Больше никакого одиночества 93

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Стражи Галактики

Пэйринг и персонажи:
Йонду/Краглин/Небула, Питер/Гамора, Питер Квилл, Гамора, Небула, Йонду Удонта, Краглин Обфонтери, Мередит Квилл
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Психология, Hurt/comfort, AU
Предупреждения:
Нецензурная лексика, Полиамория, Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
Мини, 23 страницы, 6 частей
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Небула спасла Йонду от смерти в открытом космосе и теперь, под предлогом того, что он ей должен, путешествует с ним и Краглином в качестве небольшого фриланс-филиала Стражей с конечной целью убить Таноса.
Краглин вечно пытается понять Небулу и терпит неизбежный крах. А Йонду и так прекрасно её понимает. В частности, то, что конечности-то она себе вправить может, а вот мозги — нет. Во всех смыслах.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Пока тут есть завуалированный ER. Настолько хорошо завуалированный, что даже в жанры пока не ставлю.

Идеальный дом

6 июля 2017, 12:50
Примечания:
Думала выложить отдельно, но всё-таки действие происходит на базе этого фанфика, и отношения персонажей вытекают из него же.
Небула смотрела в зеркало и чувствовала себя странно. Нет, не то чтобы она изменилась. Всё та же бледная кожа, светло-карие глаза и рыжие волосы до плеч. Она видела такое отражение каждый день. Но сегодня это было странно.

— Эй, сестрёнка, ты чего зависла? — Гамора сидела на кровати рядом. В гостевой комнате, которую на время праздников отдали Небуле. Она повернулась к сестре и вздрогнула: тёмная гладкая кожа оливкового оттенка, тонкий розовый джемпер, кольцо с прозрачным камнем на безымянном пальце и абсолютно счастливое выражение лица.

— Гамора… — тихо проговорила Небула. Нет-нет-нет, в этом тоже не было ничего необычного. Гамора вообще довольно быстро встала на ноги после того, как они подростками сбежали от отца, который их бил. Потом встретила «отличного парня» — и завертелось. Пару дней назад Питер сделал Гаморе предложение.

— Пойдём. Там внизу уже все заждались, — Гамора мягко улыбнулась, поднялась и взяла Небулу за руку. И это тёплое чувство казалось непривычным, хотя не должно было. Но Небуле было слишком приятно, чтобы задавать вопросы. Она очень любила сестру.

Внизу и в самом деле кипела жизнь. Звучала музыка, как всегда в этом доме. В углу гостиной стояла пушистая ёлка до самого потолка. Ещё не наряженная толком, только гирлянда тёплого, золотисто-жёлтого цвета мягко сияла. Питер, одетый в большой красный свитер с оленями, подтаскивал к ёлке коробки с украшениями. В кресле у камина расслабленно сидел с бутылкой пива в руках его отец и по совместительству босс Небулы — Йонду. Бывший моряк, сейчас — владелец небольшой компании, занимающийся грузоперевозками. По просьбе Гаморы он взял непутёвую девчонку на мелкую офисную должность. Лучше, чем воровать в магазинах и якшаться с уличными бандами. Да, после побега от отца у Небулы были трудные времена.

Внешний вид Йонду тоже вызвал у неё ощущение странного несоответствия: будто чего-то не хватало на его бритой голове.

— Привет, Небула! Какао будешь? — как только она спустилась в гостиную, рядом с ней возник Краглин, личный ассистент Йонду. Который тоже нацепил рождественский свитер — и выглядел в нём ещё более нелепым. Вообще типичный офисный планктон — бледный, тощий и сутулый. Тем не менее он был первым, кто не смотрел на Небулу как на уголовницу. Потому она приняла из его рук горячую кружку, от которой пахло ну очень приятно.

— Спасибо, — она растерянно моргнула. Даже собственный голос ощущался странно. Будто звучал иначе, чем обычно. Она огляделась. В глазах рябило от сияющего уюта кругом. Камин наполнял гостиную тёплыми отблесками, ковёр с узорами в тёплых тонах, ёлка с множеством иголок и яркими точками-лампочками, блестящие игрушки, которые доставал Питер, его яркий свитер крупной вязки, розовый джемпер Гаморы рядом… Небула моргнула ещё раз — и перед глазами побежали точки, как когда сильный магнитный импульс бьёт в мозговой…

— …Небула! — Краглин подхватил её под локоть. Видимо, она начала терять равновесие. Чудом не расплескала какао. — Ты в порядке?

— Да… — она решила, что лучше сесть, и заняла место на краю дивана, недалеко от Йонду. Небула ещё долго чувствовала на себе взгляд Краглина и знала, что он хмурится.

— Надо давать тебе побольше выходных, — заметил Йонду, сделал глоток пива и глянул на Не6улу. — Я ж говорил, грузоперевозки — неподходящая сфера для такой милой леди.

— Йонду, брось, она годится тебе в дочери, — голос, наполнивший комнату, был самым мелодичным, что Небула когда-либо слышала. В гостиной будто сразу стало светлее.

Девушка подняла голову и увидела, как из арки, ведущей на кухню, появилась женщина. Она была похожа на ангела. Будто светилась изнутри. В руках она держала поднос с печеньем, которое пахло чем-то очень вкусным. «Имбирём», — подсказал внутренний голос. В первый момент Небуле показалось, что она видит эту женщину впервые, но потом вспомнила: это Мередит, мама Питера.

Йонду усмехнулся и отсалютовал ей бутылкой.

— Всё-таки развод с тобой был одним из немногих правильных решений, которые мне довелось принять в жизни.

Кто-то засмеялся. Много людей. И будто бы далеко.

— Что это было? — спросила Небула.

— Точно нужно больше выходных, — заметил Йонду. — Переутомилась.

— А почему вы вообще развелись? — спросила Небула, просто чтобы сменить тему. Пусть между собой грызутся, а не на неё пялятся. Ей и без того паршиво.

Питер забрал у матери поднос и поставил его на низкий столик перед диваном. Квилл выглядел абсолютно счастливым. Мать улыбнулась ему и села рядом с Небулой.

— Мы были молоды. Он был моряком. Мне тогда это казалось ужасно романтичным. Он был будто не из этого мира, — Йонду усмехнулся, глядя куда-то в ковёр. А Мередит продолжила. — Но для моряка его жизнь и его любовь — это море…

Музыка, доносившаяся из колонок над камином, будто стала громче. Впервые за вечер слова песни звучали удивительно чётко:

The sailor said «Brandy, you’re a fine girl (you’re a fine girl)
What a good wife you would be (such a fine girl)
But my life, my love, and my lady is the sea»


Небула была единственной, кто услышал звук, с которым разбился шарик, выскользнувший из рук Питера, который успел вернуться к ёлке. На мгновение их взгляды встретились, и она увидела в его глазах тревогу.

— Квилл?..

Он резко повернул голову к окну, за которым взвыл ветер, заглушая музыку. Но лишь на миг.

После чего комнату наполнил столь же чёткий успокаивающий голос:

Oh, the weather outside is frightful
But the fire is so delightful
And since we’ve no place to go
Let it snow, let it snow, let it snow…


— Синатра прав, чёрт побери! — весело сказал Квилл, выглянув в окно, и откуда-то издалека снова послышался этот странный смех. — На улицу носа не высунуть. Вот это метель!

— Ты хочешь сказать, мы тут заперты? — Небула резко встала, поставила на столик кружку, из которой так и не сделала ни глотка, и решительно подошла к Питеру.

— На пару дней, может быть. Но, знаешь, я не против! — Питер поверх плеча Небулы посмотрел на Мередит. Небула прям спиной чувствовала, как та улыбается, и почему-то это было жутко. И снова этот смех…

— Да что тут, чёрт возьми, происходит?! — она вышла на середину комнаты. — Вы что, не видите?! Вы не чувствуете?!

Все замерли, глядя на неё. Йонду поставил бутылку на пол и чуть подался вперёд, готовый быстро встать.

— Эта странная музыка! Буря за окном! Почему она началась так внезапно?!

— Это Миссури, — весело сказал Питер, и снова раздался этот смех. Небула зажала уши ладонями и зарычала сквозь стиснутые зубы. В этот момент она впервые почувствовала себя… собой?

— Небула… — Гамора обхватила её за плечи. — Пойдём, — и повела её к лестнице, в гостевую комнату.

— Что с ней? — послышался за спиной голос Мередит.

— Детские травмы, — ответил ей Питер.

— Что с тобой? — спросила Гамора, когда они сели на кровать.

И вдруг Небула поняла, что с ней. Вспомнила. Как будто что-то переключилось в голове.

— Я видела сон. Странный. Там… мы все были в космосе. Я… была киборгом. Отец... страшный, могущественный тиран, заставлял нас с тобой драться. И когда я проигрывала, заменял какую-то часть меня механизмом… — Небула подняла глаза и встретила сочувствующий взгляд Гаморы.

— Это просто кошмар, Небула, — она накрыла ладонь сестры своей.

— Нет! — она мотнула головой, и рыжие волосы непривычно хлестнули по лицу. — Это было… реально! Там были и остальные! Йонду, он… он… он был синий! И я тоже! А ты — зелёная!

Гамора не смогла сдержать улыбку.

— А ещё у Йонду был гребень, с помощью которого он управлял смертоносной стрелой! Свистом! И мы все вместе спасали Галактику от живой планеты, которая была отцом Питера!

— Небула, ты же понимаешь, что это просто фантазия. Послушай себя, — Гамора говорила вкрадчиво, заглядывая в глаза. — А знаешь что? Попробуй это записать. Мне кажется, получится отличный рассказ.

— Это реально! — Небула снова встала. — А это… — она раскинула руки, указывая на дом вокруг. — Фальшивка!

— Небула, — Гамора вздохнула. — Тебе от отца доставалось больше, чем мне, и тебе теперь тяжело поверить…

— …В счастливую жизнь?! Чёрта с два!

— Хорошо, — Гамора выпрямилась и сложила руки на коленях. — Тогда подумай логически: что, по-твоему, более вероятно? Что ты — инопланетный киборг-убийца, который спасает Галатику от злобных живых планет, или что ты — обычная девушка? С трудным детством, да, но обычная. И у тебя есть нормальная семья, которая тебя любит. С которой ты встретишь это Рождество. Что из этого звучит более логично?

Небула молчала и шумно дышала через нос. Её мозг будто тянуло в разные стороны. Она моргнула, и снова на долю секунды перед глазами замелькали точки. Помехи. Небула повела головой в сторону, пытаясь их разглядеть.

— Ладно. И логику к чёрту. Вот что важно, Небула: какой из этих двух жизней ты хочешь жить?

Небула опустила голову. У неё есть сестра. Квилл тоже скоро станет её семьёй. А значит, и Йонду. И Мередит. Да, Небула хотела бы этого. Если бы это было реальным. Но она прекрасно видела швы, которые удерживают эту иллюзию и расходятся под её взглядом. Но Гамора, похоже, упёрлась. Она слишком привыкла к странностям сестры. Нужно зайти с другой стороны.

— Ты права, — тихо сказала Небула. — Идём вниз.

Там всё было так же до тошноты мило и странно. Питер с матерью наряжали ёлку, Йонду комментировал, и почти после каждой его фразы звучал этот жуткий смех, на который Небула уже не обращала внимания. Она выжидала.

Удачный момент наступил, когда Краглин отправился за чем-то на кухню. Небула проследовала за ним. Настигнув, вцепилась в плечи и буквально впечатала спиной в холодильник. Тот аж качнулся, а Краглин зашипел от боли. Странно. Вроде не сильно схватила. Хотя, если она правда киборг…

— Слушай внимательно, — прошипела она, глядя в его огромные растерянные глаза. — Мы все в опасности. И твой капитан. В смысле босс. Давай бери его, и поднимайтесь наверх через три минуты. Я всё объясню.

Краглин кивнул, и Небула его отпустила.

Теперь на кровати сидели Краглин и Йонду. Один в дурацком свитере, от которого рябило в глазах. Другой — в уютной клетчатой рубашке, наброшенной поверх потёртой футболки. Это Небуле почти нравилось.

— Это иллюзия, — она стояла перед ними и изо всех сил надеялась на их здравомыслие.

— У тебя крыша поехала? — устало спросил Йонду.

Небула прикинула, что объяснять ситуацию она им тут будет битый час, и не факт, что её за это не сдадут в такой же фальшивый дурдом. Она вспомнила про качнувшийся холодильник. Повернулась к ближайшей стене. Склонила голову набок. Подошла ближе, провела ладонью по обоям в мелкий розовый цветочек. Вполне осязаемо… «Левая рука сильнее», — подсказала память. И Небула со всей силы ударила кулаком в стену.

Йонду присвистнул, отчего Небула чуть вздрогнула. На месте её удара осталась вмятина, совсем не характерная для кирпича или дерева. Больше похоже на…

— …Металл… — проговорил Краглин, который уже был рядом и ощупывал края вмятины.

— Теперь вы будете меня слушать?

Йонду решительно шёл впереди. Видеть его таким было куда приятнее, чем развалившимся в кресле с бутылкой пива.

— Квилл, — сказал он, оказавшись в середине гостиной. — Небула права. Это — фальшивка.

— Чего?! — Питер сидел на диване и вместе с матерью и Гаморой разглядывал альбом с детскими фотографиями.

— Про наш брак ты говорил то же самое, — проговорила Мередит, и комнату снова наполнил мерзкий смех.

 — И был, чёрт побери, прав! — ответил Йонду, и смех зазвучал громче. Удонта поднял голову в поисках источника этого звука. — Да что за херня здесь творится?!

— Пап! Прекрати! — Питер оказался рядом с ним. Он выглядел напуганным.

— Ты это тоже чувствуешь, — сказала Небула. — Ты чувствуешь, Квилл. Но боишься.

— Да что за?!.. Какого чёрта?! Я просто хочу встретить Рождество с семьёй! Почему вам надо обязательно всё испортить?! — глаза Питера стремительно краснели. — Мам… — он повернулся к Мередит. Она поднялась и протянула к нему руки. Гамора за её спиной обеспокоенно следила за Питером. Тот подошёл к матери, обнял её, уткнулся в плечо.

— Всё хорошо, мой маленький Звёздный Лорд… — проговорила она, поглаживая его волосы.

— Я просто хотел встретить Рождество дома… с семьёй…

— Ты дома, мой Звёздный Лорд…

— Я не знаю, что ты за тварь, но ты точно мне не жена и даже не бывшая, — сказал Йонду. — И сына моего не получишь, — он повернулся к Небуле. — Стрелой, говоришь, управляю, да?

— Ага, свистом.

— Эм… кэп, вы что задумали?.. — спросил было Краглин, и ответом ему был пронзительный свист. Над головой Йонду вспыхнула короткая красная полоса. Теперь Небула поняла, чего там не хватало. Гребня.

Музыка в комнате сменилась звуком помех. Питер рухнул на колени, цепляясь за руки матери.

Красная вспышка пробила окно, пролетела комнату насквозь, вылетела через стену, чтобы развернуться и прилететь обратно. Стрела носилась по дому, оставляя за собой красный след и дыры в стенах. Вокруг них обои будто растворялись, демонстрируя тонкие металлические пластины, по которым шла рябь. Похожая на те самые точки перед глазами Небулы. Она довольно улыбалась, глядя, как Йонду разносит этот кукольный домик к чертям.

Вскоре рябь бежала везде. От стен к предметам. Некоторые из них просто растворялись, а некоторые превращались в нечто иное. Мягкий диван — в металлическую скамью, тёплое имбирное печенье — в галеты из самых дешёвых пайков. Меньше чем через минуту Питер увидел, что сжимает в руках металлические руки типового андроида. Болванки, на основе которой можно сделать помощника по дому или робошлюху. Даже лица не было. Только камеры вместо глаз.

— Нет… — выдохнул он. Рядом с ним тут же оказалась Гамора, которая снова была зелёной и одетой в привычный чёрный плащ. Она обняла Квилла за плечи, и он тут же прижался к ней, пытаясь спрятаться от суровой реальности. Впрочем, Гамора ведь тоже была вполне реальной.

Небула покосилась на Краглина и улыбнулась уголком губ, увидев на нём вместо дурацкого свитера комбинезон опустошителя. Сам же Краглин выглядел скорее озадаченным.

Когда остатки иллюзии исчезли, Йонду убрал стрелу, прошёл к входной двери, которая теперь была похожа на решето, и от души выбил её ногой.

— Квилл? — прежде чем выйти, он повернул к сыну. Тот уже поднялся и под суровым взглядом отца отцепился от Гаморы.

— Да. Иду, — парень расправил плечи и направился к двери.

Снаружи их ждала, естественно, не снежная вьюга. А большой павильон и множество четырёхглазых гуманоидов, которые в панике бегали вокруг. Некоторые валялись на полу без движения, видимо, случайно задетые стрелой. Не велика потеря.

— Убьём их? — предложила Небула.

— Сначала разберёмся, какого хрена, — ответил ей Йонду, ища взглядом, кого бы лучше допросить.

В итоге всё-таки обошлось без массовых убийств: местные жители причитали о недопонимании и даже согласились выплатить компенсацию за моральный ущерб. Дескать, это был эксперимент, а в их народе каждый по умолчанию готов пожертвовать собой ради науки, это большая радость и честь. «Откуда же нам было знать, что в вашей цивилизации не принято ставить опыты на разумных существах без их разрешения?» Судя по судорожным попыткам представителя четырёхглазых улыбнуться, всё они прекрасно знали. Но компенсация была внушительной, так что Стражи ещё немного погромили лабораторию в своё удовольствие и на том успокоились.

Ракета, который во время происшествия искал своих с корабля, успел навести кое-какие справки. Четырёхглазые — раса энерговампиров-телепатов. Совместив свои «таланты» с технологиями, они научились создавать голографические капсулы с симуляцией ощущений, в которых создавали для объекта идеальный мир, а его психологическую энергию при этом перерабатывали в топливо. Среди местных эта технология и правда пользовалась успехом. Они записывались на сеансы идеальной жизни, отдавали свою энергию на общественные нужды, а сами наслаждались идеальным днём, неделей, месяцем… Некоторые вовсе оставляли реальную жизнь и уходили в капсулы навсегда. В итоге местные решили расширить производство, а для этого нужно было выяснить, как реагируют на капсулы представители других разумных рас. Только вот с Небулой они промахнулись: сигналы от их техники плохо сочетались с её мозговым процессором.

Квилла Йонду нашёл в дальней части корабля, у иллюминатора с видом на какую-то очень красивую ярко-розовую туманность. Парень был как обычно при наушниках, потому Йонду пришлось похлопать его по плечу, чтобы привлечь внимание.

— Ты как?

— Нормально, — Квилл улыбнулся, опуская взгляд. — Это было забавно даже, если подумать.

— Да уж! — Йонду прислонился к стене у иллюминатора. — Значит, вот так это твоё Рождество выглядит?

— В идеале. Да. Обычно все успевают поругаться ещё до того, как стемнеет. Но… чёрт, ладно. Я уже и забыл, что это такое на самом деле — праздновать Рождество.

— Но они ж, выходит, из твоей башки это взяли?

— Блин, ну да. На Терре Рождество совсем скоро, и ещё… блин. Короче, мне когда не спится, я придумываю ситком о своей жизни…

— Ситком. Ага… — Йонду поскрёб щетину на подбородке, вспоминая. Мелкий Питер что-то объяснял ему про ситкомы.

— Да. И я придумал типа такое шоу про забавную семейку, где я смешной, но чертовски обаятельный владелец музыкального магазина… ну и так далее, ты видел.

— Эти сволочи вытащили мысли из твоей башки, построили идеальный мирок и нам всем дали то, что мы хотим.

— Идеальную семью, да, — Питер как-то совсем сник.

Йонду помолчал какое-то время, а потом усмехнулся:

— Когда там твоё Рождество?

Квилл поднял взгляд и озадаченно нахмурил брови:

— Примерно через неделю по общегалактическому, а что?

— Ну так полетели на Терру! Идеальной семьи у тебя, может, и нет, но кучка придурков, готовых отпраздновать странный праздник твоей планеты, — тоже ничего так вариант.

Питер не то что улыбнулся, а прям засиял что та ёлка.

— Да мне больше и не надо, пап!