Черная месть или 50 оттенков Фло +60

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Моцарт. Рок-опера

Основные персонажи:
Маэва Мелин, Микеле Локонте, Флоран Мот
Пэйринг:
Микеле/Флоран/Нутелла, Маэва
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Стёб
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Правая рука Фло лежала очень удобно, как раз около изголовья. Микеле осторожно извлек из своей сумки две пары наручников с крайне несерьезной розовой опушкой (других в ближайшем сексшопе не оказалось, а действовать следовало без промедления) и аккуратно пристегнул запястье Флорана к кровати.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Продолжение фика "Черный человек"

Бабка за дедку, внучка за бабку, Жучка за внучку, кошка за Жучку, мышка за кошку - так мстит сицилийская мафия! (с)
30 января 2013, 03:31
Весенняя ночь была тихой. И в доме, на одной из парижских окраин, тоже царила тишина. Лунный свет струился сквозь неплотно задвинутые шторы, освещая просторную спальню. Прямо посередине комнаты стояла внушительных размеров кровать, на которой вполне можно было с комфортом разместить трех человек, а без комфорта – все восемь. На этой кровати безмятежно спал темноволосый мужчина, не подозревающий о том, что даже столь тихая ночь может таить в себе скрытую угрозу.
Несколько мгновений спустя, дверь в спальню с легким щелчком отворилась и на пороге возник невысокий силуэт худощавого мужчины. На человеке была одежда темных тонов, не стесняющая движений, а на плече вместительная спортивная сумка. В подобном облачении герои голливудских фильмов обычно похищают из хранилищ разные артефакты или прыгают с парашютом. Мужчина прикрыл за собой дверь и на цыпочках прокрался к кровати, после чего некоторое время настороженно прислушивался к ровному дыханию спящего.
- Фло-о-о! – тихонько позвал пришелец через несколько минут, но тот и не пошевелился.
Тогда таинственный незнакомец (при ближайшем рассмотрении оказавшийся, конечно же, широко известным в узких кругах Моцартом итальянского происхождения) осторожно присел на краешек кровати, протянул руку к спящему и заботливо убрал с его лица несколько темных прядей.
Так и не дождавшись от Флорана какой-либо ответной реакции, Микеле понял, что пора переходить к более решительным действиям.
Посему, он внимательно изучил вычурное изголовье кровати и порадовался про себя за оказавшуюся так кстати любовь Фло к классической мебели. Или к классическому БДСМу.
Правая рука Фло лежала очень удобно, как раз около изголовья. Микеле осторожно извлек из своей сумки две пары наручников с крайне несерьезной розовой опушкой (других в ближайшем сексшопе не оказалось, а действовать следовало без промедления) и аккуратно пристегнул правую руку Флорана к кровати.
С левой рукой пришлось повозиться, потому что Фло никак не желал перемещать ее в нужное положение самостоятельно. Однако, на третьей минуте щекотания носа Флорана опушкой свободной пары наручников, Микеле таки смог добиться нужного результата: Фло что-то пробормотал во сне, потер нос свободной рукой и опустил ее на подушку. Микеле, крадучись, обошел кровать вокруг и закрепил вторую руку коллеги на изогнутом спиралью металлической пруте.
Не смотря на эти, совершенно беспардонные по отношению к своей персоне, манипуляции, Флоран так и не проснулся. Микеле умиленно посмотрел на приятеля, думая о том, что пол пачки снотворного, высыпанного в чай, могут сотворить еще и не такие чудеса.
Но замысел Микеле требовал от него оперативной и четкой работы, излишняя медлительность могла стать провалом операции, поэтому Локонте встал с кровати и принялся осторожно стягивать с Фло одеяло. Это было проделано с легкостью, потому что Флоран уже не мог тянуть одеяло в свою сторону с упорством маленького бульдозера. Микеле немедленно вспомнилось, как однажды они с приятелем напились до чертиков и в итоге уснули на одной кровати в гостинице, потому что идти в свой номер Микеле уже не смог, а Флоран находился не в том состоянии, чтобы тащить его на своем горбу. В ту ночь Микеле проснулся от жуткого холода и обнаружил, что Флоран перетянул на себя практически все одеяло, а у бедного Микеланджело оказалась укрытая только одна нога. Когда же итальянец попытался отвоевать у товарища свою законную половину одеяла, Фло, не просыпаясь, с таким усилием тянул одеяло на себя, как будто от этого зависела его жизнь. Так что Микеле в ту злополучную ночь практически и не спал…
После того, как одеяло было коварно похищено, наступило время самого нелегкого и длительного этапа операции.
- Сейчас я покажу тебе «Черного Человека», Флоран! – зловещим шепотом проговорил Локонте, извлекая из своей сумки десяток баночек с темным содержимым и малярную кисть.

Флоран пробудился с таким ощущением, будто он пьянствовал дня три, не просыхая, а после этого уснул непонятно где и в какой-то совершенно неудобной позе, поменять которую почему-то не удавалось.
Фло попробовал открыть глаза и осмотреться. Как ни странно, это ему удалось. Только процесс открытия глаз отозвался глухой болью где-то в затылке, словно нервы и мышечные волокна, отвечающие за этот процесс, зацепились за уши. Мужчина мутным взором обвел помещение, в котором находился, и с удивлением обнаружил, что это его собственная спальня. Кроме того, память услужливо подсказывала, что вчера никаких гулянок и возлияний у него не было, и поэтому данное состояние совершенно ничем не обосновано.
«Хрень какая-то…» - с тоской подумал Флоран и захотел почесать нос. Но у него не получилось. Потому что обе его руки оказались прикованы наручниками к изголовью кровати.
«Что за ...?» - мысленно выругался Фло и попытался встать, но и эта попытка завершилась неудачей. Нос чесался нестерпимо. А вслед за ним зуд охватил все тело. Совершенно не понимая, что происходит и втайне надеясь, что все это просто дурной сон, потому что реальность не могла быть настолько идиотской, Флоран перевел взгляд на свое тело и… взвыл от ужаса: от кончиков пальцев на ногах до, судя по всему, лица, он был покрыт темными узорами-завитушками, пахнущими шоколадом…
- МИ-КЕ-ЛЕеееееее! – заорал он, мгновенно забыв про головную боль и вспомнив ехидную улыбку коллеги, когда тот упрашивал выпить его третью кружку чая. – Чертов итальяшка!! Я убью тебя, придурок!!!
Дверь спальни тут же распахнулась и в нее просунулась растрепанная светлая голова.
- Ты проснулся, Черный Человек? – расплылся в улыбке Микеле. – Ну, слава Богу, а то я уж начал беспокоиться о том, что немного перекормил тебя снотворным!
- Немедленно освободи меня! – зарычал Флоран, остервенело пытаясь освободиться из наручников. – Иначе, клянусь, я сделаю это сам и потом ты вообще пожалеешь, что появился на свет!
- Ну что ты так нервничаешь, Фло? – капризно спросил Микеланджело, просачиваясь в комнату. – Это же твоя любимая Нутелла!
- Хм… - Фло на мгновение затих и принюхался. – И правда, Нутелла… Но какого черта я весь расписан ею, словно пасхальное яйцо?!
- Нууу… - протянул Микеле, - я же как бы художник… Не удержался…
- Немедленно освободи меня! – ледяным тоном повторил Флоран.
- Я бы с удовольствием, но не могу… - вздохнул итальянец.
- Это почему же?
- Потому что это – моя месть. И потому что ты просто фееричен в таком виде! – Микеле снова продемонстрировал в улыбке весь свой набор зубной эмали и дентина. – Погоди, я вот еще сфоткаю тебя, для истории. А то ведь ты знаешь, что я хочу издать книгу со своими картинами… Ты будешь истинным шедевром моей коллекции!
В ответ мужчина заскрипел зубами, но не разразился очередным потоком ругательств, как ожидал Микеле, а вместо этого простонал:
- У меня нос чешется… И я умру, если не почешу его!
Фло заворочался на кровати, пытаясь почесать нос о плечо.
- Эй, нет! – воскликнул Микеле. – Размажешь узор! А я тебя еще не сфоткал!
- Ну так подойди и облегчи мои страдания!
Совесть Микеле слабо шевельнулась где-то внутри и он поступил очень опрометчиво: подошел к кровати и склонился над Флораном, чтобы исполнить его желание. В это мгновение Фло со звоном разорвал цепочки на наручниках, схватил итальянца за воротник куртки, дернул на себя и перекатился на кровати, сев на него верхом.
- Что, съел? – ехидно поинтересовался Мот. – И сейчас мы разберемся, кто из нас великий композитор, а кто – хрен собачий!
- Ты вымазал мою любимую куртку… - обреченно вздохнул Микеланджело.
- А ты испоганил мою любимую кровать! – парировал Флоран. – Как думаешь, чей ущерб больше? А если прибавить сюда еще и моральный…
Микеле дернулся, пытаясь сбросить с себя Фло, но тот был начеку и предотвратил его маневр, схватив приятеля за руки и придавив их к кровати.
- Ну что? – спросил Флоран, улыбаясь. – Чья взяла?
Микеланджело ответить не успел, потому что в этот момент дверь спальни неожиданно распахнулась и на пороге появилась Маэва. Картина, представшая ее взору, была более чем компрометирующая: Фло, с шоколадными завитушками по всему телу и с браслетами наручников на запястьях, сидящий верхом на Микеле, распростертом на сбитой кровати.
- Ни хрена ж себе! – выдохнула девушка, вытаращив глаза, но потом быстро взяла себя в руки и таинственно улыбнулась. – Ну, мальчики, такого извращения Париж еще не видел!
- Что ты здесь делаешь?! – в ужасе хором взвыли Микеле и Фло, чем немедленно подтвердили все возможные подозрения по поводу того, что здесь могло происходить.
- Приехала предупредить Фло, что у нас с ним сегодня незапланированное выступление на телевидении! Режиссер звонил тебе, Флоран. И я звонила, но телефон был отключен, поэтому мне пришлось ехать сюда самой… Я смотрю, вы не скучаете здесь! – не выдержала и прыснула Маэва.
- Это совсем не то, что ты думаешь! – поспешно сказал Микеле, но прозвучало это недостаточно убедительно.
- Ага, - кивнула девушка и лукаво улыбнулась. – А откуда вы знаете, что я подумала?
Флоран взвыл, соскочил со своей несостоявшейся жертвы и опрометью бросился в душ, извергая страшные проклятия в адрес «одного безмозглого итальяшки».
- У тебя есть десять минут, шоколадка! – еле сдерживая смех, крикнула Маэва ему вслед.
Микеланджело смущенно сполз с кровати, облизнул перемазанные шоколадом пальцы, и, стараясь не смотреть на Маэву, со вздохом потеребил обтрепанную розовую опушку на браслете наручников, оставшегося пристегнутым к изголовью.
- Брал в сексшопе на углу? – неожиданно спросила девушка, подходя ближе.
- Ага… - грустно протянул Локонте, нервно накручивая на палец свой знаменитый локон.
- Ширпотреб! – фыркнула Маэва. – Все время рвутся, даже особо напрягаться не приходится… Что уж говорить о Фло…
- Ага… - снова кивнул Микеле, но в следующее мгновение в его глазах вспыхнул коварный огонек. – А ты откуда знаешь?
- Ой! – вскрикнула девушка и, закрыв себе рот рукой, выбежала из комнаты.
А Микеланджело ошарашено опустился на кровать, потом перевел взгляд на дверь ванной, из-за дверей которой сквозь шум воды слышалось, как Фло напевает «Tatoue-Moi», а через мгновение разразился безудержным хохотом, совершенно позабыв про свою былую обиду.