Рат-Динен +5

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец»

Основные персонажи:
Дэнетор
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст
Предупреждения:
Смерть второстепенного персонажа
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Не только короли ходят тропами мертвых

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Рат-Динен

23 июня 2017, 12:10

…лежат в могилах у Мундбурга, засыпаны тяжкой землею,
А рядом лежат их соратники, гондорские вожди.(с)



Факел чадил невыносимо , но наместник настолько привык приходить сюда ночью, что почти не замечал горького дыма, окутывающего его темной завесой. От нее слезились глаза, и он оправдывал себя, говоря , что это всего лишь последствия плохого масла и сырых дров . Бледная луна светила сквозь облака, и тени гробниц ложились на склоны Великой горы темными пятнами. Ребенком Дэнетор боялся этих тяжелых черных ворот и мрачной атмосферы, потом - ненавидел каждый камень на этой короткой широкой улице. Теперь на ненависть уже не хватало сил, и, шагая по истершемуся за века граниту, он чувствовал лишь огромную усталость, навалившуюся на плечи и пригибающую его к темным холодным плитам. Вся сила Арды, казалось, тянула его вниз, побуждая лечь в эту сухую, каменистую, бесплодную землю и присоединиться ,наконец, ко всем, кого он любил и потерял. Вот гробница с потемневшим от времени мрамором. Тургон, его дед. Дэнетор запомнил его как высокого, пожилого человека , глаза которого ни разу не посмотрели на него строго. Он знал его плохо, но все-таки лучше, чем собственных родителей. Первые обрывочные детские воспоминания, первые победы и моменты радости, первая горькая потеря –все это было связано с ним . Возможно, ты был единственным, кто действительно заботился обо мне тогда. Дэнетор смутно помнил его похороны, но точно знал, что в тот день он последний раз плакал, никого не стесняясь, ибо горе переполняло его и требовало выхода.

Две гробницы, похожие друг на друга, как две капли воды. Тут лежат отец и мать, раздельно друг от друга – как и при жизни. Склеп отца чуть ближе к выходу , матери- чуть дальше. Родителей он утратил задолго до их смерти, еще в юности прочувствовав до конца, что значит холодность тех, кто должен был быть самым близким человеком. Но отец все-таки был ему ближе. Его отстраненное равнодушие задевало меньше, чем улыбчивая пустота глаз матери. В редкие моменты, когда у Эктелиона было на него время, он выслушивал его детские истории ,давал советы , и иногда- Дэнетор мог в этом поклясться – иногда он даже видел в глубине его глаз нечто, похожее на теплоту и привязанность, такую же, как в глазах Тургона. Мать же просто заботилась о нем, исполняя свой долг и не интересуясь, что же на самом деле происходит у него в душе. От этого ее забота имела тошнотворный привкус неискренности : даже разговаривая с ним, ее мысли витали где-то далеко, и он знал, что она не слышала того, что он пытался ей сказать. Так Дэнетор впервые почувствовал свою ненужность в этом огромном торжественном дворце, слишком большом для него, как одежда не по росту, – ребенок, зачатый в нелюбви и растущий в одиночестве. Единственными его друзьями стали книги. Долгие часы, проведенные в дворцовой библиотеке, примирили его - до времени - с действительностью, которую он не мог изменить.

Следующий склеп был отделан белым мрамором с тонкими серебристыми прожилками, над входной дверью расправил крылья лебедь. Финдуилас. Его жена, его долг, его самое большое сожаление. Любящая и преданная, она подарила ему двух сыновей, и он был благодарен ей за это. В самом начале их брака он думал, что его одиночество позади. Впервые за все это время его сердце открылось тому, кто действительно в нем нуждался. Ее серебристый голос, как ручей, пробился сквозь его вечное молчание, заставил почувствовать себя любимым и любящим – навсегда, как он думал. Но со временем ее любовь росла, а его- уменьшалась. Финдуилас превращалась в его друга, а он оставался ее возлюбленным. Дэнетор впоследствии часто думал, что, возможно, смерть в этом случае милосердно не позволила ей увидеть в его глазах тот же равнодушный холод, что пугал его раньше в глазах родителей. Он сопротивлялся этому, не желая снова обращаться в камень, но итог был уже определен. Она тоже видела это, но не хотела верить до последнего. Прости, Финдуилас, я виноват перед тобой.

И та, что сокрушила его сердце, тоже лежала здесь. Небольшой склеп почти возле самого конца улицы, широкие каменные ступени, вазы для цветов. Лорды возмущались, смели возмущаться тем, что он положил ее рядом с великими королями и королевами древности, - ее, простую женщину, не несущую на себе печать славы Нуменора, его свет . Но они были слепы. Она сама была светом и не нуждалась в дополнительных доказательствах. Дэнетору, прочитавшему сотни книг, не хватало слов, чтобы описать, что он чувствовал, кода встретил ее. Это было… непривычно. Странно. Ни на что не похоже. Великолепно. Восхитительно. Убийственно. И убийственно мало . С ней он впервые понял, что значит любить по настоящему, но она покинула его так же, как и остальные. За ту неделю, что наместник провел у ее смертного ложа, солнце перестало вставать над его головой, и само небо опустилось на плечи неподъемной тяжестью. Он опустился на колени у изваяния молодой женщины, положил руку на ее высеченные из камня пряди, провел пальцами по холодному мрамору. Помнишь, как ты расчесывала мои волосы? Помнишь наши слова друг другу? Конечно, нет. Я раздавлен этой тяжестью, которую отныне несу в одиночку.

Дэнетор тяжело поднялся, опираясь рукой на основание гробницы. Ярусом ниже Рат-Динен , параллельно ей, шла другая улица, Рат-Нурнен, улица слез. Там лежали капитаны и воины, отдавшие жизнь за Город. Наместник поднялся на стену, разделяющую ярусы, и взглянул вниз. Между могил бродили тусклые огоньки, -вдовы, оплакивающие своих мужей. Он взглянул чуть дальше , где посреди равнины горстью тлеющих углей светили огни Осгилиата , и поднял глаза на сияющее звездное небо . Ночь раскинула над Городом флаг истинных королей- черный с серебром: темнота, вышитая звездами. Эта ночь, этот город, эта страна ждали настоящего короля. Они не принадлежали ему, ему не было в них места. Как и нигде в этом мире.
Примечания:
примерно так
http://static.diary.ru/userdir/3/4/2/9/3429424/85080705.jpg