Первый и последний +2359

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
альфа/омега
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, PWP, Омегаверс, Первый раз
Предупреждения:
Нецензурная лексика, Кинк
Размер:
Мини, 20 страниц, 3 части
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от akacija
«За чувственные работы ;) » от A.n.jell_girl
«Как горячо!!!» от D.T.V.
Описание:
Школьная влюбленность.
"Симон спрашивал, словно мнение Дага его действительно интересовало. И это отвратное прозвище? Дагу давно не пять лет и член у него нормального размера. До Симки он вообще считал, что у него большой для омеги. Но Симон с этим дебильным «писюном» сломал ему эту веру. Да и во многое другое тоже."

Посвящение:
Спасибо konoputik за вдохновляющие фото :)
Дорогой Кастаника (бросай работу) <3
С любовью, читателям :)

**Визуализация:**
https://vk.com/irizka2?w=wall-67747668_244%2Fall

Спасибо большое читателям:
>24.07.17 №2 в топе «Слэш по всем жанрам»

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
История косвенно связана с персонажами из цикла "Дети на троих"
Инфо о серии: http://irizka2.diary.ru/p210535886.htm
Спин-офф к Дети на троих. История младшего брата Нели - Дагера Ларсена.

Часть 3

19 июля 2017, 22:22
Пустые дни слились в один сплошной серый фон. Серые тексты и серые люди. Серое небо над головой. Даг дышал серым смогом и смотрел на серый экран телевизора. Откуда-то появилась уверенность, что вся жизнь теперь будет такая – беспробудно серая.

Он попробовал встретиться с Оскаром. Сходил на свидание, с твёрдым намереньем довести всё до постели. Но когда альфа стал целовать его в подъезде, Дага замутило и он, извинившись, сбежал. Дома долго полоскал рот водой, стараясь избавиться от чужого неприятного аромата, и полночи торчал на страничке у Симки, листал его старые записи, примерял к себе его признания и обращения... «Я бы шагнул через пропасть, если б знал, что ты будешь рядом».

Наивный романтический бред.

Бред, от которого становилось так горько, что Дагу хотелось или застрелиться, или написать слезливый роман в стихах. Благо к последнему профессия располагала. Но на романы его никогда не тянуло, и Даг писал со скоростью пулемёта статьи в газету и тексты для радио. Начальство сияло при каждом его появлении. Даг с мрачным видом оставлял распечатку и сваливал в свой тёмный угол, надеясь, что его никто не будет трогать. Снова строчил, снова смотрел на страничку Симона...

Через месяц после работы у здания радио его ждала машина и знакомая фигура в неброской серой курточке. Симон Штольц собственной персоной. Даг сбавил шаг, осмотрелся, ища пути для побега, а потом, смирившись с неизбежным направился к Симке. Альфа задёргался, заставляя Дага на мгновение снова чувствовать себя хозяином положения, а потом он уловил его взгляд, заметил испуганную улыбку в уголке губ и ноги стали подгибаться. Словно пьяный Дагер доплёлся до машины и криво опёрся на капот.

— Привет...

Сим отворачивался. Даг пялился на него не мигая. Привычная картинка. Только теперь от всего этого было не больно, а даже немного тепло. И неизбежно. Дагер отчётливо понимал, что стоит Симу поманить его пальцем, и он побежит, бросив все остальные дела. И это притяжение действовало в обе стороны.

— Привет, — Сим говорил хрипло, то неловко пряча взгляд, то снова поднимая голову. Словно нашкодивший ребёнок, — я прочитал твою записку.

Даг кивнул. Что ещё было сказать? Он там нагородил такого, словно истеричка наставил восклицательных знаков под каждым словом. «Ни с кем не спал, никому не рассказывал… любил…». Стыдно.

— Мортен признался, что он нас застукал и сам растрепал о том, что видел.

Снова кивок. Ожидаемо, вполне ожидаемо.

— И про Карла он придумал. Карл был удивлён, когда я об этом спросил напрямую. Он только планировал… но ты у альф считался недотрогой, а омеги наоборот трепали. Они завидовали, понимаешь… Я ведь никем больше не интересовался.

Дагер хотел фыркнуть. Или снова кивнуть. Это было так глупо. Потому что все в классе знали, что Сим им интересовался, кроме его самого. Или может мальчишкой он был настолько слеп? Ослеплён своей любовью, эгоистично поглощён своими чувствами и борьбой против мира, родителей и безответной страсти. Даг дрался с окружающей действительностью, в то время как надо было просто осмотреться...

— Я хочу… — Сим притянул его к себе ближе, дёрнул за рукав и застыл с приоткрытым ртом, — я хочу тебя, — договорил он заикаясь. — Хотя бы ещё раз…

Даг коснулся рукой пояса, собираясь расстегнуть штаны и нагнуться к капоту автомобиля, чтобы Сим мог его отыметь тут и сейчас. Он действительно планировал это сделать и лишь в последнюю секунду вспомнил, что они на улице, что сотни людей могут их увидеть. Да и Симка наверно о другом говорит. Можно было завернуть за угол, выбрать нелюдимый закуток и забыться на мгновение. Поддаться желаниям, от которых уже давно распирало ширинку. Но Даг не хотел вот так – одноразовый перепихон и грязную подворотню. Он хотел запомнить надолго и чтоб хоть раз заняться сексом в постели, как нормальный человек.

— У меня через три дня течка. Кинь на мой номер, куда мне подъезжать. — Он протянул альфе свою визитку и от короткого прикосновения пальцы вздрогнули, бумажка полетела на мостовую, и они оба наклонились её поднимать. Симон поймал визитку первым, но потом отпустил и перехватил руку Дага, сжал так сильно, что наверняка наставил синяков, а Даг, забывая как дышать, наслаждался этим, словно ненормальный мазохист.

— Я позвоню….

Омега не заметил, как Симон поднялся, забрался в машину и исчез с улицы. Ему казалось, что чужая рука всё ещё сжимает его, держит, тянет за собой и предлагает уединиться. Перед глазами мелькали пошлые картинки в которых Дагер выгибался, подставлялся и делал всё что желал его альфа. Стоило прийти в себя, и омега отчаянно пожалел, что отпустил Симона – дождаться течки будет тяжело.

Дни пролетели как в тумане. Даг провел их в бешенной дрочке и сопливых мечтах. Он был уверен, что альфа позвонит. Даже не планировал ничего на течку, только купил противозачаточные и сходил в салон на интимную стрижку. Если Сим прогонит – Дагер собирался провести эструс по привычке в одиночестве с резиновым другом и бутылкой виски. Но Симон не упустил своей возможности, прислал сообщение с предложением встретить и отвезти в снятый в мотеле номер. Даг попросил адрес. Побоялся сесть с Симом в машину – у альфы от его запаха мозги плавятся, оба не заметят как попадут в аварию. До места Даг добирался на такси и прибыл, когда из-за течки уже начала приятно зудеть задница и гореть тело.

Симка ждал его в номере с цветами. Весь какой-то собранный, при параде, так что Даг испугался, что вместо секса тот начнёт декламировать свои пошлючие романтические стишки. Но с появлением омеги у Симона руки затряслись, он оставил букет на полу и стал нервными движениями стаскивать с Дага одежду. Сдерживаться не было смысла, разговоров не хотелось, время для болтовни закончилось. И Даг прекрасно понимал, что испорченные в прошлом отношения уже не исправить. У Сима муж, ребёнок, бла-бла и положение. А Даг в его глазах – прожженная шлюха. Лучше пусть будет охуенный секс. И всё.

— Позволишь тебе отсосать? — пробормотал дрожащим голосом альфа. — Хочу твой писюн.

Даг попытался что-то сказать, но не успел. Симон буквально набросился на него, остатки нижнего белья были раскиданы по комнате, Сим перекинул его через спинку постели и стал вылизывать пах. Совершенно одержимый взгляд и движения, трепещущие ноздри и почерневшие глаза делали его похожим на демона. Личное исчадье ада, для которого Дагер был готов на всё. И Сим тоже исполнял его желания.

Течка обоих лишила терпения, Даг поскуливал и придерживал свои ноги, разводя их как можно шире. Сим себя не контролировал, альфа словно в океан наркотиков нырнул и всюду совал свой нос, собирая запах течки и пьянея всё сильней. Язык, губы, пальцы – всё было задействовано. Симон не спешил его поиметь, он ласкался, вылизывал и высасывал, не мог насытиться вкусом и ароматом омеги. Говорил что-то, тихо, почти не заметно, но Дагер сумел уловить:

— Мой... мой, чудесный писюнчик.

Альфа смазано шептал ему в головку, целовал мягкую кожицу и пихал его себе в рот. От этих слов у Дага чуть не упал, он резко схватил Симона за затылок и толкнул к своему паху, заткнул не к месту болтливый рот и двигался в нём дергано, пока не кончил.

Симка, наглотавшись его спермы, совсем ошалел. Стал вылизывать ему задницу и покусывать ягодицы. Заливал слюнями яйца и дёргал опухший от желания член. Мокрый язык прошёлся по всему телу, забрался в каждую дырочку, исследовал каждую клеточку. Даг чувствовал себя грязным и развратным и хотелось больше. Хотелось всего неправильного, что раньше только грезилось и подсматривалось украдкой на порносайтах со страшными названиями.

Сим вылизывал ему рот и шею, запихивал нетерпеливо пальцы в дырку и дрочил изнывающий член. Менял всё по кругу, суетливо и нетерпеливо. Запускал в действие свой член и снова начинал крутиться, вылизывать, скулить и трахать его пальцами.

Наконец нализавшись, немного привыкнув к запаху течки, альфа поставил Дага раком и легко вошёл в уже растянутый зад. Добрался до конца, так что бёдра смачно ударились о ягодицы и сразу перешёл на быстрый темп. Даг чувствовал, как здоровый член альфы забирается всё глубже, оставляет свой след и стремится дальше. Он чувствовал противоестественный восторг, когда альфа засаживал в него и кончал, выплёскивая горячее семя внутрь кишки. После нескольких оргазмов Симон уже не останавливался. Сношался как животное, драл неистово и кончал с узлом. Ждал, пока вязка закончится, и снова трахал.

Дагер не запомнил когда уснул, где-то между сцепками наступило затишье, и он провалился в усталую дремоту. Проснулся от неприятных ощущений – сперма и слюна подсохли и теперь стягивали кожу. Чуть повернулся, чтобы сбегать в душ, и тут же поджал под себя ноги – растраханный зад саднил, а скопившаяся внутри сперма не желала в нём оставаться. Он с трудом добежал до туалета, поглотал из раковины воды и включил душ. Дверь с грохотом распахнулась, и к нему завалился его бешенный альфа, стиснул до боли и уткнулся носом в плечо.

— Помоюсь, — сказал Дагер, чувствуя как от присутствия Симки начинает пульсировать дырка, и течка берёт над ним верх.

— Нет, — Сим махнул головой и снова прижался к плечу.

— Весь грязный... — Даг подавил рвущийся стон. Он был грязным, похотливым и уже не хотел мыться, а мечтал подставиться под сильные толчки и плевать, что анус натёрло.

— Не смей смывать с себя мой запах, — рыкнул Сим. Толкнул к стене, прижимая грудью к холодному кафелю, навалился сверху, раздвинул пальцами дырку и запихнул твёрдый и горячий член. Даг только охнул, когда внутри всё защипало, а потом снова накрыло, утопило в невероятных, охуенных ощущениях.

Они чуть не свернули раковину, перебрались на пол, а потом как-то незаметно снова заползли на кровать. У Симона член, казалось, не падал. Немного раскраснелся, тоже натёртый и на головке от всех этих развлечений появились трещинки. Дагер зализывал ему боевые раны, смачивал слюной и высасывал его сперму. Поддавался сам и кричал от удовольствия, кончая в горячий рот. Потом Симон его снова брал и по кругу десятки раз, как заведённые, без сна и отдыха.

За три дня течки они перепробовали все возможные позы, альфа крутил Дага как куклу и искусал с головы до пят, всюду оставляя свои метки. Одна, особенно яркая, осталась на плече, и Дагер очнулся от ноющих ощущений в шее. Он покрутил головой, морщась и поджимая губы. Попытался сесть и тут же откинулся со стоном на спину – развороченная задница болела ещё сильнее. Кажется, в последний день Симон ебал его раздувшимся узлом, проталкивал эту хреновину размером с кулак в дырку, а потом вынимал и заталкивал снова. Даг тогда, со вздёрнутыми к потолку ногами, только скулил и разводил руками ягодицы шире. Сейчас от этого стало стыдно.

Он осторожно перевёл взгляд на спящего рядом альфу и тихо, стараясь не кряхтеть от боли во всём теле, поднялся. Добрался до душа и забрался под горячие струи, смывая с себя слой пота и спермы. Сперма была всюду, даже застряла в волосах и в носу. Даг не помнил, как она туда попала. Вытершись, он украдкой бросил на себя взгляд в зеркало и невольно вздрогнул – на него смотрел совсем другой омега, не он. Счастливый, затраханный, с раскрасневшимися губами и румянцем, он выглядел цветущим. Даже впавшие щёки и огромные засосы по всему телу не портили вид. Даг раньше смотрелся усталым и равнодушным. Теперь же он казался себе живым.

— С днём рождения, Дагги, просто охуенный подарок, — прошептал он сам себе и натянуто улыбнулся. Попробовал привести волосы в порядок, но они всё так же торчали неровными паклями во все стороны. — Срежу их.

Даг вздохнул, сбросил полотенце на пол и тихонько вышел в номер, направляясь к своим вещам. Нужно было одеться и поехать домой. Там напиться, накуриться до невменяемости и изводить себя до следующего появления Симона. Только не факт, что альфа ещё раз решится на подобный подвиг. У него, в конце концов, есть семья…

— Сбегаешь? — хриплый голос заставил его вздрогнуть и обернуться. Альфа, сгорбившись, сидел на постели к нему спиной. Вид у него был потасканный – Даг его тоже везде заклеймил. — Ты моё наваждение, Дагги, понимаешь?

Симон поднялся, прошёлся до окна и, не стесняясь наготы, распахнул створки. Прохладный ветерок всколыхнул застоявшийся воздух, донёс до омеги терпкий аромат его сексуального партнёра, и Дагер невольно повёл носом.

— Можешь звонить мне в любое время, — попытался сказать он твёрдо.

— И встречаться в мотелях? — Сим кинул на него короткий взгляд и тут же отвернулся. — Я подал на развод. Не могу жить с Мортеном…

— Поздравляю, — буркнул Даг.

— Хочу жить с тобой.

— Дерьмовая из нас парочка получится. Я рядом с тобой ни о чём кроме секса думать не могу, а ты на меня не смотришь и говорить не способен. Я был бы не против сношаться двадцать четыре на семь, но надо ещё временами работать, жрать, жить наконец.

— Это пройдёт, — словно убеждая самого себя, тихо произнёс Сим.

— У тебя – может быть. А я пять лет тебя из себя вытравливал, и всё впустую. — Даг закончил с одеждой и бросив последний взгляд на Симона направился к дверям. — Мой номер у тебя есть.

— Постой, — Сим крикнул это с таким отчаяньем, что Даг всё же задержался. — Я люблю тебя, Дагги. Хочу исправить всё, что мы наворотили в прошлом, хочу быть с тобой.

— Мы наворотили? — возмущённо фыркнул Дагер. — Ты со мной не говорил, поверил слухам, которые распускали завистливые омежки, и заделал Мортену ребёнка. А я после секса с тобой несколько лет себя по кускам собирал…

— Я тоже, — Сим тяжело и печально вздохнул. — И не было никакого ребёнка, Мортен соврал, а потом изобразил выкидыш. Я даже не уверен, что спал с ним в ту ночь, потому что напился до чёртиков и проснулся в его постели.

— Ну, потом ты его наверняка не раз… — в голосе прозвучала обида. Дагу действительно было очень обидно за своё преданное целомудрие.

— Мы были замужней парой, — стал оправдываться Симка, — и у меня на него не стоял, я каждый раз представлял тебя.

Даг раздражённо отмахнулся и обиделся ещё сильнее. Нашёл тоже – утешение. Лучше б признался, что вёл монашеский образ жизни...

— Мортен пахнет противно, готовить не умеет и совершенно не хозяйственный. А знаешь, как меня воспитывали? Омега должен следить за домом, ухаживать за альфой, заботиться о детях. Родители поддержали моё желание развестись, даже не зная про тебя.

Даг снова фыркнул.

— Я совершенно не хозяйственный и готовлю отвратно. — Дагер, пока жил в общаге, научился лишь делать растворимый кофе и заваривать лапшу быстрого приготовления.

— Мне нужен правильный и домашний омега, — продолжил Сим громче, хотя Даг попытался его прервать, — но тебя я готов любить любого. Даже если ты никогда не согласишься на детей и будешь и дальше срезать волосы и делать татуировки. Я буду с радостью есть твою стряпню или готовить для тебя сам. Не попрошу убираться или сидеть дома.

Альфа медленно приблизился, всё ещё обнажённый он выглядел сногсшибательно аппетитно. Дагер старался не смотреть на его быстро возбуждающийся член и не вдыхать сводящий с ума аромат.

— Будь моим, Дагги, выходи за меня.

— Не в ближайшие пять лет, — гордо вздёрнул он голову, — меня вполне устраивает роль любовника!

— Я всё для тебя сделаю Дагги, только скажи…

Симона трясло. Он выглядел таким подавленным. Даже растоптанным. А ведь три дня и ночи катал Дагера по полу и рычал отчаянно в ухо «мой... мой». И чего «мой», если теперь ведёт себя как тряпка? Даг попытался разозлиться, но вместо этого возбудился лишь сильнее. Этот чёртов запах, вид его альфы, его идеальный член – словно пытка. От такого невозможно было отказаться.

— Ладно…

Омега остановил тянущиеся к нему руки, попытался унять разбушевавшиеся гормоны и вновь вернувшуюся течку. Рот противоестественно быстро наполнился слюной, хотелось жарких поцелуев и горячего проникновения, несмотря на неприятную боль в заднице.

«Это пройдёт?» — повторил он слова альфы с вопросом. — «Cомневаюсь». Похоть, связывающая их, была совершенно ненормальная, настолько яркая, что временами Даг думал, что они… Но он не верил в истинность.

— Ладно, — тряхнул он головой, отгоняя пошлые картинки и стараясь не пялиться на красивый и гладкий, как фарфор, пенис альфы, — ладно...

Можно было ещё поломаться, вспоминая, как Симка поступил с ним пять лет назад. Из мстительного идиотизма испортить жизнь и себе, и ему. Доводить нервными срывами родителей и сотрудников, смотреть, как Симон увядает и гниёт заживо в своих переживаниях и любви... Можно было. Но не хотелось. С Симкой будет безумный секс... такой, что любые семейные ссоры и неурядицы отойдут на второй план. А если они что-то не смогут поделить, не найдут компромисса, Даг был уверен, что Симон ему уступит и сделает, как омега того желает.

Он победно улыбнулся, сжимая восставшие против его мыслей яйца, чтобы думать не мешали, и грозно произнёс:

— Я приму твоё предложение при условии, что ты больше никогда! – НИКОГДА! – не назовёшь мой член писюном!

6 июля 2017 - 16 июля 2017