Век Хаоса 0

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Фэнтези, Экшн (action), POV, Мифические существа, Постапокалиптика, Дружба
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика
Размер:
планируется Макси, написано 2 страницы, 1 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Когда сто лет назад два мира слились воедино и иные заполонили землю, все считали, что человеческой расе пришёл конец, однако, кровопролитная война продолжается до сих пор. Силы двух сторон конфликта уже на исходе, каждая новая битва может стать последней. И лишь двое, рождённые в один день, но по разные стороны баррикад, искажённые близнецы, способны положить конец кровопролитию и спасти столь хрупкий и уже разваливающийся на кусочки мир.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Уже третий раз подряд переписываю эту работу, но на этот раз я глобально переработала весь сюжет, оставив лишь общую идею и персонажей. Надеюсь, что это последний раз, когда я так делаю, и надеюсь, что в этот раз смогу всё сделать правильно, красиво и так, чтобы потом не было стыдно. Kappa.

Пролог

17 июля 2017, 18:42
Впервые в своей жизни о том что такое война я узнала, когда мне было восемь лет. Я жила в небольшой деревушке недалеко от столицы, и о том, что было за её пределами, мне было не ведомо. О войне я слышала лишь мельком, в разговорах соседей или солдат, что иногда останавливались у нас. Мне не было страшно, ведь она где-то там, далеко-далеко. «Мы в безопасности. Иные никогда не станут нападать на людей так близко от столицы»: думала я. Как же сильно я ошибалась…

Накануне Рождества с охоты вернулся юноша, добродушный и весёлый парень, что часто играл со мной и прочими детьми, однако, на этот раз он явно был не в себе. Он ходил по домам и умолял людей покинуть деревню, говорил, что иные идут по наши головы, что они убьют нас. Когда же его спросили, почему он так думает, парень ответил, что ему об этом сказали сами иные. Разумеется никто ему не поверил, все решили, что бедняга спятил. Юношу отправили в психиатрическую больницу в столице и быстро про него забыли. Забыли все, кроме моей мамы.

Я жила без отца или каких-либо других родственников, лишь мать была моей опорой. Порой было тяжело, но мы справлялись. Она всегда все невзгоды переносила с улыбкой, говорила, что никогда нельзя отчаиваться, нужно бороться из-за всех сил и всё наладится. Тогда я искренне верила в это… Однако, в тот день, когда «сумасшедший» юноша постучал в наш дом и рассказал то, что говорил всем в деревни, я впервые увидела в её глазах страх, а улыбка практически перестала появляться на её лице.

Вскоре после этого на нашу деревню и вправду напали. Воспоминания того дня крайне размыты, но смерь матери я не забуду никогда. Мы прятались в подвале, когда всё это началось, мама крепко прижимала меня к себе, закрыв уши, дабы я не слышала, как убивают наших соседей и друзей, дабы не услышала крики, когда иные потрошат их тела, дабы не услышала холодящий кровь смех всех тех монстров, что были снаружи.

— Милая, тебе страшно? -спросила меня мать, грустно улыбаясь.

— Да… Мне очень страшно! — я плакала, ведь знала, что рано или поздно они найдут нас, сделают с нами тоже, что и с другими. Мама тоже это знала и именно поэтому решилась на крайне ужасный поступок.

— Вот, выпей это, — она протянула мне небольшой флакон, — Ты уснёшь, а когда проснёшься, всё будет хорошо.

— Но… — попыталась возразить я, ведь прекрасно понимала, что, выпив это, уже точно никогда не открою глаза.

— Тише, милая, всё будет хорошо.

— Но ведь ты мне говорила, что всегда нужно бороться, что нельзя сдаваться и опускать руки!

— Я ошибалась, милая. Я очень сильно ошибалась…

Не успела она закончить, как вдруг в подвал ворвался иной. Он выглядел в точности как человек, но кровь на его руках говорила об ином. Страшная гримаса исказила его лицо, глаза сияли во мраке подвала, освещаемого лишь одной свечой, весь его вид говорило том, что он жаждал убивать. Снова и снова…

— Прошу, не тронь ребёнка! Я знаю, что не все вы монстры, знаю, что вы тоже можете чувствовать, поэтому убей меня, но умоляю, не убивай мою дочь! — пусть где-то внутри она и понимала, что просить о подобном глупо, но отчаянье завладело ей. — Либо же… Либо же даруй ей быструю смерть, пусть она не мучается…

— А ты смешная, — разразился хохотом иной и тут же бросился на неё. Проткнув рукой, на которой тут же появились длинные и острые когти, живот матери, он отбросил её в дальний угол подвала, туда, откуда она могла видеть, как он убивает меня. — А теперь твоя очередь, малышка.

То, что было потом, я помню смутно. Абсолютно точно я помню запах крови, кровь на своей коже. Повсюду была кровь… Кровь иных. Я убила их всех, не знаю как, но я это сделала, отомстила за маму, за друзей, за всех. Я помню их крики, когда я их убивала, помню даже мольбы о пощаде, но разве они послушали мою мать, когда она молила пощадить меня?

«Нет, это была не война, это была резня»

В тот день всё изменилось. Не только потому, что нападение на населённый пункт рядом со столицей очень сильно напугало людей, заставило усилить меры безопасности да и вообще поменять почти всю систему защиты подобных поселений, но и потому что изменилась я. Я уже давно перестала быть человеком, но я и не иной. Что я? На этот вопрос не смог дать ответ не один из учёных, что исследовал меня, мою природу, мои силы. Я не убивала людей, не жаждала их крови, я ненавидела иных так же сильно, а может и сильнее, чем любой из тех, кто видел во мне угрозу. Мне даровали жизнь, позволили есть и пить за одним столом с людьми, однако, никто не желал меня видеть за ним. Меня боятся, но используют, ведь я крайне полезна для людей, крайне полезна в этой войне. Порой мне кажется, что я для них страшнее любого иного, ведь они где-то там, за океаном, а я здесь, живу в их городе, ем их еду, и неважно, что за стенами города я сотнями спасала людей.

— Какие же люди всё-таки лицемеры. Хоть один бы сказал мне спасибо за то, что я рискую своей жизнью за них. Ох… Прости, мама, что я жалуюсь тебе на подобные глупости, — я прекрасно знала, что она меня не слышит, но когда я вот так вот выговаривалась, мне становилось как-то легче на душе. — Не знаю, когда я в следующий раз смогу навестить тебя, возможно этот последний раз, когда я сюда прихожу, но я всё так же тебя люблю, мама.

Встав с колен, я направилась к выходу с кладбища, размышляя о том, что возможно скоро я окажусь здесь немного при других обстоятельствах, ведь грядущая битва может стать если и не решающей, то точно переломной в этой войне.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.