Долго и счастливо +7

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Сухинов С.С. «Изумрудный город»

Основные персонажи:
Корина, Ланга, Пакир, Стелла, Элли
Пэйринг:
Элли/Корина, Пакир/Стелла, Корина|Дональд
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Даркфик, AU, Дружба
Предупреждения:
OOC, Насилие, UST, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета, Элементы фемслэша
Размер:
планируется Миди, написано 7 страниц, 1 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Пока волшебницы Света были заперты в Орлиной башне, Пакир победил, и Волшебная страна превратилась в Колдовскую. Стелла соглашается на брак с Пакиром, чтобы защитить Болтунов, Корина становится наместницей Пакира на поверхности, а Элли просто хочет выжить.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
дарк!АУ, вынужденный брак (Пакир/Стелла, Корина/Элли), нетрадиционные семейные ценности

Часть 1

15 июня 2017, 17:53
Они прилетели в город Теней к полудню. Прежде чем сесть, Вараг сделал круг над королевским дворцом, высматривая подземных тварей, которых еще не тронуло проклятие.

Убедившись, что все спокойно, он опустился на площадь и вытянул крыло. Корина сошла вниз и огляделась.

Дворец был сложен из серого камня. Витражи на фасаде потемнели от грязи и времени, единственным ярким пятном оставался флаг над воротами – золотое солнце на белом полотнище.

Корина обняла себя за плечи. Неделю назад тут было лето, сейчас трава у парадного входа побурела, а низкое небо затянули тучи. Ледяной воздух пронизывал до костей.

– Здесь опасно, – зарычал Вараг, едва она повернулась к нему. – Делай, что должна, и не трать время. Надо убираться отсюда как можно скорее.

– Скажи что-нибудь, что я не знаю, – пробормотала Корина.

Город, полный призраков и темной магии, выводил его из себя. Она добавила громче:

– Не жди меня, улетай, – и сжала в ладони шкатулку с кольцами. – Когда вернусь, я тебя позову.

Конечно, Вараг никуда не полетит. Поднимется в небо и станет кружить над городом, сгорая от невозможности разодрать в клочья каждую тварь, что скрывается в этих стенах. Такова его природа. С другой стороны, без черного дракона за спиной возвращаться сюда было бы совсем глупо.

Орлиная башня возвышалась над площадью. Окованная железом дверь была заперта, но Корина приложила палец к замочной скважине, и дверь с тихим скрипом отворилась.

Внутри пахло сыростью и пылью, свет факела на стене едва разгонял сумрак у подножия винтовой лестницы. Корина опустила руку на перила. Пленниц – теперь уже одну Элли – держали под самой крышей, остальные этажи были запечатаны магией.

К счастью, наверху оказалось теплее и ярко горел камин. Элли стояла у зарешеченного окна. Когда она обернулась, Корина невольно стиснула шкатулку: казалось, Элли кинется ей на шею, такая безумная радость на мгновение вспыхнула в ее глазах.

Потом Элли отступила от окна и села на узкую кровать.

– Пришла убить меня?

– Нет.

– Тогда что – спасти?

– Ты Хранительница края Торна, – ответила Корина, – это ты должна спасать, а не тебя.

– Если ты пришла издеваться надо мной, лучше уходи.

Корина развела руками.

– Я хотела сначала кое-что обсудить, но раз ты настаиваешь... – Она тут же оборвала себя: спорить можно долго, а покинуть Город им необходимо до темноты.

Она села рядом, и Элли тихо спросила:

– Что со Стеллой? Ее увели пять дней назад.

– Пакир пригласил ее в свой дворец. Они заключили сделку: Пакир отказывается от уничтожения края Торна, хотя и сохраняет над ним власть, Стелла становится его женой и королевой Подземной страны.

Элли взглянула на нее, прикусив губу. Корина отвернулась. «То ли еще будет, фея.» Она покрутила в руках шкатулку – тонкая работа, не зря подарок Властелина готовили лучшие рудокопские мастера. Она предпочла бы ювелиров из Басты или Изумрудного города, но Пакир настоял и сам зачаровал кольца.

– А остальные?

– Все живы, как мне известно. Дональд – везучий идиот, у него все хорошо, могло быть гораздо хуже. Аларм – понятия не имею, его не видели после битвы у Красного озера, твой соломенный друг тоже куда-то пропал. Пакир не стал их преследовать, ему не до того.

Она промолчала о поисках меча Торна. Элли еще не знала об этом, к тому же, меч пока не нашли.

– Господи, хоть кому-то удалось от вас сбежать. Надеюсь, они уже далеко. А Дровосек?

– Я видела его голову в тронном зале на острове Горн.

Элли схватила ее за плечо и резко развернула к себе.

– Ты сказала, что все живы!

– Да, живы! – Корина дернула плечом, чтобы сбросить ее ладонь, но у Элли была каменная хватка. – Его не переплавили и не утопили, и я знаю, что остальные детали находятся в Басте. Рано или поздно я их найду.

Пару секунд они смотрели друг на друга, потом Элли отпустила ее и, глубоко вздохнув, скрестила руки на груди.

– Неделю назад мы трое клялись, что остановим Властелина Тьмы любой ценой, а теперь он захватил всю страну, и, знаешь, не похоже, что ты огорчена.

Она же не могла всерьез...

– Ты злишься на меня?

– С чего бы, да? – Элли покачала головой. – Все было прекрасно. Ты пришла ко мне сама, предложила сотрудничество и дружбу. Мы притворялись чуть ли не влюбленной парой, после чего ты сбежала к Пакиру, бросив меня здесь умирать – да, конечно, я на тебя злюсь!

На стене над постелью чернел ряд коротких линий, шесть из них были зачеркнуты, одна нет. Интересно, кто рассказал пленницам о проклятии, если Сагарот молчал.

– Чего ты теперь от меня хочешь? – наконец вздохнула Элли.

– Поговорить.

– Вперед. Времени у меня полно.

Корина опустила шкатулку на постель между ними, оттягивая момент, когда придется показать, что внутри.

– На самом деле, времени у тебя нет. – Она провела пальцами по белой узорчатой крышке и царапнула ногтем замок. – Чары, которые держат в городе призраков, убивают существ из плоти и крови. Но я могу вытащить тебя отсюда.

Элли взглянула на нее без интереса, с чуть заметной насмешкой. Корина привычно улыбнулась в ответ и вдруг разом ощутила всю навалившуюся усталость.

Правда, зачем смягчать удар? Как напомнила Элли, они только притворялись друзьями.

– Пакир дал мне вещь, которая снимет колдовство. Не просто так, разумеется, но это уже мое дело. – Она коснулась узоров на крышке, сплетенных не то в бескрылого дракона, не то в огромную змею, и потерла ладони, чтобы согреться. – Я пообещала ему, что с тобой не будет проблем. Наша свадьба станет гарантией.

Элли уставилась на нее.

– Наша свадьба. Господи. Ты издеваешься.

– Нет.

– Тогда что это значит? Объясни, я не понимаю.

– Я сказала Пакиру, что мы любим друг друга, – тихо ответила Корина. – Он согласился освободить тебя, если мы заключим брак.

В комнате было очень холодно. Башня промерзла насквозь, и дрова в камине едва тлели. Корина щелкнула пальцами, пламя взвилось вверх и затрещало.

– Дело в том, что Пакир – сложно представить, я знаю, – довольно сентиментален. – Элли смотрела на нее так, что она с трудом подбирала слова. – Если ты останешься здесь, то скоро навсегда превратишься в тень. Я не могу вытащить тебя иначе, Пакир не позволит, ты протеже его злейшего врага. Он ненавидел Торна, Виллина говорила тебе об этом? Но сейчас он влюблен, Стелла подыгрывает ему, и я решила, что если расскажу... Проклятье, Элли, какая разница? Если ты останешься жива, здорова, в своем собственном теле – чего тебе еще надо?

Элли закрыла лицо руками.

– Слушай, на самом деле все не так плохо, – сказала Корина, чтобы не молчать. – Пакир фанатик. У него есть цель, а на остальное ему плевать. Сыграем свадьбу, а через пару недель он о тебе и не вспомнит.

Элли убрала ладони.

– Не вспомнит, – нервно рассмеялась она. – Ты думаешь, я соглашусь на это?

– Я думаю, для тебя это единственный шанс выбраться отсюда.

Элли снова засмеялась, на этот раз громче. Только истерики не хватало. «Фея, держи себя в руках», – но тогда Элли точно взорвется.

– Если считаешь, что я от этого в восторге, ты ошибаешься, – сухо заметила Корина, и Элли непонимающе нахмурилась. – Я собиралась просто вывести тебя из Города, пока не поздно. Ты знала, что через семь дней заклятие становится необратимым? Я упросила Пакира отдать тебя мне, да, наговорила ему про нашу неземную любовь и жестокий несправедливый мир... Веришь или нет, я всего лишь хотела тебя спасти.

– Зачем?

Корина пожала плечами. «Никто не должен так умирать, понимаешь, Элли?», – но и это не стоило говорить вслух.

Элли смотрела на нее с оскорбительной жалостью и чего-то ждала. Затем, фыркнув, покачала головой и наконец взяла шкатулку.

Она достала одно кольцо и, не захлопнув крышку, положила шкатулку обратно на кровать. Кончик белой салфетки, устилавшейя дно, высунулся наружу. Элли надела свое кольцо на левую руку и Корина взяла второе.

Элли осмотрела кольцо со всех сторон и поджала губы. «Неужели не понравилось?» – Корина сдержала усмешку. Элли подняла руку и поймала на грани изумруда отблеск огня от камина, и на стене напротив отразилось зеленое пятно. Насмотревшись, она покрутила кольцо на пальце и попыталась стянуть.

– Ничего не выйдет, – вздохнула Корина. – Символ вечной любви так просто не снимешь. Оставь, потом разберемся.

Элли смотрела на левую ладонь, словно та вдруг превратилась в звериную лапу.

– Почему ты не сказала?

– Тебе в любом случае пришлось бы его надеть, чтобы выйти отсюда, так что это неважно. Вы созданы друг для друга. Фея, послушай, мы должны покинуть Город до темноты, и если ты готова... – Она не договорила, запнувшись, когда Элли встретила ее взгляд.

– Нам нужны правила.

Корина моргнула.

– Что, прости?

– Правила. Не верю, что говорю это, но если мы в самом деле собираемся пожениться, тебе лучше кое-что запомнить. Я не стану плясать под твою дудку, что бы ты себе ни вообразила. Я все еще Хранительница края Торна, и я сумею защитить его. От Пакира и его слуг – и от тебя. Ты, наверное, не знаешь такого слова, но это мой долг, и я его исполню – нравится тебе это или нет.

– Ты готовила эту речь?..

Элли жестом остановила ее.

– Второе, – продолжила она. – Я не позволю, чтобы кто-то пострадал из-за того, что попал тебе под горячую руку. Ты больше никого не втянешь в наши ссоры. Особенно Дональда.

– Я его не принуждала, если ты об этом.

– Мне все равно. Оставь его в покое.

Корина победно улыбнулась.

– Ты просто ревнуешь.

– И третье, – Элли подняла голову. – Ты рассказываешь мне все. Любую мелочь, какой бы незначительной она тебе ни показалась, и абсолютно все, что ты узнаешь от Пакира. На этот раз мы действительно работаем вместе.

– Мы?

– Мы. Твоя очередь.

– Хорошо. – Элли первой нарушит свою декларацию: они уже работали вместе, и привело это их в Орлиную башню. – Ты не споришь со мной при посторонних. Наедине – сколько угодно, если тебе так легче, но на публике мы любящая пара.

– Это все? – Элли удивленно взглянула на нее.

«А чего ты ждешь – длинного списка?»

– Да.

Помедлив, Элли кивнула и наконец опустила голову. Корина провела языком по пересохшим губам. Она хотела щелкнуть пальцами и расставить вокруг свечи, полсотни, не меньше, чтобы разогнать сгущающийся сумрак, но Элли просидела здесь неделю, и яркий свет мог ей повредить.

Она подумывала запустить к потолку маленькую грозовую тучу, когда Элли глубоко вздохнула и на выдохе улыбнулась:

– Я готова. Идем?

Ее улыбке не поверил бы и ребенок. Что ж, этого стоило ожидать. Элли отвернулась, и Корина прошептала пару отводящих заклятий: Пакира не обманет, но его слуги увидят фею с гордым взглядом вместо растерянной девчонки.

– К счастью, все это ненадолго. – Она перегнала Элли и ступила на лестницу первой. – Пара месяцев, в худшем случае год, и Пакир о тебе забудет.

Или решит, что они заигрались, и сотрет обеих в звездную пыль.

Лестница вилась темной спиралью. Вдалеке иногда раздавался шорох, словно крыса пробежала – хотя какие крысы в городе, где тысячу лет нет ни крошки еды? Факелы тускло горели, отбрасывая на стены причудливо изогнутые тени. Корина шагала вниз, держась на дюжину ступеней впереди Элли...

Элли.

Она вздохнула. Снова обиды и никакой благодарности, странно было и рассчитывать на большее. С Элли всегда было много проблем, но даже до нее рано или поздно дойдет, как им повезло. Она выбралась из башни, они обе оказались в лучшем возможном положении в новом мире. Почему Элли этого не понимает?

– Ты похожа на английскую борзую, – вдруг прозвучало за спиной, и Корина обернулась.

На этот раз Элли улыбалась нерадостно, но искренне, хотя напряжение в уголках губ не ушло. Корина вопросительно нахмурилась.

– Охотничья собака, – пояснила Элли. – Сильная, красивая. Очень полезная при травле. Готова сорваться с места в любой момент и на бешеной скорости преследовать зайца.

– Тогда ты заяц.

– Которого ты вовек не поймаешь.

Элли все еще улыбалась, когда толкала от себя высокую дверь и жадно вдыхала свежий прохладный воздух. Она заправила за уши растрепавшиеся от ветра волосы, разгладила складки на подоле...

– Почему ты мне помогаешь? – Элли открыла рот, и все очарование рассеялось.

Корина взмахнула рукой, подзывая Варага.

Хороший вопрос. Как ни посмотри, Элли стоило или вытащить раньше или оставить в башне навсегда. Конечно, легче сказать, чем сделать, но, скорее всего, Корина выбрала бы первое...

Честно говоря, она просто забыла. Рядом был Дональд, повредившийся головой из-за темной магии, и Стелла, которая тоже понемногу сходила с ума. Нужно было позаботиться о драконах, о лояльных марранских племенах, об Изумрудном городе и Фиолетовой стране. Когда она вспомнила об Элли, недельный срок почти вышел.

Над головами раздался драконий рев и шум хлопающих крыльев. Огромная тень закрыла небо. В воздух взметнулась туча пыли, и черный дракон опустился на площадку перед башней.

Элли, не обращая внимания на Варага, хмуро смотрела на нее.

– Так почему?

– Ты непобедимая девочка из Канзаса, а Пакир может и проиграть, – Корина улыбнулась ей и скрестила руки на груди. – Ты мой запасной план, фея.

Элли молчала, пока они поднимались на спину дракона. Корина взяла ее за руку – Элли не боялась высоты, но после недели в душной комнате небо пьянило сильнее вина.

В Изумрудный город они прилетят к ночи. Может, им повезет, и Элли не встретит в первый же день отряд подземных тварей. А если случится чудо, то и каббары, приставленные к Стелле, куда-нибудь сгинут.

Корина щелкнула пальцами. Перед мордой дракона вспыхнул сноп алых искр. Вараг расправил крылья, ударил хвостом, и они оторвались от земли.