There's no light in here now 9

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Тук-тук-тук (Knock-Knock)

Пэйринг и персонажи:
Жилец, Гости
Рейтинг:
G
Жанры:
Мистика, Повседневность, Songfic, Пропущенная сцена
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Теперь он готов оставить это пустое - на самом деле пустое - здание, больше не являющееся его тяжёлым якорем. Лоджер уходит.

Посвящение:
Замечательному Евгению из января-февраля.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
14 июня 2017, 03:30
      Днём миролог занимался привычными, рутинными вещами: собирал образцы и делал новые заметки в дневнике и записных книжках для исследований - их ведение никогда не прекращалось; подумывал об уборке и том, как тепло будет предстоящим летом.

      Никогда - о тварях, приходящих ночью. Вовсе он не вспоминал о том, с каким скрипом догонял его хромоногий, и уж точно у него не тряслись руки от мысли о ребёнке, плачущем в углу.

      Вечером, по наступлению темноты он прочно запирал дверь и спокойно проверял работающие лампочки. Это тоже стало некой рутиной - ожидание гостей.

***


      Но бывали и другие дни: когда из-за нервного жеста страницы разлетались со стола чернильными птицами. Когда он изо всех сил пытался убедить себя в здравости своего рассудка и смеялся в ответ на ухмылку разбитого зеркала - слишком умён, чтобы поверить в невозможное.

***


      Сейчас он спокоен. Заботливо протирает белым рукавом пыльную лампу и задумчиво вглядывается в своё искажённое отражение в ней. Круглые глаза смотрят изучающе и устало. Хочется новой жизни, как бы банально это ни звучало. Хочется слышать людей рядом, да и самому наконец стать человеком - перестать действовать по отведённой программе и бормотать одно по одному как сломанный граммофон.

      Хочется уйти отсюда.

***


      Лоджер прекрасно помнит, как панически он убегал, бесконечно спотыкаясь на лестницах. Как всаживал занозы в ладони, захлопывая за собой старые двери. Как, покидая старый дом, кишащий гостями, не замечал отсутствия погони до того как заблудился в лесу.

      Помнит, как он бродил среди одинаковых линий тропинок, блуждал в осязаемом холодном тумане, метался и рыдал, пытаясь вырваться прочь - безуспешно. Когтистые лапы ветвей поворачивали его к дому, ветер колюче и резко толкал в спину, стирались следы.

***


      Складывая вещи в бесформенный шершавый рюкзак, он не мешкает. Не потому что боится ещё одного посещения гостей, а лишь потому, что больше не привязан. И Лоджер чувствует, как расплетаются нити, разрываются иссохшие старые цепи, выкручиваются гвозди из досок, которыми забиты окна и двери его сознания.

      "Свободен" - от этого осознания сладко трепещет сердце, но пока миролог боится радоваться - сначала нужно уйти.

      Теперь он готов оставить это пустое - на самом деле пустое - здание, больше не являющееся его тяжёлым якорем. Лоджер уходит. И лес, чувствуя его лёгкость и решимость, отпускает. Леса, окружавшего старое строение, просто больше нет.

      Сухие щепки, мягкая серая трава, бескрайним полем распростёртая на километры кругом, разнообразные обломки стен - всё новое, притягивающее жадный знакомящийся взгляд. И прямо по курсу, перед мирологом - прямая песчаная дорога без каких-либо следов. Светлая на фоне спускающихся на землю сумерек, чистая, ждущая.

      Чувствуя всей своей сутью приход темноты и важное время, появляются Гости.

      Дико ломятся в дверь, колотят в неё всеми конечностями и головами, зазывают - шумные, мерзкие, потерянные.

      Человек пристально смотрит на дорогу перед собой. Он слышит, как потрескивает лампа и шуршит под ногами песок. Ветер - слабый, тёплый - приятно шевелит волосы и не несёт с собой никаких звуков. Поправив лямку рюкзака, давящую на плечо, Лоджер поднимает глаза и наконец сдвигается с места.

      Необъяснимые жуткие существа замирают у порога, не понимая, в чём дело. Немые, невидимые, бессильные.

      Не прощаясь и не оборачиваясь, Лоджер бодро уходит вдаль по дороге.

      На развалинах пустого дома распускаются цветы.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.