Сходил на митинг +11

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Трансформеры

Основные персонажи:
Брейкдаун, Саундвейв
Рейтинг:
G
Жанры:
Фантастика
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Брейкдаун не собирался свергать власть. Он всего лишь решил узнать, что происходит в Каоне. Кто мог подумать, что на меха, собравшихся послушать Мегатронуса, набросятся полицейские?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
текст имеет некоторое отношение к моей "вселенной города Вос")

Работа написана по заявке:
3 июня 2017, 18:05
Брейкдаун шарахнул обоими кулаками по стене, чудом удержавшись, чтобы не трансформировать их в кувалды. Не хватало только разнести в хлам все в полицейском участке… а впрочем, какая теперь разница?

— Сходил на митинг, называется!

— Не митинг, а собрание, балда! — поправил мелкий меха, деливший с Брейкдауном эту тесную камеру.

— Какая… Юникрон побери… разница?! — прорычал Брейкдаун, вновь от всей искры всаживая кулак в стену. Там уже просела и начала осыпаться штукатурка.

— Митинг — это типа поорать вышли, как в прошлом квартексе, помнишь? Ну, когда все с заводов выперлись на улицы и начали бузить! Неужто тебя там не было?

Брейкдаун равнодушно пожал плечами. На заводе он скорее числился, чем реально работал, но и те кредиты, что выдавали за пару смен в декацикл, были не лишними — особенно с тех пор, как приняли очередной дурацкий закон, и их с Нокаутом операционная резко оказалась нелегальной. Раньше-то нелегальными были только некоторые операции, точнее, живые доноры для них… но теперь выяснилось, что и транквилизаторы надо хранить в сейфе минимум третьего уровня защищенности, и инструменты стерилизовать в дорогущей установке, и многое другое. А учитывая то, с какой легкостью Нокаут спускал кредиты на всякий шлак… Короче, из-за этого проклятого митинга — ах, простите, собрания! — они остались без средств вообще. Еще бы Брейкдаун не злился!

— Так ты чего, не местный? — не желал угомониться сосед. — На игры приехал?

Пробурчав что-то, что при определенной доле фантазии можно было принять и за согласие, и за несогласие, Брейкдаун плюхнулся на потрепанную, лишенную пенопокрытия платформу. Та пронзительно скрипнула и так пошатнулась, что на долю наноклика почудилось — сломается наболт.

— Да, попал ты, приятель. Игры — это же внутреннее дело космофлота, что уж теперь, и если они решили все отменить… Что, и кредиты не вернули?

— Я билет заранее не брал, — мотнул головой Брейкдаун. — А теперь и не на что… — он оборвал себя, вспомнив, что гладиаторских игр не будет. Не в эти декациклы точно, а может, и не в этом квартексе. Брейкдаун действительно родился не в Каоне, но прожил здесь без малого шесть ворн — и игры не отменяли ни разу, кажется, даже не переносили!

Вот он и пошел послушать Мегатронуса и разобраться, в чем дело. Стоило насторожиться уже из-за того, что собрание было тайным, Нокаут узнал о нем по наводке какого-то из своих криминальных друзей, чтоб им заржаветь, и так еле удалось убедить его остаться дома. Конечно, стоило узнать, из-за чего город взбудоражен, повсюду вертятся полицаи и сорвалось аж три операции подряд — но волноваться еще и за Нокаута, способного устроить скандал, едва ему покажется, что повредили его драгоценную полировку, Брейкдаун не собирался.

— Так против этого Мегатронус и выступает! — оживился сосед. — Сам посуди — что это за поганая система, в которой ты лишаешься и кредитов, и возможности их заработать, потому что кому-то фейсплейт набил, а?

— Там вроде убили кого-то…

Брейкдаун и правда кому-то врезал, и не один раз — и, зная себя, подозревал, что мог нечаянно отправить ко Всеискре какого-нибудь тщедушного полицая. В темноте, уж извините, не до расшифровки чужих энергетических меток, а когда в голове не остается ничего, кроме желания выбраться из этих юникроновых катакомб, очень сложно сдерживаться, если хватают сзади.

— Они убили, слышишь, они! — сосед ткнул тонким пальцем в потолок. — Никто не запрещал это собрание, и ты думаешь, нормально вламываться и арестовывать всех без разбору?!

— Ничего я не думаю, — огрызнулся Брейкдаун. Он всего-то хотел понять, что творится в городе, а не влипать в политический шлак по самые окуляры! Теперь еще и допрашивать начнут, от кого узнал время и место, выйдут на Нокаута…

— Вот поэтому — из-за таких, как ты! — мы в полной рже… — зашипел сосед, подаваясь вперед.

***

За бесформенной кучей бетонных обломков, в которые превратился центральный полицейский участок, раздавался странно знакомый и нервирующий звук, но Брейкдаун никак не мог вспомнить, где и когда его слышал раньше. Да и вспоминать, если честно, было не к месту и незачем. Брейкдаун еще раз просканировал Искру соседа — так и не узнал его имени, вот как бывает, — и убедился, что та не собирается потухать. Идейный сторонник революции, так и сыпавший фактами и именами то ли сенаторов, то ли примазавшихся к ним, теперь казался совсем мелким и жалким. А каким еще должен выглядеть меха, у которого весь честплейт искорежило и вогнуло внутрь? Хорошо хоть, не помер сразу от системной перегрузки.

Оставив соседа по камере под защитой накренившейся стены — обидно будет, если и она рухнет, но перетаскивать меха с такими травмами нельзя, Брейкдаун и так стимуляторы ему вколол на свой страх и риск, — он полез по горе обломков наверх…

И, вполголоса выругавшись, прыгнул обратно метров с пятнадцати, если не больше. На ногах, конечно, не устоял, но лучше уж ободрать краску, чем получить плазмой в Искру. Вот откуда был этот звук. Так шипит металл, расплавляясь. Ладно, отсюда должны быть и другие выходы. Если взрывом снесло надземные уровни участка, наверняка не только в этой камере обвалился потолок.

Миниатюрная киберзверушка — то ли птичка, то ли насекомое — взлетела куда ввысь, на улицы, бликуя в свете звезд серебристой обшивкой.

— Сохраняйте спокойствие! Космофлот защитит вас! — прогремел голос Мегатрона, и только тогда Брейкдаун сообразил: именно эта птичка транслировала речь Мегатрона на всю толпу, что собралась в катакомбах под старыми заводами. Старыми — потому что они располагались в центре города и были выстроены, когда тот еще не начал расти вширь.

Меха из космофлота, может, неплохо умели стрелять, но взрывая здание, совершенно не подумали о живых заключенных в камерах. О сотрудниках не подумали тоже, но им оказывать первую помощь Брейкдаун не спешил. Еще слишком свежо было воспоминание о разрядах в спину, от которых сперва отнялись ноги, а потом чуть не закоротило Искру. А он ведь уже не сопротивлялся, Юникрон побери!

Черно-белый меха с широкими дверцами что-то неразборчиво прохрипел, но Брейкдаун прекрасно видел на его выступающем капоте знак полицейского. А если бы и не приглядывался, все равно просканировал бы метку, чтобы понять, коп это или нет. Тут не только тебе руку оторвало, приятель! Столько раненых и оглушенных, что и не знаешь, кто ближе ко Всеискре, а ты все-таки давал клятву отдать жизнь во имя народа, если вдруг что…

Брейкдаун то радовался, что с ним не было Нокаута, то безумно об этом жалел, и такие скачки эмоций сами по себе сбивали с толку. Ну, долгие квартексы ассистирования профессиональному медику сделали свое дело — думать и чувствовать Брейкдаун мог что угодно, руки справлялись с работой и без концентрации на каждом движении. Ничего сложного, вроде нейрохирургической операции посреди улицы, Брейкдаун делать и не собирался, даже если бы вдруг умел, — поэтому, вколов стабилизаторы и стимуляторы наиболее тяжелым пациентам, останавливал энергон и сваривал обшивку тем меха, которые имели шансы уехать домой на своих колесах. Кроме того гонщика, которому погнуло обод. Брейкдауну хватило бы силы выпрямить, не вопрос, но хотел ли он отвечать, если придурок радостно вмажется в стену?

— В очередь, заешь тебя ржа! — рыкнул он на меха, подобравшегося сзади. Вот что стоит и смотрит под руку, спрашивается?

— Медик, значит? — прозвучало уже совсем близко, практически над головой, и Искра едва не сколлапсировала, когда он узнал голос Мегатрона. — Без хорошего медика нам не обойтись.

Обернувшись, Брейкдаун обнаружил — как ни странно, на приличном расстоянии, в трех или четырех шагах — меха, который все собрание простоял около Мегатрона, за барной стойкой, на которую тот взобрался. Серебристая птичка зависла на уровне фейсплейта и повторила:

— Без хорошего медика нам не обойтись.

Спейс-джеты все были крупными, выше любого колесного — но даже отмахнувшись от следующего пациента и выпрямившись во весь рост, Брейкдаун смотрел этому типу куда-то в середину корпуса. Ну и слава Праймусу, потому что на его фейсплейт — точнее, на полное отсутствие фейсплейта — смотреть было неприятно. Брейкдауна это еще на собрании смутило — как будто этого меха нарочно выставили вперед, чтобы всем показать, как правительство обращается с космическими разведчиками. Как бы ни размахивал руками Мегатрон, взгляд невольно опускался ниже, к темному оплавленному месиву с бесформенными провалами на месте линз и рта. Интересно, зрения он тоже лишился? Если нет, то странно, почему не сделали хотя бы подобие линз, для элементарной защиты оголенных сенсоров?

Опомнившись, Брейкдаун опустил голову, утыкаясь взглядом в матовые полоски сегментов под честплейтом собеседника, и попытался вежливо объяснить:

— Я не медик. Ну, я помогаю одному медику уже около двух ворн, но я не получал специального образования, и…

Шлак, как бы ему ни было жалко этого меха, он сомневался, что даже Нокаут может справиться с восстановлением его фейсплейта. Фейсплейт-то, по сути, просто сервоприводы и гибкий металл снаружи, но здесь же и вокодер выжгло наболт, раз чуваку приходится говорить чужим голосом!

«Спасибо за честность. Честность приветствуется. Возможно, твоего друга заинтересует наше предложение? Уровень его квалификации нас устраивает», — пришло сообщение на комлинк, и Брейкдаун недоуменно мигнул, когда подгрузился и открылся прикрепленный файл.

Он помнил, что Нокаут вроде как учился в Иаконе, а потом успел там поработать, пока его не выжили конкуренты… но о таких подробностях — десяти процентов которых хватило бы, чтобы отправить за решетку обоих, — даже не догадывался. Кто поверит, что неизменный ассистент, живший все эти квартексы при операционной, не знал, сколько нелегальных доноров и запрещенных веществ проходит через руки Нокаута?

Гребаный разведчик — сволочь, не потому ли он явился сюда, чтобы взломать архивы полиции, а если кто-то вышел из камер относительно невредимым, то это лишь счастливая случайность? — видно, устал ожидать ответа, потому что серебристая тварь подлетела к самому фейсплейту Брейкдауна.

— Я верю, что ты сделаешь правильный выбор.

Задушевно так. Почти что дружеским тоном, который в сознании Брейкдауна отчего-то не вязался с обликом Мегатронуса, безжалостного гладиатора и местной легенды, по слухам, убивавшего не только на арене и в далеком космосе, но и на улицах Каона. А двигался этот тип все-таки совсем не как слепой. Впрочем, кто знает, какие апгрейды в этих разведчиков понапиханы?

Сердито тряхнув головой, Брейкдаун заставил себя отвернуться от уходящего спейс-джета, над головой которого парила серебристая птичка. Куда важнее было то, что они с Нокаутом влипли. Влипли в такой шлак, откуда Брейкдаун не видел шансов выбраться без потерь. Да если бы этот тип и не предлагал им работу, кто поверит, что Брейкдаун не заодно с этими, заешь их ржа, революционерами?!

— Санитар устал, — буркнул он, отмахиваясь от терпеливо ждущего своей очереди колесного. Тот больше обшивку повредил, чем внутренние механизмы, и в нормальных условиях его следовало бы сперва отмыть от потеков энергона. — Медикаменты кончились. Все расходятся по домам!

А некоторым — как самому Брейкдауну — еще и придется уговаривать одного капризного доктора бесплатно поработать на Мегатронуса и его компанию. Юникрон бы их побрал с их методами вербовки!