wasure 169

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
iKON

Пэйринг и персонажи:
Ким Чживон/Ким Ханбин
Рейтинг:
R
Размер:
Макси, 412 страниц, 28 частей
Статус:
закончен
Метки: AU Драма Насилие Фэнтези Экшн

Награды от читателей:
 
«Люблю твои работы ~» от Annet_ann
«обожаю тт тт» от anosognosia
«Покорительница моего сердца!» от Бабби
Описание:
каждому клану силу даёт существо, которое они изображают на спине. у маленького мальчика ничего не было, кроме браслета с именем; теперь ему дадут всё.
***
ханбин может унаследовать клан;
чживон хочет забыть о своём прошлом

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
忘れ - wasure - забытые.
***
мне никто не запрещает и печатаю то, что хочу; моя судьба - стать детективом (неудачником)

двадцать восьмая схватка

7 октября 2018, 02:57
Чживон резко садится, тяжело дыша, словно всё это время видел кошмар. Ханбин бы коснулся его, однако прижимает обе руки к ране. Больно становится невыносимо. Регенерация не может быстрее заживлять ранение, из которого продолжает течь кровь. Он оборачивается на отца — тот смотрит прямо на него. Вскидывает брови, как будто интересуясь его состоянием, но парень качает головой: больше не выдержит. Симидзу сжимает кулаки, обвиняя себя, что ничего не может сделать. Роберт хмуро смотрит на сына. — Ты всё-таки выжил. Не надоело выбираться из ямы, которую сам себе выкопал? Чживон медленно поворачивается на голос. Он как будто не до конца осознает происходящее и где вообще находится. Поднимает руку, указывает на отца и рвано выдыхает. — Я уничтожу тебя. Клянусь собственной жизнью, ты поплатишься за всё. Роберт удивлённо поднимает брови, в который раз поражается смелости сына. В окружении этих людей он стал совсем другим, словно кто-то подменил трусливого щенка. Из Бобби так и плещет сила освобожденного дракона. Мужчина глубоко вдыхает воздух, пропитанный энергией. Этот ребенок действительно невероятно сильный, однако ждать пришлось слишком долго. Ханбин сгибается, едва дыша. Чживон оборачивается, садится на колени и обнимает его, прижимая к себе. Он совершенно не умеет контролировать силу, поэтому в первую очередь она захлестывает парня, мешая дышать. Тот окровавленной рукой хватается за футболку Чживона. — Придурок, — хрипит, — постарайся взять силу под контроль. Мне дышать больно. Чживон не знает, как это делать: никто не учил. Он в растерянности оглядывается на Аки, но что тот может сделать на расстоянии? Ему тоже тяжело: опирается ладонями на землю и пытается дышать как можно глубже. Остальные делают вид, что всё в порядке, однако это всего лишь маска. — Если так продолжится, — улыбается Роберт, наблюдая за напуганным сыном, — мне остается только добить их, Бобби. Ты сам их губишь. Чживон крепко обнимает Ханбина и целует его в макушку, прикрывая глаза. Он погружается в собственный мир, пытается обхватить свою силу руками. Смотрит на дракона, умоляет помочь, а тот, побитый и хромой, делает к нему несколько шагов. Парень теряется. Внимательно наблюдает за существом, а потом касается рукой его морды. — Давай постараемся помочь всем вместе. — Больно будет тебе, пока ты не научишься контролировать, — дракон заглядывает в испуганные глаза парнишки. Тот вздыхает. — Ради них я готов. Благодаря им я здесь. Чживон знает, что, думая о том, насколько важным человеком является в их жизнях, сможет перетерпеть любую боль. Он готов даже собственными руками убить отца за все годы страданий его близких. Во все времена кто-нибудь терпел унижения от его рук или же от слов. Тот всегда был тем, кто приносит лишь страдания. Чживон не понимает, за что Аки всё время любил его самого и называл подарком небес. Не понимает, почему Ханбин так доверял ему и так преданно шёл плечом к плечу. Не понимает, почему Симидзу, зная, сколько боли он принес Аки и Ханбину, всё равно говорил, что гордится им. Даже сейчас, прекрасно осознавая, что Чживон больше убивал не себя, а остальных, мужчина верил в него. Они все надеялись, что он сможет перебороть свои страхи, в то время как он боялся взглянуть в зеркало. Парень чувствует невероятное тепло в груди: дракон помогает дышать. Чживон открывает глаза и, улыбаясь, смотрит на Ханбина: тот больше не хмурится. Однако прижимает руку к животу. Поверх его руки дракон прикладывает свою, чтобы помочь залечить. Роберт бесится и подается вперед, но Симидзу становится прямо перед ним, вскинув подбородок. Дракон рычит. — Псина, не стой у меня на пути. Иначе тебе и твоему клану придется несладко. — Сначала попробуй разобраться со мной, — спокойно отвечает Симидзу, — а потом уже смотри на мой клан. Пока Роберт чуть ли не пылает от злости, мужчина слышит, что кто-то приближается к ним. Принюхавшись, чувствует свой клан, поэтому слегка расслабляется. У Ханбина очень слабая энергия. Главное, чтобы и в этот раз Чживон не переборщил, иначе станет ещё хуже. — Ты не забывай, с кем дерёшься. — С чудовищем? — удивлённо спрашивает Симидзу, усмехаясь. — Тебя от страха трясёт, дракон? Не волнуйся, я не буду тебя убивать: Чживон сам с тобой разберётся. Роберт хмуро смотрит на мужчину. Как только увидел его, сразу же почувствовал некую неприязнь, а теперь понимает слишком отчётливо, что ненавидит его. Всей своей тёмной душонкой. Он щурится, не до конца понимая, откуда столько антипатии к совершенно обычному волку. Они смотрят друг другу в глаза. Изучают. Отдалённо прекрасно осознают, что где-то встречались, однако точно не в этой жизни… Симидзу отводит взгляд, сплёвывая в сторону. Очень тяжело рассмотреть смерть дракона, но он видит её. Оборачивается на Чживона и совершенно не представляет, каким образом это произойдёт. Его люди появляются буквально из ниоткуда. Кто-то, уже в форме волка, подскакивает к Мори и скалится рядом с ним. Кто-то подбегает к Мотидзуки и Аки, интересуясь, что произошло. Симидзу оглядывается на каждого, слабо улыбаясь. Роберт рычит. — Мы затянули нашу беседу, псина. Я не ради разговоров пришёл. — Отлично, — говорит Симидзу, мимолётом посмотрев на Мори (тот едва заметно кивает). — У меня как раз чешутся руки. Аки оглушают вскрики и рык. Он с ужасом смотрит на существ, начинающих драться. Оборачивается на Чживона, прижимающего Ханбина к себе. Хватает Кобаяси за руку: тот хотел рвануть на помощь к боссу. — Кобаяси, проследите с Такеши за молодым господином, хорошо? Уведите его вместе с Чживоном подальше, пожалуйста… Мужчина очень долго взвешивает все за и против, поджав губы, затем всё-таки кивает, подзывает своего приятеля. Они подходят к Чживону, помогают ему подняться и уводят в сторону. Аки выдыхает, а затем прикладывает руку ко лбу Сонбина. Тот уже должен проснуться, однако что-то как будто мешает ему… Этот парень странный. Симидзу сказал, что это брат Ханбина, однако Аки почти не ощущает связи между ними, даже по запаху они совершенно разные. Он с грустью смотрит на перепачканные в крови руки, а затем и на лицо парня. Определенно дрался с кем-то, да ещё так, что регенерация действует очень и очень медленно. Мужчина осторожно берёт парня за руку, чуть сжимает. Ему так больно от того, что ребята так юны, но столько страдают. Они достойны лучшего, а не издевательств, ударов и всего такого. Удары, которые получают волки, тупой болью отзываются по всему телу Аки. Он едва морщится, вцепляется в ладонь Сонбина и думает отдалённо-отдалённо. «Очнись, пожалуйста, ты нужен здесь». Аки кажется, что он никогда никого так не любил, как людей, находящихся рядом с ним. В нём не было столько нежности ни разу за те годы, что он прожил с семьёй, а потом ему посчастливилось встретить Симидзу с малышом на руках. И сейчас, чуть ли не плача от боли других, чувствует, как нежность обхватывает сердце, благодаря чему открывается второе дыхание. Он даже представить не может, во что бы превратилась его жизнь без всего этого. Он вздрагивает, когда Сонбин сжимает его руку в ответ. От волнения бросает в дрожь. Сонбин распахивает глаза, садится и давится воздухом. Мужчина, не отпуская его руки, подаётся вперёд и похлопывает по спине. Ждёт, пока парень начнёт нормально дышать. Он сам, кажется, задыхается, когда на него смотрит белый глаз, совершенно такой же, как у Ханбина в форме волка. Сонбин опускает глаза, не понимая, почему сжимает руку смутно знакомого парня. Аккуратно отталкивает от себя чужие ладони, затем оглядывается. Замечает Роберта, гнилых и изгоев. Он бросает взгляд в сторону Сонбина — того прошибает холодный пот. — Он убьёт дракона, — парень вцепляется в плечи Аки. — Они договорились с Моком, что если дракон не умрёт сам, то кто-то из них убьёт его. А волк… волк… где он… Аки слишком отчётливо ощущает боль Сонбина, словно находится в его шкуре. Парень чуть не плачет, судорожно оглядываясь. Он так похож на потерянного щеночка. Аки осторожно касается рукой шрамов на его лице — Сонбин вздрагивает и смотрит на него побитой собакой. Кусает губы, подавляя желание скинуть его руку, ведь трогать шрамы — отвратительно. И сам он отвратительный, не достоин жизни и такой доброты, особенно от клана брата. Их обоих накрывает чем-то вроде ностальгии, как будто раньше такое было. Сонбин испытывает дикую потребность в чужих касаниях, поэтому лащится к руке Аки, и только потом понимает, что ведёт себя отвратительно. Однако Аки обхватывает его лицо двумя руками, заглядывает в глаза, рассматривает его лицо, и внутри что-то так кричит, что он нашёл их. Обоих. И Ханбина, и Сонбина. Ханбину больно от физических ран (хотя внутри у него тоже самые настоящие бури), а Сонбин готов сломаться от ненависти и неприязни к себе от себя самого. — Вы возненавидите меня, — тихо говорит Сонбин, смотря в глаза Аки, — когда узнаете, кто я. Ханбин знает, и он должен убить меня за то, что я сделал. Аки медленно качает головой, проводит рукой по выбеленным волосам и улыбается дрожащими губами. Он чувствует, что вот-вот расплачется, совсем как тогда, когда взял Мичи на руки. — Я больше не потеряю никого из вас, — слёзы начинают течь по щекам, и Сонбин с удивлением следит за ними. — Иди к Чживону с Ханбином, давай. Здесь опасно. Аки показывает, где находятся выше перечисленные, и вытирает слёзы. Встаёт на ноги, глазами ищет Симидзу, чтобы кинуться ему на помощь. Однако замечает, как на одного из новеньких напала гиена, повалив на спину, поэтому спешит туда. Сонбин восхищённо наблюдает за ним, но вынужден подняться с земли и направиться к брату. Когда приближается к волкам и дракону, чувствует свой клан. — Какого хрена здесь… — шипит Чживон и поднимает голову, сталкиваясь со взглядом Сонбина. — А. Пришли за главным? Парень смотрит на дракона, прижимающего к себе его брата. Тот едва дышит, в отключке, однако цепляется пальцами за одежду Чживона. Это удивительно, на самом деле. И вообще Сонбин ожидал агрессию по отношению к себе, но явно не такой тон, как будто ему доверяют. Сонбин оборачивается на знакомое рычание. Его правая рука, в форме зверя, смотрит прямо на него и требует объяснений. Он садится на корточки и подзывает к себе, тот подходит. — Мок мёртв, — твёрдо говорит Сонбин. — Наши враги — Роберт и гнилые. Не трогайте волков. — Повсюду звери перегрызают глотки друг другу. Все почувствовали силу дракона и как будто свихнулись. — Прорвёмся, приятель. Зверь возвращается к остальным, объясняя, что им приказано делать. Саблезубые тигры бросаются на помощь волкам, накидываясь на гнилых. Сонбин наблюдает за этим, затем поворачивается к дракону лицом. Тот всё это время наблюдал за ним. — Я не знаю, как всё исправить, но я не позволю носителям умирать. — Мы можем только надеяться на тебя, — говорит Сонбин, вздыхая. — Однако Роберт… — Я слышал. Теперь я слышу очень много. Поэтому я должен помочь им. Ты ослаблен, поэтому присмотри за Ханбином. Кобаяси с Такеши переглядываются. Затем Кобаяси прочищает горло. — Но, господин, мы же здесь… Как Вы можете… — Как ты меня назвал? — Чживон вскидывает брови, смотря на него. — Аки направил вас сюда, но теперь можете возвращаться к бою. Ханбин останется с ним. Мужчины кивают, затем поднимаются с земли и направляются к Симидзу. Сонбин провожает их взглядом. Потом растерянно наблюдает за тем, как Чживон целует Ханбина в лоб. Саблезуб садится ближе, чтобы позволить брату навалиться на него. Как только дракон собирается уйти, он хватается за его рукав. — Как ты можешь доверять мне? Я же… я портил ему жизнь… Чживон спокойно смотрит на него. Протягивает руку и взъерошивает волосы парня, чуть улыбнувшись. — Приятель, вы оба были ослеплены ненавистью. Вы нашли друг друга, так, может быть, хватит бежать? Вы достойны лучшего после стольких страданий. *** Чживон не может контролировать силу, поэтому оставляет на своём теле слишком много ожогов. Роберт хохочет, в его глазах абсолютно так же пылает пламя, однако у сына — ярче. С какой-то стороны мужчина это понимает, но продолжает наступать на сына и пытается давить силой. Чживон сопротивляется и очень громко рычит. Сонбин прижимает брата к себе, стараясь не сделать ему больно своими касаниями. В растерянности смотрит на дерущихся существ, сожалея, что ничем не может им помочь. Даже ходит немного с трудом, потому что колено кое-как срастается. Он только губы кусает и вертит головой, стараясь зацепить каждого взглядом. Чживон сильнее отца. Чживон сильнее любого дракона на данный момент. Энергии слишком много, она старается поглотить буквально каждого. Парень знает об этом. Сдерживает силу в себе, ломая собственные пальцы, и падает на колени. Роберт хохочет над ним, однако мальчишка находит в себе силы, чтобы подняться вновь. Чживон не просто хочет отомстить. Он хочет показать, насколько больно было всем близким ему людям, насколько может быть больно вообще. Роберт не знал этого никогда, и сейчас парень обязательно продемонстрирует ему, потому что никто не заслужил таких страданий. Столько лет они наслаждались минутным счастьем, но мучались из-за одного дракона годами. Чживон просто вернёт всё это собственному отцу. Драконы не любят показываться в своей форме. Они в принципе только при критических ситуациях перекидываются в существо. Поэтому про их трансформацию говорят очень редко и мало, потому что ещё никому не удавалось это увидеть. Видимо, сегодня некоторым оказывается повезло (?). Чживон первый перекидывается в дракона. По-моему, сдерживать силу в подобной форме куда легче, поэтому парень ухватился за шанс. Если дракон встанет на задние лапы, то окажется выше и крупнее медведя. Крылья не такие большие, однако явно подходят для полёта. Тёмно-фиолетовая чешуя переливается на солнце, и выглядит это очень красиво. Длинным хвостом парень водит по земле из стороны в сторону. Роберт не испытывает особо сильного желания тоже принимать форму зверя, однако приходится. Кидается на сына, клацает зубами и шипит. Но Чживон атакует в ответ, только яростнее и сильнее. После длительной борьбы он валит отца на землю, надавливая на него лапами. — Ты за всё, блять, ответишь. Раскрывает пасть и вцепляется в глотку. *** Ханбин просыпается резко: дёргается и распахивает глаза. Возле кровати никого, даже недавнего присутствия не чувствуется. Парень оглядывается, водит руками по полностью забинтованной груди и пытается понять, в чём дело. Он находится в собственной комнате, только тут темно и холодно. Вставать желания нет. Он ложится обратно, кутаясь в одеяло, и прикрывает глаза. Как хорошо оказаться в своей комнате, в кровати и в комфорте… Ощущение, что и не было тех тяжёлых дней, где все старались подрезать ему хвост. В скором времени бы отправиться домой, и тогда всё будет идеально. И тут до него доходит. Ханбин садится на кровати, сбрасывает одеяло и ступает босыми ногами на холодный пол. Не обращая внимания на боль во всём теле, выбегает на коридор. Тяжело дышит, хватается ладонью за живот и идёт по направлению к лестнице. Почему он жив? Почему находится в их доме? Почему в комнате было холодно и почему никто не находился рядом? Единственный вопрос, который бился в голове и давил на сердце, был «Что случилось?». Ханбин сбегает на первый этаж, спотыкаясь возле лестницы. Больно ударяется, бурчит себе под нос, однако с трудом поднимается и идёт к кухне. За столом Аки пьёт кофе, читает какую-то газету. Поднимая взгляд, давится кофе, выливает на себя половину и тут же вскакивает. — Мичи… боже мой… Аки крепко обнимает его, прижимает к себе, а Ханбин поражается, откуда в таком маленьком человеке столько силы. Обнимает в ответ и облегчённо выдыхает: всё в порядке. Наверное. По крайней мере, лицо мужчины не опухшее, значит, не плакал. Ханбин легко отстраняется, заглядывая Аки в глаза. — Что случилось? Где все? Аки мягко улыбается, усаживает парня за стол. Начинает готовить что-то, и только сейчас Ханбин понимает, что действительно ужасно хочет есть. — Мори и Мотидзуки спят, — Аки мимолётом оборачивается. — Чживон, кстати, тоже много спит в последнее время. Возможно, восстанавливает свои силы. Маленькие следы от ожогов всё ещё остались. А Симидзу-сан… — Погоди, что? Чживон… он жив? В порядке? А его дракон? У Ханбина тысячи вопросов, и он не может усидеть на месте, однако и подниматься тоже немного тяжело. Аки продолжает готовить, легко улыбаясь. — Чживон сильный мальчик. Он… смог перебороть свои страхи. Парень довольно долго переваривает всё сказанное Аки. Все живы, это первое. Всё более-менее в порядке, это второе. Аки выглядит довольным и счастливым, это очень важный вывод. В принципе, из данных выводов всё оказывается не так плохо, и даже хорошо. Аки ставит перед Ханбином тарелку с едой. Тот начинает есть, поблагодарив за еду. — Так, где отец… Не договаривает. На кухню заходит как раз-таки отец, громко о чём-то разговаривая. Собеседник смеётся с того, что он говорит, и этот смех почему-то отдаётся теплом в груди парня. Он оборачивается, не прожевав толком еду. — Мичи! — Симидзу улыбается, взъерошивает волосы сына. — Я так рад, что ты очнулся. Ничего не болит? Ханбин качает головой, смотря на отца, а потом переводя взгляд на того, кто пришёл вместе с ним. — Привет? — Сонбин машет одной рукой и мягко улыбается. На его лице по-прежнему шрамы, глаз так и остался белым, прошлое не стало идеальным, однако он остаётся хёном Ханбина, которого тот, наконец-то, нашёл. Еда застревает в горле, однако парень усердно глотает. Впивается глазами в брата, осматривая его с ног до головы и стараясь запомнить каждую деталь. Поднимается со стула, делает шаг в его сторону. — Привет, — голос Ханбина ломается, — хён. Сонбин обнимает его первым, не веря до конца в своё счастье. Он и не мечтал остаться в жизни братишки, не мечтал вносить в его жизнь что-то хорошее. Ожидал, что все его возненавидят, прогонят прочь или же вообще убьют, потому что он не достоин жизни. Однако его приняли, пригрели под боком и оказали поддержку. Даже сейчас братишка идёт к нему, тянется руками. Симидзу наблюдает за ними с улыбкой. Подзывает к себе Аки и обнимает ребят. Аки протискивается к ним, впервые чувствуя себя абсолютно счастливым. Они все нашли друг друга. И в душе Аки такое спокойствие, что даже словами было бы трудно описать. *** — Чживон убил отца? — Ханбин вскидывает брови, поставив чашку на стол. Не то чтобы это не было ожидаемо, однако всё ещё неожиданно. — Дитя вспомнило все прошлые жизни, — говорит Симидзу, смотря на сына. — Знаешь, у существ есть такая особенность. Душа отца всё время должна быть та же, однако душа матери может меняться. — То есть… этот ублюдок всё время был рядом с Чживоном? Это ужасно. — Не только он, — роняет Сонбин, окинув сидящих за столом людей взглядом. — Моя способность — чтение мыслей. Я увидел фрагмент прошлого в мыслях человека, который… уничтожил наших родителей, Бин. Ханбин смотрит на него, подавившись воздухом. Внутри что-то болезненно сжимается, однако затем почему-то отпускает. — В прошлой жизни он поглотил силу Чживона, поскольку та немного… вышла из-под контроля. И мы все там были. Все мы. — Все мы?.. — тихо повторяет Аки, задумавшись. Затем прижимает руки к груди. — Поэтому… я чувствовал себя… странно? — Чживон всё знает, — вздыхает Ханбин, закинув голову назад. — Господи, этот парень так много взваливает на свои плечи. Сонбин смотрит на свои изуродованные ладони, и в какой-то момент снова думает, что является лишним. Однако сидящий рядом Симидзу сжимает его плечо ладонью, чуть улыбнувшись. Он словно говорит, что будет рядом, что поддержит. Но этот мужчина ничего ему не должен. Это он, Сонбин, должен им всем. — Чживон принял его, — говорит Аки, посмотрев на саблезуба. — Если бы он был плохим… — Только в этой, — неуверенно бросает Сонбин, вздрогнув. — Только в этой… всё вышло так. Но вы не должны… прощать меня. Или принимать. Я понимаю, что не достоин, поэтому смог бы уйти. — Прекрати, — Ханбин хмурится. — Ты мой хён. Совершенно не важно, что было раньше. Я тоже хотел убить тебя. Я избил тебя, а ты даже не сопротивлялся. — Бин, это не то… — Кого ты убил? — резко спрашивает Аки. — Чья кровь была на тебе? Сонбин опускает голову, теребит в пальцах край толстовки. До этого не спрашивали, словно ждали подходящего момента. Понимает, что пришло время рассказать, но говорить до сих пор сложно. — Мок… Зверь, живший среди мусора, был гиеной по имени Мок. И это он… в прошлой жизни поглотил силу Чживона, — он запинается, прикусывает губу. — Я же… я рос монстром. На сыром мясе, среди трупов и настоящих зверей. Мы жили на улицах, пока не начали грызться за территорию. Мы с Моком… с какой-то стороны были похожи. Поэтому сошлись… — В ненависти к волкам, — хмыкает Ханбин. — Ты знал, что он уничтожил наших родителей? Ему не нравится тон брата. Не нравится, как на него смотрит Аки. Он в очередной раз ощущает себя ничтожеством, который не достоин жизни. Ему хочется разозлиться, зарычать на них, спрятаться. Однако имеет ли он право на всё это? — Я имени своего не помнил, Бин, — он всё-таки поднимает глаза, впиваясь в лицо брата взглядом. — Хёны говорили, что я шептал его беспорядочно, пока чужая кровь разрывала вены, пока татуировка вносила свои изменения в моего духа. Я был волком, Бин. Я гордо носил нашу фамилию. Но всю мою жизнь перечеркнули. Спустя пару дней я проснулся и начал жить заново, однако в теле саблезубого тигра. Эти… хёны сломали мою коленную чашечку. Спустя столько лет, блять, она до сих пор кривая, понимаешь, Бин? Сонбин задыхается. В глазах собираются предательские слёзы, но остановиться не может. Слова буквально выливаются из него, потому что впервые выговаривает кому-то, а не самому себе (или же духу). — Я вспоминал прожитые с волками годы фрагментами. Хёны убеждали меня, что я ничтожество, что никому не нужен, что если бы не они, я бы сдох от лап волков. Они пихали мне сырое мясо, с которого ещё стекала кровь, и заставляли давиться собственной рвотой. Ты не представляешь, сколько дерьма мне пришлось вынести до того, как я стал главой клана. Я никогда не знал, что значит любить и быть любимым. Я с трудом вспомнил родную мать, а отца так и не смог. Только когда ты появился, я начал узнавать про семью и… спустя время Мок проговорился, что он уничтожил волков. Симидзу обнимает его одной рукой, похлопывая по плечу, и Сонбин совершенно не представляет, за что он получает столько внимания. Неосознанно лезет в мысли Симидзу и не видит ничего: ни осуждения, ни жалости. — Я видел прошлое, — выдыхает Сонбин, — где ты убиваешь Мока после смерти моей и Чживона. После этого крышу снесло… и я убил его. Ханбин долгое время смотрит на него, словно анализирует всё сказанное хёном. На самом деле Сонбин даже готов подняться и уйти, если братишка не примет всё это. — Почему ты так относишься к нему? — спрашивает Ханбин, обращаясь к отцу. — Даже Аки… — Я не откажусь от него, — бросает Аки, хмыкая. — Ни от тебя, ни от него, понятно? Я не потеряю вас больше. — Его мнение — одна из причин, — улыбается Симидзу. — Мичи, ты знаешь, что существа помнят прошлые жизни. Они не говорят много, но это отражается в ощущениях. — Но Сонбин не может из-за стольких… мучений, — тихо произносит Аки, чуть улыбнувшись. Он с нежностью смотрит на саблезуба. — Сколько бы ошибок он ни сделал, мы не можем его отвергать. Сонбин задыхается. Они не могут так просто простить его и принять, ведь он не заслужил. Однако брат отчаянно лезет ему в голову и говорит, что заслужил. *** Ханбин поднимается на третий этаж. Тихонько и осторожно, чтобы не создавать лишнего шума для чутких ушей дракона. Набирается смелости, прежде чем подойти к двери Чживона, затем вздыхает и опускает дверную ручку вниз. Проходит в комнату, оставляя дверь приоткрытой и пропуская свет из коридора. Чживон спит на животе, отвернув голову к стене. Ханбин старается тихо ступать босыми ногами, подходя ближе. Не то чтобы он боится Чживона или что-то в этом роде. Ему тяжело представить, как парень отреагирует на него теперь, вспомнив все жизни, как будет относиться к ним всем. Аки говорил, что после драки с отцом Чживону потребовалось много сил, чтобы восстановиться, да и пока никто не обучал его контролю. Парень выглядел спокойным, и даже улыбался, но Ханбин всё равно немного волнуется. Чживон спит без майки. Мичи думает пару секунд, прежде чем касается холодными ладонями его лопаток и аккуратно, едва надавливая, проводит к плечам. Становится коленом на кровать и наваливается на спину парня. Касается губами его шеи и прикрывает глаза. Сила существа буквально обхватывает его со всех сторон, согревая. Ханбин не может поверить, что всё это происходит на самом деле, что дракон Чживона наконец-то может дышать спокойно. Чживон начинает двигаться, ощущая на себе какую-то тяжесть. — Мичи?.. — шепчет, чуть подняв голову и прищурившись. — Вижу тебя плохо, но я рад, что ты в порядке. Ханбин улыбается, смотрит в лицо парня. — Ты такой дурак, Ким Чживон. Если в твоих руках вся сила мира, то это не значит, что ты можешь рисковать своим здоровьем, понял? Чживон хмыкает, затем начинает приподниматься. Ханбин кряхтит, однако всё-таки перебирается через него и ложится рядом. Хён обнимает его, поцеловав в висок. — В моих руках весь мир, Мичи. Сердце Ханбина ёкает. Он прижимается к старшему, ощущая себя таким спокойным, словно ничего и не было. Все его близкие в порядке, брат нашёлся, люди, убившие его родителей, наконец-то поплатились за свои грехи. Всё настолько хорошо, что дышать становится легче, а тепло от Чживона согревает, но не обжигает. — Я люблю тебя, — шепчет Ханбин, пряча лицо где-то в районе шеи хёна. — Я люблю-люблю-люблю тебя, Чживон. Спасибо, что ты здесь. Дракон, улыбаясь, берёт его за руку и прикладывает к своему сердцу. — Ты тоже здесь. Я люблю тебя. Смотря на него такого радостного, пусть и по-прежнему уставшего, Ханбин в который раз думает, что всё это не было зря. Что им надо было пережить столько ужаса, принять столько страхов, бороться с кошмарами. Лишь для того, чтобы потом они боялись только потерять друг друга, а не чудовищ во тьме. *** Клан Симидзу начинает собирать вещи, чтобы вернуться домой, в Японию. Два дня существа оплакивают своих братьев и сестёр и благодарят за то, что те боролись за их свободу до самого конца. Красный дракон обещает перед статуей в честь существ, что будет защищать каждого и никому не позволит страдать. На коже Чживона остаются маленькие ранки. Издалека не поймёшь, что это ожоги, однако под пальцами ощущается грубая кожа. Парень является самым могущественным существом, который предотвратил падение их мира в самую бездну. Он проходит тяжёлым шагом к статуе и опускается на колени, касается лбом земли. — Спасибо, что шли с нами до самого конца. Два дня на улицах было до ужаса спокойно. Даже клан Симидзу безвылазно сидел дома, собирая вещи и думая о произошедшем. Чживон продолжал очень много спать. Ханбин находился рядом с ним, гладил его по волосам, однако ему тоже нужно было многое сделать до отъезда. Он навестил старых друзей. Становился перед ними на колени и благодарил за всё, что они сделали для него. Говорил, что останется у них в долгу и всегда выручит, им стоит только попросить. Многие благодарили его в ответ и улыбались. «У тебя получилось, Ханбин». Ему самому хотелось от этого выть, потому что в груди ещё что-то болело, однако он ценил всё произошедшее. Донхёку с Юнхёном он пожелал крепкого счастья. Чтобы звонили периодически (дал номер Аки) и не забывали о нём. Донхёк сказал, что приходил босс саблезубов и извинялся за всё. — Я никогда на него не злился, на самом деле. Знаешь, иногда он сидел в одиночестве, смотрел на небо и я видел в нём что-то… человеческое. Ханбин улыбается, но ничего не говорит, только кивает. Клану смешанных он также желает самого лучшего, потому что они этого достойны. Благодарит Вондже и тихонько рассказывает про брата, умоляя за ним присмотреть. Парень, как ни странно, легко соглашается. Направляясь к шакалам, чтобы попрощаться с Воншиком, ощущает, что Чживон проснулся. Улыбается. Возможно, парень пойдёт за ним, но шакалов всегда сможет встретить. Они не обсуждали возвращение в Японию, а Ханбин и не особо хочет. Он очень любит Чживона и хочет, чтобы у хёна всё было хорошо, однако тащить его за собой в Японию — это не самое верное решение… Поэтому говорить об этом очень страшно. От одной только мысли, что Чживон останется здесь, Ханбина передёргивает. По дороге встречается с Сонбином. Тот замечает братишку не сразу. Смотрит на небо и проводит рукой по своим волосам, тяжело вздыхая. Ханбин, улыбаясь, подскакивает к нему и крепко обнимает. Хён сначала пугается, а потом понимает, кто это, и обнимает младшего, начиная смеяться. Сонбин очень хороший и чудесный, это нельзя отрицать. Совершенно не важно, какое у него было прошлое, потому что сейчас он именно такой. Чживон находит их, сонно потирая глаза. Улыбается Сонбину, похлопав по плечу, а Ханбина обнимает, чмокнув в щеку. — Пойдём с нами? — Чживон смотрит на Сонбина. — Возможно, заведёшь себе новых друзей. — Думаю, я буду лишним… — Всё в порядке, пошли! Сонбин очень красиво смеётся. Ханбин замечает это, когда хён в который раз смеётся из-за нелепых историй Чживона. Он так рад, что они смогли подружиться. Хотя в случае Чживона это понятно: видел же прошлое и может многое знать про них. Ханбин ничего не спрашивал, считая, что если дракон захочет, то обязательно расскажет. А лезть в голову без разрешения не очень круто. Чживон радостно обнимается с Воншиком. Тот даже поднимает его над полом, а потом хватается за бок. Говорит, мол, боевая рана. Парни хохочут. Сонбин со всеми здоровается, не переставая дружелюбно улыбаться, и, по-моему, вызывает симпатию у остальных. По крайней мере с Тэяном у них вышло подружиться, над чем Ханбин с Воншиком долго смеялись. Кикван заходит в гостиную, заполненную голосами, смехом и шумом телевизора, и потирает шею. Замечая радостную улыбку Чживона, улыбается тоже, однако видит нового гостя. Он довольно долго стоит в дверях, рассматривая Сонбина, пока на него не обращают внимания. — О, Кикван-хён! — Чживон вскакивает с дивана, подходит к нему и крепко обнимает. — Так рад видеть тебя. Ты в порядке? — Очень даже… Чживон-а, кто это? Сонбин переводит взгляд на Киквана с улыбкой на лице. Потом замирает, разглядывая мужчину. Чживон наблюдает за ними, хмыкая. Очень медленно до него доходит одна деталь из прошлого: Сонбин был по уши влюблён в девушку с духом дракона, и они были бы счастливы, если бы не те ужасные события. Не может же быть, что… Чживон проводит Киквана ближе к дивану, чтобы не стоять в дверях и не мешать кому-либо ходить (мало ли). Переводит взгляд то с дракона, то с саблезуба. — Это Сонбин, — выпаливает Ханбин. — Мой старший брат. Сонбин поднимается и протягивает руку, продолжая пялиться на Киквана. — Ким Сонбин, приятно познакомиться. — Ли Кикван, — на выдохе говорит Кикван, сжимая его руку. — Взаимно. Чживон думает: «хоть в этой жизни будьте, блять, счастливы», и широко улыбается, оборачиваясь на Ханбина. Тот не сводит с них глаз, легко улыбаясь. *** Ханбин сжимает ладони брата, а затем обнимает его, буквально сдавливая в своих руках. Сонбин смеётся и прижимается к нему, пряча лицо на шее. — Я счастлив, что ты простил меня. Спасибо. — Спасибо, что вернулся ко мне, хён. Не забывай обо мне, ладно? — О тебе забудешь, ага, — Сонбин отстраняется и, улыбаясь, стирает едва появившиеся слёзы брата. — Аки сказал, чтобы я звонил и писал ежедневно. А ещё чтобы приезжал хотя бы раз в месяц. — Он такая мамочка, да? — Я рад, что он и Симидзу рядом с тобой. Наши родители были чудесными людьми, но они тебя вырастили, понимаешь? Держись за них крепко. Ханбин улыбается дрожащими губами и кивает очень-очень часто. Сонбин смеётся, затем обнимает вновь. Он многое не может сказать ни вслух, ни подумать, чтобы брат это услышал, однако пытается передать хотя бы своими объятьями. Братишка понимает, сжимает его рубашку в кулачках, а потом уходить не хочет. Сонбин чувствует ком в горле и слёзы в глазах. Те мешают смотреть на брата чётко, но он всё равно счастлив. Крепко сжимает ладони братишки. — Стань хорошим главой клана. Не делай глупости. Слушайся во всём Симидзу, и тогда у тебя всё получится. Понял меня? — Понял, — Ханбин смеётся. — Не позволяй всяким ублюдкам обижать тебя. Я знаю, что ты лучший. — Благодаря вам теперь я тоже это знаю. Передавай им всем… Ханбин смотрит в глаза родного брата, слышит то, что он говорит в голове, и понимает, что не выдерживает. Хочет обнять опять, тянется руками, но Сонбин делает это первый, прижимая его в себе. «Я рад, что вы появились в моей жизни. Я люблю вас всех. Впервые я не думаю о том, что являюсь монстром. Спасибо». Сонбин многое не может выразить никаким способом, потому что просто не знает, как это надо делать. Ханбин всё прекрасно понимает, чмокает его в висок. Он прощался последним, поэтому похлопывает брата по плечу и идёт по направлению к кораблю. Сонбин всё время машет им, пока корабль отплывает. Ханбин смотрит на него. «Пообещай позаботиться о Кикване». «Глупый, — он знает, что Сонбин улыбается. — Как я могу упустить шанс и в этой жизни?». Чживон обнимает за плечи, тянет к себе и легко целует в макушку. — Сонбин прекрасный хён. Думаю, теперь он точно покажет всем ублюдкам, из чего сделан. Ханбин улыбается, затем поворачивается к парню лицом. Очень долго смотрит на него, прежде чем приподняться и поцеловать его в губы. Чживон смеётся. — Ну что, готов к своей жизни главы клана? — Не-а, — Ханбин Мичи смотрит на отца, обнимающего Аки и что-то говорящего ему. — Да и отец, похоже, не собирается отдавать своё место так просто. — А ты думал. Ты ещё должен доказать, что достоин. — А разве тогда я не доказал? Это же я помог тебе освободить силу! — Зато всё остальное время валялся в отключке, — Чживон улыбается, щёлкает парня по носу и идёт ко всем. — Вот сначала победишь меня, а потом говори что-то про то, что ты достоин. Ханбин идёт следом за ним, берёт за руку, переплетая пальцы, и вскидывает голову. Улыбается, хмыкнув. — Я с лёгкостью уложу тебя на лопатки. — Мори хороший учитель, — Чживон кивает в сторону Мори, который сидит рядом с Мотидзуки, закинув ноги ему на колени, и что-то доказывает ему. — Кстати, ты ходил к Чжинхвану? Ханбин прислоняется головой к плечу Чживона и улыбается, вспоминая счастливое лицо Чжинхвана. Он ходил вместе с Аки, пока дракон отдыхал, и они очень долго просидели на кухне, попивая чай и обсуждая последние новости. Чжинхван рассказал, что периодически они втроём (он, Чжунэ и Чану) ходят в игровые автоматы и вообще хорошо проводят время. Что-то ещё говорил по поводу того, что Чжунэ ему нравится, однако пока что оставил без подробностей. Чживон облегчённо выдыхает, наблюдая за тем, как все улыбаются. Они возвращаются в свой родной дом, где им будет куда больше комфортно, чем там. Сам парень вообще не переживает, будет ли ему хорошо там. Раз рядом его семья, то всё обязательно будет отлично. Аки подходит к ним, улыбается и обоих хватает за щеку, балуясь. — С возвращением, мои хорошие. Теперь вы дома. Ханбин хмурится — Чживон ощущает себя до ужаса счастливым. Аки балуется до тех пор, пока Симидзу мягко не убирает его руки и не обнимает со спины. Симидзу оборачивается, глубоко вдыхая воздух. — Мы вернулись. Японские волки чувствуют, что совсем скоро будет дом. Чживон, смотря на них, ощущает примерно такие же чувства. И он готов начать вместе с ними практически заново. Самое главное, что они все будут вместе стараться и бороться ради собственной семьи. Теперь они все могут вдохнуть полной грудью и осознать, что ничего не мешает. Они вернулись. Все вместе.
Примечания:
эта работа была очень долгой и очень тяжелой. она сделала для меня столько же, сколько я работала над ней, и я действительно благодарна.
не представляю, как продолжать идти без неё. я настолько полюбила её. я была так рада работать над ней, узнавать что-то новое и в очередной раз рассматривать вещи с разных сторон. я ни о чем не жалею. я писала так, как видела и как мне хотелось. было тяжело, но пыталась бороться с этим. и знаете что? это было прекрасно.
я не видела, о чем говорить дальше, что еще рассказывать. мои дети счастливы, и они сказали вам всё, что хотели. вам остается только понять.
спасибо вам за то, что были с нами, что поддерживали нас, что ждали, пока мы договоримся с нашими демонами. спасибо. я на самом деле благодарна.
я старалась, я плакала, я пыталась идти дальше. я буду продолжать развиваться, потому что я обожаю писать. и одними словами не смогу передать свой восторг. я буду продолжать говорить с вами через свои работы. любые. боюсь, иначе выходит плоховато. но я буду, буду стараться.
я люблю вас. каждого. кто читает, кто комментирует, кто ставит лойс. я благодарна. я ценю абсолютно всё.
я открыта для всех вас. я такая же, как и вы. однако вы – чудо. и я счастлива, что вы были здесь.
спасибо ещё раз.
мы прошли очередной путь, и моё сердце горит всё так же ярко.
давайте будем двигаться дальше вместе.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
спасибо.
автор
>**6darya.dm9**
>спасибо.

вам спасибо за всё.
Аааа! Как так? Почему уже закончен??? Я бы читала и читала!!
Моя голова никак не хочет включаться и писать нормальный комментарий на главу:( напишу только, что мне очень тепло на душе от того, что все одиночества нашли друг друга и стали одной большой семьей. Что может быть лучше!
хочу еще сказать, что я очень рада идти по этому пути вместе с Вами, расти вместе с Вами и героями! Надеюсь мы еще долго будем вместе;)) очень жду Ваши новые работы! Спасибо❤❤❤
это лучшая концовка, которая могла бы быть.
ох, дорогой Автор. сколько-сколько слёз было пролито за прочтением этого шедевра; и я ни капли не жалею, что начала читать.
спасибо за непередаваемые эмоции.
всегда в моём сердце.
Спасибо за невероятные эмоции
автор
>**kikiskolo**
>Аааа! Как так? Почему уже закончен??? Я бы читала и читала!!
а я бы писала и писала! несмотря на многие трудности, я была счастлива рассказывать вам истории этих детишек ;-;
>Моя голова никак не хочет включаться и писать нормальный комментарий на главу:( напишу только, что мне очень тепло на душе от того, что все одиночества нашли друг друга и стали одной большой семьей. Что может быть лучше!
я счастлива видеть ваши отзывы, и, по моему мнению, они все чудесные! и я рада, что вам тепло на душе тт
>хочу еще сказать, что я очень рада идти по этому пути вместе с Вами, расти вместе с Вами и героями! Надеюсь мы еще долго будем вместе;))
я тоже была рада! спасибо вам за то, что оставались рядом! я очень благодарна тт
>очень жду Ваши новые работы!
ничего не могу обещать, но надеюсь, что смогу вернуться ;-;
>Спасибо❤❤❤
вам огромное спасибо! ттт


>**Хаку Хакумон**
>это лучшая концовка, которая могла бы быть.

авв, я очень рада ;-;

>**.nosarang.**
>ох, дорогой Автор. сколько-сколько слёз было пролито за прочтением этого шедевра; и я ни капли не жалею, что начала читать.
ах, я так рада. я надеюсь, что периодически вы будете вспоминать про нас ;;
>спасибо за непередаваемые эмоции.
спасибо, что остались тут и дочитали. ;;
>всегда в моём сердце.
авв ттт спасибо тт


>**Пламенная Мечта**
>Спасибо за невероятные эмоции

спасибо за прочтение и оставленный отзыв! я очень это ценю ;;
Можно я блядь просто вскроюсь? Почему это так прекрасно? Почему я волнуюсь за выдуманных персонажей больше, чем за себя? тт.тт
Я хочу плакать от счастья, боже, такое чувство, будто я поняла, что мои близкие обрели покой и живут в радость... Я буду перечитывать эту работу и не раз.
Спасибо вам огромное за то, что вы дали мне, нам такую прекрасную историю, лучи любви и вдохновения🙆❤✨
автор
>**RMBg**
>Можно я блядь просто вскроюсь?
боже, нет! как я могу позволить такое. давайте лучше обниматься и радоваться, что у них всё прекрасно
>Почему это так прекрасно? Почему я волнуюсь за выдуманных персонажей больше, чем за себя? тт.тт
больше, чем за себя, не надо! ваше состояние куда важнее, и я надеюсь, что вы в порядке. посылаю вам лучики добра! улыбаюсь от ваших отзывов
>Я хочу плакать от счастья, боже, такое чувство, будто я поняла, что мои близкие обрели покой и живут в радость... Я буду перечитывать эту работу и не раз.
я очень этому рада! спасибо, что настолько погрузились в мою работу тт пожалуйста, наслаждайтесь ею ещё не раз!
>Спасибо вам огромное за то, что вы дали мне, нам такую прекрасную историю, лучи любви и вдохновения?❤✨
это вам спасибо большое за такой чудесный отзыв! и за то, что прочитали! я очень рада
спасибо ещё раз! uwu
Как я могу убивать себя, когда автор говорит, что не надо? Вы спасли(?) меня от вскрытия, хах. В любом случае вы прекрасны, ловлю ваши лучи добра (они греют душу, спасибо). Спасибо за то, что вы такой отзывчивый автор с, надеюсь, добрым сердцем.
Вдохновения❤
автор
>**RMBg**
>Как я могу убивать себя, когда автор говорит, что не надо? Вы спасли(?) меня от вскрытия, хах.
хоть это и было несерьезно (эээ я надеюсь), но все же важно)) мне бы хотелось, чтобы кто-то остановил меня. простите, если мои слова показались грубыми
>В любом случае вы прекрасны, ловлю ваши лучи добра (они греют душу, спасибо). Спасибо за то, что вы такой отзывчивый автор с, надеюсь, добрым сердцем.
на самом деле я злюка)) и засранка. но первое впечатление – это важно! поскольку я автор, я хочу хорошего отношения к своим работам, поэтому свою желчь оставляю при себе. но по отношению к читателям я искренна! я хорошая!
>Вдохновения❤
ах, я правда постараюсь хорошо им пользоваться! спасибо вам большое тт
Спасибо.
Спасибо за то, что сделали эту историю счастливой. Спасибо за то, что каждый в этой истории стал счастливым. Спасибо за то, что побороли зло вокруг героев и зло в самих героях.
спасибо
автор
>**Maria Kweeeeeen**
>Спасибо. Спасибо за то, что сделали эту историю счастливой. Спасибо за то, что каждый в этой истории стал счастливым. Спасибо за то, что побороли зло вокруг героев и зло в самих героях. спасибо

вам огромное спасибо за отзыв и за то, что насладились этой историей. я рада, что вы прочитали это.
спасибо большое!