Все средства хороши +14

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Список Архива Ланъя

Основные персонажи:
Линь Чэнь, Линь Шу (Мэй Чансу)
Пэйринг:
Линь Чэнь, Мэй Чансу
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, Юмор, AU
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Кровавая битва окончена, и тела друга нигде нет. Но все ли потеряно?

Вканон до определенной точки.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Написано на конкурс "Микроскоп" на фанфиксе. События, непосредственно предшествующие представленному в этой работе, —
причуды канона, в том числе пилюля, которая дала смертельно больному главному герою долгий прилив сил, одновременно резко сократив его жизнь.
19 июня 2017, 11:49
Медленно бредя по каменистой земле, Линь Чэнь настороженно озирался. Солнце уже клонилось к закату, а поиски все еще не увенчались успехом. Нет, ему удалось обнаружить нескольких раненных солдат, помочь им и организовать их отправку в лагерь, разбитый в нескольких десятках минут ходьбы, но этого было мало. Он даже не считал себя подданным Великой Лян, и оказание помощи было всего лишь долгом целителя.

Найти Чансу — или его тело — было долгом лично его. Главы ли архива Ланъя, или рядового члена союза Цзянзо, лекаря, творящего чудеса, или лучшего друга Чансу, — неважно: это был именно его долг, кем бы он себя в этот момент ни считал. Хоть солдатом.

По правде сказать, сейчас он и был солдатом — военным лекарем, — но все прекрасно знали, что на войну он отправился вовсе не ради блага государства или не из любви к принцу Цзину (или, тем более, императору). Он отправился, потому что должен был. Потому что обещал быть с Мэй Чансу до самого конца и сделать этот самый конец... спокойным? Наиболее поздним? Он и сам не знал. Приняв пилюлю и взбодрившись, Чансу смотрел предстоящей смерти в глаза с радостью. Те три месяца жизни, которые ему давало это смертельное лекарство, он провел с головой в делах.

Разумеется, кровавое побоище разразилось именно тогда, когда силы уже покидали Чансу — и Чансу, разумеется, не смог остаться в стороне. Линь Чэня всегда впечатляло его упрямство, но лучше бы он бросил все силы на выживание. Впрочем, вид Чансу верхом на коне в полном военном облачении не стал неожиданностью, как и желание броситься в бой. Линь Чэнь знал, что при всем своем уме его друг мог бывать настоящей бестолочью, за которой охотно шли люди.

Линь Чэня задержали в лагере личные дела, Мэй Чансу ускакал в самую гущу уже несколько часов назад и к тому времени, когда сражение закончилось, так и не объявился. Поэтому Линь Чэнь и блуждал сейчас в надежде, что...

Надежда была глупой и слепой, он, как разумный и рациональный человек, не мог не понимать, что ослабевшему телу ничего не оставалось, кроме как подняться в последнем рывке, а потом растаять окончательно. Но и бросить все и уехать, так и не подтвердив свои догадки, Линь Чэнь не мог. Не в этом случае.

Он наступил на колкий камушек и поморщился.

Странные звуки раздались именно в эту минуту, поэтому он не сразу понял, в чем дело. К рваному дыханию за время похода он уже привык, а жизнь в мире бойцов приучила различать малейшие признаки беды, но сейчас они казались настолько естественными — на поле-то боя! — что он спохватился только через несколько секунд.

— Кто здесь? — позвал негромко, прислушиваясь. Чансу мог решить убраться в настолько далекий уголок, чтобы его никогда не нашли. Он прибавил шагу, чуть не скатившись вниз по склону, в сторону подозрительного кривого валуна. — Эй?

И именно тогда он увидел.

Сначала пятна крови — рваные следы, ужасную красоту которых кто-то неловко нарушил. Потом, когда подошел ближе, разглядел чуть торчащую из-за поверхности макушку. Обогнул камень — и его глазам предстал Чансу, откинувшийся на твердый валун и запрокинувший голову. Увидев Линь Чэня, он — как ожидаемо — закатил глаза.

— Крово...течение уже остановилось, — с запинкой выговорил он.

Линь Чэнь присел на корточки, разглядывая рану у него на боку.

— Не думал, что ты выжил, — резко сказал он. Чансу, судя по всему, действительно потерял много крови, но... не слишком много. Не все еще потеряно. Если эта гадость в его организме не возьмет верх, в лагерь его точно получится перенести, а там... — Такая кровопотеря могла как-то повлиять на действия лекарства, — вслух произнес Линь Чэнь, нащупывая пульс. — Как тебе удалось выжить?

Чансу устремил на него взгляд, красноречиво говорящий, что он думает об интеллекте Линь Чэня, облизал губы и ответил:

— Я... уполз.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.