Песня Дивы +30

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Blood+

Основные персонажи:
Дива, Сая Отонаси
Рейтинг:
G
Жанры:
Психология, Философия, POV
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
День за днем, едва лишь Аншель и Джоэль оставляли меня в покое, я вставала лицом к окну, закрывала глаза и, впитывая в себя жалкие потоки света, пела. Я репетировала строчку за строчкой, куплет за куплетом, каждый перелив.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Эта голубоглазая бестию и ее песня украли мою душу...
25 января 2013, 09:44
      Песня… то, что настигло меня в самом раннем возрасте. Я слышала эту песню лежа еще в утробе матери, и подсознательно запомнила и мелодию, и слова. Родившись, подрастая, я лишь сильнее сливалась с этой музыкой.
      Я помню, как еще совсем ребенком, сидя на холодном полу, я полностью погружалась в песню, звучавшую в голове. Мне хотелось услышать ее еще раз, что бы кто-то спел ее для меня. Казалось, что именно эта песня послужит объяснением причин моего заточения. И вот однажды я решила, что я обязательно услышу эту песню вживую. Пусть судьба не подарила мне ничего, кроме кусочка неба в окне, я все равно буду петь. И стоило мне решить сделать это, я не могла успокоиться уже ни на секунду. Я, то ложилась, то снова соскакивала, не в силах решить, нужен мне сон или нет. Я обошла всю комнату четыре раза вдоль и поперек, по диагонали, я постояла на одной ножке на каждом кирпичике и досчитала до трех. Мне отчаянно хотелось дождаться утра, чтобы наконец-то начать репетировать.
      И вот, когда наконец Аншель принес и унес нетронутый завтрак, я могла приступить. Встав, я сложила руки на груди, подняла глаза к небу и нестройным голоском завела:
      - Cano tasay noni, cano nimono kimah strata taday dato, nimo stprey datoo…
      Но я откровенно фальшивила. Мой голос никак не мог воспроизвести то, что я слышала в своей голове.       Сердито топнув ножкой, я начала сначала.
      Солнце зашло за горизонт и я, обессилев от непривычно долгого стояния, прислонилась спиной к стене. Я смотрела на свои руки, ища в их линиях ответ, что именно я делаю не так. Песня, казалось, лишь хотела сильнее разозлить меня; она снова и снова возвращалась в мою голову. Безупречные переливы чьего-то чужого голоса брали каждую ноту без особого усилия, в то время как я, пытающаяся подражать этому звучанию, не могла порой выдавить из себя и звука.
      Обида вонзила в меня свои ядовитые щупальца, и я уже почти плакала, понимая, что если не смогу спеть это сама, то никогда и ни от кого это больше не услышу. Я была готова умереть от злости и печали, разрывающей меня изнутри, но…
      Песня. Песня, звучавшая в моей голове, стала еще громче, она заглушила все, что происходило вокруг. Встав, я сложила руки на груди и начала снова.
      День за днем, едва лишь Аншель и Джоэль оставляли меня в покое, я вставала лицом к окну, закрывала глаза и, впитывая в себя жалкие потоки света, пела. Я репетировала строчку за строчкой, куплет за куплетом, каждый перелив. Я находила мельчайшую неточность и перепевала одно и то же, наверное, миллиард раз, пока она не исчезала. Я стремилась к идеальному звучанию, такому, которое захватило мой детский разум.
      Это стало моим единственным развлечением, и моей единственной радостью. Не раз я чувствовала, что вот-вот сорву голос, что просто не смогу дотянуть какую-то ноту, но я все равно продолжала. Эта песня стала моим миром, моим спутником. Я полюбила ее, а она была единственным, что полюбило меня.
      В одну из моих ежедневных репетиций я приметила голубую розу, росшую чуть выше окна. Дотянуться и сорвать ее, я не смогла бы никогда, но мне так хотелось получить именно ее. Мы с этой розой были похожи. Ее сестренки росли поближе к свету, выбирались на улицу, а она была единственной, кто оказался почти лишенной доступа к воздуху и солнцу. Теперь, напевая, я смотрела на эту розу, и думала, как же мне ее заполучить. Конечно, я могла бы попросить Аншеля достать мне ее, но мне никого не хотелось посвящать в тайну меня и этой розы. Мне казалось, что этот бутон зацвел, когда я начала репетировать, и полностью раскрылся, когда я почти приблизилась к совершенству.
      Стоя теперь перед розой на коленях, я пела ей свою песню, зная, что звучу почти безупречно.
      - Ну что же ты, моя дорогая роза? Может быть, ты сама ко мне спустишься? – уговаривала я этот цветок.
      И тогда же поняла, что роза не спуститься ко мне, к безымянной певице, пока не поверит, что я совершенстве знаю знакомую лишь нам двоим мелодию. Облокотившись о стену, я пела и пела, повторяя раз за разом знакомые слова, и уже почти не замечая того, что голос мой с каждым разом все более крепнет и выравнивается, что нет легкой сдавливающей боли, что слух почти не режет несовпадение с оригиналом.
      Я не знаю, сколько именно времени прошло, прежде чем я услышала голос. Человеческий голос, чем-то похожий на мой собственным.
      - Я нашла тебя. Кто ты?
      Мной овладел страх, который присущ всем тем, кто сталкивается с чем-то неизвестным. Тут есть кто-то кроме меня, розы, Аншеля и моей песни?
      - А ты кто? – еле слышно промолвила я.
      - Я Сая, - ответил этот голос.
      - Сая? А я…
      Кто я? Действительно, кто же я такая на самом деле? У меня никогда не было имени. У меня ничего никогда не было, кроме этой песни. И как мне встретить гостью?
      - Как твое имя?
      - Имя? – я лихорадочно соображала, есть ли оно у меня вообще.
      — У тебя нет имени? Тогда я его придумаю. Сейчас-сейчас…
      Имя? Она хочет подарить мне имя? Но я помнила, что Аншель говорил, что люди должны дарить что-то взамен, когда им дарят подарки. У меня ничего не было. Кроме… кроме песни.
      Впервые я пела не для себя, не для безмолвных цветов, не для мимолетных птиц. Я пела для КОГО-ТО! Меня кто-то слышал. И впервые в жизни я поняла, что я не одна. Слова вылетели из головы, мне стало немного не по-себе. Вдруг эта девушка сейчас скажет, что это плохая песня, или я осекусь и возьму не ту ноту? Времени на раздумья не было, поэтому я стал просто напевать мелодию. Так хотя бы слова не перепутаешь.
      - Точно! Дива. Тебя будут звать Дива, принцесса с обворожительным голосом, Дива!
      - Дива? – повторила я. – Я Дива?
      - Да, Дива! Мы с тобой подружимся.
      Я грустно улыбнулась. Я знала, что никогда не покину эту башню, а она никогда не увидит той самой голубой розы, что растет в верхнем углу окна, той розы, ради которой я пою.
      Цветок, словно подслушав мои мысли, упал мне на колени. Ни секунды не раздумывая, я бросила его прямо в руки той, которая назвала себя «Сая».
      Мир снова обрел смысл. Она увидела мою розу, а значит, я покину башню и найду тех, кто вместе со мной будет слушать мою песню.
      Песню Дивы.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.