Transformers. Stories 131

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Трансформеры

Пэйринг и персонажи:
Энн Уитвики/Оптимус Прайм, Лана Леннокс/Рэтчет, Микаэла Бэйнс/Сэм Уитвики, По ходу будет видно, Бамблби, Джаз, Айронхайд, Уильям Леннокс, Роберт Эппс, Кроссхейрс, Хаунд, Дрифт
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Флафф, POV, AU, Songfic, Дружба
Предупреждения:
OOC, ОЖП, Нехронологическое повествование, Элементы гета
Размер:
планируется Драббл, написано 353 страницы, 90 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Когда твой брат спасает мир , ты невольно теряешься на его фоне. И можешь чувствовать себя одиноко. И вот тут начинается самое интересное.

Посвящение:
Моему соавтору Алекс)

1.Трансформерам. Особенно Бамблби (обожаю эту тачку:) и Джазу

2.Алексе Хирш (DenNy_SeveN), в надежде, что её работа окончится хеппи эндом, и что она будет писать много и интересно.

3. Моeй постоянной читательнице black_02

4. Wolf-kara-pafos, Sosya, Дикому зайцу, Элине Кошкиной, Позитив так и прет, ledinata, Goldy Gilbert, и Алекс Брайд, которые хоть и редко отзываются, но, надеюсь, еще со мной)

Отдельное спасибо The Remenick за все исправленые ошибки.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Просто попытка написать что-то по Трансформерам. Скажите, стоит ли продолжать.


06.07.2017
№47 в топе «Джен по жанру Флафф»


У работы появилось продолжение:
•https://ficbook.net/readfic/6713329
•https://ficbook.net/readfic/7080935

All Fall Down

4 декабря 2017, 22:20
Примечания:
Предупреждаю сразу, глава не просто так носит название песни. Да, меня опять потянуло на грустные истории, да, опять эти ребята. Я заранее прошу прощения за легкий бред и предупреждаю, что это отдельная история к прочим частям отношения не имеющая. Спасибо за понимание.
      Все рушилось. Просто крошилось на мелкие кусочки, причиняя неимоверную боль, которая не могла равняться с физической болью.
      Кто бы мог подумать, что обычное задание может закончиться так плачевно для группы и для него в частности.
      Они попали в засаду, банальную до обыкновенности, и могли вполне благополучно из нее уйти, если бы не одно но: их целенамеренно слили. "Крот" в верхах передал четкую информацию противнику и все, считайте конец. Не учел предатель только того, что бойцы спецназа просто так не сдаются. Да, они выкарабкались из западни, пусть и всего лишь всемером из двадцати, но выкарабкались.
      Но проблема была даже не в предательстве. Командир группы терзался из-за смерти тринадцати пацанов, почти ребят, только-только из учебки, которые не смогли спастись. А все лишь потому, что кому-то было выгодно их слить. Да он бы с удовольствием набил этому гаду морду, вот только не мог.
      Он — командир группы, Оптимус Прайм, только получивший "полковника", парень в самом расцвете сил оказался прикованым к инвалидному креслу. Военврач-Рэтчет едва ли не буквально собирал командира, как паззл после той операции, а сам Прайм так и вообще мало что помнил с того дня, кроме погибших.
      Ноги были в порядке. Док говорил, что проблема была в голове, в том, что он, Оптимус, сам не желал восстанавливаться, но кто знает, может, в один день все будет как раньше?
      И тем не менее с каждым днем парень все больше отчаивался. Потерять друзей, службу, быть преданным начальством — все это накладывалось одно на другое и вгоняло Оптимуса в сильнейшую депрессию. Его мир разрушился, и никто не мог собрать его обратно.

      А потом, в один прекрасный день, появилась она — Энн Уитвики. Просто пришла в его отсек, хотя все знали, что командира лучше не беспокоить. Несмотря на хмурость и неприветливость Оптимуса, девушка провела с ним полдня. Они не общались, так, парой фраз перекинулись, не больше, но Прайм ощутил улучшение в настроении. Потом она пришла опять — принесла книги, посидела рядом и снова ушла, чтобы на следующий день вернуться опять.
      Спустя два дня Оптимус впервые завел полноценный разговор, и девушка его заинтересовала. Энн оказалась отличной собеседницей, не лезла к нему в душу, не задавала глупых вопросов вроде "Как твои дела?", но что-то в ней позволяло Прайму быть откровенным с Уитвики. И вот так, раз за разом, день за днем они пересекались, общались, а потом Энн уходила. И с каждым разом Прайму было все труднее отпускать Энн, а ей все труднее уходить. Они оба молчали, никто не говорил о чувствах, но ровно до тех пор, пока однажды утром, придя к Оптимусу, Энн застала командира в плохом состоянии. У Прайма был сильный жар, его знобило, и тогда сердце девушки впервые дрогнуло, выдавая себя. Уитвики метнулась за Рэтчетом, а потом провела весь день у постели больного, приняв решение остаться с ним и на ночь, на всякий случай. Переодически Оптимус бредил, произносил какое-то имя, но разобрать Энн не могла. А потом и не заметила, как задремала.

***



      Проснулась Уитвики от того, что кто-то гладил её по волосам. Ощущения были до того приятными, что хотелось мурлыкать, как кошка, но поняв, где она, Энн подскочила и ударилась головой об чей-то подбородок.
— Ай, больно ведь!
— Мне тоже, вообще-то, — произнесла девушка. — Нельзя ж так!
— Как "так"? Это, вообще-то, ты на мне уснула, — рассмеялся Прайм.
— Что, правда? — жутко смутилась Энн.
— Просто, тебе было плохо и я... Осталасьнаночь...
— Все в порядке, я помню, пусть и обрывками, но помню, — Оптимус тепло улыбнулся.
— Кстати об этом, как твое самочувствие? — не дожидаясь ответа, девушка коснулась лба парня. — Жар вроде спал.
— Спасибо, мне лучше, — отозвался тот.
— Вот, померь температуру, — Энн протянула градусник.
— Ты же сказала...
— Да, но я не градусник.
— А жаль, очень милый был бы градусник, — подколол Прайм.
— Это комплимент? М, тогда спасибо, хотя, чувство такта у тебя своеобразное,— ухмыльнулась девушка.
— Ты, кстати, тоже своеобразная, — Энн вопросительно изогнула бровь. — Ведешь себя так, словно и не нянька при...калеке, а девушка с парнем. Разве это тебя не смущает?
      Уитвики нахмурилась.
— Не знаю, кто сказал тебе такой бред, но я не нянька при тебе. Не говоря уже о том, что ты вовсе не калека. Это лишь временно, и ты сам это знаешь.
— Временно?! А сколько времени мне понадобится?! Это навсегда! И ты... ты это знаешь! — рявкнул Прайм.
— Это не так, Опти...
— Скажи, зачем ты здесь? — перебил парень.
— Оптимус, я не...
— Скажи!
      Энн вздохнула.
— Хорошо, как пожелаешь. Я пришла первый раз по просьбе ребят, как психолог. Они волновались о тебе и хотели убедится, что ты не натворишь глупостей, потому...
— Потому подослали тебя. Все ясно, — горько усмехнулся Оптимус.
— Да, прислали. Но приходить дальше я стала не из-за того, что они просили. Мне приятно твое общество и с тобой интересно быть рядом. Я делаю это не из чувства долга, а для тебя и...
— Мне не нужна помощь и подачки, — оборвал Прайм.
— Оптимус, ты меня не дослушал...
— Уходи.
— Оптимус, прошу, выслу...
— Я сказал, уходи! — повысил тон парень,— Да, я калека. Моей жизни конец, но я не нуждаюсь в психологах! Убирайся!
— Только ты сам воспринимаешь себя как калеку. Ты думаешь, все вернется на места просто так?! Ты должен работать над собой, а не ныть и жаловаться! — взорвалась Энн. — В конце концов, ты мужик или нет?!
— Мне плевать! Я сказал вон!
      Резкий тон Прайма на сей раз сломал решимость Энн. Решив, что дальше говорить нет смысла, девушка поднялась и направилась к двери. В проеме она обернулась, в глазах мелькнули слезы:
— Я думала ты другой, ты сильнее. А все что ты можешь, это орать на других от безысходности, из которой, на самом деле, есть выход.
      Прайм хотел ответить что-то резкое, но Уитвики уже вышла прочь.

      Энн бежала по коридорам, пока её не остановил Рэтчет.
— Что случилось? Что с Оптимусом?
— Все в порядке с твоим Праймом. Кроме того, что он нытик и тряпка, — зло бросила в ответ Уитвики.
— Да как ты... — начал было Рэтчет, но его перебили.
— Сержант Уитвики? Вам приказано явиться через десять минут на площадку, для отбытия на задание.
— Есть, сэр, — взяла под козырек Энн. — Прости, Рэтчет, мне пора.


      Задание заняло три недели. Все это время, хоть Энн и пыталась сосредоточиться, мысли девушки убегали на родную базу к Оптимусу. Расстаться в ссоре было не лучшей идеей, и Уитвики понимала и осознавала, что может и вовсе не увидеть Прайма. От одной мысли об этом мурашки бежали по спине, а сердце сжималось от страха. Но Энн пугало не это ощущение, а сам факт того, что кто-то способен был так долго жить в её мыслях. Это было ново, это было необычно, это было пугающе.
      Это и есть любовь? Энн не знала ответа. Но едва оказавшись на базе, сержант помчалась к Прайму в отсек.
      Оптимус встретил её, и встретил её на своих ногах. Все время, которое девушки не было дома, он упорно боролся сам с собой и достиг результата. Вот только не расчитал эмоционального фактора, и переусердствовав в желании поскорее коснуться Энн, упал. Уитвики мгновенно оказалась рядом.
— Энн... — пошептал Оптимус ей в волосы, прижав девушку к себе. — Как же боялся снова тебя не увидеть...
— Я тоже, — тихо произнесла Уитвики и Прайм ощутил её слезы.
— У меня получилось. Ты видела?
— Видела. Всегда, всегда знала, что ты сможешь.
— Это только благодаря тебе, — произнес парень, отстранившись и заглянув Энн в глаза.
— Ты сделал это сам, — возразила она, снова утыкаясь носом в его футболку.
      Оптимус не стал вожражать, просто зарылся носом в волосы девушки.
— Эй, птенчик, высунешся из своего убежища? — поинтересовался Прайм спустя какое-то время.
— Неа.
— А если я очень попрошу?
— Ммммм.... Возможно, — девушка взглянула на Оптимуса.
— Знаешь, давно хотел сказать...вот только вредность не давала...
— Твоя?
— Неа, твоя.
— Вот и нет! Твоя вредность и только!— девушка хлопнула парня по плечу, её руку тут же поймали, притянули к себе и вскоре Энн оказалась в объятьях Оптимуса.
— Может и моя.
— Вот видишь, сам признал.
      Парень хмыкнул, а затем вдруг посмотрел на Энн долгим взглядом.
— Я люблю тебя. Оставайся со мной, — на полном серьезе произнес Оптимус.
      Миг девушка просто смотрела ему в глаза.
— Хорошо. Как угодно, — Энн опустила голову на плечо Оптимуса. — Люблю тебя и остаюсь.

      И она осталась. Осталась, чтобы больше не уходить. Она стала его солнцем в самый темный час и больше никогда не покидала его. У Оптимуса появился свой собственный лучик света, а у Энн свой собственный Прайм.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.