А что изменилось-то? 37

Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Эй, Арнольд!

Пэйринг и персонажи:
Арнольд/Хельга, Арнольд Филлип Шотмен, Хельга Джи. Патаки
Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: UST Ангст Дружба ООС Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Кто знал, что это станет болью, невыносимой, страшной болью с горьковатым привкусом дыма?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
27 мая 2017, 19:00
      За окном льет дождь, а она сидит на подоконнике и курит. Дым разлетается повсюду, окружая девушку с ног до головы. То ли от самого дыма, то ли от боли, слеза скатилась по щеке, а за ней вторая, третья, четвертая. «Разве это истерика?» — спросили бы многие, но на самом деле внутри Хельги бушевала такая буря, что ни один даже представить не может, почему же она, молча, плачет. На самом деле потому, что девушка просто устала прятать слезы от самой себя.       Хельга плачет из-за воспоминаний, которые приходят к ней каждый вечер, как только она остается одна. Она вспоминает моменты с ним со всего их обучения в школе: общие проекты, общие приключения, ссоры, оскорбления в его адрес, общие уроки, общая компания и так же ссоры и задирания, ее ревность (хоть они и не встречались), совместные вечеринки, отсидка в одной из камер полицейского участка (в этот день они после вечеринки компанией пошли разрисовывать стены города, но попались только эти двое), общение, которое снизилось почти до нуля (именно тогда она назло ему стала встречаться с Сидом Гифальди, но первому было все равно, так как он встречался с Лайлой); Давние воспоминания, срок которых уже больше восьми месяцев…

***

      После пары Хельга пошла в кафе, есть хотелось как никогда. Сидя за столиком и ожидая заказ, она лазила в соц. сетях. «1 входящее сообщение!» — высветилась на экране телефона. «Опять этот Брейни, когда же он уже наконец отвянет?!» — с раздражением подумала Патаки, но как только она нажала на это уведомление, ее глаза сразу расширились и захотелось кричать от радости. «Привет!» «Привет!» — ответила Хельга. «Что изменилось за четыре года? Куда поступила?» «Многое изменилось, поступила на журналиста. А ты, Арнольд?» И да, сообщения были отправлены Арнольдом Шотменом. Кто бы мог подумать, что через целых четыре года после окончания школы он напишет ей первый. Арнольд стал третьим одноклассником, с кем она общается, первые двое — это Фиби и Брейни, но со вторым скорее не она, а он сам. Раздумья прервало еще одно сообщение: «Я на врача. Что еще новенького?»       После этого диалога общение в соц. сетях продолжалось еще пару месяцев, позже Арнольд позвал ее погулять, и девушка согласилась. И все было неплохо, пока она снова на нем не помешалась. Нет, вы не думайте, что после школы она его забыла. Хельга помнила его и любила, просто не общалась. А после этого сообщения все началось заново: стихи, песни, бессонные ночи, сигареты со слезами, но плакала она бесшумно, лишь капли катились по ее щекам. Те стихи, написанные под «завывания» девушки, иногда превращались в письма, которые каждый раз хотелось отправить по нужному адресу, но она боялась… Иногда по вечерам, дрожащими руками, девушка неуверенно набирала цифры его телефона, которые знает наизусть, и звонила ему. После каждого гудка ей хотелось разбить телефон и уйти, но Шотмен брал трубку быстро. Короткое молчание, и разговор начинался: « — Алло, привет. — Здравствуй…» ************ На улице льет дождь, а он стоит на балконе и курит. Дым проникает в легкие, оставляя горьковатый привкус. В голове метались самые разные воспоминания, а главным из них была первая прогулка с Хельгой Патаки. Он помнит все в деталях, но больше всего — ее глаза, которые смотрели на него с долей смущения, ласки, непонимания, грусти и… радости?       Сигарета, которую достала Патаки при нем после тех четырех лет их молчания, была той же марки, что и его. Тогда они были у него в доме, на балконе. С ней было хорошо, спокойно, как ни с одной девушкой в его окружении. Он может ей многое рассказать, и она поймет. Как и когда-то в школе они ругались, почти все ссоры были по вине Хельги, так как она кидалась ядовитыми оскорблениями и сарказмом в его адрес. Но он не обижался, прямо как в школе.       На журнальном столике лежали какие-то бумаги, счета и… письма. Они ему никогда не приходили. «От Хельги Патаки» — написано на конвертах. В письмах находились стихи и над каждым был свой номер. От одного до двадцати. Арнольд читал их по порядку, и вот последнее: Последнюю часть моего послания тебе я хочу написать в обыкновенной форме, без стихотворных рамок. Я хочу рассказать тебе историю, которая для одной была — чудесным и в то же время депрессивным моментом, а для другого — ничем. Конец этой истории писать тебе. Все началось тогда, когда девочке было три года, она пошла в садик. К садику подъехала машина, из нее вышел мальчик одного возраста с этой девочкой. Он, увидев, что девочка идет одна под дождем, поделился с ней своим зонтиком. — Мне нравится твой бантик. Он подходит к твоим штанишкам! Она влюбилась то ли из-за того, что он похвалил ее наряд, то ли из-за того, что никто и никогда не был к ней так добр. Только потому, что ему понравился этот бантик, девочка стала его носить каждый день. Позже, чтобы никто не узнал этого, девочка стала грубой, злой, особенно с тем мальчиком. Так этот характер и остался с ней. В младшей школе она его унижала, била, нет, не так, чтобы до синяков, а просто толкала и пулялась бумажками. В средней школе, когда каждый искал себе компанию друзей, получилось так, что она оказалась с ним и еще несколькими мальчишками и девчонками. Там их научили курить, да, согласна, это не самая лучшая привычка, но именно она в большинстве случаев помогает успокоиться. В старших классах их компания распалась, и все стали ходить по двое-трое. Общение между той девочкой и тем мальчиком сократилось, чуть ли не до привет-пока. Закончив школу, они перестали общаться. Но она помнила, она любила, правда боялась ему написать или позвонить. И вот, через четыре года после окончания школы, он написал: «Привет!». Девочка была рада и счастлива. Она до сих пор счастлива, но ей больно смотреть, как он общается с другими, а ее считает просто хорошим другом. Арнольд, ты, наверное, понял, кто есть кто. ОН — это ты, а ОНА — это я. И, как я уже сообщила, исход этой истории пишешь ты, а я пойму любой ее конец.       Шотмен набрал ее номер и стал ждать ответа. Его встретили лишь длинные гудки. Выйдя на балкон, он увидел, что на улице дождь. Покурил и решил поехать. Куртка, воротник потуже. Дорога. Звонок в дверь.

***

Хельга сидела на балконе и снова курила. Её раздумья прервал пришедший к ней гость. Затушив сигарету, вытерев глаза от слез и вытащив наушники, девушка подошла к двери и увидела его. Они так и стояли на пороге, не начиная разговор. Хельга лишь смотрела на парня, и по щекам снова катились соленые капли. — Эй, малышка, не плачь, все хорошо. Я тоже. — прижимая девушку к себе, шептал Арнольд. — Я тоже, Репоголовый. Я тоже…
Примечания:
Пожалуйста, если вы прочитали и вам либо понравилось, либо не понравилось (не важно!) оставте отзыв, это мне очень поможет!)
Реклама: