Alternatives

Джен
PG-13
Закончен
27
Kenwaroo автор
Реклама:
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Описание:
В своём даре убеждения неонат был уверен, как и в ясности своего ума. А вот на то, что амбиции не лишили Князя способности к здравомыслию, он смел только надеяться.
Посвящение:
Русти, потому что это он во всём виноват.
Примечания автора:
Всё строится на моём праведном гневе, вызванном концовкой за ЛаКруа:
http://s03.radikal.ru/i176/1706/2c/55ef5ad1793d.png (снизу вверх)

Искренне считаю ЛаКруа крайне годным персонажем, ибо питаю слабость к бессовестным и грамотным манипуляторам, врущим людям в лицо виртуозно и со знанием дела, поэтому отсутствие вариативности в конце игры (хотя, казалось бы, возможностей в ней предостаточно) меня заставило искренне недоумевать. Если бы не буйствующая в ягодичных мышцах излишняя амбициозность, то ЛаКруа бы далеко пошёл, и кто эту амбициозность из него выбьет без последующего выпила солнцеликого, если не главный герой с максимальным убеждением? То-то и оно!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
27 Нравится 8 Отзывы 3 В сборник Скачать
18 июня 2017, 00:57
Настройки текста
      За всю свою недолгую, но несомненно богатую событиями всех масштабов от мала до велика не-жизнь, он повидал достаточно и пережил встречи с тем, о чём большинство вампиров и не слышало вовсе. Неспособные насытиться лишь человеческой кровью вампиры, жадно рвущие клыками податливую человеческую плоть? Да кого вы хотите этим удивить, право слово! Хэнгэёкай с тупой акульей мордой, не блещущей интеллектом? Одного раза ему на всю жизнь хватит, спасибо. Огромный оборотень, раза в два выше него ростом, способный за несколько точных ударов выломать дверной проём? Больше никогда, прости Господи, пусть эта дикая тварь так и висит безжизненной куклой в обсерватории! Вот уж что-что, а переломанное в нескольких местах массивное туловище, покрытое грязной, слипшейся от крови шерстью, он бы с радостью забыл как страшный сон. Казалось бы, нет ничего хуже того, что он успел повидать за жалкие несколько ночей, ан-нет, не-жизнь всегда успеет удивить!       И вот, остановившись подле склизкого, поблёскивающего в тусклом свете ламп тела того, во что преобразилась Мин Сяо, он стоически попытался сдержать вставшее поперёк горла чувство тошноты и отвращения. Жаль только, что тщетно. Опорожнив содержимое своего организма аккурат рядом с обмякшим телом куэй-джин, неонат брезгливо поморщился и выудил из нагрудного кармана пиджака шёлковый платок, чтобы вытереть оставшуюся на губах и подбородке кровь. Да, костюм у него безбожно испорчен длинными щупальцами и пренеприятнейшими плевками баронессы, и его внешний вид в целом оставляет желать лучшего, но, в конце концов, он до сих пор вентру. Перехватив поудобнее ключ от саркофага и педантично сложив платок вчетверо, неонат развернулся на каблуках и, гордо подняв голову, прошёл в открывшийся прямо у входа портал.       Проклиная всё сотворённое руками не только куэй-джин, но и руками любого азиата, неонат грузно опёрся о ближайшую устойчивую поверхность и с вымученным стоном зажмурил глаза. Кое-как справившись с дезориентацией и первым за долгое время головокружением, вентру выпрямился и привычным жестом поправил изорванный в нескольких местах костюм. Знакомые стены офиса Себастиана и удивлённая, но довольная ухмылка Князя заставили облегчённо вздохнуть — дань привычке, не более, — торжественно выставляя перед собой увесистый ключ.       — Мин Сяо мертва, и вскоре ей подобные разделят её судьбу, — с улыбкой констатировал ЛаКруа, нетерпеливо поднимаясь со стула и жадно рассматривая сжатый в пальцах неоната ключ. — И вот, Лос Анджелес наконец принадлежит мне... ты неоднократно доказал, что заслуживаешь своё место рядом со мной. Не будем же тянуть время, дитя.       Неонат послушно кивнул, всем корпусом поворачиваясь к саркофагу и заинтересованно склоняя голову набок. На задворках роящихся в голове мыслей что-то назойливо зажужжало, и вентру невольно нахмурился, инстинктивно убирая тяжёлый ключ из поля зрения своего Князя. Стоит ли идти ва-банк, не задумываясь? Оправдан ли риск, на который они готовы пойти, или ещё остался тусклый огонёк надежды на то, что ЛаКруа сохранил хоть каплю своего кланового благоразумия? Да, неуёмная жажда безграничной власти затуманила его способность здраво мыслить и трезво оценивать ситуацию, но он не перестал быть вентру. Неонат настороженно взглянул на Себастиана, не заметившего резкой перемены в поведении своего протеже, продолжающего восхищённо вещать об ждущем его впереди светлом будущем.       — Анкарский саркофаг... — полу-шёпотом протянул Князь, растягивая губы в блаженной улыбке и нежно проводя рукой по тяжёлой крышке древнего гроба, а после наклонился поближе, словно заглядывая внутрь. — Кто покоится внутри тебя? Бальтазар? Может Лазарь... или мне оказана честь воссоединиться с самим Вентру... — ЛаКруа с кривой ухмылкой бросил быстрый взгляд на своего протеже, и тот осторожно сделал шаг назад, пряча от чужих глаз тянущий руку вниз артефакт. От греха подальше. — А может весь шум, поднявшийся в наших рядах, означает то, что перед нами спит сам Каин?       — Сэр... — окликнул Князя неонат.       — Одно я знаю точно — внутри хранится ключ к власти.       — Сэр, — голос вентру стал заметно твёрже, но всё без толку.       — Никто не будет в силах противостоять моей власти — даже Камарилья.       — Сэр! — повысил голос неонат, едва ли не срываясь на требовательный крик, не выдерживая и грубо хватая ЛаКруа за локоть. Князь, удивлённо вытаращившись на своего протеже, хотел было озлобленно возмутиться, кривя губы в гримасе недовольства, но был прерван неожиданно серьёзным взглядом вентру. — Вы уверены, что готовы не раздумывая полезть в петлю?       — На что ты намекаешь, дитя?       Неонат едва нашёл в себе силы сдержать нервный смешок, опуская руку, до этого настойчиво сжимающую локоть Князя. Его задача только что стала в сотни раз сложнее, а надежда достучаться до Себастиана, насмешливо помахав рукой у него прямо перед носом, канула в Лету. Что-то внутри ехидно защебетало, терпеливо уговаривая безо всяких заминок открыть принесший несчетное количество бед саркофаг, но вентру только отмахнулся от этой назойливой мысли. Нонсенс. Да, доминирование не спасёт его — и Князя — шкуру, но сама природа наградила его исключительным даром убеждения, и он не поскупится им воспользоваться.       — Не безопаснее ли будет позволить открыть его... — неонат сделал небольшую паузу, непринуждённо смотря на закрытую крышку саркофага и краем глаза замечая, как ЛаКруа недовольно скрещивает руки на груди. — Чужими руками?       — И лишиться возможности заполучить столь мощный инструмент? Или, что ещё хуже, позволить спящему внутри проснуться? В своём ли ты уме, дитя? — незамедлительно отреагировал Князь, презрительно морщась.       — Есть те, кто не знает о силе, которую несёт в себе саркофаг. Слабокровные или гули, даже смертные — любой из них подойдёт на эту роль. В то же время, мы и сами не знаем, что может случиться после того, как эта крышка откроется. В таком случае, если у открытия саркофага имеются необратимые последствия, у нас будет гарантия того, что мы останемся в живых.       — Допустим, я признаю твою правоту, — недоверчиво протянул ЛаКруа, смерив своего протеже холодным взглядом. Уже лучше. — Вопрос в том, как ты реализуешь это. Как ты найдёшь того, кто выполнит эту работу.       Обеспечить реализацию этого простого плана и создания своеобразного буфера — это наименьшая из забот. Главный вопрос состоял в том, кому можно доверить ключ. Кто достаточно глуп, чтобы беспрекословно послушаться чужого приказа, не интересуясь зачем и почему? Кто может согласиться выполнить сомнительную просьбу только за условную награду, не осмеливаясь вникнуть в детали? Неонат кивнул головой в ответ на собственные мысли, переводя непозволительно довольный взгляд на Князя.       — Офицер Чанк, сэр, — со сдержанной улыбкой ответил вентру, бережно расположив тяжёлый ключ на крышке саркофага. — Нам всего лишь нужно поменяться с ним местами и, дождавшись его отчёта, пожинать плоды собственного труда. Тем более от него, если он увидит непозволительно много, всегда можно избавиться. Выставить, как несчастный случай или результат очередной террористической атаки.       Лицо ЛаКруа вытянулось в приятном изумлении, и неонат позволил себе улыбнуться чуть шире, торжествуя. Да, его речи услаждали уши даже самых чёрствых людей, заставляли последних упрямцев делать всё наперекор собственным убеждениям, но чтобы убедить гордого, не привыкшего учитывать мнение своих подчинённых Князя — не то что достижение, а самый настоящий подвиг. Немногие способны выполнить невыполнимое, но, когда ты не потерял ни единой конечности после встречи с оборотнем и могущественной куэй-джин, упрямый князь для тебя становится полным пустяком. А если радоваться каждой приятной мелочи, то и факт отсутствия в помещении Шерифа, видимо решившего для разнообразия сыграть роль экзотичного предмета мебели в другом месте, покажется манной небесной в эти беспокойные ночи. Себастиан задумчиво коснулся костяшками пальцев подбородка и, сузив глаза, нехотя кивнул.       Сотня этажей минула в полной тишине: ни Князь, ни неонат не проронили ни слова. И если мысли ЛаКруа до сих пор были заняты сомнениями в словах своего протеже и принятии опрометчивого решения довериться ему, то «птенец» предпочёл лишний раз не рефлексировать, фокусируясь на вставшей перед ними задачей. Долго уговаривать офицера не пришлось — тот, едва ли не вприпрыжку исчезнув в направлении лифта, радостно согласился на выполнение столь пустякового поручения за поистине щедрую награду. Самой мучительной частью сего действа стало время, тянущееся непозволительно долго. Неонат не привык сидеть, сложа руки, и заходил из стороны в сторону, то и дело бросая нетерпеливый взгляд на часы.       — Да успокойся же ты наконец! — вспылил ЛаКруа, и одновременно с его несдержанным криком в лобби послышался грохот и стекла угрожающе задрожали. Вентру, удивлённо переглянувшись со своим Князем, инстинктивно метнулся к выходу из здания.       Уже на улице, с ужасом наблюдая за занявшимся на верхних этажах башни огнём, неонат благодарил самого Каина за своё смелое, но благоразумное решение. Если бы не он, то...       — Я думал, что выставлю себя полным идиотом, если соглашусь на эту авантюру, ведь если бы там и вправду был... к чёрту. Это уже не важно. Я лично сверну шею каждому, кто причастен к этому.       — Тогда стоит начать с Джованни, — эхом отозвался вентру, завороженно наблюдая за полыхающей на фоне ночного неба башней, не задумываясь о незаконченной Князем мысли. Только ли с Джованни? Неонат меланхолично улыбнулся, вспоминая единственного сородича, который всегда знал о происходящем в городе и о действиях «птенца» в частности, оправдываясь расходящимися по округе слухами в надежде на внеземную наивность новообращённого. — И задуматься о том, откуда Джек знает то, чего знать не должен, и как оказывается там, где его быть не должно.       — С этого и начнём, протеже.
Примечания:
На самом деле, не мог бы неонат в убеждение и не надави он на заботу ЛаКруа о своей шкуре, то солнцеликий и не подумал бы брать в расчёт план новообращённого. А так — «удачное» стечение обстоятельств в сочетании с незнанием неоната о тонкостях сна Древних вместе с его подвешенным языком дали бы неплохую возможность спасти и главного героя, и Княженку.
Реклама:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: