A born traitor +3

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Трансформеры

Основные персонажи:
Астротрейн, Блитцвинг, Брутикус, Девастатор , Мегатрон, Омега Суприм, Онслот, Старскрим
Рейтинг:
G
Жанры:
Драма, Фантастика, Психология, Философия, Даркфик, POV, AU, Пропущенная сцена
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, Смена сущности
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
История, рассказанная от лица Онслота о некоторых перипетиях его жизни, например, о том, как случилось, что в серии G1 Starscream brigade базовые блоки его и товарищей были заперты на Кибертроне или о том, почему в битвах на этой планете фигурируют, например, Девастейтор и Омега, но никогда - Брутикус, который, по идее должен был существовать в те годы. Описывается и судьба комбатиконов после окончания Headmasters.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Таки да, я думаю, что Абоминус и Предакинг были созданы десептиконами во время Великой войны. Ибо если бы, скажем, Вредитель был, как это следует из информации на некоторых сайтах, построен Примакроном, то выходит, что и Диноботов, например, а также Триптикона и Бравого тоже создал этот богоподобный изобретатель, а это не так.

О том, кто такие Дай Атлас и Вайолен Джагер - см. мангу и пилотный эпизод аниме Transformers Zone.
20 июля 2017, 16:17

Мы продолжали путь, свернув левей,
И, отойдя на выстрел самострела,
Нашли другого, больше и дичей.
……………………………………………….
Гордец, насильем домогаясь власти,
С верховным Дием в бой вступил, и вот, ─
Сказал мой вождь, ─ возмездье буйной страсти
(Данте Алигьери. Божественная комедия. Ад. Песнь тридцать первая)



      Сила… Сколь широко и многогранно это понятие! Это и способность нанести сокрушительный удар, и возможность выстоять после ответного, и умение обойтись вовсе без боя, и талант потерпев, не смотря на всё вышеперечисленное, неудачу, всё-таки, подняться и начать заново. Даже способного признаться себе в том, что он всего этого не может, порой, называют сильным. Но в то время и в том месте, где вместо пения птиц уже много лет звучали скрежет покорёженного металла и крики умирающих, а светло-фиолетовое небо навечно закрыли тучи из дыма пожарищ, под этим термином, прежде всего, понималась военная мощь.
      Миллионы лет воплощением последней считались гештальты. Огромные роботы, долгое время слывшие единственными, кто может устоять в поединке с кибертронским стражем, те, чьи шаги для автоботских гарнизонов почти гарантированно означали приближение смерти. Первым из них был Девастейтор. Думаю, я не ошибусь, если назову его создание одновременно и победой и провалом Мегатрона. Это была победа потому, что впервые на поле боя появился воин, способный выжить в бою с самим Омегой, функционирующий при этом совершенно иначе, чем стражи. Провал же ─ оттого, что при сравнимых потенциалах первый в истории гештальт уступал своему основному противнику практически во всём. Да, его первый бой был выигран, но выигран по причине удавшейся военной хитрости и благодаря вмешательству Его Величества Случая, а не из-за выдающихся характеристик. И в большинстве последующих сражений этот мощный и хорошо защищённый, но чересчур тяжёлый, неповоротливый и предельно глупый робот был, скорее, машиной для разбора завалов, прокладки путей основным силам и разрушения укреплений с погибшим, либо оставившим их гарнизоном, чем полноценным бойцом.
      Тем не менее, его действия, при определённых условиях бывшие весьма успешными, заставили наших стратегов и конструкторов продолжить работу в этом направлении. Сила вскоре увидевших свет Предакинга и Абоминуса была велика. Настолько велика, что, устрашившись её, наш лидер после захвата нескольких городов на самом Кибертроне приказал этим могучим, но очень своенравным и чрезмерно жестоким воинам ликвидировать автоботские базы на его лунах. Затем они были отправлены устанавливать контроль на дальних космических колониях. В соответствии с опасениями нашего лидера, эти фактории были не завоёваны, а уничтожены, планеты же, на которых они находились ─ превращены в безжизненные пустыни. Логично, что после этого был приказ отправиться дальше, затем ─ ещё дальше… В конце концов связь со вторым и третьим гештальтами была потеряна где-то у границ известной нам части вселенной, после чего о них надолго забыли.
      Но от этого надобность в десептиконах подобного типа на самом Кибертроне не отпала. И вот, оптика пяти новых воинов увидела поверхность планеты, истерзанную войной, той самой, которая отныне должна была стать их жизненной стихией и смыслом существования. Комбатиконы ─ так назывался этот отряд. Как бы не хотелось Мегатрону опробовать мощь формируемого им гештальта, из соображений секретности и опыта взаимодействия с двумя предыдущими он пока решил с этим повременить. Так что первым заданием, которое я, Онсолот, получил, как его командир, была подготовка и проведение операции по захвату некой лаборатории, расположенной неподалёку от линии фронта, долженствовавшей впоследствии стать одним из опорных пунктов для дальнейшего наступления вглубь вражеской территории.
      На редкость удачно прошедшие боевые действия убедили меня в собственных стратегических талантах, а несколько отбитых вслед за этим атак врага, прекрасно понимавшего, какое значение в дальнейших боях может иметь это здание, заставили моих воинов почувствовать собственную силу. Да, если бы мы потерпели неудачу, либо справились бы с заданием, но так, как в своё время справился с ним Девастейтор, то, быть может, наша судьба сложилась бы иначе. Но не единожды выдержав натиск превосходящего противника мы поневоле стали задумываться: а стоит ли отдавать завоёванное нашими силами преимущество и другой стороне? Своего рода «кнопкой включения» для нашего мятежа послужила реплика командовавшего подошедшей группой основных сил трёхрежимника Блицвинга.
      ─ Молодчина, Онслот, ─ произнеся это, он хлопнул меня по плечу, ─ вот тебе, ─ в моих руках появился носитель с данными, ─ новое задание. У нас, понмиаешь, в тылу одна крепостишка осталась, которая сдаваться никак не хочет. Гарнизон же оттуда никак не вытащишь, разве только руками вашего гештальта. Координаты и прочие тонкости все здесь, ─ он указал на носитель, ─ так что короткий отдых и вперёд.
      ─ Возиться с парой турелей, пока вы забираете себе всю славу?
      ─ Ну, что уж тут… Это ─ тоже служба. И потом, так ведь справедливее будет, верно? Мы ведь с ними два миллиона лет воюем, а вы буквально вчера родились. Успеете ещё нормально подраться, на ваш век, ребята, автоботов хватит.
      ─ Как и десептиконов.
      ─ Что?
      ─ Комбатиконы, составить Брутикуса!
      Исход боя, похоже, был предрешён заранее. Несколько минут ожесточённой схватки, ─ и один из сильнейших, храбрейших, наиболее опытных бойцов на Кибертроне, начинавший гладиатором ещё при квинтессонах, вместе с другими закалёнными в боях отважными воинами, вынуждены были отступить. Правда, почти сразу же кибертронская твердь под моими ногами содрогнулась от прикосновения титановых стоп самого Девастейтора, но и он не смог оказать мне достойного сопротивления. Теперь вперёд, через демаркационную линию, вглубь десептиконской территории, до самого тронного зала, сбросить с престола выскочку-шахтёра, и самому стать верховным десептиконом, а затем ─ и правителем всей планеты.
      Ни стремительный Старскрим, ни мудрый Саундвейв, ни его небольшие, но крайне опасные кассетные роботы, никто не мог мне помешать. Вот и сам яростно отстреливающийся Мегатрон. Но и его термоядерная пушка, известная тем, что, порой, отправляла в небытие целые города, оказаклась бессильной против сокрушительной мощи Брутикуса, для которого, теперь, кажется, вовсе не осталось достойного противника.
      ─ Мегатрон подчинится Брутикусу. ─ Словно беспомощного котёнка подняла титановая пятерня свирепого вождя. ─ Или будет уничтожен.
Поверженный враг пытается что-то сказать, но его динамик, вероятно, повреждён и способен производить только треск и очень тихие осмысленные звуки.
      ─ Хо-хо-хо! ─ Забыв об осторожности, стальной гигант подносит поверженного лидера ближе к лицу. ─ Твоя речь для Брутикуса всё равно, что писк механического комара! Ты ли ─ тот воин, которого боится половина галактики?!
      ─ Специально для твоих бракованных микрофонов, ─ вдруг совершенно нормальным своим голосом произносит, усмехнувшись, тот, над кем гештальту вздумалось насмехаться, ─ повторяю: не приходило ли в твой коротящий процессор, что, едва подняв руку на собственных соратников, ты начал действовать именно так, как я планировал с самого начала?
      Дальнейшие события развивались с небывалой стремительностью. Ещё до того, как Брутикус успел понять смысл сказанного, глаза мудрейшего и коварнейшего десептикона, испустили два мощных энергетических пучка. Конечно, один выстрел из запасного оружия робота значительно меньшей боевой мощи, не мог вывести из строя титанового богатыря. Но от боли и неожиданности Брутикус ослабил хватку, дав ему возможность вывернуться. А дальше… дальше ракеты, снаряды, лазеры, фотонные торпеды, болванки из рейлганов, звуковые и световые волны, электромагнитные и вибролучи, струи жидкого азота, концентрированной кислоты и раскалённого металла обрушились на гештальта со всех сторон. Да, у бьющихся на этом участке десептиконов, скорее всего, не хватило бы сил сдержать нашу мощь, но суть в том, что теперь атаковали не только десептиконы. Ради защиты территории, которую каждая из воюющих сторон считала своей, против общего врага они могли и объединиться. Возможным было всё: и Пауэрглэйд, совершающий налёт напару со Скайварпом, и Космос, на виражах прикрывающий Астротрейна, и Ультрамагнус, стреляющий из альтернативной формы Шоквейва, и Блицвинг в одном боевом порядке с Ворпазом, и Инферно, скрываясь за которым ведёт огонь Френзи, и Рамбл, стреляющий с подножки мчащегося во весь опор Хаунда. Финальным аккордом похоронного марша гиганту прозвучал залп из оружия двух равных между собой по уму и силе лидеров…

      И, казалось, в следующее мгновение перед моей оптикой предстала совершенно иная картина. Причудливый мир с целыми океанами из гидроксида водорода, с островами из многих поколений отживших свой век примитивных организмов, над которыми, также в необычного цвета небе ярко светила единственная звезда. Теперь нам вновь предстояло играть роль предателей, но уже на одной стороне с некогда противостоявшим нам мятежным командиром десептиконских ВВС.
      Первой мыслью у кое-кого из ребят было лишить его жизни. Однако, хорошо подключённый динамик красного истребителя и совершенно незнакомые нам условия этой планеты, помочь в которых мог только он, убедили нас в абсурдности или, по крайней мере, несвоевременности подобной идеи. Но, видимо, потому Мегатрон и приблизил к себе этого робота, что тот лишь немногим уступал ему в интеллекте. Хитрый бунтарь прекрасно всё рассчитал. Будучи втянутыми в междоусобный конфликт десептиконов, мы уже не имели возможности ни поменять сторону, ни действовать самостоятельно, по крайней мере, до тех пор, пока одна из сторон не потерпит поражение.
      И этой стороной оказался Брутикус. Вновь одержав уверенную победу над Девастейтором и, как когда-то, схватив Мегатрона (стоит ли говорить о том, что теперь мы были куда осторожнее), гигант рухнул от удара в спину, нанесённого не таким могучим, но более маневренным и атаковавшим из выгодной позиции Менейзором. Дальше последовало изгнание. За ним ─ очередная попытка взять власть над родным миром трансформеров, подавленная союзными силами автоботов и десептиконов.
      Позже нас вновь вернули в строй. И теперь, как и в случае со Старскримом, мы, понимая свою выгоду, решили, что лучше действовать совместно с прочими носителями фиолетового знака. Мы и действовали, порой ─ достаточно успешно. Но, к сожалению, стратегическая инициатива на этой планете к моменту нашего появления была упущена. Не прошло и четверти века после нашей реактивайции, как пришлось покинуть этот мир. Да и как мог один-единственный гештальт повернуть ход войны, в которой и у друзей и у врагов такие роботы давно уже перестали быть редкостью? Мы стали простыми солдатами армии Мегатрона, а потом ─ и Гальватрона, теперь не смевшими и думать о мятеже на Кибертроне ли, на Земле или на почти безжизненном Чааре.
      Но вскоре всё стало ещё хуже. И нет, я не о появлении Триптикона и Метроплекса, в сравнении с которыми все гештальты казались карликами. В конце концов, Триптикон, например, был бы мало на что способен, если бы Гальватрон лично не руководил его действиями, да и сфера применения как этого неуклюжего верзилы, так и его противника были весьма ограничены. Речь не просто о сильных трансформерах, но… о появлении воинов принципиально нового типа. Хедмастеры. Не бластеры и не световые клинки были их главным оружием (хотя и тем и другим они владели очень прилично), но их собственные воля, выдержка и интеллект, проще говоря то, совокупность чего у людей принято называть духовной силой. И вот теперь эта трудно измеримая субстанция стала едва ли не решающим фактором в трансформерских войнах. И лишь хедмастеры-десептиконы могли бороться с хедмастерами-автоботами. Что это значило? То, что гештальты, титаны и прочие воины стали играть роль вспомогательной силы, охраняющей лагерь, добычу, пленников и оказывающей помощь пострадавшим хедмастерам. Другими словами, и Девастейтор, само появление которого некогда повернуло ход войны в нашу пользу, и Брутикус, дважды едва не захвативший власть над Кибертроном в свои руки, и Менейзор, в свою очередь, одолевший Брутикуса ─ все они стали лишь гарнизонными солдатами, сидящими за крепостной стеной и ждущими момента, когда в них вовсе перестанут нуждаться…
      Шло время, появлялись новые, всё более мощные типы боевых роботов: годмастерфорсы, брестмастеры, брейнмастеры… Казалось, о тех, кто некогда был ужасом вселенной, никто больше и не вспоминал. Что уж говорить о составляющих их командах?! Но, что это? Великий и ужасный император разрушения Вайолен Джайгер, испытывая острую нужду в военной силе, предложил нам присоединиться. И каким же мог быть ответ комбатиконов? Только одним ─ идти вперёд к власти и славе, надеясь попутно занять куда более высокое место в иерархии десептиконов. Жизнь Брутикуса и, скорее всего, большей части составлявших его воинов закончилась не от ржавчины на какой-то третьеразрядной базе, но, как и подобает потенциальному владыке галактики ─ от меча Дай Атласа ─ величайшего кибербойца всех времён.

***


      Первым, что увидел юноша, открыв глаза, был в некоторых местах немного потрескавшийся потолок. Спустя минуту он вспомнил, что находится в гостинице, а вещь, лежащая справа от него, которую, очнувшись от странного сна, хозяин в полумгле раннего утра принял за нечто вроде лучевой пушки ─ тубус с его чертежами. Протянув руку, молодой исследователь нащупал у изголовья и диск с презентацией, и распечатанные листы доклада. Очень скоро всё это должно было решить судьбу… Далеко не только своего владельца, но, в случае принятия этого проекта и подобающего его финансирования ─ ещё очень многих людей по всему миру…
      ─ Да, ─ неизвестно для кого, вслух произнёс он, ─ сильным можно быть и не обладая ростом в десять метров и продвинутым лазерным оружием. Однако, надо потихоньку собираться.
      Звуки утренней суеты вовсе заглушили грохот старинных боёв, да и кого, в сущности, волнуют недобрые сны, когда и в реальности есть, где развернуться?!

Конец

Примечания:
*A born traitor (англ.) - прирождённый предатель.