Странный день +42

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
Бабник/Оптимист/Эгоист или Шатен/Блондин/Брюнет
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
PWP
Предупреждения:
Групповой секс
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Просто наброски, тупо потрахульки.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
1 февраля 2013, 21:43
Это был странный день. Они общались уже давно, но никто даже предположить не мог такой исход событий.

Не пропускающий ни одной юбки бабник - шатен, крепкого телосложения с кучей мышц, однако не относящийся к "тупым качкам". Вечно улыбающийся и веселый оптимист - блондин, высокий и сильный, но не настолько мускулистый как его друг, однако остававшийся довольным своей фигурой. Тщеславный эгоист, недолюбливавший оптимиста - брюнет, мало отличался от блондина телосложением, однако имел статные аристократичные черты.

Втроем они сидели на полу перед широкоэкранным телевизором. Шатен облокотился о диван, а его друзья устроились чуть впереди. Они не помнят, что тогда смотрели. Они не пили ничего спиртного, лишь пустая пачка чипсов и коробка от сока лежали где - то на полу, в надежде, что кто - то когда - то их уберет. Брюнет уберет, ведь он чистюля. Они были молоды, может это и повлияло на происходящее. Но скорее всего, это был просто странный день.

Бабник долго переводил взгляд с блондина на брюнета, о чем - то размышляя. Неожиданно для двух впереди сидящих и для самого шатена, он положил левую ладонь между лопаток блондина, а пальцами правой зарылся в черные волосы на затылке эгоиста и медленно начал придвигать парней друг к другу. Недоумение блондина и брюнета длилось лишь секунду. Не задумываясь ни о чем, они прижались к губам друг друга. Языки жадно исследовали чужой рот, звук страстного поцелуя разносился по комнате. Эгоист и оптимист не обнимались, не прижимались, даже не дотрагивались друг к другу, только целовались, а шатен наблюдал, поглаживая блондина по спине и перебирая пряди чёрных волос. Резко он разорвал поцелуй недолюбливающих друг друга людей, прижав эгоиста к своей широкой мускулистой груди и собственнически проникая языком в рот блондина. Эгоист, будучи крепко придавлен сильной рукой к бабнику, положил ладони ему на плечи и потянулся к мочке уха шатена, начиная посасывать её. В это время с другой стороны слышались стоны блондина.

Что - то проникло под рубашку парня с аристократической внешностью. Тот вздрогнул от неожиданности и приятного чувства. Это оптимист, пока его рот терзали губы шатена, ласково провел рукой по прессу брюнета. Продолжая доставлять бабнику удовольствие, тёмноволосый скосил взгляд в сторону того, кого терпеть не мог, и кто сейчас делал ему приятно, и тут же встретил зеленые глаза оптимиста, так же смотревшие прямо на него.

Почему они решили зайти дальше - неизвестно. Может, не могли становиться, а может где - то на границе подсознания парни давно хотели этого. Неважно. Потом все равно каждый подумает, что это был просто странный день.

Шатен легонько толкает блондина в грудь, и тот поддается, облокачиваясь назад и опираясь на руки, ставя ладони позади себя. Брюнет наблюдает за этим со стороны. Бабник уже давно отпустил его и теперь парень думал, что же сделать ему.

Мускулистый молодой человек устроился между согнутых в коленях ног оптимиста, поднял вверх его сиреневую футболку, наклонился и очертил языком кубки пресса. Послышался тяжелый выдох. Приняв для себя какое - то решение, эгоист подполз на коленях к блондину, обнял ладонями его лицо и продолжил прерванный когда - то шатеном поцелуй. Бабник продолжал играть языком с прессом зеленоглазого, наслаждаясь его тяжелым дыханием, но вскоре ему это надоело, и он решил полностью избавиться от футболки. Поднимая верхнюю одежду вверх, шатен снова разорвал поцелуй недолюбливавших друг друга людей.

Прижимаясь к губам эгоиста вновь, после того, как его избавили от одного из атрибутов одежды, оптимист намеревался опять облокотиться о руки, но бабник и брюнет настойчиво уложили его на пол. Парень с аристократичной внешностью нависал над блондином, терзая его губы. Он то поглаживал языком нёбо неожиданного любовника, то переплетал его с чужим, то чуть отстранялся и кусал губы зелёноглазого, ощущая чужие ладони у себя на плечах, а бабник в это время расстёгивал ремень блондина. Справившись со своеобразным замком от тайной двери, он стянул темные джинсы с сильных длинных ног оптимиста, бросил их куда - то в сторону и тут же ухватился за резинку красных боксеров, на удивление спокойно опуская их вниз.

Эгоист остановил поцелуй, поворачивая голову в бок и без стеснения смотря на промежность блондина. Рука брюнета легла на грудь лежавшего на полу парня и заскользила вниз к чужому органу. Заметив это, шатен несильно ударил эгоиста по ладони и посмотрел прямо в синие глаза брюнета, давая понять, что ещё рано. Обладавший непередаваемой красотой юноша пожал плечами и возвратился к лицу блондина.

Оптимист, распластавшись на полу, был полностью обнажен, и от осознания этого он тут же покраснел, согнул руку в локте и спрятал за ней зеленые глаза. Брюнет медленно убрал его руку, переплетая свои пальцы с чужими, и посмотрел в глаза напротив так, как ещё никогда не смотрел на оптимиста: с нежностью и просьбой довериться ему и шатену. Блондин был поражен и удивлен. Воспользовавшись его замешательством, брюнет снова поцеловал зелёноглазого.

Накаченный парень поднял с пола так удачно валяющийся крем для рук. Откуда он там взялся – не знает никто, но, тем не менее, ни один из парней не удивился, ведь это был странный день.

Белая вязкая масса растеклась по пальцам бабника, один из которых тут же проник в блондина. Левая ладонь оптимиста, лежавшая на плече синеглазого, крепче сжала его, а сквозь поцелуй послышался стон. К первому пальцу прибавился второй, растягивая и подготавливая анус. В этот момент оптимист и вовсе отстранился от эгоиста, откидывая голову назад и издавая более громкий стон. Произносил он эти звуки от удовольствия или от боли, жизнерадостный парень сам не знал. Единственное, что было понятно всем – прерывать никто никого не собирается.

Бабник вытащил пальцы, давая одному из любовников временную передышку, и начал избавлять себя от одежды. Справившись с этим в одно мгновение, он закинул ноги блондина себе на плечи и вошёл сразу во всю длину. Поцелуй эгоиста и оптимиста был окончательно прерван громким вскриком второго. Правая ладонь блондина крепче сжала чужую, грудная клетка тяжело вздымалась, зубы сжаты, а глаза крепко зажмурены. Дабы отвлечь зелёноглазого от боли, брюнет аккуратно укусил его за мочку уха, затем поцеловал нежное местечко под подбородком, провёл языком по шее до ключиц, прошёлся дорожкой поцелуев к соску и начала его одновременно сосать и покусывать. Боль оптимиста действительно притупилась от ласк темноволосого, и, заметив это, шатен медленно задвигался внутри блондина.

Смешанные стоны бабника и оптимиста разносились по комнате. Привлеченный голосами любовников, эгоист оторвался от груди зелёноглазого и посмотрел на мимику накаченного парня. Наслаждение от новых ощущений ясно читалось на его лице: глаза закрыты, на щеках еле заметный румянец, а рот слегка приоткрыт. Переведя взгляд на лицо блондина, синеглазый заметил там куда более ярко выраженные эмоции. До сих пор сжимая ладонь брюнета, оптимист не сдерживал стонов, толкался бабнику на встречу, стремясь сильнее насадится на член любовника и чуть ли не извивался на полу. И не скажешь, что совсем недавно он смущался своей наготы.
В голове эгоиста проскользнула мысль, что шатен и оптимист прекрасно справляются и без него. Решив как можно скорее исправить это, парень с аристократичной внешностью сдвинулся немного влево, в сторону бабника, нагнулся к члену оптимиста и немного неуверенно взял его в рот. Гиперчувствительный из – за всего происходящего зелёноглазый тут же отреагировал ещё одним чувственным стоном, и неуверенность брюнета тут же испарилась.

Мускулистый парень вталкивался в тело оптимиста, а эгоист в это время всячески ласкал его член, то проводя по нему лишь языком, то почти до основания беря в себя.

Несколько толчков, несколько глотательных движений, и светловолосый кончает в рот брюнета, а вслед за ним, от ощущения сжимающих плоть мышц, до пика доходит и бабник.

Все трое тяжело дышат. Шатен сидит, оперевшись руками в пол позади себя, как несколько минут назад блондин, тот в свою очередь пытается восстановить дыхание, вытирая пот со лба, а брюнет сидит рядом, всё ещё ощущая привкус спермы во рту.

Придя в себя, до бабника и оптимиста приходит осознание того, что эгоист – вечный недотрога и тщеславный тип, неожиданно захотевший сделать объекту ненависти минет, единственный, кто все ещё с одеждой на себе.

Желание исправить это как можно быстрее, а так же сломить нелюбовь к чужим прикосновением, заиграла в жилах обоих.

Шатен приблизился к синеглазому, зарылся пальцами в тёмные волосы на затылке, отмечая про себя, что это становится уже привычкой, прижал эгоиста к себе и нежно поцеловал его, усыпляя бдительность. Жизнерадостный парень, заметив, что бабник уже приступил к выполнению несогласованного плана, поднялся с пола и подполз к брюнету сзади, прижимаясь к его спине и обнимая за талию. Зажатый между двумя телами, эгоист тяжело дышал от ласк. Бабник массировал пальцами кожу головы, изучая языком чужой рот, а оптимист нежно целовал линию подбородка привлекательного парня, одновременно забираясь под синюю водолазку брюнета и сжимая его соски.

Парни прижимались к любовнику теснее, ласкали активнее, но тот так и продолжал лишь тяжело дышать, намерено сдерживая себя. В надежде как – то изменить происходящее, шатен потёрся своим возбужденным членом о тёмно - серые классические штаны эгоиста, за которыми скрывался не менее возбужденная плоть брюнета. После этого действия выдохи последнего стали хриплыми и резкими, но стонов по прежнему не слышалось. Тогда шатен остановил поцелуй и посмотрел в зелёные глаза оптимиста, находящегося позади тёмноволосого. Улыбнувшись, они быстро чмокнули друг друга в губы и вместе сняли водолазку с синеглазого, затем бабник повернул его к себе спиной, сжимая запястья брюнета и целуя одно из них. Оптимист в это время стягивал зауженные темно – серые штаны с любовника.

Они действовали как одно целое, словно читая мысли друг друга. Бабник держит чужие руки одной своей, а другой поворачивает лицо аристократичного парня к себе, страстно целуя, оптимист же лижет головку возбужденного члена брюнета, переходит к уздечке, проводит языком по стволу, погружает плоть в рот, пару раз качает головой вперёд и назад, затем опять уделяет внимание головке.

Почему эгоист позволяет чужим рукам водить по его телу, целовать себя и ласкать – не знает он сам. А всё потому, что это был странный день.
Продолжая делать минет брюнету, оптимист тянет руку к его лицу. Бабник прерывает поцелуй, и эгоист послушно берёт пальцы в рот, смачивая их слюной. Посчитав наличие слюны достаточным, зелёноглазый убирает руку и погружает первый палец в колечко мышц, продолжая ласкать чужой член. Эгоист еле слышно стонет и повторяет звук вместе с вхождением второго пальца.

Когда вход был достаточно растянут, эгоиста поставили на четвереньки. Сзади пристроился жизнерадостный парень, а впереди на коленях стоял шатен. Сжимая бёдра тёмноволосого, оптимист начал медленно входить, и лишь тогда, впервые за всё время, послышался громкий стон эгоиста. Воспользовавшись широко открытым ртом, бабник погрузил пульсирующий член внутрь, и выдохнул от резкой смены температуры, ощущаемой его плотью. Двигаясь одновременно, блондин и шатен входили в любовника с двух сторон. Эгоист не мог ни лечь, ни стонать от занятого рта, ни сопротивляться, и от этого он возбуждался ещё сильней.
Движение становились всё быстрее и быстрее, стоны блондина и шатена громче, и, в конце концов, оба кончили в эгоиста, а вслед за ними тут же изливается и брюнет.

Это был странный день, так решили трое парней, но повторится ли он вновь, или будет забыт в памяти навечно – оставалось загадкой.