Новая История - Наруто Узумаки

Naruto, Fairy Tail (кроссовер)
Гет
NC-17
В процессе
1875
Размер:
409 страниц, 50 частей
Описание:
Во время запечатывания Кагуи, Наруто, ценой собственной жизни, спасает Учиха от неминуемой гибели. Не желая мириться с такой судьбой своего друга, Саске отдает силу Риннегана ради Наруто, после чего Узумаки заносит в мир Хвоста Феи, а там для него начинается новая жизнь (и новые проблемы, конечно же).
Примечания автора:
Альбом с картинками для фанфика — https://photos.app.goo.gl/XELyd4dnG2MUcijz8

Надеюсь понравиться (ЧАСТИЧНОЕ Мэри Сью) (НЕ ХЕНТАЙ!)

Выход глав зависит от следующих факторов:
1) Время (не всегда оно есть)
2) Желание (иногда не смогу найти нужной мысли для хорошей главы)
3) Отзывы и комментарии к работе (автор все читает и мысленно отмечает для себя те аспекты, что были сказаны оратором комментария или же отзыва. Не скупитесь на добром слове или же злом)

Часто бывают марафоны (это такая штука, когда я выпускаю продолжение к фику на протяжение одной или двух недель — ежедневно).

На этом все. Удачи!
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
1875 Нравится 1610 Отзывы 768 В сборник Скачать

Арка 4. Глава 19 - Знамение

Настройки текста

***

«Одни двери навсегда закрываются, а другие открываются в самых неожиданных местах»

***

      Удивительная и увлекательная вещь – время! Оно неуловимо, оно лихое, оно словно крупицы песка, что просачиваются между пальцев, коих невозможно собрать воедино. Время – неподвластно никому из живущих, и даже, если найдётся такой человек, что сможет подчинить себе столь опасное явление – он горько поплатится за это… Ведь время, как и любая другая стихия – непокорна. Она любит устрашать, любит играться, любит те мгновения, когда человек начинает осознавать, как мало мгновений ему осталось, дабы прожить достойную по земным меркам – жизнь. Однако, даже у такой безжалостной особы бывают исключения. Узумаки Наруто – тому прямое доказательство. Ему удалось обмануть сразу две неподвластные стези: время и… смерть. Хотя о последнем он и сам иногда желает, осознавая, сколько им было упущено, сколько утеряно. И этому не будет конца. Жизнь никогда не будет гладкой и уж эта чертовка точно не покорится парню, в отличие от своих сестёр.И бывший воин ордена это прекрасно осознаёт. Не единожды ему приходилось выбирать: устои, которым он был верен, что передались ему от учителя, отца, или жизни тех, с кем ему довелось свидеться, познакомиться и даже сдружиться. Однако Узумаки навряд ли сможет хоть кого-то из ныне живущих назвать – настоящим другом. После ухода из своего мира и смерти Эдера, Наруто более не открывался никому. Оно и понятно – не каждому дано пережить столь огромные события и невозможно, чтобы они никак не отпечатались в голове, давая кучу поводов для размышления о своём бытие…       И все эти мысли медленно пожирали его изнутри, как черви в сгнившем яблоке. И кажется, что вот-вот, совсем скоро ничего не останется. Лишь гнетущая пустота, что будет властвовать над всеми после кончины… — Когда-нибудь столь чернявые мысли погубят меня – проносится в голове парня, а он сам, сидя подле поваленного дерева, продолжает наблюдать за поединком двух людей.       Два быстрых взмаха и свист стали наполняет всю округу. У одного из юношей, что сошлись в противостоянии, в руке находится одна из его катан, кои принадлежат ему по праву рождения и, переданные ему от отца. Оружие оппонента ни разу не было похоже на катану или любой другой клинок, вовсе нет. Это – коса, точнее одна из двух.Одно из самых редких оружий в мире. Мало, кто осмелится взяться за столь сложное для освоения – орудие, однако, парень, чей лик сокрыт тканью плаща, не обращал внимания на то, что говорят другие. — Выше! – прозвучал голос мужчины, что смотрел за зрелищем стоя.       Но никто из этих двух не последовал совету и через некоторое время, владелец смертоносной косы пробивает блок оппонента, обезоруживая того и роняя на холодную землю. — Та-а! – лишь выдал проигравший во время своего падения. По лицу упавшего можно было понять, что он явно ожидал этой атаки, глаза отражали внутреннее разочарование,ему чего-то не хватило для продолжения поединка. Не быть сломленным. Только что? — Когда говорят выше, Илай, следует выполнять, – протянул доселе молчавший Узумаки, выкинув маленький смятый клочок бумажки куда-то в сторону.       Парень не успел ничего высказать своему тьютору, как услышал речь от другого взрослого. — Один из ключей к становлению хорошего бойца – дисциплина. Спустя такое время можно было и запомнить, – голос Бастии отдавал нотками холода, под стать своей стихии. Обведя взглядом обоих парней, за которыми ему довелось наблюдать, продолжил. — Уже не в первый раз Кама выигрывает в тренировочном поединке, тебе стоит задуматься.       Светловолосый юноша скрипнул зубами, а его руки сжались в предательской ярости. Это не укрылось от глаз Наруто, встав с насиженного места, он подошёл к сыну давнего знакомого и поднял катану, на которой отчётливо видны очертания волка, а вокруг того выгравированы символы семейной династии. Узумаки показались знакомы эти символы, а вместе с ними и сам волк. Ещё раз взглянув на клинок, он более ничего не увидел: ни самого зверя, ни какой-либо символики – лишь собственное отражение предстало перед ним. — Словно наваждение – прикрыв усталый взгляд, Наруто бесшумно вздохнул. Если бы он действительно никогда не видел те знаки на оружии своего подопечного, то ему с полной уверенностью стоило бы проспаться день-два, а может и больше. — Где я мог видеть символы его семьи? – не найдя в воспоминаниях ответа на вопрос, бывший шиноби решил отложить это дело на потом. Сейчас важнее другое… — Ты помнишь, Илай, что я говорил тебе перед тем, как взял тебя в ученики? — Слушать и внимать, – кротко ответил владелец катан. — Что же тогда произошло? Что сподвигло тебя на невыполнение команды? — Я поклялся исполнять ваши приказы, – с уверенностью в своей правоте проговаривает Илай, встречаясь взглядом с ментором. Его давно пугает эта отчуждённость во взгляде старшего товарища, однако, Илай признаёт силу Наруто, да и не только её. Парнишка давно понял, почему же так много о нём говорили в гильдии. — Могу ли я считать твою клятву нарушенной? – после вопроса Узумаки, в глазах Илая вспыхнул ужас. За проведённое время с Наруто, сын Ирлинга Кьярини видел, что бывший воин ордена делает с предателями и теми, кто не выполняет собственных обязательств. На такое Илай лишь замотал головой. — Тогда, что побудило тебя пропустить команду Леона мимо себя? – ответа не последовало. — Мои слова – его слова, а его слова – мои. Если ты сомневаешься в правильности слов одного из твоих командиров – это твоё решение, ты не скот и у тебя должно быть собственное мнение.       От подобных слов, даже сторонившейся всей компании Кама решил краем уха подслушать, что скажет тот, о ком ходят двоякие слухи. — Однако, какова вероятность того, что одна твоя подобная промашка – убьёт тебя и твоих соратников? – рубил с плеча Узумаки, смотря невозмутимым взглядом на младшего товарища, после чего сложил руки на груди, будто ожидая ответа. Он знал – спорить бесполезно, да и стоило ли?       Встав на колено перед учителем и командиром, младший из рода Кьярини стал говорить: — Я извиняюсь, учитель, – опустив глаза в пол, Илай пытался связать несколько слов, дабы найти объяснение своему поступку. — Я… Не хотел кого-либо оскорбить. Всего лишь мимолётная слабость и самоуверенность в своих же силах. Я принимаю свою ошибку, впредь буду бдительнее.       Наруто и Леон переглянулись, а затем издали нервные смешки. Ни одному из них не хотелось быть слишком грубым, когда речь доходит до обучения и командования, но… Дисциплина требует жёсткость, твёрдый нрав командующего, а также нужные слова. Вернув катану Илаю, Узумаки посоветовал ему и Каме отдохнуть, так как вскоре они должны будут возвратиться с земель королевства Менестрель, где у их группы было задание – арест отряда рунных рыцарей, что превышали свои полномочия. Теперь им необходимо будет перед возвращением в Эред присоединиться к основному формированию войск Магического Совета, на чьи плечи возложили сопровождение оставшейся группы дезертиров. — Солнце садится, – объявил Леон садясь рядом с Наруто.       Светловолосый воин очеркнул глазами линию горизонта. Алый закат всё не переставал пробуждать в Узумаки былые чувства, когда он, ещё будучи несмышлёным мальчишкой был один на один со свирепым миром шиноби. Лишь он один и никого более. Но сильно ли изменилось что-то сейчас? Тень тьмы вновь окутывает землю, пожирая последнюю крупицу света на своём пути. И только пламя маленького костра не даёт свету угаснуть до конца.       Уже с неделю Наруто не видел луны и этот день не был исключением. Именно к ней сын Четвёртого обращал взор, когда пытался найти ответы. И сколько бы лун не предстало перед его глазами – не на все вопросы находились ответы. — Когда-нибудь, я действительно сойду с ума и буду не лучше Мадары, – очертания безумного Учихи всплыли в воображении Наруто и вмиг угасли, так как он почувствовал тормошение со стороны Бастии. — Быстро они сегодня, – указывая на спящих Илая и Каму, Леон обнажил клыки, являя миру дикую улыбку. — Обучение идёт быстрым темпом, – вынес бывший шиноби. — В своё время я точно также с ног валился, но мне было не до отдыха. Вскоре должны были ударить войны, – вспоминая события из старого мира, левый кулак непроизвольно сжался. По сей день ему не верится, что не было иного выхода. — Жизнь не щадит никого, – тем же тоном отвесил ледяной маг, открепив от пояса пару мечей, положив их подле себя. — Мы с тобой уже почти год находимся в совете, но подобных разговоров у нас не было. Стареем, видимо.       Смех Леона заставил Наруто улыбнуться уголками губ. Да, им точно было не до веселья и уж тем более не до таких разговоров. Служба совету отнимала фактически все силы и не было уверенности в том, что главы доверяют им в полной мере. Особенно, учитывая те обстоятельства, которые не понравились сначала самому Узумаки, а затем те, что не угождали Магическому совету…

«Магический совет. Акколада. Год назад»

      Возгласы продолжали будоражить стены зал «Семи судей» после вынесенного вердикта. Председатель Магического совета пущай и не был рад такому ходу событий, но он не мог просто отвернуться от старых обычаев. Именно после назначения Гран Домы судья вернулись к исполнению своих обязанностей. Данное указ должен был помочь в вынесение куда более независимых решений по части принятия новых членов совета, а также вынесение вердиктов преступникам, что так или иначе порочили честь магического мира.       Наруто выполнил часть умысла, который заготовил Макао. Это задание было куда более необычным для него и… пожалуй… самым скверным. Много слухов доносилось до него в те дни, когда ему приходилось тренировать «двух драконов». Имрахиль долго за ними наблюдал, когда корабли совета бороздили море в поисках острова Тенрю, предостерегая Наруто – оставить мысли о том, что этой организации удастся найти хоть какую-то зацепку. И теперь он здесь, среди тех, кого в Хвосте Феи называют сборищем хищных змей. Решение Конбольта по сию секунду терзало разум парня, заставляя его усиленно соображать и лишь сейчас голова выдала единственно верный ответ: его втянули в бесконечные распри между гильдиями и советом. — И мне пришлось на это согласиться ради мифического шанса узнать об остальной части гильдии… – тешил себя в мыслях Наруто, осознавая патовость ситуации. Единственное, что его радовало, так это присутствие Леона и его нового подчинённого – Илая. — Теперь, можете снять метку гильдии, – объявил Дома, что явно не понравилось бывшему воину Альтаира.       Лицо Наруто исказилось в непонимании. — Для чего это нужно? — Придя в совет, вы, пожелали избраться новым представителем гильдии «Хвост Феи», но для того, чтобы стать в один ряд с великими представителями всего Ишгара – нужно избавиться от всех меток принадлежности. Совет следит за благополучием Ишгара и всего магического мира, нам не нужна предвзятость по отношению к тем, кто мог когда-то быть товарищем или соратником.       Узумаки затаил дыхание. Он на миг подумал, что ослышался, ведь ничего такого ему не приходилось слышать о вступлении, Конбольт ни разу не зарекнулся о такой, пускай и не значительной, но всё же важной для самого Наруто детали – это его память и минувшем. Если он сотрёт все это, избавится от прошлого, кем он будет впредь?.. Белой вороной… — Попрошу слово, Дома, – как только возгласы прекратились, Яджима попытался вставить своё слово, предварительно спросив разрешение у председателя. Получив удовлетворительный ответ, старик продолжил. — Помнится мне, в былые дни старого совета было много людей, что вступали сюда, хоть и место было другим, как те, кто сидел за трибунами, – друг Макарова вышел чуть поодаль так, чтобы быть впереди той трибуны, за которой находился Наруто. — Как по мне – это абсурд. Человек должен помнить то место, откуда он пришёл и кем он был. Иначе, чем мы лучше животных? — Ваши слова правильны, господин Яджима, но на то он и новый совет, – сделав акцент на предпоследнем слове, верховный продолжил. — Здесь теперь нет того, что было у старого совета. Новые законы направлены на то, чтобы наказания были справедливыми, а решения для гильдий принималось без наклона чаши весов в ту сторону, которую пожелает участник совета. Какой может быть нейтралитет, если каждый будет отдавать свой голос в пользу тех, кому выражена симпатия? И вновь правда…       Многие из присутствующих принимают сторону верховного члена Магического совета. Ведь нейтралитет – ключ, что позволит избежать неверных решений, которые в свою очередь зависят от эмоций и привязанностей. И если отбросить подобные вещи, можно вершить куда более справедливый суд, чем он был во времена первого совета. Однако, Яджима осёкся, и, осмотрев фигуру Наруто, он нашёл что противопоставить. — Вы сами согласились, что мои слова правдивы, – отметил старичок, усиленно мотая ус. — Но мы всё же говорим о людях. О человеке ничего не может сказать лучше, чем его история, то, что сохранилось в памяти других. Узумаки Наруто практически в одиночку сделал то, что не удавалось никому из здесь присутствующих – остановить одну из трёх мощнейших тёмных гильдий. Как минимум трое из шести были повержены им и, насколько мне известно, из слухов: остановка Нирваны тоже дело рук Узумаки. А о совсем недавних событиях вы и сами прекрасно знаете, – проговорив это, Яджима огляделся, дабы увидеть, что все в зале судей внимают лишь ему. Указав на светловолосого воина, он продолжил. — Вы хотите лишить этого человека всего через что ему пришлось пройти. — Мы не собираемся ничего делать с его памятью, лишь требуем стереть все напоминание о гильдии и других местах. — Вот именно! – воскликнул Яджима. —Эти символы, эти рисунки, тату и есть память! Бездушный люди без своего мнения ещё хуже, чем те, о ком вы нелестно выражаетесь.       Дома незаметно закатил глаза. Он мог предположить, что будет нечто подобное, но ему никак не пришло в голову, что с такими заявлениями будет выступать бывший старейшина из первого совета. И видя, как поддержка трибун постепенно смолкает, глава совета начинает понимать – Яджима перетягивает других на свою сторону столь правильными речами, и навряд ли ему удастся хоть как-то перебить статус-кво в данном «поединке».       С минуту молчания всё продолжилось. — Ваша правда, господин Яджима, – смирился Дома. — Однако, в таком случае путь в совет для Наруто Узумаки закрыт. Я не потерплю никаких исключений. Если же кандидат желает стать новым участником совета, будьте добры – исполнять все присущие наставления. И снова это!       Гул вновь коснулся слуха судей, председателя, Наруто, Яджимы, Леона и стражей подле выхода из зала. Давно же не было таких распрей перед вступлением. И никто не мог понять – где же истинная правда?       Наруто и вовсе стушевался, как бы стыдно это не звучало. Он на другой территории, совершенно иной. Магический совет не идёт в сравнении с теми местами, где Узумаки довелось выслужиться. Эти дебаты, эти крики, шум… Напомнили ему тот хаос, что произошёл в Эдоласе после того, как был свергнут Фауст и вся магическая энергия из одного мира стала перетекать в другой. Тогда ему удалось убедить всех, пущай то была толпа обычных жителей, но Наруто тогда действительно мог заткнуть всех и высказаться. Здесь он чувствует себя по-иному. Даже половина тех, кто явно внимал словам Яджимы не сделают ровным счётом ничего. А былые заслуги здесь практически не рассматривались.       Вновь за долгое время, Наруто почувствовал себя беспомощным… Он не политик и далеко не тот человек, который сможет совладать с теми играми, что ведут собравшиеся здесь. Слишком долго ему приходилось находиться в обществе людей, что лишь выполняют приказы, умирая где-то там, где после сражения наступит великая тишина, и лишь воспоминания выживших вознесут им достойные почести. — Почему никому не было известно об этой мелочи? Неужто какие-то знаки и тату могут повлиять на выбор человека? – огрубевшие пальцы тронули тату на шее. Это его первая татуировка, сделанная в первый день пребывания в Ишгаре. Когда Индра и Асура были рядом с ним. Всего лишь воспоминания… Правда ли из-за них будет меняться его выбор? На подобное у Наруто нет ответов… — Я слышал, что у Магического совета есть регулярная армия, – раздалось от молчавшего Яджимы и все вновь обратили взгляды на него. — В связи с тем, что было при первом совете, да, мы собрали и по сей день пополняем ряды рунных рыцарей, – Дома нахмурился. — К чему вы ведёте?       Старик прочистил горло и продолжил: — Для всякой армии нужен командир. И в вашем случае вряд ли найдётся кто-то более достойный, чем Наруто, – голос старого друга Макарова источал небывалую уверенность. — Да и не думается мне, что командиру легиона рыцарей необходимо стирать метки собственного прошлого.       Яджима самодовольно хмыкнул. Пускай место в совете и место командира рыцарей – неравноценно, однако следует понимать, что в случае чего гильдию «Хвост Феи» не в чем будет упрекнуть. С главными рыцарями здесь также считаются, если учесть, что на данном собрании присутствовал Лахар и принимал в нём участие хоть и роли информатора.       После недолгих дум и ещё минутного диалога с Яджимой, Гран Дома был вынужден согласиться. Ему требовались все гильдии в совете, дабы удовлетворить требования свода правил. Да и Белый рыцарь также вступился за кандидатуру Узумаки в качестве командующего части войск рунных рыцарей, подкрепляя те слухи, что ходят о личности Наруто неоспоримыми фактами…

***

— Да… Я помню тот день, – мечтательно протянул Леон, откидываясь на бревно позади себя. Поломав пополам маленькую веточку, он попытался кинуть её в далеко стоящий костёр, но у него ничего не вышло, от чего он цыкнул. — Вот жешь… Если бы не Яджима мы были, как эта маленькая веточка: сломлены, не достигнув цели. — Знал бы ты, сколько раз мне выпадала такая удача, подумал бы, что я проклят этой удачей, – Узумаки усмехнулся. Это не скрылось от Бастии, и он заинтересованным взглядом будто бы прожигал дырку в своём соратнике. — Яджима действительно много сделал для нас, – согласился Наруто. — И ты, и я теперь командиры рунных рыцарей, впрочем, Лахар тоже не обделён властью и, мне кажется, что у него на меня не самые хорошие мысли. — Лахар лишь упрямый болван, который может следовать правилам, – откровенно высказался маг из Чешуи Змеи Девы. — Если судить по ранговой системе, мы с ним в одном положении. Даже тут преуспели!       Светловолосый воин провёл взглядом от костра до еле видимой линии горизонта черту, а затем вновь заговорил: — И всё же, каким образом Яджима мог столько знать? – Наруто по сей день искренне удивляется той осведомлённости, которую показал друг Макарова в Магическом совете. Он словно знал о нём всё от корки до корки, читал, как обыкновенную книжку. — Макао вряд ли упомянул бы обо мне столько вещей… — Он же был в тот день, когда Лахар привёл всех пленников из Орасион Сейс, – подметил ледяной маг, повернув голову по направлению друга, улыбнулся уголками губ, будто задумывая нечто плохое. — Расспросил его? – не называя имён выдал догадку Наруто, на что получил утвердительный кивок. — На моей памяти, Яджима относился хорошо ко всем: будь то всякий проходимец или же старый товарищ. Хоть он и сделал кучу ужасных вещей, он остался для него запутавшимся мальчишкой, – взяв в руки ещё одну маленькую веточку, Леон стал чертить под собой невиданную ранее фигуру в виде куба с прорезями. — Я уверен, что Яджима настоял на том, чтобы его заточили в темнице. Правда, не знаю, какой прок принёс подобное для нового совета, но, если бы на их месте был такой человек как ты – его бы казнили на следующем же суде, – голос Бастии вмиг преобразился. Чувство злобы заполонило и буквально сочилось сквозь его слова.Ученик Ул не часто себе позволял выражать какие-то эмоции по отношению к людям, исключениями были лишь Грей и некоторые люди из гильдии. Но этот случай выходит из ряда вон и Леон никак не может понять, почему же его защищали? Каждое такое воспоминание заставляет Бастию сжать кулаки до хруста, а его лицо приобретает поистине дикий оскал. Его раздражает эта несправедливость.       Наруто заметил перемену в лице друга и поспешил узнать в чём дело. — Леон? – негромко вопрошал Узумаки, мысленно подготавливая себя к неизвестному.       Пропитанный раздражённостью и нескрываемой злобой взгляд был направлен прямо в лицо Наруто. Будь что будет. — Скажи, ты бы сделал это сейчас? – прозвучал вопрос в полной тишине, даже дикие ветра не посмели разрушить столь напряжённую атмосферу. — Будь он на той же плахе, что и остальные. Ты бы вынес приговор? – голос Бастии становился всё холоднее. — Ради чего нужно было защищать его? — Это был их выбор, да и ты тоже возражал против этого, – Узумаки не мог понять к чему клонит его товарищ. — Скажи, был ли у меня выбор? Был ли у меня выбор, когда другие стали его защищать? Преступник… Он погубил сотни и тысячи, а из-за одного благородного поступка оправдывать его?! – Бастия перешёл на более громкий тон. — Не нам судить его, мы ничего о нём не знаем… — Да?! – было видно, что Леон в шаге от бешенства, Наруто никогда прежде не видел его таким, ему всегда казалось, что не существует никого, кто мог бы так разозлить ледяного мага, но теперь становится ясно, где нужно искать потайные эмоции последнего ученика Ул. — Из-за таких, как он – я не знаю, кем были мои родители, я был лишён дома с самого рождения… – голова командира второго подразделения рунных рыцарей опустилась вниз, а его лицо накрыла тень. — Я не верю в это, Наруто, – наконец-то произносит имя друга, Леон, вновь обращая взгляд к нему. — И ты, и я делаем одно дело сейчас вместе, а до этого делали порознь – защищали невинных. Тех, кто ни в чём не виноват, кому нет дело до убийств… И ты считаешь, что не мы должны судить? В чём тогда смысл правосудия? Неужели он чем-то отличается от тех, кого ты казнил там? Лишь, потому что так сказал кто-то из них? И ведь правда, чем он лучше тех предателей? Не ясно…       Узумаки пребывал в смятении. Слова товарища заставили его напрячься и посмотреть на эту ситуацию с иной стороны. Много воды утекло с той разборки, когда он и союз гильдий разгромили Орасион Сейс, но тогдашние решения по сей день вызывают споры. Наруто после тех событий пережил достаточно вещей, чтобы сомневаться во всех ответах и решениях. Даже сейчас он не может сказать однозначный ответ: правильно ли поступил, что оставил Стинга и Роуга после встречи с Акнологией, нужно ли было возвращаться в «Хвост Феи» именно тогда? Лишь смиренное молчание служит ему ответом. Навряд ли кто-то из ныне живущих сможет подсказать ему. — Если же Эро-Саннин, мой отец в своё время не могли ответить на многие вопросы, как мне быть с ними? Что я должен думать сейчас? Раньше всё было по-иному… – Наруто устало прикрыл лицо рукой, а затем шумно вдохнул в лёгкие прохладный ночной воздух. События стремительно настигают друг друга, порождая внутри воина новые очаги бури сомнения. Этот вечер вновь заставил его вспомнить все его поражения. Может ли такой, как он ответить на вопрос Леона? Такие вопросы ещё больше добивают остатки уверенности в своих силах… — Наруто? – вновь зазвучал голос Леона, который продолжал смотреть за переменной эмоций на лице собрата по оружию. Момент истины… или нет?! — Не сомневайся, Леон, – вид Узумаки стал более грозным на фоне затухающего пламени костра. — Будь он там, я бы не замешкался ни на секунду.       Этого было достаточно. Бастия поблагодарил друга за ответ, а затем встал с насиженного места, и, отряхнувшись, проследовал прямо за костёр, исчезая среди массивных столбов деревьев. Лишь единожды он уходил так в разгар ночи. Сын Четвёртого не задавал вопросов, ибо знал – так надо. Если бы Леону когда-нибудь захотелось рассказать – уже бы сделал это, но реальность такова, что у всех нас всегда будут тайны и потайные мысли, даже сам Наруто не рассказал всех деталей. Ведь никто сейчас, кроме него не знает, что про того, о ком шла последняя часть их разговор, был воскрешён благодаря самому Узумаки…

***

      Оставшийся путь до Эреда не вызвал никаких затруднений или спонтанных ситуаций, что не могло не радовать двух командиров рунных рыцарей. Встретившись с отрядами у границ города, они вошли через главные врата, пересекая черту, за которой находится оплот Магического совета. Никто не обратил внимание на движущихся по улицам воинов. Для жителей города – это уже привычное дело.       Все отряды были возвращены на свои позиции и, приняв команду от командира, они рассредоточились по все территории города: кто-то ушёл на заслуженный отдых, кому-то захотелось по прибытию домой – отметить очередное успешное задание, в общем, кто во что горазд. Всё-таки людям должно что-то полагаться за их верную службу. И пока подчинённые отдыхали, Наруто и Леон отчитались о всех своих действиях, попутно предоставляя дезертиров на суд. Вместе с судьями и другими членами магического совета остался лишь Бастия, так как до Домы добрались вести о поступке Узумаки и тот не мог более участвовать в судьбе оставшихся предателей ордена рунных рыцарей. Ничего не попишешь, однако, Наруто оповестили о том, что председатель хочет встретиться с ним лично, но, когда именно – не сказали. И раз уж представилась такая удача, парень решил не терять времени зря и начал направляться в свои покои, что расположены этажом ниже, куда ведёт крутая железная лестница, перила которой были исполнены не совсем в обычной компоновке: в виде двух переплетающихся змей. Каждый раз дотрагиваясь до них, внутри Наруто словно что-то скукоживалось. Нет, он никогда не боялся змей, особенно после своего близкого знакомства с Змеиным Саннином, но что-то его отталкивало от лицезрения столь неординарного архитектурного искусства.       Когда перед глазами предстала дверной проём с массивной стальной дверью, Наруто услышал позади себя голос, на которой ему с неохотой пришлось среагировать. — Командир, – со спины к Наруто подходил его протеже из совета – Кама, чьё лицо не было скрыто в привычной ему манере под холодным железом маски. — Кама? Что-то случилось?       Из-под плаща появился свёрток с печатью, что владелец парных кос отдал своему наставнику.Вперив взгляд на пергамент, а затем развернув его, сын Четвёртого узнал подчерк того, кто с ним решил связаться. — Как давно? – Наруто взглянул на ученика, пытаясь уловить хотя бы единую эмоцию на его лице, но, к сожалению, безуспешно. Кама с первого дня их знакомства не особо сильно любил выражать свои чувства, а это усложняло понимание между ним и его непосредственным командиром. — Пару часов назад, когда вы сказали отрядам разойтись, – в спокойном тоне выдал парень, даже не моргнув. — Хорошо, – Узумаки кивнул, пряча ценную бумагу. — Можешь быть свободен. Завтра на том же месте, ты и Илай, так и передай ему.       Кама поклонился и, развернувшись на пятках зашагал к выходу с этажа чеканя каждый свой шаг. Как только ученик скрылся из-виду Наруто лишь помотал головой, размышляя о том, что покой ему только снится. И немудрено. С момента возвращения из Эдоласа он только и делает, что пытается разузнать какие-то тайны и узнать ответы на вопросы, попутно выполняя задания, обеспечивая себе и приближённым к нему – подспорье. Однако вместо того, чтобы разгрести некоторую часть проблем, к старым начинают прибавляться всё новые и новые и конца края этому не видно. Такая околесица любого выведет из равновесия…       С такими мыслями Наруто проследовал до самого выхода из штаба Магического совета. Собрание судей только начало набирать обороты, а значит, у него есть время, чтобы найти того, кто прислал ему сообщение. Стражники, что были за спиной Узумаки, закрыли вход, как бы намекая командиру рунных рыцарей, что они обо всём позаботятся. Кивнув тем, он продолжил движение вниз по крутой дороге, что вела на улицы города, чья жизнь к полудню бурлила будто вода в гейзере. Туда-сюда сновали рыцари совета между рядами простых людей, коим не было дела до войн и прочих жестокостей. Бывший воин ордена Альтаира замер: давненько ему не приходилось ходить по городу просто так – бесцельно. Наверное, это первый за долгие два года, когда он может позволить себе взглянуть на обычную жизнь без всяких долгов и без всякой рутины бойца, что дал клятву. — А ведь всё могло сложиться по-иному, будь я умнее и расторопнее – не попал бы в этот мир… Всего бы этого не было… – сердце Узумаки пропустило удар. Мысли о старом мире практически вытеснены из его головы теми проблемами, которыми он сам себя обременил, позволив событиям пойти по тому руслу, в котором сам Наруто принял бы непосредственное участие. Уж не любит он отсиживаться в стороне – не его это. Но каждый мимолётный момент воспоминаний вновь и вновь терзает душу. Жизнь могла быть куда спокойней и куда более размеренной, чем она была сейчас. В особенности ему не давал покоя тот случай, что произошёл ещё тогда – в Эдоласе. Больше двух лет он ищет разгадку и никак не может понять: было ли это просто видение или же нет?Однако то, что он был мёртв – факт, и этого никак нельзя отрицать. — Эта загадка останется таковой для меня на всю оставшуюся жизнь…       Блуждание Узумаки по городу завершилось в тот момент, когда перед ним предстала вывеска заведения с причудливым названием: «Справедливый Готфрид». Одно из тех мест, где любили собираться рыцари из-под его начала после затяжных заданий. И угораздило же назначить место встречи именно здесь… Внутри здание напоминало больше обыкновенную таверну, с кучей различных столов и стульев из тёмного дуба, однако, атмосфера была иной, совсем не обычной. Будто бы Наруто переместился внутрь давно утерянной книги. Да… Поистине другое… Неописуемо словами… Встряхнув головой, дабы сосредоточиться, Наруто стал проходить в глубь, просачиваясь между людьми, попутно приветствуя людей из своих подразделений. Вдруг чья-то добротная рука оказалась на плече Узумаки и, обернувшись, ему предстал сам отправитель письма. — Присядем? – задаёт вопрос мужчина, приглашая командира рунных рыцарей разделить с ним стол.       Не зная этот суровый взгляд зелёных глаз, Наруто бы пришлось теряться в догадках, кто же предстал перед ним.       Кивая, Узумаки открепил ножны и, расположив их так, чтобы рукоять меча уперлась об стол, парень, наконец, решил поприветствовать нежданного гостя. — Не думал, что увижу тебя без твоей брони, Аркадиус, – на словах светловолосого парня, мужчин ухмыльнулся, обнажая передний ряд зубов. Через мгновение на их столах появились кружки с напитками, запах которых Наруто узнает за версту. — Что привело тебя сюда? — Я довольно много интересных вещей услышал за последнее время, – кидает главный рыцарь Фиора, пододвигая кружку с горячительной смесью поближе к себе и собеседнику. — Я не употребляю спиртное, – оповестил Узумаки, двигая сосуд с жидкостью обратно. На это Аркадиус лишь пожал плечами, не став принуждать младшего товарища к распитию. — Так, что за вещи?       Глазами пробежавшись по посетителям таверны, Аркадиус хлебнул эля из кружки, а затем, пододвинувшись чуть ближе, приглашая Наруто сделать то же действие, стал говорить низким тоном: — Среди стражи Крокуса гуляют вести, что некий командир рунных рыцарей обезглавил, по меньшей мере, семерых человек на глазах у целого города, – зелёные глаза рыцаря встретились с голубыми глазами бывшего воина ордена Альтаира. — Нетрудно догадаться, кто был исполнителем.       Наруто поставил голову на выставленный им кулак, а затем заговорил: — Это имеет какой-то значение? – несколько рыцарей за спиной Узумаки засмеялись в полный голос, а он сам обернулся. — Значение имеет всё, даже пустяковые вещи, – отпив ещё немного, Аркадиус отодвинул кружку, сложив руки вместе. — Для совета уж точно. Навряд ли этот старый председатель оставит всё, как есть.       В «Справедливом Готфриде» становилось всё шумнее. Люди вокруг двух воинов разговаривали в полный голос, приговаривая шутки, звонко смеясь, чокаясь кружками и звеня столовыми принадлежностями.       Узумаки обвёл новоприбывших бойцов в заведение изучающим взглядом, а затем вновь обратился к рыцарю. — Я знаю. К чему эти предупреждения?       Лицо Аркадиуса приобрело более серьёзный вид. — Дома не потерпит не соблюдения правил, пускай никто до тебя подобным и не промышлял, однако, он может подумать, что ты идёшь ему наперекор, тем самым отгородив тебя от дальнейшего пребывания в узких кругах совета. Этому ворчливому старикашке никогда не нравился «Хвост Феи», для него это будет идеальным шансом избавиться ото всех своих недругов сразу. — Ты довольно сильно осведомлён о его личности, – подметил Узумаки, пытаясь найти ответ на монолог его старшего товарища. — За этот год и не о таком узнаешь, – скептически бросает в лицо воина Аркадиус. — Не делай поспешных действий, иначе неизвестно, что мы получим на выходе, – правая рука короля Фиора оглянулся по сторонам, рассматривая всех рыцарей в таверне. — Кому из подчинённых ты больше всего доверяешь?       Наруто изогнул бровь в удивлении, явно не ожидая подобного вопроса. — Сыну своего знакомого из Альтаира, капитану гвардии совета – Джори, и тому, о ком ты попросил позаботиться, – сделав акцент на последнем слове, парень качнул головой. — Передай им, чтобы следили за теми, кто доставляет информацию. Мы же не можем утверждать, что нашу с тобой встречу никто не видел и никто не подслушивал. — Да, – утвердительным тоном ответил Узумаки, наблюдая, как главнокомандующий армий Фиора начинает подниматься с места. — Тот разговор, что был после того заседания около года назад, он всё ещё в силе?       Аркадиус на секунду замер, не произнеся и слова. Наруто напрягло такое положение дела, и он было хотел ещё что-то да высказать главному рыцарю Фиора, как услышал: — Да, – кратко ответил собеседник парня. — Скоро всё будет завершено. Как всё будет готово и предоставиться возможность, я оповещу тебя, или кто-то из твоих старых знакомых сделает это. Ну, там, по старой памяти.       Щёлкнув пальцами и махнув рукой напоследок, Аркадиус зашагал в сторону выхода из заведения, оставляя воина один на один с самим собой. — Лишь бы всё было действительно так…

***

      После неожиданной встречи с главным подчинённым Томы Е. Фиора, Наруто совместно с Леоном выполняли более мелкие поручения совета. Ровно до дня суда над дезертирами, на котором Узумаки мог присутствовать лишь в качестве стороннего наблюдателя, а в день их прибытия в Эред, предатели были лишь допрошены, но никто так не решил сознаться в злодеяниях, перекладывая всю вину на тех, чьи жизни уже успел забрать Наруто собственной рукой. И он не жалеет, вовсе нет. Хоть право на жизнь имеет каждый человек, но, когда случаются вещи, что люди становятся хуже животных – это нужно пресекать на корню. И ничьё мнение не сможет разубедить его. Слишком долго он шёл к тому, чтобы построить хоть какую-то свою жизненную позицию.       Собравшиеся рыцари и другие участники совета, наблюдали за вынесением вердикта. Пущай кто-то из этих людей, что остались жить после казни при Меншафоре, маленьком городке в королевстве Менестрель, были друзьями и напарниками тем, кто наблюдал за судом, они все понимали – клятва нарушена, и они уже никогда не смогут встать в один ряд с ними. А слова клятвы рыцарей звучат так:

«Встав на одно колено, я верую свою жизнь служению:

ямеч, что вершит правосудие;

ящит, что защищает невинных;

ясвет, что приносит рассвет;

Отныне, моя жизнь – долг, что не буден нарушен.

Мир. Справедливость. Истина.»

Как жаль, что не все могут сдерживать обещания, данные перед ликом тех, кто отдал свои жизни служение их общему делу… Люди – неполноценные существа…       Разразился дикий гул, что отразился от стен зала, создавая мощное эхо. Это значило лишь одно – решение было принято всеми семью судьями. Часть из подсудимых будут отправлены во все уголки Ишгара, дабы исправлять свои преступления под строгим надзором, другие будут отправлены в тюрьмы. Все преступники получили свой вердикт. Срок исполнения – их жизнь. Многие были согласны с решением, однако, находились те, что требовали куда более жестокого наказания за вероломство оступившихся, если их можно так назвать.       После суда были назначены сопровождающие группы, которые должны были доставить осуждённых на их новые места пребывания. Наруто и Леону точно также поручили сопровождать группы, однако, если Бастии приказали отправиться в Боско – граничащее королевство с Фиором, то место назначение Узумаки было назначено – Харгеон, путь до которого был намного длиннее, нежели до границы с соседями Фиора. Сам командир рунных рыцарей спорить не стал, к тому же, помимо этого задания, бывшему воину ордена Альтаира поручили передать некоторые бумаги прямо на стол мастеру гильдии. И если Наруто всё правильно понял – в них было нечто важное, иначе у него никак в голове не укладывалось – почему же его решили использовать в роли гонца. И не теряя времени, группы выдвинулись из Эреда. Чем раньше они покончат с этим делом, тем лучше будет для всех. Вместе с собой Наруто прихватил Илая, дабы тот смог свидеться со своей матерью, когда они достигнут Магнолии. — Всем нам необходимо это, – промелькнула мысль в голове бывшего шиноби, а глаза скользнули по фигуре ученика, что движется впереди колонны. Да, всем необходимо это. Встретиться с теми, кто поддерживал нас с первых мгновений нашей жизни. И всем всегда хочется верить, что родители всегда смогут помочь, даже если их нет рядом, но они всегда направят, наставят на правильный путь и не осудят за совершённые ошибки. Наруто не был исключением. Он встречался с матерью лишь один раз за всю свою долгую жизнь, но этого было достаточно, чтобы запомнить её лицо, цвет глаз, в единственный и последний раз обнять её перед уходом. Даже после смерти она спасла его, как и спас отец, ещё тогда при битве с Пейном, в сражении против Обито и десятихвостого… Узумаки с грустью на лице и тоской на сердце понимал – ему в какой-то мере повезло. Пущай он видел их не так много, не разделил с ними все свои свершения, но знал – они любили и любят его, многие бы отдали всё, даже ради подобных моментов. — Мир неоправданно жесток к тем, кто желает о маленьком счастье…       С такими мыслями прошёл весь его путь. Делая маленькие привалы, группа предателей с сопровождающими их рыцарями, наконец, достигла главного портового города королевства Фиор – Харгеон. Именно отсюда всё начиналось. Как же горьки столь приятные воспоминания о прошлом.       Здесь предателей должны будут передать под надзор стражникам порта, что впредь будут следить за исполнением обязанностей прибывших, а именно: помощь в погрузке и разгрузке кораблей, починка и строительства новых доков, да и остальное по мелочи. — Через час Джори возглавит отряд и отведёт вас обратно в Эред, я вместе с Илаем отправимся в Магнолию для передачи некоторых бумаг. Сейчас – отдых, встреча возле четвёртого дока, – громко заявил Наруто, осматривая своих людей.       Рыцари поклонились и во главе с доверенным лицом Узумаки, тем самым – Джори, двинулись в сторону оживлённых улиц. Вслед за ними последовали сам Наруто и его ученик. К удивлению командира войск Магического совета, дизайн улиц очень сильно был схож с Магнолией. А ведь он видел Харгеон намного раньше города, в котором основалась гильдия «Хвост Феи»… Да, свободное время действительно творит чудеса. Столько незамеченных ранее вещей всплывают на поверхность. Дойдя до развилки дорог, Наруто мельком глянул на левую часть развилки и вдалеке приметил одну знакомую тёмно-синюю шевелюру, а тело скрывал длинный белый пиджак с тёмно-фиолетовыми краями. Зрение не подводило его. Ошибки быть не могло. — Какого он забыл в Харгеоне? – Узумаки застыл на месте. Внутри него разгорелось сильное желание узнать, куда же направляется его «старый» друг. — Учитель? – звук донесся откуда-то спереди, и вернув голову в обычное состояние, воин совета увидел перед собой обеспокоенное лицо ученика. — Иди с остальными, у меня образовалось одно дело. Его надо решить прямо сейчас, встретимся у четвёртого дока.       Парниша кивнул стал догонять остальных, а вот Наруто требовалась осторожность. Давненько ему не приходилось практиковаться в искусстве ниндзя. Проследовав за Конбольтом вдоль длинных и людных улиц, Узумаки увидел, как четвёртый мастер некогда самой сильной гильдии Фиора встретился с каким-то человеком, на чью голову закрывал капюшон коричневого плаща. — Что не день, то новая странность, – вынес воин в своей голове, скрипнув зубами.       Путь этих двоих лежал через более спокойные улицы, где слежка будет куда сложнее и, на ум Наруто пришла идея: примерно оценив свои шанс быть замеченным, он взобрался крышу одного из домов в тот момент, когда все люди позади него покинули данный отрезок территории и, в неспешном темпе двигался за Макао и неизвестным. В голове всплывали несуразные мысли. Ему было непонятно – кем был этот человек. Если бы был какой-то информатор, то почему не встретиться с ним в Магнолии или, по крайней мере, вблизи него? Что такого может таить в себе этот человек? Когда двоица скрылась за углом, Узумаки вмиг спрыгнул и медленно подошёл к углу здания. Однако выглянув, он никого не увидел, лишь скрежет закрывающейся двери через один дом послужил ему подсказкой. Людей на улице практически не было, что давало понять – это спальный район, здесь в основном стоят дома тех, кто обычно возвращается только под вечер, но время недавно перевалило за полдень, значит, можно действовать чуть быстрее. Аккуратно подойдя к дому, Наруто выругнулся про себя. Дом оказался гостиницей, через главный вход никак не пройти не замеченным, а чакру тратить сейчас попросту бессмысленно. Ещё неизвестно, чем это может всё обернуться. Сам дом был в пять этажей высотой, ровно высоту одного этажа выше соседнего. Рядом никого не было – можно действовать. Вновь оказавшись на крыше здания, Наруто стал изучать планировку здания, незаметно заглядывая в окна, авось, повезёт. И действительно, удача была на его стороне. Кто-то решил проветрить балкон и не закрыл дверь. Хозяин комнаты навряд ли мог догадаться, что кому-нибудь взбредёт в голову залезть на крышу, а затем и на балкон. Внутри комната оказалась не особо большой – несколько квадратных метров, а интерьер состоял лишь из: пару односпальных кроватей с теплыми одеялами на них, одного старого комода, на котором виднелись трещины и тройка настольных ламп, расположенных по периметру комнаты. В дальнем углу за одной из кроватей стоял новенький торшер. Но радость была недолгой. Из ванной комнаты раздались звуки и копошения. Не найдя варианта получше, Наруто воспользовался техникой перевоплощения и занял место одной из ламп. Да уж, никак он не мог подумать, что ему придётся использовать эту технику. Дверь ванной отворилась и из неё вышла женщина в мощённом халате, в её руках виднелись разные бумажки, да старые бутылки из-под воды. Она оглядела комнату на предмет порядка и уже хотела уходить, как приметила для себя одну вещицу – лампа стояла не на том месте. Обронив пару ругательств, женщина переставила лампа на комод к своей «сестричке». Её лицо озарила лучезарная улыбка и, с выпяченной грудью от гордости, она вышла, оставляя в комнате после себя лишь тишину и чистоту. Техника развеялась и Наруто аккуратно осел на пол, так как он не предполагал, что кому-то взбредёт в голову двигать светильник со своего места. — Да чтобы я ещё раз подобное вытворил! – махнув головой от злости, Узумаки аккуратно подошёл к двери. Не заперта. Отлично. Выйдя в просторный коридор, он начал двигаться по нему, не издавая и звука. Даже его дыхания не было слышно. До слуха донёсся голос, чей тембр напоминал Наруто о Конбольте. Пройдя до следующего угла, он увидел, как в одной из комнат исчезают две фигуры и одной из этих фигур, как раз и был сам Макао. Нашёл!       Не церемонясь, Узумаки в наглую подошёл к двери и распахнул её. Перед его глазами предстала спина его мастера. — Что четвёртый мастер Хвоста Феи забыл в Харгеоне, вдали от своих прямых обязанностей, – твёрдым голосом и с некоторой раздражённостью в нём, выдал светловолосый парень, вперив взгляд в фигуру мужчины.       Тот не заставила себя долго ждать и тут же обернулся. — Н… Наруто? – удивлённым тоном вопрошает Макао, увидев гневное лицо друга. — Ты здесь? – он замешкался. — Нет, так даже лучше. Зайди внутрь.       Проникнув в комнату, Узумаки продолжил наседать. — Что ты забыл в Харгеоне? — Я здесь по очень важному делу, – с прикрытыми глазами обеспокоенно произнёс Конбольт, понимая в каком свете предстал перед товарищем. — Думаю, тебе стоит познакомиться кое с кем.       Наруто впал в ступор. Мастер гильдии головой указал на неизвестного, чья рука потянулась к капюшону. Тот отдёрнул ткань, являя взору воина совета мужчину средних, с острыми чертами лица и худыми скулами, его тёмно-жёлтые волосы аккуратно подстрижены и опрятно уложены, впрочем, как и усы. В чёрных глазах неизвестного Узумаки видел решительность вперемешку с тоскливостью. Началось… — Моё имя – Джуд Хартфилия, – объявил мужчина, сомкнув губы. — Я отец Люси Хартфилии. Неизбежное.

***

Слова от автора: Привет тебе, читатель! Если ты читаешь это, значит это конец главы, которая писалась ОЧЕНЬ долго, а ещё означает, что я не умер (ага). Я могу вечно размусоливать тему, что я потерялся по дороге жизни, но это вас всех явно утомило, за что извиняюсь, наверное, в тысячный раз, НО! Есть и плюсы: я понабрался новых идей для данного сюжета и их довольно много и большую часть я уже смог сверстать с предыдущими идеями. Начало новых хитросплетений сюжета - уже есть в этой главе, а также, вместе с этим, накинул парочку отсылок к известным произведениям, что я изучал за время отсутствия. Ну и приближается главное событие - возвращение основной части гильдии, однако, будет ещё множество событий до этого, но и из них будет видна лишь часть, другая же часть будет написано в виде отдельной работы (уже пишу, 1/4 написана), а что именно она раскроит, пока останется загадкой XD. Рад снова вернутся и порадовать вас продолжением, не забудьте заглядывать в альбом, там скоро будет пару концепт артов, что будут использоваться в манге. Приятного вам дня! СТОЯТЬ! Я решил, что будет уместно сделать следующую вещь: напишите интересующие вас вопросы в комментариях или же в личных сообщениях, я же, в свою очередь, сделаю отдельную часть, где отвечу на них, так как произведение идёт уже долго, у вас явно накопились вопросы, я с радостью на них отвечу (в наказание за долгое отсутствие продолжения). Всё в ваших руках! Добейте актив до 300 ждунов и следующая глава не заставит себя ждать. Ваша активность - моя мотивация! Удачи!

Примечания:
НЕ БЕЧЕНО

√ Альбом обновлён (там есть классные картинки) -
https://photos.google.com/share/AF1QipOlkyedUsPJ69pyF-0Cj71L_BzSps91KlUWGe7IRfoRCppU9uJ18MkANCx40sHSYA?key=QVhiNkZ6RTVMU2JMY2pTaVNPb0ZZN0JreUdXbEpB

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Naruto"

Ещё по фэндому "Fairy Tail"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты