Toxic +32

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Звездные Войны, Уотсон Джуд «Звёздные войны: Ученик джедая» (кроссовер)

Основные персонажи:
Квай-Гон Джинн, Оби-Ван Кеноби
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Экшн (action), AU, Дружба
Размер:
Драббл, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
- Мастер, а давайте как-нибудь снова отправимся на круиз?
- Давай. Только я не хочу снова вместо отдыха обезвреживать бомбу.

Посвящение:
Музе и комиссиям на ЕГЭ. Может, хоть так они баллов накинут?..

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Кот на финишной прямой, он счастлив, слегка расслаблен и вместо запланированного ангста и двух довольно масштабных разработок он снова пишет непонятно что.
Britney Spears - Toxic, неумирающая классика!
10 июня 2017, 10:25
Корусант заливало дождями.

Прежде чем приступить к дальнейшему повествованию, необходимо сделать небольшое отступление от завязки сюжета, которая будет скоро представлена: Корусант, планета-мегалополис, уже давно дошла до технологий контролирования погоды. Но поднялись на новый уровень и дожди — льющаяся с неба водичка отдавала бензином и обладала таким уровнем кислотности, что при попадании на кожу вызывала облысение даже у вуки.

Итак, Корусант заливало дождями. Как и всегда во время устойчивой непогоды, жизнь в Храме начинала течь ещё неторопливее и размереннее, чем обычно. Вместе с общими настроениями несколько разомлел и уважаемый мастер-джедай Квай-Гон Джинн, неожиданно благосклонно отнёсшийся к эпидемии ученической лености, которой оказался подвержен и его собственный падаван. Целыми днями парочка хмуро наблюдала за тем, как барабанит за окном дождь, капли которого с шипением разбивались о предусмотрительно обработанный ранее транспаристил, а в перерывах между созерцаниями небесного буйства занималась своими хобби. Оби-Вану достаточно быстро наскучило насиловать электрогитару, поэтому он переключился на дрессировку Кексика. Последний мужественно не поддавался обучению, а применять Силу для установления контакта разумов запрещал наставник, поэтому пока что рыжий котёнок упорно продолжал помечать мебель зарубками от когтей и ходить мимо лотка. Было брошено и это занятие.

Когда все уроки были переделаны, астрофизика отскакивала от зубов, комната убрана, а все страницы углубленного учебника по галактическому праву исписаны авторскими решениями неповторимым кривоватым оби-вановским почерком, ученик сдался и решил искать дальнейшие развлечения совместно с наставником. К вящей досаде Кеноби, в отличие от него Квай-Гон даже скучать умудрялся с крайне высоким коэффициентом полезности: на общей кухне полочки наконец-то были прикручены, специи из разных концов галактики заняли каждая своё почётное место в специальной баночке с подписью (это Оби-Ван отметил особо, поскольку на заре ученичества спутал белый мандалорский перец, который острее перца чили примерно в пятьдесят раз, с содой для выпечки) и было починено всё, что надо было починить. Надо отдать должное юному падавану, он очень мудро выбрал момент для капитуляции: мастер Джинн украдкой думал пойти по второму кругу, снова разломав всё уже приведённое в порядок и заново починив.
— Мастер?
— М?
— А у вас голодиски с кино есть? — поинтересовался Оби-Ван.
— А должны быть? — ответил вопросом на вопрос джедай. На самом деле, вопрос он задал вполне резонный: как правило, людям и не только людям их рода занятий скучать не приходилось, а, соответственно, и развлекаться тоже.
Судя по тому, как грустно вздохнул юный падаван, его последняя надежда только что перевернулась, наткнувшись на суровый айсберг жизненных обстоятельств. Мысленно поставив в уме галочку — найти пару интересных головидео про запас, мало ли что ещё с этим мелким пережить придётся — Квай-Гон легонько дёрнул его за косичку, проходя мимо, и приземлился на диван. Было неохота даже идти в зал для фехтования — да и цели особой не было. Одно дело, когда в каждую минуту может затрещать комлинк, и вот уже спустя час ты и твой бравый ученик спешат навстречу опасности защищать добро и справедливость, и совсем другое дело — когда преступность во время затяжных дождей настолько измельчала, что корусантская криминальная хроника в новостях уменьшилась по продолжительности в четыре раза и содержала в себе проступки вроде кражи зонтиков.

Оставалось только бесцельно листать голонет. Заметив, что ученик потихоньку пристраивается рядом, Квай-Гон ткнул его под рёбра пальцем:
— Сначала семьдесят отжиманий.
Задушив рвущийся из него протестующий писк, Оби-Ван стиснул зубы и снова попытался придвинуться, чтобы разглядеть, что такое там читает его наставник.
— Семьдесят. Ещё немного, и пойдут начисления процентов, — предупредил Джинн, чуть ранее решив, что смотреть на то, как упражняются другие, куда приятнее, чем упражняться самому, как пришлось бы, например, в фехтовальном зале, ну, а дождь можно использовать в качестве предлога для организации общей физической подготовки молодёжи.
Кряхтенье падавана переместилось с правого бока куда-то вниз, и по направлению звука Квай-Гон, не отрывавшийся от чтения статьи, определил, что ученик все-таки занял исходное положение. Некоторое время царила тишина, нарушаемая лишь шумными выдохами Оби-Вана на усилии и шуршанием плаща Джинна, устраивавшегося как можно удобнее на диване.
— Всё, — пропыхтел Кеноби, поднимаясь с пола и поправляя немного спутавшуюся в процессе косичку.
— Вот теперь на диване появилось свободное место, — благосклонно возвестил Квай-Гон, сдвинувшись чуть вбок. С ногами забравшись на ложе, занятое мастером-джедаем, ученик уже открыто прислонился к правому боку наставника, игнорируя вежливые возмущения насчёт такого нарушения личного пространства, и заглянул в датапад, лежащий у последнего на коленях.
— Мастер, смотрите! — Оби-Ван ткнул в рекламу сбоку от статьи. За умеренную цену заплатившим за круиз на галактическом лайнере предлагался поистине роскошный набор, включавший в себя каюту класса «люкс», шведский стол, панорамную палубу с захватывающими видами и прочее и прочее и прочее.
— Что-то тут нечисто, — прищурился Квай-Гон, — чует моё сердце, что там кроется какая-то опасность.
— Она только нас и ждёт, — азартно подпрыгнул на месте Оби-Ван, готовый хоть сейчас разбивать свою маленькую секретную копилку в виде эвока и мчаться на этот подозрительно выгодный круиз. Его учитель только пожал широкими плечами: не мог же он открыто признать, что тоже был не прочь получить новый небольшой заряд адреналина?

Спустя день джедай и его молодой спутник уже обживали выделенную им двухместную каюту на лайнере с гордым названием «Непотопляемый». Пока что всё шло по плану — и шёлковые простыни, по которым Кеноби с непривычки ёрзал всю ночь, и деликатесы в неограниченном количестве (Квай-Гон утром в ответ на жалобу падавана насчёт постельного белья ехидно посоветовал поменьше кушать вечером, чтобы спать спокойнее). Публика на лайнере тоже была весьма интересной — от различных престарелых герцогинь, которые таяли от обращения «ваша светлость» и могли часами рассказывать про своё семейное древо, до сверстников Оби-Вана, с которыми у него, правда, как-то не клеилось из-за разницы в доходах и социальном положении.
— А ты найди к ним подход, — настаивал учитель, опрокидывавший в себя вот уже третий стакан странной ярко-голубой жидкости, но при этом сохранявший трезвость суждений и ясность ума.
— А как же к ним найти подход, если они комлинками меряются через каждые пять секунд? — сокрушался Кеноби, внушавший себе, что отчаянно страдает от одиночества.
— Ты им меч покажи, — предложил Квай-Гон, — желательно в действии. Разруби аккуратненько тарелку или ещё что-нибудь не очень ценное. Вот увидишь, к тебе очередь за знакомством выстроится!
Применять совет учителя на практике падаван не рискнул, только погладил рукоять меча, убедившись, что драгоценное оружие при нём, а не выпало куда-нибудь из крепления на поясе, и снова вздохнул, подперев подбородок рукой и задумчиво смотря вдаль.
— Пошли на обзорную палубу, — предложил ставший под возлияниями необычайно контактным и великодушным наставник. Ученику ничего не оставалось, кроме как кивнуть и последовать за старшим джедаем.

Зрелище на совершенно пустой обзорной палубе было поистине захватывающим. Оби-Ван, уже давно, казалось бы, бороздивший просторы космоса вместе с Квай-Гоном, всё равно застыл в восхищении, наблюдая, как корабль медленно проплывает мимо красочной алой туманности. В галактику можно было всматриваться вечно: она была прекрасна, недостижима, одновременно близка и далека. Созерцание мерцания далёких звёзд позволяло отрешиться и приносило чувство покоя и защищённости. Вместе с осознанием своей ничтожности по сравнению с целой Вселенной в душе поселялось и умиротворение. Оби-Ван чувствовал, как Сила струится сквозь его тело, послушная, согласная с каждой его мыслью, и это ощущение было для него чем-то новым и приводящим в восторг. Он обернулся, чтобы взглянуть на наставника — тот тоже наблюдал за холодными, но удивительно яркими картинами за панорамным окном, и Кеноби мог почувствовать и его удовлетворение.

Внезапно где-то включилась сирена тревоги. Оби-Ван разочарованно вздохнул.
— Это что, «Непотопляемый» тонет? — поинтересовался наставник, отрываясь от созерцания космоса.
— У меня нехорошее предчувствие насчёт этого, мастер, — признался он.
— Ну, это же ты нас сюда затащил, — отрешённо пробормотал Квай-Гон, рука которого инстинктивно потянулась к мечу, прикреплённому на поясе. Он решительно направился к двери, но она оказалась заблокирована.
— По крайней мере, в случае чего мы сможем погибнуть с красивым видом, соединяясь с Живой Силой, — бодро заявил мастер-джедай, срывая крышку замка и копаясь в куче проводков. Оби-Ван бесцельно топтался на месте, прикидывая, нельзя ли вырубить эту оглушительную сирену, действующую на нервы. А потом ещё спрашивают, почему мирное население так много паникует и так сильно дёргается вместо спокойного следования плану эвакуации. Сам падаван за несколько лет ученичества уже привык попадать в чрезвычайные ситуации и относился к ним как к должному.

Что-то зашипело, Квай-Гон невозмутимо потушил усы, на которые попало несколько искорок, судя по запаху дыма, дверь заклинило намертво.
— Будем резать, — решил мастер-джедай, и Оби-Ван присоединился к нему. Вдвоём они смогли, используя световые мечи, всё-таки выбраться на свободу.
Подойдя к ближайшему служебному селектору, Квай-Гон, сумев перекричать помехи, добился связи с капитаном, выяснив, что неизвестный заложил бомбу в один из дальних трюмов.
— А она там точно есть, бомба-то? — усомнился Джинн. Судя по наступившей на миг тишине, главный на корабле заподозрил у джедая сумасшествие, но Оби-Ван понял, о чем говорил его учитель — не может ли получиться так, что кто-то блефует, отвлекая внимание экипажа и пассажиров на вымышленную угрозу, чтобы на самом деле выбрать своей целью что-то ещё?
Сканеры, тем не менее, показали, что детонатор действительно существовал и был зажат между двумя объемными чемоданами императрицы какой-то дальней планеты, сплошь забитыми нарядами и драгоценностями. Учитывая, что у пресловутой императрицы было восемь пар ног, наряды были действительно огромными. Делать было нечего, и в самое пекло предстояло лезть, естественно, так кстати оказавшимся на борту джедаям.
— Все двери заблокированы наглухо, — радостно возвестил капитан в селектор. Квай-Гон с сожалением оглядел свою новую тунику, которой скоро предстояло стать уже совсем не такой новой, прикинул, какое количество времени уйдёт на то, чтобы на пути к трюму разрезать все двери и, недолго думая, поднял голову, разглядывая вентиляционное отверстие, прикрытое золотой решёткой.
— Передайте вашим инженерам, пусть вырубят вентиляцию, я не хочу, чтобы меня сдуло, — напоследок попросил мастер-джедай, с помощью Силы открывая проход в потолке. Заметив, что Оби-Ван замер в ожидании, Джинн широким жестом пригласил ученика залезать, едва удержавшись от шутки про «дамы вперёд». Кеноби удивлённо вытаращился на наставника, но в вентиляцию покорно забрался.
Сквозняки в тесных по меркам широкоплечего джедая трубах отнюдь не стали меньше, туника уже собрала на себя всю возможную пыль, скопившуюся здесь, и в довесок ко всему откуда-то начала доноситься очень древняя популярная песня.
— Что это ещё значит, мастер? — голос Оби-Вана отдавался в трубах гулким эхом.
— Это значит, что им надо поменять начальника инженерной службы, потому что он не в состоянии вырубить вентиляцию, но может включить музыку по кораблю, — фыркнул Квай-Гон, убирая с усов налипшую паутину.

Baby, can’t you see
I’m calling
A guy like you
Should wear a warning
It’s dangerous
I’m fallin’


Время летело, музыка играла, джедаи ползли. Оби-Ван согласно мотал головой в такт песне и временами мычал, так как для полноценного подпевания не знал слов. Квай-Гон лез дальше молча, от души надеясь, что совсем скоро они достигнут нужного поворота, отмеченного на схеме, заботливо присланной на комлинк капитаном, и он сможет выпрямиться. Пребывание в скрюченном положении рослый джедай очень не любил, но достаточно часто, к своему неудовольствию, терпел.
— Мы на месте! — послышался впереди голос Кеноби, за ним последовал глухой удар и металлический лязг — судя по всему, падаван просто выбил ногами решётку, торопясь вылезти из вентиляции. Не теряя достоинства, мастер-джедай последовал за своим учеником и грациозно приземлился на ноги, одновременно выхватив световой меч. Они действительно были в нужном грузовом трюме — но эвокова матушка, сколько же там было вещей!
— И как среди этой кучи чемоданов мы найдём маленький детонатор? — в голосе Оби-Вана впервые послышались нотки паники.
— Не знаю, — пожал плечами Квай-Гон.
— Мастер!
— Что? «Не знаю» — это самые честные и откровенные слова во всей галактике. Давай искать. Нам ещё повезло, что у бомбы нет определённого таймера до взрыва, она реагирует на нажатие, которое неизбежно появилось бы в результате пересыпания чемоданов из стороны в сторону на поворотах.
— Три минуты до взрыва, — дружелюбно сообщил женский голос откуда-то из-за горы саквояжей восьминогой императрицы. Оби-Ван схватился за голову и в впечатляющем прыжке с сальто в воздухе попытался преодолеть препятствие в один приём. К несчастью, гора багажа была очень высокая, а потолок в трюме, напротив, очень низкий, поэтому падаван, зацепившись в полёте ногой за замок одного из чемоданов и нечаянно раскрыв его, с неприятным пугающим хрустом впечатался сначала в пресловутый потолок, а потом в пол. Так как умный в гору не пойдёт (и уж тем более не будет через неё прыгать), Квай-Гон торопливо обошёл препятствие, при этом едва не споткнувшись о бомбу, которую должен был найти, и поспешил к куче объёмной одежды, в которой слабо барахтался несчастный ученик.
— Ты живой? — слегка встревоженно поинтересовался мастер-джедай.
— Угу, — сконфуженно отозвался опозоренный падаван, не без помощи наставника поднявшись на ноги. На пол-лба у него красовалась впечатляющая кровоточащая ссадина.
— Ты красавец, — не мог не отметить Джинн, разбирая груды одежды.
— Две минуты до взрыва, — снова подала голос бомба. В этот раз уже точно найдя детонатор, мастер-джедай задумчиво обошёл его кругом и присел на корточки, пытаясь найти способ обезвреживания.

Too high
Can’t come down
Losing my head
Spinning ‘round and ‘round
Do you feel me now?


— Кто-нибудь уже выключит это, интересно? — вздохнул Джинн, копаясь в проводках. Оби-Ван присел рядом, стараясь одновременно быть поближе к наставнику и не мешать.
— Шестьдесят секунд до взрыва.
— Ничего не скажешь, красиво — умирать на круизном лайнере класса «люкс», среди богатых нарядов и драгоценностей, под старую классическую поп-музыку…
— Квай-Гон, — внезапно подал он голос. Мастер-джедай отметил про себя, что падаван достаточно редко называл его по имени, когда они были наедине.
— Да, Оби? — откликнулся он, не отвлекаясь от попыток обезвредить бомбу.
— Я просто на всякий случай… если ты не успеешь выключить детонатор или перепутаешь проводки… в общем, ты самый классный наставник в Ордене и я тебя очень-очень люблю, — признался ученик, смущённо комкая тунику. Тепло улыбнувшись, Джинн поменял клеммы местами.
— А ты самый лучший падаван, которого я только мог найти. Учить тебя — одно удовольствие, когда не вредничаешь.
От радости (или от смущения) щёки подростка заалели.
— Отсчёт остановлен, — несколько обиженно провозгласила бомба и заткнулась. Квай-Гон дёрнул старательно прячущего глаза ученика за косичку и поднялся на ноги.
— Я в твоём возрасте прошёл экспресс-курс от графа Дуку по обезвреживанию всего, что вообще надо обезвреживать, включая диких животных и строптивых падаванов. Так что ты мог бы и не переживать. Но я растроган, — признался он, доставая комлинк, чтобы связаться с капитаном корабля.

— У них опять проблемы, — фыркнул мастер-джедай, — они пытаются послать сигнал о помощи, но всё забивается одной частотой, по которой вещают автоматическое предупреждение не приближаться к кораблю.
— Отлично, — оценил Оби-Ван, поднимаясь с пола вслед за наставником, — опять горе-инженеры кнопочки перепутали?
— Это уже больше похоже на саботаж, — покачал головой Квай-Гон, направляясь к двери, разблокированной после отключения капитаном сигнала тревоги.

Кеноби доводилось бывать на мостиках больших старых посудин вроде «Монумента», но командная рубка «Непотопляемого» произвела на него неизгладимое впечатление своим размахом. Бедняга-инженер, уже успевший вытерпеть разнос от капитана и Джинна, бесцельно топтался у своей панели, туда-сюда со стрекотанием носились маленькие дроиды-посыльные, женщина в униформе пыталась послать сигнал о помощи по всем частотам, старший помощник корректировал курс вместе с двумя пилотами. Музыка, создававшая героический фон приключениям последнего часа, наконец прекратилась. Лоб неприятно ныл, но Оби-Ван героически терпел и внимательно слушал разговор старших, ожидая, когда Квай-Гон попросит его о чём-нибудь.
— Нам нужно забить частоту, чтобы заглушить ненужный сигнал, который не получается отключить, — пояснил простыми словами без терминов джедай, повернувшись к ученику.
— Ага, — кивнул Кеноби, совершенно не представляя, как это сделать.
— Нам нужно что-то очень тяжёлое, — хитро прищурился Джинн. До Оби-Вана начало доходить.
— Дуй в нашу каюту, только быстро, и тащи свой датапад, — приказал мастер-джедай. Первый глагол в его предложении был выбран удивительно точно: ученика действительно как ветром сдуло, точнее, Силой.
Спустя несколько минут Оби-Ван, едва отдышавшись, уже протягивал учителю свой личный датапад с открытым на нужном месте плейлистом. Полистав немного информацию на экране, Квай-Гон кивнул:
— Я представляю, как оглохнут все корабли в ближайшем радиусе, но спасаться сейчас надо прежде всего нам, так что…

На частотах крейсера «Непотопляемый» наряду с неторопливым обстоятельным сигналом о помощи орала немецкая индастриал-метал группа. Квай-Гон и Оби-Ван терпеливо сидели в очереди в медотсеке, поскольку впереди была нескончаемая вереница герцогинь, каждая из которых была уверена, что от ужаса повредилась в рассудке или пережила инфаркт, и настаивала на полной проверке. Лоб рядом с наставником почему-то почти не болел, зато от усталости ныло всё тело, немного саднили ладони, содранные во время торопливых поползновений по трубам, а по мышцам разливалась знакомая свинцовая усталость. Скромно зевнув в кулак, юный будущий джедай как-то чрезвычайно удобно прислонился к плечу учителя и прикрыл глаза.
— Рана на лбу довольно глубокая, меддроидам придется тебя штопать. Падаван? Эй, падаван, не засыпай на мне!
— Но вы же тёплый, мастер! — запротестовал Оби-Ван, когда знакомые руки безапелляционно вернули его в сидячее положение.
— Было бы странно, если бы я был холодный, — безмятежно откликнулся Квай-Гон. Ученик снова упорно прислонился к его плечу, и Джинн смиренно вздохнул, поняв, что эту битву ему не выиграть.
— Мастер, а давайте как-нибудь снова отправимся на круиз?
— Давай. Только я не хочу снова вместо отдыха обезвреживать бомбу.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.