Преступление на Бейкер-стрит +4

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Дойль Артур Конан «Шерлок Холмс»

Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Детектив, Исторические эпохи
Предупреждения:
Насилие, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Мини, написано 3 страницы, 1 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Город окунула волна изнасилований. Через несколько дней жертвы погибают. В газетах ни слова. Власть запретила разглашать о этом.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Глава первая. Дело о плагиате.

25 сентября 2017, 18:35
      Тусклые лучики высокой свечи, как призрачный фосфор, пугали темные уголки большой комнаты. На полу желтые листки вели длинную дорожку к коридору. В узком проеме дверей в фиолетовом халате появился Шерлок. Он нагнулся, тонкие пальчики схватили старую бумагу. Подняв ее к лицу, детектив насторожился. Яркое чернило въелось в старый лист, безмолвные буквы высохли, а слова стерлись.
      «Это один из черновиков Ватсона», — Холмс коснулся левой рукой выступающего подбородка. Опустив на зеленый ковер бумагу, он прокрался к коричневому креслу. Развернулся к высокой свече, Шерлок ощутил ядовитые кольца дыма, что шли от стороны соседнего кресла и окаймляли полутьму. Указательный палец провел длинную дорожку по мягкой ручке кресла. Сделав шаг назад, детектив ощутил, как тапок уперся о тонкую ножку кресла. Опустившись в мягкое сидение, Холмс расслабился. Он выровнял ровную спину, короткие ногти вцепились в ручку кресла, а левая нога коснулась уголка камина. Там потрескивал яркий огонек, его крошечные искры вздымались к потолку, а через секунду с прозрачной дымкой иссякали. Шерлок отвел взгляд, поправил край фиолетового халата, что свисал к деревянному полу. Левая рука потянулась в длинный карман, вынув от туда черную трубку, Холмс развернулся к черной коробке с табаком. Тонкие пальчики опустились к коробке. Они разминали курево, в ладони появились крошечные фракции одного размера. Холмс засыпал свежий табак до самого края коричневой трубки и примяв его, улыбнулся. Сделав еще так пару раз, он поднялся в полутьме, светлый тапочек коснулся зеленого ковра. Шерлок отвел взгляд от пола, сильнее зажал большим и указательным пальцами трубку. Черный мундштук коснулся краешка тонких губ. Охватив ртом трубку, детектив вдохнул.
«Трубка тянется с небольшим усилием, как чистая вода через соломинку, — подумал Шерлок. — Можно раскуривать». Он вынув с правого кармана спичку, запалил ее, поднес к трубке. Головка спички в несколько миллиметров над табаком делала крутые движения. Послышались легкие попыхивания. Детектив развернулся к другу, подошел к нему, сел в мягкое кресло.
Тонкие пальцы соединились между собой. Тело бесил тремор, а серые глаза разглядывали высокую свечку. Сквозь полутьму послышался приятный голос:

       — Уже как три недели никто не посещал маленькую квартирку на Бейкер-стрит, —
сказал друг. Шерлок посмотрел на него, опустил тяжелую голову. Краем глаза заметил на окне новые дорожки медленного дождя. Они казались призраками за стеклом, которые пугали резким звуком. Холмс взял со стола чистую ампулу с кокаином, поднес ее к лицу. Новое кольцо дыма вспыхнуло во мраке. Через матовую тишину, детектив дотянулся к круглой столешнице, пальцы схватили длинный шприц, открыв его, прозрачная жидкость заполнила стенки. Холмс закатил правый рукав, острая иголка проткнула нежную кожу. Детектив съежился. Он развернул голову к полуоткрытой двери. С первого этажа доносились глухие постукивания.
«Один, два, три, — считал Шерлок. — Он остановился. Четыре, пять…». Гость появился в проеме двери. Взглянув на него, Холмс сказал:

       — Как я полагаю, мой дорогой Ватсон, вы приехали в кебе, и у вас был тяжелый день, — игла, которую детектив воткнул себе в правую руку, была отброшена, шприц остался полным. — У меня к вам интересное дело. Присаживайтесь, — указал на черный стул. — Но сначала я разгоню тьму. Левая рука потянулась за спичками, Шерлок поднялся, подошел к окну. Резкий звук дождя раздражал его, там стояла маленькая свеча, правая ладонь схватила канделябр и поставила на стол. Ватсон наблюдал за Шерлоком, снял коричневую шляпу, положил ее на невысокий шкафчик со старыми записями:

       — Я хотел взять одну из них, — улыбнулся.

       — Напишите новую историю обо мне?! Вы как всегда романтизируете. Хотя среди скольких дел вы умеете выбирать самые интересные. Дедукция — это чистая наука, в ней нет места для чувств, — детектив мерял шагами комнату.

       — Но читателям нравится, — левый ботинок Джона коснулся зеленого ковра. В полутьме Ватсон заметил силуэт, который пускал густые кольца дыма и полулежал на соседнем кресле. Руки доктора дрогнули, но не от холода. Он посмотрел на Шерлока. Тот пускал дым и зажигал свечи. Поправил фиолетовый халат, он прошептал:

       — Это мой новый друг, — сделал пять шагов к окну.
Ватсон развернулся к незнакомцу. Матовая темнота бежала от ярких огоньков свеч, он разглядел знакомое лицо. Ноги доктора подкосились, сердце пропустило удар.

       — Кто он? — голос стал на тон ниже.
Шерлок вынул со рта трубку, черный мундштук коснулся щеки:

       — Присаживайтесь, мой друг.

Ватсон попятился к высокому стулу, опустился на него, холодная от дождя спина коснулась деревянной спинки. На лбу выступил пот, чихнув, Джон потянулся в задний карман, вынув от туда маленький кружевной платочек, поднес ко рту. Высморкался он, еще раз взглянул на соседнее кресло. Незнакомец выпучил огромные глаза, его деревянная трубка упала на дешевые штаны. Ватсон на миг отвел взгляд на высокую свечу. Левая рука сжала грязный платок. Нежная ткань коснулась груди. Сердце ревело, как дикий зверь в клетке. Звук частого биения на миг прервало глухие топанья детектива, что наблюдал за двумя. Его правый тапочек наступил на краешок полного шприца. Доктор посмотрел на Шерлока, левая бровь поднялась, а рот полуоткрылся. Ватсон перевел взгляд на кресло. Там он видел свое отражение.

       — Кто он? — трепетный голос заполнил комнату.

       — Примените дедукцию, мой друг. Узанайте какая у него профессия, — тонкие пальчики Шелока на секунду коснулись сильного плеча друга.

Ватсон развернул голову к креслу, застыл. Прошла минута, доктор поправил черное пальто:

       — Он актер.

       — Как вы угадали, мой дорогой друг? — сзади послышался резкий голос Холмса.

       — Это хорошая маскировка. Все ненастоящее, кроме усов.

       — Интересный вариант, — детектив закурил. — Что еще?

       — Он не богатый, но не бедный. Одежда дешевая, но трубка и табак… — Ватсон посмотрел на коробочку табака, что лежала в левом кармане незнакомца. — Есть жена и возможно дети или ребенок. Я увидел кольцо, — на секунду запнулся. С его сумки, та что возле кресла, выглядывает детская игрушка, а еще край белой ткани, наверное платок… Но он грязный, — чихнул. — Рукава тоже грязные, в чернилах.

       — Вы делаете успехи, мой дорогой Вастсон, но все же ошиблись.

       — Ошибся? — Джон поправил край толстого пальто.

       — Да, — процедил Шерлок. Он отошел на пять метров, открыл маленький деревянный шкафчик и достал с туда два журнала. Белые тапочки шагали по зеленому ковру. Шерлок остановился возле черного стула. Он протянул журналы. Ватсон взял их, поднес ко рту, опустил на колени, открыл.

       — Переверните страницу, мой друг, — шептал детектив.
Тонкие пальчики Ватсона с трепетом перевернули страницы. Зеницы расширились, Джон подскочил:

       — Как? — он вскрикнул от сильного удивления.
Длинные пальчики Холмса коснулись правого плеча Ватсона:

       — Сядьте, мой друг.

Тот опустился. Он дрожал, посмотрел на соседнее кресло. Незнакомец покраснел. Долгую тишину нарушил детектив:
       — Он не актер, а доктор, мой дорогой друг.

Тело Вастона задрожало:

       — Он еще и плагиатщик! — взгляд опустился на журналы. — Первая запись 18… года… числа, а другая позднее. Я понимаю, почему его рукава в чернилах, — развернул голову к незнакомцу, тот закрыл лицо огромными руками.

       — Он не преступник, — Шерлок нагнулся к Джону. — Его зовут… — на секунду запнулся, — лучше он сам скажет, — перевел взгляд на нового друга. Тот дрожал, левая рука опустилась на колена, тонкие пальцы схватили коричневую ткань тонких штанов.

       — Я… — говорил он. — Я доктор, немного увлекаюсь, — опустил взгляд на зеленый ковер, — писательством. Я ваш… Меня зовут Артур. Ватсон, — он поднялся и подошел к Джону.
Силы иссякли, сделал глубокий вдох, Ватсон поднялся, тяжелые веки опустились. Он охватил голову руками, сердце затрепетало, громкий звук разразился в сознании Джона.

       — Я твой прототип, Ватсон. Ты моя копия. Всего лишь копия. Я прототип.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.