Письмо +4

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Волков Александр «Волшебник Изумрудного города»

Основные персонажи:
Железный Дровосек
Пэйринг:
Желазный Дровосек/ОЖП, Урфин Джюс, Страшила, Элли
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Флафф, Hurt/comfort, AU
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, Мэри Сью (Марти Стью), ОЖП, Гуро
Размер:
планируется Мини, написано 17 страниц, 6 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Доставить письмо - вот Её главная цель. Доставить Дровосеку письмо. Но получит ли Он эту заветную бумажку?

Посвящение:
Всем, кто это читает.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Обожаю эту сказку. Иииии да, первая попытка.

Глава 3 - Река

22 июня 2017, 00:11
Лицо Анны исказилось в гримасе боли. Теперь цветы появлялись каждый час. Каждый раз это приносило невероятные мучения. На теле куклы уже было более двенадцати бутонов, и это была уж точно не приятная прогулка с визитом к старому другу. Теперь это походило на вынужденный заход, нежеланный забег, не считая одной маленькой детали – отсутствия возможности бежать. Попытки ускориться вызывали страшную агонию в районе ног, на которых всего уже было пять цветков. Тем временем, Анна приближалась к реке, через которую когда-то кто-то переплывал. Течение усилилось от страшного ветра и ливня. В голове гудело от шума. Если кто-то ненароком окажется в реке, его в лучшем случае унесёт к водопаду, или куда ещё, но это сработает только с теми, кому не надо дышать. Людям же, или животным светит лишь утонуть. В небе громыхнула гроза. Молния ударила в ближайшее дерево, которое покачнулось, будто человек, взмахнуло ветвями, и повалилось наземь, обронив всю листву. Дерево было длинным и толстым, но его можно было сдвинуть. Конечно же, деревянная кукла, чьё тело медленно покрывается цветами, с тощим телосложением вряд ли сможет тащить это дерево к берегу, чтобы перебраться через бушующий ручей, но на счастье, Анна была сильнее, чем казалась. Ей хватало сил, чтобы толкнуть дерево к чуть песчаному берегу, но уж точно не чтобы взять его с собой, что могли бы делать Её “сородичи” – дуболомы. Они-то были заранее сложены как лёгкие атлеты, или воины, а кукла могла служить лишь как разведчик. Как хорошо бы было, если бы сейчас подбежал Он, и укрыл Её, чтобы Он отвёл Её домой, и они могли вместе попить чаю, и посмеяться над этой ситуацией. Но Его тело давно гниёт в своей постели, а письмо должно быть доставлено. Так что девушке пришлось собраться с силами, и всем своим весом навалиться на дерево, чтобы хоть капельку повернуть его так, чтобы оно могло ей помочь. Верхние ветки дерева уже почти достигли противоположного берега, который мог стать спасением. Но судьба была неблагосклонна к Анне, и дерево провалилось в воду. Тем не менее, оно было достаточно велико, чтобы застрять между спасительными обрывками земли, и всё ещё могло послужить мостом. Но получившаяся переправа была явно хлипкой, и любой неосторожный шаг уронил бы дерево в беснующуюся реку, и унести того несчастного, кто был на нём, Бог знает куда. Страшно. Так страшно наступать, ведь дерево может просто упасть в воду, и забрать Анну с собой в свободное падение с водопада, но если Она и дальше будет тут стоять, дерево просто не удержится само, и останется только прыгать, что кончится самым неприятным способом. Решение было сделано. Босая деревянная нога медленно опустилась на ствол, и в два прыжка, кукла уже прошла четверть пути. Но дерево затрещало, заскрипело по обрывам, начало опускаться в воду, а волны так и норовили сбить Анну с Её моста. С каждым шагом, дерево медленно ползло вниз, а волны реки становились страшнее от надвигающегося шторма. Стало страшно, коленки застучали, в горле встал ком, а в голове застучало. Но надо было идти. Она доставит письмо во что бы то ни стало. Это ведь наверняка Гингема строит козни кукле! Мысль о коварстве ведьмы и желание доказать колдунье её неправоту придали сил. Ещё прыжок, осталось чуть-чуть. Ещё несколько торопливых шагов, и уже чувствуются самые большие ветки, и мягкая листва под ногами. Анна уже было оттолкнулась от бревна, чтобы оказаться ближе к своей заветной цели..! Но дерево предательски полетело вниз. Время будто замедлилось в тысячу раз. Так неприятно, когда под твоими стопами нету спасительной поверхности. Ещё страшнее, когда под ними – неминуемая гибель.

***

- Испугалась?
- Дубина ты, ТЫ ОДНА. Мало того, что уже все балки над дверьми посбивал своей башкой, так ещё и промокнуть и простыть теперь собираешься?
- Это просто дождь. Что я, растаю?
- А может и растаешь. Ты от малейшей ссадины помереть можешь... Ну что ты смеёшься?! Можешь быть трижды благословлённым всеми волшебницами, и Гуррикапом в придачу! Всё равно ты не бессмертен!
- Как же ты умилительно выглядишь, когда пугаешься. На ребёнка похожа. ... Ну-ну, не злись, а то ещё заплачешь...
- У нас тут только ты нытик! А если ты утонешь?!
- Под дождём? Хватит тебе, Анна. Не расстраивайся. А то и я... расстроюсь... я же... напугать тебя только... хотел... я не хотел тебя обижать... я...
- Да ладно тебе, ОН ТЕБЯ НЕНАВИДИТ, я тебя давно простила. К тому же, я теперь ни за что не буду бояться дождя! Если меня там ждёшь ты, я и сквозь шторм пойду.
- А я тебя из этого шторма вытащу, и обогрею.


***

Когда Анна открыла глаза, шторм утих, и лишь печально капал дождём, а сама кукла лежала на берегу, на дороге из жёлтого кирпича. В кармане всё так же лежало пусть и промокшее, но целое письмо. Буквы ничуть не стёрлись, и были читаемы. За ухом же уже был тринадцатый цветок. Собравшись с силами, и поднявшись на ноги, Анна сунула письмо обратно в карман, и начала доставать запутавшиеся в волосах ветки и листья. Избавив голову от лишнего веса, Она медленно и уныло побрела на до сих пор болящих ногах по жёлтой дороге, ведущей к месту, где Она сможет найти Железного Дровосека. Дождь медленно переходил в облачный вечер, и многие животные уже просто расползлись по своим домам. Да и от ночных животных толку не было бы. При виде хромающей, дёргающейся, деревянной, лохматой, мокрой, неопрятно одетой кукле, с неясным огнём в глазах, совы перелетали на другие ветки, дикие коты заранее шли в обход, а местный людоед, давно перебравшийся в дикий лес, тихо сидел, так как древо ему не по вкусу, а такое лохматое жуткое нечто вряд ли далось на съедение в принципе. Кто знает, что эта девушка может сделать с тем, кто осмелится преградить ей путь? Сама, небось, с таким-то видом, порвёт на куски, будет рвать мозг на части, упиваться кровью и глазными яблоками, катящимися по земле, увешает весь лес гирляндами из кишок, и украшениями из органов и костей. Одному Гуррикапу на небе известно, что она замышляет!
Но никто и не догадывался о планах Анны. Ведь Она сама бы добровольно пала кому угодно в ноги, лишь бы её уберегли от её страхов и боли. Лишь бы кто-нибудь дал ей ночлег, или помог привести себя в порядок. Лишь бы ей кто-то протянул руку помощи, и успокоил. Лишь бы она не была одна. В глазах уже плясали деревья, всё было мутным, в голове стучало, ноги горели от боли, цветы мешали спокойно идти своим запахом. Но была надежда. Огонь надежды давал сил, и Анна знала, что Она придёт, и Он будет счастлив. Что Она столько всего сможет рассказать Железному Дровосеку, и всё будет хорошо. И цветы со временем завянут, но в ИХ садике распустятся они вновь, и чай будет тёплым, и вкусным. И красивый сад будет символизировать эту надежду, это счастье. И всё будет хорошо.

***

Но ах, не знала Анна, что Она идёт не туда, не знала Она, что страна Мигунов в противоположной стороне, что Она лишь отдаляется от своей цели. Что Она лишь усложняет свой путь, что он после этого будет лишь дольше, что Она может и не дойти, и свалиться мёртвой грудой поленьев для костра около самых ворот, или просто погибнет в западне, или от изнеможения. Что Она прошла только Второй Круг из Девяти Кругов Ада, что

В С Ё Т О Л Ь К О Н А Ч И Н А Е Т С Я . = )
Примечания:
Я ЖИВОЙ.