Handle it +245

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Boku no Hero Academia

Основные персонажи:
Катсуки Бакуго (Каччан), Эйджиро Киришима (Красный Бунтарь)
Пэйринг:
Киришима/Бакуго
Рейтинг:
R
Жанры:
PWP, Hurt/comfort
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Киришима был единственным, от кого Бакуго принимал помощь.

Посвящение:
Дежуркотредику (за этот фанон, который засел у меня в голове намертво), Gi-de-off (чувак, твои бакушимы лучшие бакушимы во всех чёртовых интернетах!!), Ев (за совместное горение, крики и тление), тёзке (за пиздюли тапками) и многим другим <3

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Давно хотела написать эту бессмыленную пвп-шку. Ни о чём не жалею.

Все персонажи, вовлечённые в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними.
23 июня 2017, 21:42
Последний год в ЮЭЙ сложный. Как и любой последний год в любом учебном заведении, конечно. Но когда рядом взрывной во всех смыслах парень, только способность Киришимы всегда оставаться на волне позитива и становиться твёрже камня уберегала остальных от попадания под горячую руку Бакуго. Урарака даже как-то заметила, что «он непривычно спокойный в последнее время», и спросила, как Киришима этого добился, на что тот лишь плечами пожал — всё равно этот способ работал только у него.

Было забавно, как старательно они обходили слова вроде «встречаться» или «нравишься», при том, что они действительно друг другу нравились и уже некоторое время встречались. Именно отношения (ещё одно слово из чёрного списка) и были тем, что так благотворно влияло на Бакуго. А ещё точнее секс. После него Киришима мог с чистой совестью, не активируя причуду, спокойно пообниматься, а Бакуго даже не так громко орал «Чёртов Деку!» на следующий день.

Вообще Киришима немного корил себя, что не догадался раньше. Потому что, ну… как-то не приходили ему в голову мысли о дрочке в контексте с Бакуго. То есть сам Киришима вполне успешно удовлетворялся, представив его натренированное тело, но никогда не задумывался о том, что нитроглицериновый пот делает это вполне естественное и привычное для подавляющего большинства занятие несколько затруднительным для обладателя такой причуды. И дело не только в том, что нитроглицерин токсичен и даже не в том, что он детонирует от трения, а в том, что контролировать причуду в такие моменты очень сложно.

Пару месяцев назад ему посчастливилось узнать об этом несколько подробнее и помочь, конечно. Он не планировал этого, хотя в итоге всё вышло как нельзя лучше.

Киришима вернулся с места предстоящей практики, уладив все нюансы с документами гораздо раньше чем планировал, и собирался немного подремать, но ему это не удалось. Из-за стены доносилась ругань. Киришима было потянулся за наушниками, но вовремя услышал стоны, перемежавшие нецензурщину, и заволновался.

Не привыкший долго колебаться, он уже через минуту стучался к соседу. Ответа не было, и Киришима, надавив на ручку, толкнул дверь. Она оказалась не заперта.

На долгое мгновение Киришима застыл, переводя взгляд с приспущенных брюк, на громоздкие еле гнущиеся перчатки, из-за которых он едва смог разглядеть мас… ага, мастурбатор, силиконовый и прозрачный, сквозь который был прекрасно виден налитый кровью член. Свободная рука, в такой же толстой перчатке, замерла над простынёй.

Грохнул взрыв — на одну перчатку стало меньше.

Когда Киришима наконец поднял взгляд на раскрасневшееся лицо Бакуго, то у него было два варианта. И он предпочел близкий к самоубийству — щелкнул замком на двери. В пару шагов сократил разделявшее их расстояние, бесцеремонно отодвинул руку с зажатым в ней мастурбатором и обхватил невозможно скользкий от смазки член Бакуго ладонью.

Свистящее: «Совсем ебанулся?!» и последовавший за этим удар были настолько несерьёзными, в сравнении с обычной экспрессией Бакуго, что Киришима чуть улыбнулся, глядя в его глаза, и оставил беззащитными только кисть и лицо. На всякий случай.

***



Киришима сидел в общей гостиной, зажав ручку между верхней губой и носом, и ломал голову над отчётом с последней перед выпуском шестинедельной практики. Он мог писать его наверху, но после такой долгой разлуки хотелось встретить своего парня раньше остальных. Да и в компании таких же страдающих Каминари, Серо и Ашидо работа шла всё же лучше, даже с учётом того, что они с разной периодичностью отвлекались. Так что появление взвинченного до предела — судя по непрерывным маленьким взрывам — Бакуго он не пропустил.

— Чего такой злой? — опрометчиво поинтересовался Каминари.
— Отчёт будешь с нами писать? — подлила масла в огонь Ашидо.
— Завалите нахуй! — последовала молниеносная реакция.
— Как всегда добр и приветлив, — вздохнул Серо.

Бакуго прошел мимо, только взрывы стали громче и чаще. Четвёрка за столом синхронно закатила глаза и вернулась к отчёту — за три года вместе они уже давно перестали воспринимать его посылы всерьёз. Киришима перечитал последний абзац. Подумал, что с таким настроением Бакуго рассчитывать на совместный сон можно будет не раньше послезавтра. Или же придётся пережидать бурю, активировав укрепление. Прочитал абзац снова. Понял, что его безумно отвлекает шорох бумаги, тиканье больших настенных часов, щелчки электрической дуги, которую машинально пускал Каминари между большим и указательным пальцами. Решил, что если помочь спустить Бакуго пар сейчас, то вечером и обнимашек перепадёт.

Бросив попытки сосредоточиться, Киришима встал, со вкусом потянулся и махнул рукой в сторону лестниц:
— Пойду, всё же позову его ещё раз.

Бакуго он нагнал уже у двери своей комнаты, поэтому, недолго думая, попросту втолкнул его внутрь, целуя.

Щелчок замка в тишине пустого этажа прозвучал оглушительно громко.

Бакуго отвечал яростно, несдержанно, крепко притянув к себе за затылок, будто отвечал на вызов. Он же первым потянулся стащить с Киришимы футболку, чуть не порвав её в процессе.

— Как же меня всё заебало, — выплюнул Бакуго, стоило только отстраниться.
— Я ещё даже не начинал! — праведно возмутился Киришима. — Ай!

Бакуго куснул его за плечо ещё раз. На третий его зубы скрипнули о твёрдую кожу. Рядом с неубранной в утренней спешке постелью, чуть не навернувшись по пути, они оказались через пять коротких шагов и несколько долгих поцелуев. В приглушённом шторами свете вечернего солнца Бакуго на какой-то миг даже показался милым, и только тёмный взгляд сводил это впечатление на нет. От этого взгляда у Киришимы сердце стучало в ушах, а в животе искрилось желание не менее сокрушительное, чем знакомые взрывы.

Он ловко расстегнул ремень, позволяя свободным брюкам свалиться с шорохом на пол. Положил руку на уже напрягшийся член, лаская через ткань боксеров, и невольно прикрыл глаза, когда Бакуго выдохнул тихий-тихий стон прямо ему в рот. Киришима еле успел защитить спину, когда за неё Бакуго притянул его к себе ещё плотнее, притираясь бёдрами к бёдрам, пуская по ладони серию микровзрывов.

— Блядь.
— Я в порядке, ты же знаешь.

Температура в комнате и возбуждение стремительно росли, и Киришима был уверен, что не будь они оба так упрямы, то уже бы кончили. И пошли бы на второй заход, как обычно, но их ждали внизу. Впрочем, ночь ведь никуда не денется, так что и жалеть не о чем.

Бакуго опустился на кровать и нетерпеливо доразделся, пока Киришима старался найти оставленную в прошлый раз непонятно где смазку и одновременно вылезти из штанов. Манёвр удался, и Киришима повернулся к Бакуго, взмахивая тюбиком. Выражение лица Бакуго из просто нетерпеливого стало угрожающе-нетерпеливым, но Киришима только усмехнулся и не отказал себе в удовольствии промедлить, глядя на потрясное тело, растянувшееся на его разобранной постели. Бакуго зарычал и резко дёрнул Киришиму на себя:
— Я тебе не какой-то хренов экспонат.
— Прости-прости. — Киришима отстранился после затянувшегося поцелуя. — Как хочешь?

Бакуго ненадолго задумался, прикрыв глаза, а потом обхватил его талию ногами:
— Оттрахаю тебя как следует позже, а сейчас давай, только резче!

И расплылся в похабной улыбке. Такой, что Киришиме было сложно не взять его прямо сейчас, без какой-либо подготовки. Какого чёрта?!

От первого влажного касания пальцев Бакуго вздрогнул, но расслабился почти сразу, стоило только Киришиме отвлечь его поцелуями. Он немного поторопился, добавив второй палец, но плечо, которое Бакуго сжал, взрыв, конечно, выдержало. Киришима чуть замедлился, хотя выдержки в итоге не хватило обоим.

Бакуго выругался сквозь зубы, когда он вошёл одним плавным движением на всю длину, но первый двинул бёдрами навстречу. Киришима сдавленно простонал: «Кацки, твою мать!», уткнувшись ему в плечо, и сорвался на рваный грубый ритм, дыша горячо в самое ухо Бакуго.

Киришима ловил его реакции и стоны, чувствовал их так остро, что приближение его разрядки ощутил как свою собственную. Обхватил рукой член Бакуго, доводя до оргазма несколькими быстрыми движениями и кончая вслед за ним. Обессиленно упав на Бакуго, Киришима сразу перекатился на бок, не выпуская своего помятого взрывного парня из объятий, впрочем.

Отдышавшись, он всё же спросил:
— Отчёт пойдёшь писать?
— Нахуй.

Прозвучало откровенно лениво, так, что Киришима не удержался от смешка:
— Давай попозже, ага?
— Ага, — машинально согласился Бакуго, и через секунду они ржали уже вместе — причуду взаимной телепатии они освоили в совершенстве.

Бакуго в итоге поднялся первым — всё же его ответственность в плане учёбы всегда была на высоте — и протянул руку, за которую Киришима сразу же ухватился.

Похоже, что протягивать руку помощи друг другу у них уже давно вошло в привычку. Киришима надеялся, что это никогда не изменится.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.