Ветер Силы +4

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Звездные Войны

Основные персонажи:
Люк Скайуокер, Хан Соло
Пэйринг:
Люк/Хан
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Элементы слэша
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Некоторые вещи, если ты полюбил их однажды, навсегда становятся твоими. А если ты пытаешься их отпустить, они, сделав круг, снова возвращаются к тебе, они становятся частью тебя. Или убивают тебя. ©

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Отчасти было навеяно прекрасным фильмом "Убей своих любимых".
20 июня 2017, 03:35

Будь осторожен, ты не в стране чудес.
Никто тебя за руку не возьмет, им не за что тебя любить,
Но ты счастливец в своем неведении и пустоте найди,
Где прячется любовь.
Возьми ее и поделись, и потеряй,
Умей сходиться, чтобы не умирать, не зная цвета… ©



      Хан открыл дверь и остановился на пороге, тупо уставившись куда-то в серую стенку. В каюте было тихо. Слишком тихо.
Вообще, в последнее время, здесь всегда преобладала тишина. Даже когда житель тренировался, всё-равно место было погружено в гробовое молчание.

      Люк не любил и почти не выходил, не слушал радио, новости узнавал через Силу. Он любил покой, привычную тишину нарушал лишь слабо потрескивающий камин. Люк любил сидеть совсем рядом у источника тепла и думать, погружаясь в глубокие воды.

      В какой-то степени они были похожи, хотя Соло и старался всё время отрицать это. Сейчас же он отчетливо понимал, насколько на самом деле были одинаковы. Оба слишком наблюдательные и с огоньком внутри, чтобы жить спокойно в этом мире. Оба возведшие свои недостатки в достоинства. И оба одинокие.

      Сейчас Хан как никогда ощущал это одиночество. Несмотря на казалось бы ничем нерушимую дружбу с Лэндо. Да, ее не смогла разрушить даже его мнимая покорность Сопротивлению, не смогла разрушить Лея, она была, есть и будет, только вот спасти от чувства одиночества она все равно не может. И дело вовсе не в том, что все изменилось с появлением любовного интереса. Все дело в том, что из жизни исчез, как оказалось, человек, который всегда был рядом с ним. Пусть иногда будучи очень далеко от него и иногда надоедая своей наивностью.

Именно Люк отговорил его от полета на Корусант, где он должен был погибнуть… И погиб сам.

      Корабль Скайуокера разбился где-то в районе системы бывшего Альдераана. Хан до сих пор не знал, что это был за полет, и с чем он был связан, но почему-то подозревал, что именно с ним самим. А может быть, это было просто чувство вины перед другом. Ему претили внимание и бесконечная наивность, которая позже сменилась серьёзностью. Многие пророчили большое будущее, верили в Избранного. Он должен был стать джедаем. Не просто джедаем, а джедаем с галактическим именем.

Всё практически свершилось, но в один полёт уничтожил ожившую надежду.

      Все были разочарованы в нём, а затем переключились на другую надежду. Все, кроме Хана. Да, он тоже предпочел бы забыть, как это сделали остальные, но он не испытывал разочарования в малыше, а лишь тупую боль где-то внутри. Он мог показывать свой цинизм при людях, но никогда не проявлял своей слабости. Разочарованный Хан никогда бы не обратился к Скайуокеру за помощью в Силе, хотя и не был форсюзером. Разочарованный Хан никогда бы не открыл Люку свою душу, сказав, что его смерть разбила ему сердце. Разочарованный Хан никогда бы не выглядел так подавленно и испуганно, когда тот исчез. Разочарованный Хан сидел бы сейчас в своем кресле капитана и, возможно, забив, дальше продолжил бы перевозить контрабанду.

Однако, Соло не был разочарован. Он страдал.

      И втайне зная о слабости Хана, Люк полетел куда-то сам. Он хотел избавиться от привязанностей, как подобает джедаю и избавить от этого своего друга. Он полетел вместо него на Корусант. Полетел, чтобы никогда больше не вернуться.

      Соло зашел в каюту, скинул жилетку, небрежно бросив его на комод, и прошёл в тёмное помещение. Он не стал включать свет, не стал разжигать камин. Он просто уселся на коврик, приняв позу лотоса, подставил руки и, как и обычно, уперся подбородком. Глаза закрылись сами собой, и он погрузился в раздумья. Сейчас это были те далекие закоулки его памяти, куда он старательно запрятал все то, что считал совершенно неправильным, но от чего так и не смог избавиться. Странные тёплые чувства к Татуинскому фермеру.

      — Да, я знаю, может там действительно воняет, однако, холодно не будет.

Контрабандист осторожно засунул закоченевшего джедая внутрь Тонтона, а затем и сам пристроился около друга, обняв того, чтобы сохранить хоть какое-то тепло и не сдохнуть во льдах Хота.

Вскоре он заснул. А спустя какое-то время очнулся от голоса, что прозвучал прямо над ухом.

      — Хан?

Мужчина еле разлепил глаза, всё ещё находясь в состоянии между сном и бодрствованием.

      — Как видишь.

      — Хан, где мы? — Скайуокер скривился, — Хаттово дерьмо, почему здесь так воняет? И почему ты меня обнимаешь?

      — Это долгая история, малыш, но если рассказывать вкратце, то я засунул нас в труп Тонтона. А обнимаю, дабы сохранить тепло.

      — Сила… Теперь ясно. Но может, ты уже отпустишь меня? В тепле не нуждаемся, и если честно, навевает не на лучшие воспоминания.

      — О, извини, — проговорил Соло, хотя как заметил Люк, немного саркастично, — брать тебя в рабство не очень-то и хотелось.

      — Не смешно.


      Контрабандист открыл глаза и посмотрел на часы. Почти полночь по стандартному времени. Ему пора идти за штурвал, но уходить не хотелось. Раньше в этой каюте он никогда не чувствовал себя уютно. Весь этот покой давил со всех сторон. Но только не теперь. Почему-то именно сейчас Хан почувствовал, что находится в своей тарелке. Неужели? Люка нет, а его «жилище» вдруг становится его, Хана, любимым местом? Немыслимо! Но нужно ли ему такое место, что навевает старые воспоминания? Нет.

      Люк улетел сразу же после заседания Новой Республики по поводу восстановления мира в Галактике. Они даже не успели поговорить. Точнее, Люк сказал, что знает о Корусанте и летит вместо него, что они поговорят позже, и сказал не переживать. Тогда он и не мог подумать, что видел своего лучшего друга в последний раз.

      Зачем он полетел? Теперь вопросы навсегда останутся без ответов. Единственное что могло бы рассказать правду — это Сила. Но она исчезла вместе с форсюзером.

      Да и какая разница теперь? Ведь точно известно, что Икс-Винг разбился, столкнувшись с астероидом, а предварительно произошел мощный взрыв. Ничего не найдено, только осколки корабля, всё остальное превратилось в прах. Сомневаться не приходится, Люк во время взрыва погиб. Конечно, в душе мужчины теплилась крохотная надежда на то, что каким-то образом Избранному удалось спастись. Вот только всё говорило об обратном, не бывает чудес на свете. К сожалению, он в этом не раз убеждался. Смерть малыша, увы, реальна.

      Хан встал и направился к выходу. Взял жилетку, накинул его на плечи и подошел к двери. Открыл ее и не смог сделать шаг за порог. Его словно что-то удерживало внутри. Он захлопнул дверь. Опять вернулся в к камину и сел на коврик. Достал пачку успокоительного и закинул в рот несколько таблеток. Он решил остаться здесь до утра.
Хан закрыл лицо руками и прикрыл глаза, снова пытаясь погрузиться в размышления и вызвать воспоминания с теми чувствами, нехватку которых ощущал сейчас особенно остро.

      — А ты говорил не переживать, — мужчина горько усмехнулся, — как же так?

      — И не надо, — тихий шёпот пронёсся везде, словно ветер, — я теперь в лучшем месте.

      — Как?! — тот попытался открыть глаза, но не смог. Веки были словно налиты свинцом. Он сделал еще одну безуспешную попытку хоть немного приоткрыть глаза, но это вызвало такую боль, что он оставил это занятие. Соло просто сидел и прислушивался. Ни дыхания, ни движения, ни единого шороха, — Люк? Ты здесь?

      — Здесь, — очень тихо отозвался «ветер.»

      — Ты пришел за мной?

      — Я пришел к тебе, — вместе с шепотом, кажется, послышался горестный вздох.

      — Нет… Нет. Это таблетки! — горячо воскликнул Хан, доставая из кармана упаковку. — Это всё плод моего воображения, — добавил он уже тихо. — Я сошёл с ума.

      — Ты винишь себя, тебе больно. Перестать, пожалуйста. Привязанность убивает тебя изнутри, — на долю секунды капитану «Сокола Тысячелетия» показалось, что что-то легко коснулось его руки. Он попытался пошевелить, однако вокруг была лишь пустота.

      — Как ты здесь оказался?

      — Я слился с Силой, — ответил шёпот, — мне больно смотреть на твои муки, я ответил на зов.

      — Ты жив?

      — Отчасти. Смерть — это просто новый путь, новая история.

      — Я схожу с ума, да?

      — Нет.

      — Почему же я разговариваю с призраком?

      — Ибо ты хочешь этого.

      — Нет, Люк, — Хан покачал головой, — не хочу разговаривать сам с собой.

      — Мне оставить тебя в покое? — голос насторожился.

      — Да…

      — Хорошо, — шёпот отдалился.

      — Стой! Не уходи!

      — Ты хочешь что-то сказать?

      — Да. Мне есть что сказать, я попался на удочку чувств, как глупая рыбка. Я не могу перестать думать о тебе, — Хан тяжело вздохнул, — я…

      — Я знаю.

      — Что?

      — Я всегда буду рядом, — голос отдалился, превращаясь в долгое эхо. — Прощай.

      Неожиданно Соло открыл глаза и снова зажмурился. Его за плечо тряс Чуи, который что-то невнятно говорил. Он лежал на полу, укрытый пледом. Хан посмотрел на часы. Почти одиннадцать часов дня по стандартному времени. Что вообще произошло? Может разговор — это действительно бред, родившийся от передоза лекарствами? Или это просто сон? Ответа не было, но в душе контрабандиста впервые за долгое время наступил покой.

Некоторые вещи, если ты полюбил их однажды, навсегда становятся твоими. А если ты пытаешься их отпустить, они, сделав круг, снова возвращаются к тебе, они становятся частью тебя. Или убивают тебя. ©

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.