувшись.

— Ойкава-сан растерял смелость и теперь боится узнать все у самой Идаи? — пропел Макки, вытягивая губы в ехидной улыбке.

— Да-да, верно. Никогда бы не подумал, что Ойкава-сан такой трус, — в тон ему протянул Матсун.

— Кто это тут трус?! Вот пойду и сам спрошу у нее! — горделиво фыркнул капитан и, развернувшись на пятках, направился к Тамамоно, складывающей полотенца.

Подойдя ближе, он осторожно зовет ее, не получая никакого ответа. Менеджер демонстративно отвернулась от него, переходя к другой работе. Ойкава в бессилии протянул руку за ней, а после хмуро опустил, принимая поражение.


13.

— И-чии! — крикливый женский голос где-то в стороне напугал Тамо и идущих рядом Иваизуми с Ойкавой.

— Сакура-чан? — оборачиваясь к нагнавшей их подруге. — Ты что-то хотела?

— Да, вот, ты вчера у меня забыла, — протягивая зарядку мобильного, улыбается Сакура, — а еще я пришла повидаться со своим парнем~

— А?

Растерянно оглядев девушку, которая кокетливо улыбалась, приложив пальчик к губам. Ойкава расплылся в неестественной улыбке, складывая ладошки. Выходит, ей тогда не показалось, что она знает ту самую нынешнюю девушку Тоору.

— Так вы встречаетесь? — прищуривается Тамо, чувствуя досаду, зарождающуюся где-то в горле.

— Ага, — в один голос согласились они.

Сакура берет под руку Тоору. Идаи косится на раздраженного Иваизуми и уйти от этой парочки находит лучшим решением. Аккуратно взяв Хаджиме за свободную расслабленную ладонь, беглым взглядом встречаются со сверкающими глазами Ойкавы, а после тянет юношу за собой.

— Тогда мы пойдем, чтобы не мешать влюбленным, — театрально вздохнув, Тамамоно ощущает, как ее ладошку крепче сжимают.

Хаджиме кивает, делая шаг в сторону Идаи, и они исчезают за воротами школы, направляясь к дому. Шли за руку они совсем не долго — Тамо посчитала нужным отпустить ее из-за сосредоточенного вида вице-капитана. Единственное, что разрушает тишину между ними — шарканье подошвы об асфальт и шелест листвы. Ужасающая догадка терзала сердце, с каждым днем все больше разрывая на части.

— Ха-кун, — почти шепотом, кусая губы, — постой.

Иваизуми дернулся, останавливаясь посреди безлюдной улицы.

— Что такое, Тамо? — вдруг спрашивает он.

Все мысли в голове перепутались, словно части порванной бумаги, разлетевшиеся под порывом сурового ветра, искажая сознание. В носу неприятно защипало, а дыхание перехватило. Сделав глубокий вдох, девушка запрыгивает на подступ в виде большого замурованного булыжника и хватает лицо Иваизуми в плен продрогших ладоней. Глаза Хаджиме распахнулись от изумления, а тело осадило дрожью. Замерло и сердце, которое билось до этого ритмично.

— Та…

Идаи прерывает его, трепетно касаясь губами его уст. Шершавые, грубые юношеские губы встречаются с такими мягкими и нежными. Скулы Хаджиме напряженны, излишне выступая. Они не отрывали взгляда друг от друга — блестящий пустой встречался с встревоженным. Воспользовавшись слабостью волейболиста, Тамамоно напористо проскальзывает языком в рот Иваизуми, ощущая жаркую влагу. Ей было страшно до тех пор, пока чужие уста не шевельнулись на ее губах, даруя волнительный ответ на поцелуй. Досада разъедала ее изнутри, сжигая внутренности, словно неугасимое пламя.


14.

Сидя всю ночь на кровати, обняв свои колени, Идаи ощущала себя разбито. В памяти то и дело всплывали воспоминания минувшего вечера. После поцелуя Тамо извинялась перед Иваизуми, опустив голову, на что тот потрепал ее по волосам, подарив теплую улыбку, которая разгоняла гнетущие мысли. До дома они так и шли наедине, не проронив ни слова.

Следующий день Тамо встретила с красными глазами и сонным видом. Только в школе ей удалось вернуться в раздражающую реальность. На протяжении всех занятий и тренировки в клубе она была излишне сосредоточенной. Много писала, готовясь к предстоящему тренировочному лагерю, запрещая делать себе даже минутный перерыв, помогала тренеру, разбиралась с данными, которые до этого просто накидала в черновик.

Трель телефона, зазвонившего в женской раздевалке, где переодевалась после тренировки Тамо, вызвала у Идаи тяжелый вздох. Приняв вызов, она прислушалась к мелодичному женскому голосу на той стороне провода.

— И-чии, привет, — пропела Сакура, — ты не могла бы придти сейчас и подготовить к тесту по английскому? Пожалуйста~ Я в долгу не останусь!

— Привет. Ну, если только ненадолго, — соглашается сразу она, зная неспособность подруги к изучению иностранного.

— Спасибо! Тогда жду!

Заперев дверь в раздевалке, Тамамоно прощается с ребятами на развилке и шагает к дому подруги. Быстро пресекая путь, девушка появляется на пороге, звонит в дверь. Терпеливо дождавшись, когда мама Сакуры пригласит ее внутрь, она приветствует родительницу и наскоро проникает в комнату. По ее приходу девушки практически сразу приступили к разбору вопросов, касающихся английского. Тамо не была превосходным учителем, но доходчиво растолковать все, что было непонятно Сакуре, ей удалось за малый промежуток времени.

— Кстати, — тихо произнесла одноклассница, вытягивая ноги и опираясь руками в пол за спиной, — я с Ойкавой рассталась.

— И сколько вы повстречались? — прыснула Идаи.

— Две недели почти, — просто ответила та, прикрывая глаза.

— Совсем не расстроена?

— Ну, мне как-то без разницы. Я и встречаться то начала от чистого любопытства, — усмехнулась.

— Ты так говоришь, словно позволяла Ойкаве себя любить.

— Какая там любовь? У него есть любимый человек.

— Любимый человек? — встрепенулась Идаи, пристально глядя на подругу.

— Мы расстались вчера. Этот парень сказал: «Сакура-чан, ты уж извини, что отнял твое время, но у меня есть человек, которого я люблю. А ты обязательно найдешь того, кто нужен тебе!».

Тамо распахнула глаза, словно ее окатили ледяной водой. Слова подруги доходили до нее неприлично медленно. Пытаясь выстроить в голове события прошлого вечера, Идаи задыхалась от замешательства, охватившего ее. Долго думать не пришлось, чтобы осознать, что Тоору видел их. Смятение вызывало то, что капитан не догнал их за всю дорогу домой.

— Эй, — позвала Сакура, сжимая запястье Тамо.

— А? Прости, — опомнилась та, вздрагивая.


15.

— Тоо-чан, мне нужно поговорить с тобой, — окликнув его на улице, одиноко шагающего к залу.

— О чем? Вроде не о чем. Тебе так не кажется? — хмыкнул он, коротко окинув ее взглядом.

— Не кажется. Я хочу извиниться, — возмущается девушка.

На деле, она совсем не понимала, откуда появилась эта острая необходимость попросить у Тоору прощения, но сердце подталкивало к этому на протяжении всего дня. Тамо в действительность была зла на него за то, что парень, любя кого-то, заводил пассий и эгоистично довольствовался этим маловажным вниманием со стороны. Да и за поцелуй с Иваизуми извиняться она не обязана. Так за что же ей так хочется раскаяться?

— Слушай, — прервал ее Ойкава, — давай закончим все это? Я уже нашел решение. Никого это не касается, — интонационно выделив слово, сообщил капитан, прибавляя шаг.

— Что?

Тамо растеряно остановилась.


16.

Неделя пролетела незаметно. Идаи погрузилась в учебу и волейбол с головой. Стала меньше времени уделять прогулкам с Ханамаки и Матсукавой, вернулась к прежнему общению с Иваизуми и Ойкавой. Правда, последний во всю пытался отгородиться от нее.

Ойкава все больше загружал себя тренировками, оставаясь допоздна. Хаджиме постоянно орал на него из-за этого, но тот лишь обещал, что больше так не будет. Он действительно надеялся, что физическое напряжение избавит от моральных мучений. Только, к великому сожалению, он уже научен горьким опытом, заранее зная, что это не спасет.

Иваизуми все это время пытался разобраться в себе. И чем больше он размышлял, тем глубже вязнул в отягощающих ощущениях. А особо искренне радовался, что это не отразилось на тренировках.

В предстоящие выходные Идаи не собиралась никуда выходить из дома. Она уже подготовила себе горы учебников, которые ей предстоит изучить. Прошлые ночи она плохо спала, поэтому сегодня она весь день зевала и постоянно прибывала в полусонному состоянии. С тренировки она отпросилась у тренера, поэтому быстро отдежурила в классе с одноклассником, а после засобиралась домой. Вспомнив, что забыла взять некоторые данные, Тамо торопливо посетила учительскую и, поблагодарив Мизогучи, вернулась за сумкой. Нога, которую она подвернула на днях, внезапно заболела, заставляя Идаи скривиться от острой боли, опускаясь на стул возле своей парты. Вздохнув, девушка аккуратно перебирает листы, натыкаясь на знакомое имя «Хаджиме Иваизуми». В носу неприятно защипало, а тяжелое дыхание участилось. Слезы, скопившиеся в глазах, сбегали по щекам, оставляя влажные дорожки.

Шаги раздавались эхом в пустом коридоре. Вошедший в класс волейболист воровато пробежался глазами по помещению и нахмурился, увидев спящую на парте Идаи. Подойдя ближе, парень приоткрыл рот, когда заметил сырые ресницы. Присев возле парты напротив лица Тамо, Хаджиме осторожно убрал спадающую на губы прядь волос.

— Прости меня, Тамо.

Тамамоно приоткрывает глаза и ласково улыбается.

— Прощаю, куда деваться?


17.

— Эй, Ойкава, — окликнул капитана Хаджиме.

Заперев ворота зала, Тоору оглядывается на друга.

— Что? — спрашивает, шагая вперед.

— Помирись с Тамо, — почти приказывает Иваизуми.

— О чем ты, Ива-чан? Мы с ней и не ссорились, — делая непонимающий вид.

Пристальный взгляд сердитого Хаджиме убедил Ойкаву быть предельно честным.

— Ну, я не думаю, что это можно назвать ссорой, — задумчиво пропел он сейчас же.

— Мне не светит, что у вас там произошло, но она слишком загоняется.

— Со мной это никак не связанно. А вот с тобой, Ива-чан, более чем. Это ведь ты с ней встречаешься, а не я, — лукаво пропел Тоору, внимательно глядя на собеседника.

Иваизуми насупился и повернул голову к капитану.

— Не встречаемся мы! С чего взял? — не понимает он.

— Почему? Вы же целов… — Тоору осекся, испуганно глядя под ноги.

— Чертов Дуракава, откуда ты узнал? — мгновенно обозлился Хаджиме.

— Ай, Ива-чан, я случайно увидел, прости! Ай!


18.

Выжидающе изучая экран телефона, Идаи кусает губы. Еще раз пробежавшись по тексту сообщения глазами, Тамо вздыхает. Треск щебенки под кроссовками шедшего со стороны становился громче.

— Спасибо, что пришел, — слабо улыбается Тамамоно.

Иваизуми опустился на скамейку рядом с девушкой, вытягивая ноги и пряча замерзшие руки в карманы.

— Три месяца назад мы были на том мосту. Когда я тебе призналась, почему ты не сказал, что у тебя есть любимый человек?

Она не боялась ошибиться. Прошедшая ночь принесла много ясности в ее мысли. Она сделала очень много выводов, анализируя каждую ситуацию. Идаи приняла решение, и теперь не отступит.

— Э? А… — Хаджиме запнулся.

— Знаешь, я должна извиниться, за то, что невнимательно отнеслась к твоим чувствам. Спасибо тебе за твою доброту ко мне. Я все это время ощущала себя по-настоящему счастливой. Мне казалось, что большего и не надо. Представляешь, я даже не растерялась, когда узнала, что у меня есть соперник. Серьезно, горжусь собой, что боролась до последнего. Я люблю тебя, Ха-кун, хотя, если честно, надеюсь поскорее избавиться от этих чувств. А еще знаю, что он любит тебя гораздо сильнее и дольше. Ему сейчас намного хуже чем мне. Правда, как и обычно, этот парень скрывает все в себе. Редкостный дурак, — усмехнулась Идаи, шмыгая носом.

— Черт. Ты всегда была такой проницательной? — хохотнул Хаджиме, ощущая беспомощность положения.

— Ха-кун, — вставая со скамьи напротив собеседника, — не мог бы ты исполнить одну мою просьбу?

— Какую? — растерялся Иваизуми от резкой перемены настроения Тамо.

— Поговори с ним, ладно? — серьезно просит она, — прямо сейчас.

— Ха?


19.

— Бестолковый Тупокава, — злится Хаджиме, беседуя с самим собой, стоя напротив входной двери дома Ойкавы.

— Хаджиме-кун, добрый вечер, — пропела радостно мать семейства, пропуская его в дом. — Ты к Тоору?

— Здравствуйте, — кивнул волейболист, снимая обувь, — да.

— Он у себя в комнате.

Забежав по лестнице на второй этаж, Иваизуми оказался в комнате друга. Закрыв за собой, юноша тревожно смотрит на развалившегося на полу Ойкаву, раскинувшего руки и ноги в стороны. Не раскрывая век, Ойкава слабо улыбается.

— Зачем пришел, Ива-чан?

— Сказать, что ты меня бесишь, — куксится Хаджиме, подходя к тому ближе.

Капитан хлопает ладонью на место рядом с собой, а Иваизуми послушно усаживается. Сглотнув, Хаджиме не перестает чувствовать нарастающее волнение. Вице-капитан пристально оглядел раскрытую ладонь Тоору, и, чуть помедлив, осторожно коснулся ее, сплетая чужие пальцы со своими. Ойкава вздрогнул и мгновенно распахнул глаза. Вдруг руку Иваизуми сжимают сильнее, а сам он опомнится не успевает, как оказывается лежащим на полу под нависающим над ним Ойкавой. Растерянность вперемешку с удивлением сковали его, мелкая дрожь пробежалась по телу. Взгляд Тоору был пугающим, как и хищная улыбка, озарившая его губы.

— Эй, прекрати, — мгновенно взбесился Хаджиме.

— Ты уже сделал свой выбор, верно, Ива-чан?

Иваизуми сжал ладонь Ойкавы, заставляя того сдвинуть брови.

— Уже боюсь пожалеть о нем, — хмыкнул тут же он.

— А?

Хаджиме пропускал сквозь пальцы мягкие торчащие волосы, пробираясь ладонью к затылку. Тоору озадаченно глянул в глаза друга, совсем не ожидая, что его грубо притянут к себе и увлекут в небрежный порывистый дразнящий поцелуй.


20.

— Ува~

Тамо зевнула и потянулась, вытягивая ноги. Приняв протянутый напиток в банке, девушка открыла ее и сделала пару глотков.

— Опять не выспалась, Идаи? — поинтересовался сидевший рядом Ханамаки.

— Неа, — фыркнула Тамо, — всю ночь вещи собирала.

— В Токио едешь, да? — уточнил Матсун.

Тамамоно кивнула, широко улыбнувшись, вспоминая момент, когда Ханамаки и Матсукава узнали про Иваизуми и Ойкаву (а проболталась сама Тамо). Парни даже не удивились. Правда, подкалывать стали еще больше.

— Буду приглядывать за нашей влюбленной парочкой, — хихикнула весело она, покосившись на сидящих рядом Ойкаву и Иваизуми, которые о чем-то оживленно спорили.

— И правда, — согласился Макки, — натворят еще дел.

— Позаботься о них, Идаи, — почти как благословил Матсукава.

— Будет сделано! — отрапортовала Тамо.

Закончилась старшая школа и следующим шагом был университет. Матсун и Макки будут учиться в Иокагаве, а Хаджиме и Тоору, как и Идаи едут в Токио, хоть и поступают в разные учебные заведения.

А вот Идаи, наконец, встретила свое счастье. В середине учебного года к ним в школу приехала команда из Токио на товарищеский матч, где Тамо и встретилась со своим молодым человеком. Они общались на протяжении четырех месяцев по телефону и изредка встречались, когда капитан вырывался в Сендай. И именно из-за того, что этот парень токиец, Тамамоно не раздумывая выбрала Токио - как город, где она будет жить и учится.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.