Transformers. Stories 160

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Трансформеры

Пэйринг и персонажи:
Энн Уитвики/Оптимус Прайм, Лана Леннокс/Рэтчет, Микаэла Бэйнс/Сэм Уитвики, По ходу будет видно, Бамблби, Джаз, Айронхайд, Уильям Леннокс, Роберт Эппс, Кроссхейрс, Хаунд, Дрифт
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Юмор, Флафф, POV, AU, Songfic, Дружба
Предупреждения:
OOC, ОЖП, Нехронологическое повествование, Элементы гета
Размер:
планируется Драббл, написано 394 страницы, 97 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Когда твой брат спасает мир , ты невольно теряешься на его фоне. И можешь чувствовать себя одиноко. И вот тут начинается самое интересное.

Посвящение:
Моему соавтору Алекс)

1.Трансформерам. Особенно Бамблби (обожаю эту тачку:) и Джазу

2.Алексе Хирш (DenNy_SeveN), в надежде, что её работа окончится хеппи эндом, и что она будет писать много и интересно.

3. Моeй постоянной читательнице black_02

4. Wolf-kara-pafos, Sosya, Дикому зайцу, Элине Кошкиной, Позитив так и прет, ledinata, Goldy Gilbert, и Алекс Брайд, которые хоть и редко отзываются, но, надеюсь, еще со мной)

Отдельное спасибо The Remenick за все исправленые ошибки.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Просто попытка написать что-то по Трансформерам. Скажите, стоит ли продолжать.


06.07.2017
№47 в топе «Джен по жанру Флафф»


У работы появилось продолжение:
•https://ficbook.net/readfic/6713329
•https://ficbook.net/readfic/7080935

На тропе войны

17 января 2018, 00:42
Примечания:
Опять же, кажись, я повторюсь, но лучше отложите все вкусненькое на потом. Есть риск подавиться, при том, по большей части, от тупости автора.
Дикий Заяц, я, наверное, разочаровала тебя... потсти, что испортила идею.
Вообщем, попобуйте меня не прибить. Плиз.
      На тропу войны рано или поздно выходит каждый. И не всегда это выражение стоит принимать буквально, хотя порою другой трактовке это не поддаётся. Итак, приступим.

***



      Включаться в работу после отдыха невероятно сложно, и не важно человек ты или автономный роботизированный организм с планеты Кибертрон. Последнее скорее даже больше мешает, ведь люди могут немного полениться в первый день работы, а вот у автоботов такое понятие как лень отсутсвовало. Вернее, отсутствовало оно у их лидера — Оптимуса Прайма, а самим ботам ничего не оставалось, кроме как выполнять приказ. Нет, Прайма все уважали и в неком роде даже любили, и все же порою, (и очень глубоко в Искре), сомневались в его процессоре. Точнее, в адекватности.
      Общение с людьми не проходило бесследно, и далеко не всегда боты перенимали от своих друзей лучшие качества — без недостатков тоже не обходилось. К примеру, помимо тонкого чувства юмора, язвительности и острого языка боты получили еще и лень.
      И вот теперь Прайм представления не имел, как заставить своих товарищей и подчиненных работать нормально с самого утра после каникул. Да, это было практически невозможно, но тревожные предчувствия не давали бедному Оптимусу покоя, и потому бесстрашный лидер автоботов был вынужден взять себя в манипуляторы и отправиться на квест по отсекам друзей, в надежде привести базу в подобие боевой готовности.
      Прайм вышел на тропу войны.
       На людей рассчитывать явно не приходилось — это Оптимус понял, едва зайдя в ангар Хайда, где застал сопящего Леннокса в обнимку с... весьма компрометирующей вещицей. Хайда же в отсеке не было, потому Прайм закрыл дверь, пытаясь избавиться от стоящей перед окулярами картины Уильяма с розовым слоником в обнимку.
      Хозяин отсека был обнаружен за углом, явно не в боевой готовности. И судя по всему, еще и не совсем трезвый, к тому же слегка покрашенный. Тоже в розовый. Прайм без лишних церемоний рявкнул так, что мог бы перебудить полбазы, но на оружейника это не подействовало. Тогда лидер спокойно произнес:
— Боец, у тебя десять секунд на подъем или твои пушки будут изъяты, — что мгновенно заставило Хайда "продрать пресветлы очи... т.е. окуляры". Прайм хмыкнул — не думал великий автобот, что придется применять весьма распространенный метод пробуждения из учебок.

      После того как товарищ сфокусировал на нем взгляд, Оптимус отправил его на мойку протрезветь и принять нормальный цвет, велев через полчаса быть на построении.

      Следующую "жертву" Оптимус нашел в оружейке. Зрелище было интересное, по крайней мере, лидер еще ни разу не видел, как Хаунд признается в любви такому же неадекватному бойцу, бухому "в стельку". Тут пришлось не только рявкнуть, но и хорошенько наподдать под задний бампер с тем же направлением: на мойку.

      Дальше туда же отправился и Дрифт. Самурай с поистине величайшим спокойствием нянчил маленькую Аннабель, поминутно пропуская пару глотков из куба с энергоном, измененным под саке*. К вопрошающему негодованию Прайма этот автобот тоже был частично выкрашен в розовый, но хотя бы причина неподобающего внешнего вида нескольких бойцов стала очевидна. Просто Аннабель поработала кисточкой.

      Звереть Прайм начал, когда попал на тусу к Бамблби и Кроссхейрсу. Музыка громыхала, орала и безжалостно лупила по аудиосенсорам лидера автоботов, потому магнитофон был буквально растрощен. В щепки. Кросс и Би получили пинков и тоже отправились на мойку приводить себя в порядок.
      Оптимус с замиранием Искры ожидал в каком виде и состоянии застанет своего первого лейтенанта, как услышал откровенный ржач из его отсека.

      Там Джаз и Энн устроили бой подушками, при этом автобот был в холо-форме для того, чтобы человечка могла с легкостью "прибить" напарника. Кроме смеха, периодически слышались возгласы на подобие: "Стоять, бояться! Хана тебе, пододеяльник нестираный!", "Ээээ! Волосы не трогай! Это святое!" , "Да я тебя на валенки пущу, чудовище меховое!"
      В ответ на это Джаз ржал, предсказуемо уворачивался от грозной девушки, кидал что-то вроде: "Вовсе я не чудище, я очень мил ", хватал девушку на руки и откровенно потешался с её попыток вырваться.
— Ну все, ты попал! Пусти быстро, ошибка моей глупости! Я тебя живенько пристукну! — Энн принялась душить бота, что выглядело слишком комично, учитывая то, что он вернулся в оригинальный размер. При этом оба хохотали, и только Прайм зверел все больше и больше.
      Его бесил не столько факт веселья, ведь по сравнению с прочими Джаз был трезв, а сам факт того, что Энн, его Энн, веселилась с Джазом, а не с ним, Оптимусом.

— Это что за балаган? — рявкнул Прайм. Джаз и Энн замерли, (при этом последняя все еще сжимала в руках шейные провода бота), шокированные таким поведением. Оптимус никогда не повышал голоса, потому оба весельчака искренне не понимали, что происходит.
— Джаз, через минуту на построение. А ты чем тут страдаешь?!
— Так выходной же... — пролепетал лейтенант.
— Кончились выходные, боец. Марш на плац. Живо! — для убедительности, Прайм еще и серво притопнул, что выглядело по-детски, и вызвало понимающую улыбку на лице Энн. Шепнув что-то Джазу на аудиосенсор, девушка перекочевала на плечевой сегмент Оптимуса.

— Ну и в чем проблемка, моя ты вредная любимка? — почти пропела Энн.
— Ни в чем, — буркнул Прайм.
— Тогда чего смурной такой? И веселье все испортил нам с Джазом...
Оптимус неопределенно хмыкнул, и Энн осенила догадка:
— А! Так ты у нас большая ревнивка! Боже, Оптимус, ну неужели ты и в самом деле мог подумать...
— Да при чем тут твой распрекрасный Джаз! Они меня достали! — таки хваленое терпение Прайма тоже не безгранично.
— А теперь поподробнее, — нахмурилась Уитвики. — Кто, когда и чем тебя достал?      И тут начался пересказ о всех этих "шлаковых ботах", которые "напились в стельку", "задолбали бедного Праймика" и вообще "нехорошие боты-редиски радужного цвета".

      Энн терпеливо выслушала полную печали речь Оптимуса, оценила масштабы проблем и... решила помочь любимому лидеру, а заодно и попрактиковаться.
— Вот что, найди пропавших без вести и топай на плац. А я пока займусь этими красавцами. Ничего, и не такими командовали. Прорвемся, командир, —Энн лучезарно улыбнулась и, чмокнув Прайма в щеку, ретировалась, а лидер пошел на поиски последнего бота.
      Энн Уитвики показалась на тропе войны.


      Рэтчет ожидаемо не доставил ни малейших проблем. Алкоголь в любом его виде док не жаловал, потому был абсолютно трезв, да и вдобавок тихо-мирно играл в UNO с Ланой. Рэтч проигрывал всухую, потому появлению Оптимуса обрадовался. А всезнающая Лана решила поинтересоваться, чего Прайм такой взвинченный. И снова был пересказ о бедном лидере и нерадивых соратниках, после чего Оптимуса пожалели, погладили успокаивающе по серво (Лана, а не Рэтчет, если что), предложили сверхзаряженного (это уже док) для успокоения нервов и тут же были посланы на хутор за Юникроновскими ежиками.

      К посланию отнеслись спустя рукава и вместо хутора пошли на плац: смотреть что же там творится.

      А творилась там прекраснейшая прелесть. Энн, аки маршал, вышагивала перед шеренгой построенных ботов и толкала гневную речь.
— Значит так, господа тунеядцы, а в большинстве своем еще и алкоголики, скажите, кто мне вы, вообще, кто?
— Пинг..пингвины, — произнес Айронхайд.
— Да нет, не пингвины. Скорее будущий корм моего домашнего скраплета. По крайней мере, если не прекратите ерунду молоть, — Энн бросила на бота недвусмысленный взгляд.
— А кто кого мелет? Я чет не понял.
— Хайд, заткнись и иди протрезвей! —велела Энн.
      Автобот послушно испарился.
— А теперь вы все! Еще хоть раз, хоть кого-нибудь пьяным увижу или услышу — пойдете на болты и гайки. Развели тут Юникрон пойми что. Тернидон-передеформер, вы вообще кто? Вы отряд специального реагирования, а ведете себя, как школьники после выпускного. Никакого сверхзаряженного или пойдете под трибунал или чего у вас там вместо него. Понятно?
— Так чотно. То есть, так точно, — бодренько отрапортовали боты, всерьез проникшись угрозами девушки. Энн только хотела прокомментировать подобное единодушие, как примчался Хайд с воплем:
— Спасайтесь кто может! Розовые пони атакуют!
      У наблюдающих за цирком Прайма и Рэтча округлились окуляры, Лана с трудом подавила желание сделать характерный жест "рукалицо ", а Уитвики уже тихо зверела, и тут появились они.

      Десептиконы предстали во всей своей "красе". Разрисованные, неадекватные и с пафосным Мегатрон во главе, они шествовали с девизом:
«Мы поняши золотые
И хвосты есть голубые.
Усь, усь, усь,
Ааааааааа!»
      Команда Оптимуса неверяще установилась на сию делегацию, не зная, то ли плакать, то ли смеяться.
      Картину дополнила речь Мегза:
— Я, Властелин Всея Десептиконов, настоящим объявляю союз Юнюкрана с Праймусом и провозглашаю себя правителем республики Конго. Отныне и навек вы мои подданные без права обжаривания... облазания... обжалования!
— Нда, кто-то празднует больше положенного, — резюмировала Лана и поспешила избавить подругу от нервного срыва. Опыт угрожания Мегатрону уже имелся, потому Леннокс не церемонилась.
— Стоять! — рявкнула сержант не хуже, чем её командир в учебке. — Вы, республиканские дэсы, похватали серво в манипуляторы и в закат ушли.
— А не то мы вас быстренько выставим, — Джаз явно не мог промолчать.

      Мегз фыркнул.
— Какие все смелые под крылышком Прайма! А без него?
— Я и без него могу. Товарищи инопланетяне, у меня в руках три РПГ и базука. У вас есть ровно пять секунд, чтобы унести отсюда свои сервоприводы, иначе огонь на поражение, — майор Леннокс небрежно подбросил гранату в руке.
— Ну чего он сразу за гранаты? А как же пафос? — Мегза явно обидели в лучших чувствах. Тем не менее, слиняли дэсы быстро и почти незаметно.
— Ого, Уилл, вот это лидерские задатки!
— Да, круто ты их.
— А, — махнул рукой майор. — Они мне Бель разбудили. За такое и прибить можно.
— Надо запомнить. А то Леннокс на тропе войны — это нечто, — тихо произнес Джаз.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.