Enigmatique 0

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Neo Angelique Abyss

Пэйринг или персонажи:
Бернар, Хьюга, Дион
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Важное грядет, репортер слышит это в шепоте ветра, ощущает холодной дрожью на кончиках пальцев...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Мне хотелось начать фанонить про загадочного Камиля - нового персонажа в новой игре)
21 июля 2017, 16:11
- Еще не докладывал, - Дион снимает берет и чешет лоб под челкой; на несколько мгновений становится таким домашним, что невозможно не пялиться. - Нужны факты. Не имею права приносить ему сплетни.
- А вдруг Рене-кун уже сам все знает?
На Бернара зыркают с двух сторон - взгляды клинками по коже, и он ведет шеей, как нашкодивший пес. Удивительно, но фамильярное обращение к Старейшине Бернару до сих пор сходило с рук, наверняка пронесет и в этот раз: есть дело поважнее, чем уроки субординации для наглого столичного репортёришки. Достаточно и того, что он сидит здесь полноправным участником импровизированного совещания.
Караульные у главных ворот - молодая поросль, в лицо не знают, заслуг перед отечеством не ведают - попросту не пустили его в Священный город. Франтовато одет, чересчур вызывающая стрижка, на журналиста похож, глаза хитрые. По молодости да по недомыслию выдернули капитана из-за обеденного стола, разобраться, что за фрукт такой "к Хьюге-доно" нарисовался, а Бернара препроводили в караульную сторожку и заперли. Бернар даже расстроиться не успел, как ворвался Хьюга - красивый как картина, в тяжелом лиловом плаще с драгоценными застежками, доверенное лицо самого Лидера, куда бежать теперь - и схватил за грудки, требуя информации; ни тебе "здравствуй", ни "давно не виделись, как ты?". Но и возмутиться толком не получилось - некогда.
- Итак, что мы имеем? - говорит Дион, тяжело садясь на стул и подтягивая к себе кружку с остывающим чаем. Смотрит на Бернара выжидающе.
- Мальчика видели в Фариане, - осторожно начинает тот. - Лет шестнадцать на вид, на одежде орнамент Селестии.
Хьюга, подпирающий дверь, переступает с ноги на ногу. Дышит взволнованно, Бернару даже не нужно поворачиваться или подходить ближе; как и прежде, он безошибочно пеленгует рыцаря на расстоянии.
Дион молча дергает подбородком - продолжай.
- И говорят, что он очень похож на... - Бернару хочется сказать "на мою малютку Анже", но так нельзя. Уже давно нельзя. - На Королеву.
- Это в твоей газетенке тиснули? - спрашивает Хьюга сквозь зубы.
- Нет. Пока в прессе этого не было, - Бернар оглядывается на него, приподнимает бровь скептически. - Мы не публикуем, не проверив сведения. Рош сейчас в Фариане. Если мальчик существует - он его найдет, и даже подружится, я уверен. Вот только как быстро сообщить вам?..
- У Роша есть мой рабочий номер, - говорит капитан, и Бернар давится изумленным возгласом. - Ты не знал? Эренфрид провел сюда телефонную связь.
Бернару очень хочется нецензурно высказаться; он в жизни не сквернословил ни разу, но никогда ведь не поздно начать. Тем более, такой повод. Научный прогресс в Селестизме - да ради всего святого, это дело Общины. А вот что у Роша какие-то тайные связи с капитаном - это уже перебор. Бернар понимает, что злится. На информатора - за тихушничество, на себя - за глупость. Пока он торчал на скучных заседаниях Совета в ложе для прессы, Рош, оказывается, даром времени не терял. Молодец, конечно. Обскакал старшего товарища. Нет, это даже здорово, что парень профессионально растет, но мог бы и сказать. Ведь ничего друг от друга не скрывали...
Оконце постукивает от ветра, Бернар смотрит на горные кряжи, ждет, пока тиски обиды разожмутся на горле. Святостоличный воздух просто обязан помогать в таких случаях: смирение, принятие и далее по списку.
Непременно нужно попросить аудиенции у Старейшины. Важное грядет, репортер слышит это в шепоте ветра, ощущает холодной дрожью на кончиках пальцев. Если скажет, что его ментально позвал Рене, поверят ли? Но внезапное неодолимое желание ехать сюда, чтобы поговорить с Лидером, иначе как зовом Бернар назвать не может. Рене чувствует его на своих тонких уровнях; он каким-то образом знает, что Бернар когда-то хотел войти в Общину, служить здесь, молитвой и клинком. Может, об этом хотел поговорить?
- Самое главное, - хмурится Дион. - Ходят слухи, что у мальчика Серебряный лист на ладони. Скорее всего, бред, но если уже до меня это дошло, скоро паломники потащат выдумку по городам и весям.
А это уже подрывает всё, что можно тут подорвать, думает Бернар. Истории с Матиасом всей Аркадии хватило по самое не балуйся, до сих пор аукается.
- Надеюсь, Рош поторопится, - Хьюга расстегивает плащ и бросает на кушетку. - От его скорости зависят наши дальнейшие действия.
- Да, будем ждать от него вестей, - Дион хлопает ладонью по колену, встает. - Бернар, прошу прощения за моих молодцев, новички, сам понимаешь... Ты остаешься?
- На пару дней, если можно.
- Разумеется. Прикажу приготовить тебе номер в гостевом крыле.

- Что думаешь? - спрашивает Хьюга, когда за капитаном закрывается дверь. Бернар пожимает плечом.
- Если мое личное мнение Вам действительно интересно, Хьюга-доно...
- Бернар.
- Хорошо... Я собираюсь поднять семейные архивы. Не припомню, чтобы в нашем роду появлялись близнецы, но если это правда, что мальчик так похож... Всё может быть.
- Если он вообще существует.
- Само собой. Но я просмотрю документы сразу же, как вернусь.
Хьюга кивает. Бернар не видел его почти два года, и сейчас жадно разглядывает - уже можно. Волосы будто бы короче или же так замысловато собраны в тугой хвост; одет с иголочки, чуть ли не церемониально: селестинские вензели, струящееся по швам серебро, личный знак Лидера приколот на вороте под горлом. А кисти рук и лицо слегка тронуты загаром.
- Слышал, Вы помогаете восстанавливать храмы?
- Моя первостепенная задача - это Рене-сама. В свободное время - да, помогаю.
- Ты ни разу не навестил меня в Водоне, - с мягким упреком говорит Бернар. Нежное "ты" словно распускает крепко стянутые узлы, Хьюга длинно выдыхает и протягивает руку, касается щеки, гладит волосы над ухом.
- Извини, - говорит глухо, будто горло перехватило. - Зайду к тебе вечером, расскажешь.
- Принесешь вина? - ухмыляется Бернар. - А я пока придумаю, что еще потребовать от тебя в качестве компенсации за ожидание.