Прислужник

Джен
NC-17
Завершён
130
Размер:
270 страниц, 35 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
130 Нравится 5 Отзывы 81 В сборник Скачать

Часть 14

Настройки текста
      Пришел в себя я паря над незнакомой планетой, как в тот раз, когда попал в тело Сазеанеля. И, как и в тот раз, долго рассматривать незнакомый мир из космоса у меня не вышло, так-как я начал падать, все ускоряясь с каждой секундой.       Долго чувствовать эту иллюзию смысла не было, так что, сбросив с разума нелепый морок, я уже с интересом начал наблюдать, как мой дух тянет к планете по одной из многочисленных энергетических линий, теряющих свое начало в глубинах космоса, и идущих к этому миру.       Никакого чувства падения, конечно же не было, так как не было тела. Зато появилось ощущение зова. Пока я не обращал на него внимание, чувство было едва заметным, и терялось на периферии сознания, за навеянным ощущением падения.       Но едва обратил, оно зазвучало набатом, заслонив все остальные чувства, так что пришлось даже приложить немалые усилия, чтобы продолжать наблюдать за собственным перемещением по энергетической линии, а не тратить все внимание, на зовущий голос.       По мере продвижения, к голосу начали примешиваться видения. Бегло просматривая поступающие воспоминания, я все больше углублялся в проблему ждущую моего решения, и понимал, что ничем в этой ситуации помочь не смогу.       В этот раз, вызывающий, был обычным человеком. Жизнь парня, не отличалась ничем примечательным. Родился в многодетной крестьянской семье, в тринадцать, местный барон забрал в армию, за неуплату налогов родителями. К тому моменту, Сарк, не умел ни читать, ни писать, и все что видел в жизни, это только огород и пастбище.       Так что, служба в ополчении, стала для него, несмотря на многие трудности, светлым пятном. Барон, на службу к которому попал парень, в то время провел ряд успешных боевых операций, в результате чего оттяпал у соседей приличные куски земли.       Сарк показал себя на службе неплохо, и за десять лет, сначала был переведен из ополчения, в личную гвардию барона, а позже стал там десятником, что для сына крестьянина было очень неплохой карьерой.       Перспективы для роста еще были. У барона, оказались большие амбиции, и он сумел выпросить у одного из обедневших графов, руку его дочери, в обмен на кусок земель, и деньги.       И хотя графская дочь была дамой довольно непризентабельной, и вряд ли могла кого-либо заинтересовать как женщина, женитьба на ней, сразу на порядок поднимала статус барона, и открывала перед ним ранее закрытые двери.       Помимо пробивного характера, сюзерен Сарка славился так же тем, что не забывал заслуг своих людей, и хорошо себя проявивших, продвигал по службе. Но если хотелось быть кем-то выше десятника, нужно было знание грамоты. Иначе ни передать свои распоряжения, ни прочитать распоряжения свыше.       Вот учебой, помимо основных своих обязанностей, Сарк и занимался последний год. Дело шло со скрипом, но все же шло, и худо-бедно читать по слогам, он уже умел. Писать тоже умел, но на страницу текста, пока что мог потратить весь день, и наделать при этом в каждом слове ошибок.       Как бы там дальше шли дела у Сарка, неизвестно. Все изменилось со вторжением в этот мир неизвестных монстров извне. Как мне там рассказывал Ларм, «Демонов не существует»? Не знаю существуют или нет, но те твари, которые лезли из порталов, очень на них походили, и при убийстве, втягивали души убитых в себя.       На эту мысль, неожиданно пришел ответ в виде неизвестно откуда появившегося знания, что монстры все же не могут переварить втянутые души, а лишь удерживают внутри себя, и питаются выделяемой ими энергией. Рано или поздно, те все равно освободятся.       Так или иначе, как по мне это все равно были самые настоящие демоны. И сейчас сборная армия из разных рас этого мира, пыталась закрыть один из проломов пространства, с которого прибывал нескончаемый поток демонических существ.       Сюда и занесло Сарка. К этому времени, он уже не состоял в гвардии барона. Земли сюзерена оказались порабощены пришельцами одними из первых, в самом начале вторжения. Сам барон, и большая часть его гвардии и ополчения, оказались убиты в попытке противостоять захватчикам.       С тех пор, Сарк, с еще несколькими товарищами, которым чудом удалось выжить в той бойне, побывали в разных отрядах, отступающих человеческих войск. Пока не прибились к спешно формируемой сборной армии, откуда и попали к битве за портал.       К моменту, когда меня затянуло в тело бойца, трети его армии уже не существовало, а демонов стало только больше. Спустя пару секунд, которые понадобились на то, чтобы привыкнуть к телу, я поднялся и осмотрел поле боя.       Положение было аховым. Объединенную армию теснили по всем фронтам. Везде валялись трупы. И хотя среди них было достаточно трупов демонов, все же основная их масса принадлежала жителям этого мира.       Наши маги, были истощены, и их сил уже едва хватало на отражения вражеских атак, о нападении речи вообще не было. У демонов же, после «пожирания» душ поверженных, такой проблемы не было. К тому же, им в помощь постоянно прибывали свежие силы.       Отряд Сарка, на протяжении всего боя стоял в резерве, и только сейчас оказался на передовой. Но спустя всего две минуты боя, он насчитывал лишь десяток бойцов, при начальной численности в пятьдесят человек.       Как раз сейчас, нам на помощь подошел отряд стайров*, и демонов немного оттеснили, давая людям отдохнуть. Но надолго их не хватит.       (Стайры – раса разумных существ. Выглядят как люди, покрытые чешуей разного цвета, в зависимости от пола и возраста. Имеют частичный иммунитет к магии. Все поголовно маги, но магия их направленна только на усиление и контроль собственного тела, что очень ограничивает область ее применения, но делает их, в сочетании с магическим иммунитетом, довольно сильными бойцами. С остальными рассами почти не контактируют.)       Лежащее передо мной тело умирающего человека засветилось, и его выгнуло дугой. После чего, мужчина встал уже без ран, отряхнулся, и подмигнув мне светящимися красным зрачком глазами, ринулся в бой, раскидывая демонов заклинаниями и оружием.       Это был первый полноценный лугас, кроме Ларма, которого я увидел в деле. И увиденное впечатляло. Казалось, что на поле боя, для него нет противников. Заклинания, не особенно сильные, но при этом пробивающие любую выставленную защиту, и неизменно убивающие противников при попадании, разлетались от него веером.       До подобного мастерства мне еще было очень, очень далеко. Пока что я знал многие направления магии, но весьма поверхностно. Тут же, было глубокое понимание различных направлений, что позволяло создавать магические конструкты на стыке десятков разных видов энергии, с самым непредсказуемым действием.       Пока я завороженно следил за работой профессионала, напротив которого образовалось уже большое пространство, расчищенное от монстров, он встретил противника, равного себе.       Из центра вражеского войска, в сторону лугаса выдвинулся один из стоявших там до этого шестикрылых демонов. Крылья были единственной частью тела, которая имела стабильную форму. Все остальное постоянно перетекало черной, смолянистой массой, сохраняя тем не менее общую форму, отдаленно похожей на человеческую.       Правда всплывающие по всей поверхности тела глаза, руки и совсем уж неидентифицируемые отростки, даже без учета перепончатых крыльев, не давали спутать существо с человеком.       Когда лугас, и старший демон столкнулись, они пропали для всех окружающих. Но не для меня. Просто оба имели запредельную скорость, которую даже мне, удавалось рассмотреть с трудом.       Посмотрев на скачущий по полю боя вихрь из двух существ, которым я пока что и в подметки не гожусь, я принялся наконец делать то, зачем меня и призвали.       Убивать демонов с такой же скоростью как красноглазый лугас, у меня не выходило, но все же, вокруг меня тоже постепенно начало образовываться пустое от живых тварей пространство.       И чем больше времени проходило, тем лучше получалось справлялся со своими обязанностями, потому что параллельно с уничтожением противника, я подгонял возможности тела и энергетической оболочки человека, под себя. Если удастся сохранить тело носителя после этой заварушки, то у Сарка будут все данные, чтобы стать неплохим магом.       Разделывая окружающих монстров, я поглядывал одним глазом за дракой лугаса и демона. А там пока что образовался паритет сил. Прислужник бога, засыпал своего противника хитрыми заклинаниями, которые часто по отдельности не наносили никакого урона, но попадая по очереди в защиту шестикрылого, приводили к тому, что та осыпалась, словно яичная скорлупа.       Но большого вреда демону это не приносило. В отличии от прислужника бога, ограниченного возможностями призвавшей его оболочки, его противник обладал колоссальной магической мощью, и под одним разрушенным щитом, мог выставить несколько новых. Лугасу же, не обладающему в теле призвавшего большой магической силой, атак демона приходилось избегать, а не принимать на защиту.       На какое-то время, от боя коллеги пришлось отвлечься, из-за попавшегося сильного противника. Демон, выглядящий как помесь ящерицы с богомолом, оказался сильнее встреченных до этого, и смог оказать отпор.       От дальних атак, он умудрялся уворачиваться, либо изгибаясь противоестественным образом, либо отбегая. Самонаводящиеся заклинания, он сбивал небольшими молниями, которые создавали электрических фантомов этого ящера, перенаправляя атаки в них.       На ближнюю дистанцию, перейти так же не удавалось. Передние лапы, этот монстр унаследовал от богомола, и помимо довольно большой длины, они обладали так же чудовищной скоростью удара, что не давало подойти вплотную.       Устав играть в догонялки с шустрым противником, я сам выпустил четыре своих фантома, и пока богомоло-ящер разбирался, где настоящий противник, выпустил из-под земли, куда я незаметно ушел во время создания фантомов, воздушное лезвие прямо у него под брюхом, что располовинило монстра, и положило конец противостоянию.       У другого лугаса дела шли не так хорошо. Пока я дрался с ящером, его противнику удалось достать красноглазого, и теперь, в человеческом теле призвавшего, зияла дыра в животе, что сильно сказалось на скорости прислужника. Сейчас он едва успевал уходить от атак шестикрылого. Слишком много сил забирало поддержание жизни в поврежденном теле призвавшего его человека.       Едва увидев бедственное положение собрата, я кинулся ему на выручку. Но было поздно. После очередной атаки, демон неожиданно разделился на двух, зажав лугаса в тиски и раздавил его защиту. То, что пришлось увидеть дальше, не могло быть правдой. Но было.       Демон, поглотил душу лугаса, словно душу обычного человека. Я остановился на полпути к месту убийства собрата, и круглыми от ужаса глазами наблюдал энергия монстра увеличилась сразу на треть, а останки человека, бывшего для красноглазого сосудом, рассыпались прахом.       «Беги. Тебе ничего не светит против такого противника. Он одолел даже более опытного лугаса, тебя вообще даже не заметит…», звучал в голове голос логики, пока я пытался перебороть сковавший ноги ужас. Пусть душу эта тварь уничтожить не способна, но провести десятки тысячелетий в желудке демона, это очень паршивая перспектива.       Монстр пришел в себя, после поглощения очень сильной души, и развернулся в мою сторону. Все глаза, которых у него в тот момент было разбросанно по телу больше двадцати, светились алчным голодом, и предвкушением нового пиршества.       «Ну же. Убегай. Тебе с ним не справиться. Чувствуешь ведь прибытие новых, более сильных лугасов. Это противник для них. Не для тебя», опять прозвучал голос в голове.       И действительно, из-за спины шло ощущение, похожее на то, которое я испытал при появлении красноглазого, только более сильное.       Не слушая панический голос в сознании, я сжал кулаки, и бросил в начавшего идти ко мне монстра магическую сеть на основе света. Вряд ли она его замедлит. Но пока новые лугасы успеют войти в силу, и подстроить под себя тела и энергетику призвавших, нужно дать им время, и отвлечь это чудовище. Наверняка красноглазый вполне мог справиться с ним сам, просто ему не хватило времени на перестройку. Даже у меня преобразования все еще идут, не давая использовать все свои доступные силы, а более сильным лугасам наверное и времени для настройки нужно больше.       Решив так, я начал закидывать демона различными вариантами замедляющих заклинаний, периодически выпуская своих фантомов, которые так же выпускали по паре замедлений, и исчезали. На фантомов многоглазый внимания не обращал вообще, как и на замедления. Но мне на хвост сел крепко.       Так мы и бегали по полю боя. Я, раздвоив верхнюю часть тела, чтобы одновременно смотреть вперед, и уничтожать лезущих под ноги мелких демонов, и одновременно закидывать шестикрылого замедлениями. И он, сбивающий мои конструкты голой, неструктурированной силой, словно ветер мелких насекомых.       «Ты можешь ускориться, если забежишь в объединенную армию этого мира. Тогда демон замедлиться, пока будет пожирать попадающихся на пути смертных», опять прозвучал в голове подленький голос.       Я отмахнулся от него, продолжая расчищать себе дорогу через монстров. Какой смысл в моем существовании, если я буду подставлять под гибель вместо себя тех, кого меня призвали защищать?       Как бы я не старался, а расстояние между нами неуклонно сокращалось.       Когда осталось меньше десяти метров, я опять соединил свои два туловища в одно, и бросил все силы на защиту, стараясь задержать демона еще на пару секунд. Новоприбывшие лугасы, были уже близко, их ауры, двигались через вражескую армию, разрезая ее как волнорезы. Но они не успели.       Первая же атака демона, снесла мою защиту, и пока я стоял оглушенный, шестикрылый оторвал голову Сарка, и начал засасывать мою, ускользающую душу, вызывая в ней невероятные мучения.       На этом моменте, окружающий мир остановился. Застыли в нелепых позах окружающие демоны. Застыли защитники этого мира, и приближающиеся лугасы. Застыл и шестикрылый, уставившись на мой дух жадным взглядом всех своих глаз. А затем боль пропала, и окружающий мир рассеялся туманом.       

***

      Сознание купалось в море силы, и все тревоги, вместе с последними воспоминаниями вымывало, накатывающими волнами энергии. Я пытался сохранить свою память, но демоны, красноглазый лугас, Сарк, шестикрылый – все вымыло чистой силой, а после этого, меня подхватило течением, и понесло к новому миру.       

***

      Плывя по энергетической линии, я пребывал в созерцательном состоянии, с ленивым интересом рассматривая проносящиеся мимо миры. Ничего делать, или хоть как-то влиять на ситуацию не хотелось.       Я точно знал, что у меня отсутствует кусок памяти, но все попытки его вернуть провалились. Сейчас, мои воспоминания начинались с отправки на обучение. Все. Дальше, пустота, и голые знания, без доли информации о том, каким образом я их получил. После долгих попыток, восстановить воспоминания, я принял их отсутствие как данность, и поддавшись хандре, просто плыл по течению.       Но долго пробыть в таком состоянии мне не удалось. Проплывая мимо очередного мира, от него донесся зов, и меня начало в него затягивать.       Первые поступившие воспоминания призывающего, не сулили ничего необычного. Детство, юность… Не особенно счастливые, но и плохими их назвать нельзя. Обычная жизнь среднестатистического человека. Но чем больше чужой памяти проходило через мое сознание, тем больше я хотел забыть увиденное, и даже начал делать безуспешные попытки прервать действие зова. Однако все трепыхания оказались напрасны.       Первым, резанувшим по мне воспоминанием, было убийство любимой девушки призывающего. Так случилось, что их поселение находилось на границе двух враждующих государств, и когда Глир был на охоте, отряд вражеского государства напал на деревню, и вырезал всех ее жителей, включая детей и женщин.       Эмоции вернувшегося в мертвую деревню охотника резали не хуже ножей. Его боль, отчаянье и ненависть, были невероятно сильны, и передались мне вместе с воспоминаниями, заставив пережить это с ним.       После произошедшего, он продолжил охоту. Но в этот раз, целью были уже не животные. Собрав отряд таких же, покалеченных войной людей, он выследил отряд, вырезавший его деревню, и напав на них ночью, когда большая часть отряда уже спала, уничтожил каждого из его членов. Больше всех повезло тем, кто был убит при атаке. Но таких была лишь треть.       Остальные были связаны, и в течении трех дней подвергались пыткам, пока не умерли один за другим, не выдержав боли. Так, деревня была отомщена. Но ненависть Глира лишь разожглась еще ярче.       Его отряд, после свершения мести не распался, и ведомый кровожадностью предводителя, стал бичом для жителей вражеского государства. Глир вырезал отряды солдат, караваны, деревни, и даже несколько мелких городов пали жертвой его ненависти. И каждый раз, он оставлял после себя только растерзанные трупы, не делая исключения ни для женщин, ни для детей, ни для стариков. Умерщвлялись даже животные.       Для своей страны в то время он был героем. Но война не может длиться вечно, и между двумя государствами был заключен мир. Глира наградили почетным титулом, и выделили земли на окраине страны, подальше от останков его предыдущей деревни.       Мирной жизнью он смог прожить лишь год. Все это время, в Глире копилась злость, раздражение, и непонимание. Его ненависть так и не утихла, и заключенный мир, он воспринимал как предательство. Глядя на живущих мирной жизнью подчиненных ему селян, видя как они занимаются обычными бытовыми делами, он не понимал, почему эти люди не продолжают воевать. Враг ведь по-прежнему жив, лишь затих на время.       И раз, за разом проигрывая в голове подобные размышления, Глир начинал ненавидеть не только жителей другой страны, но и собственных сограждан, которые стали равны для него предателям. А значит, заслуживали такой же участи, как и враги…       Приехавший год спустя, королевский чиновник, который должен был собирать с деревни налоги, застал на месте цветущей деревни, свежий могильник.       Расчлененные трупы людей и животных, валялись на земле, издавая непереносимый смрад. Вороны, и лесные падальщики, разгуливали по улицам с набитыми животами.       Чиновник, никогда до этого не видевший подобного, около получаса провел в кустах, избавляясь от содержимого желудка. Два его охранника, оказались более сдержанными, но тоже стояли с зелеными лицами, дожидаясь, пока их начальник придет в дееспособное состояние, и избегали смотреть в сторону селения.       Когда сборщик податей пришел в себя, то тут же отправился в ближайший крупный город, где сообщил об увиденном. Собранный в спешке отряд стражи, отправился на место, но кроме того, что побоище произошло четыре дня назад, и что среди трупов, нет хозяина деревни и пары его приближенных, ничего обнаружить не смог.       Об этих подробностях, Глир узнал уже двигаясь со своим немногочисленным отрядом, к месту обитания очередного своего бывшего сослуживца. Для продолжения мести, ему требовались люди, и бывшие члены его отряда, подходили на эту роль как нельзя лучше.       Так, он, избегая дорог общего назначения, двигался от одного селения к другому, собирая костяк своего отряда. Тех сослуживцев, что отказывались присоединиться, убивал вместе с семьями, после чего продолжал свой путь. Впрочем, таких было немного.       Мало кто из отряда Глира смог приспособиться к мирной жизни по окончании войны, и предложение вернуться к старому промыслу, от бывшего командира, большинство воспринимали положительно.       Спустя полгода, отряд был собран, и доукомплектован новыми головорезами. Глир принялся за старое, но теперь, в отсутствии военных, его жертвами, стали уже исключительно обычные люди.       Банда кочевала в пределах обоих ранее враждующих государств, и то там, то там, периодически обнаруживались вырезанные села, и караваны. Отличительной чертой отряда, были запытанные до смерти, и после, распотрошенные трупы людей и животных, остающиеся после них.       Все это, потоком образов, проигрывалось в моем сознании, и никакой возможности прекратить просмотр не было. Тысячи лиц убитых людей, с искаженными от боли и ужаса лицами, смотрели на меня из чужой памяти пустыми, мертвыми глазами.       И каждый раз, при воспоминании о новом убийстве, я чувствовал удовольствие Глира. Он по-прежнему, даже себе, объяснял собственные действия жаждой мести, но мне, просматривающему его жизнь со стороны, было хорошо видно, что месть давно уже не играет для него никакой роли. Ему просто нравилось убивать и мучить. И себе в отряд он набрал таких же больных людей.       Смирившись с тем, что меня все же затащит в тело этого мясника, я постарался как можно больше эмоционально отстраниться, от продолжающих поступать в мою память зверств, и продолжил просматривать чужую жизнь.       Дела у Глира, шли неплохо. Несмотря на то, что на них была объявлена охота, военное прошлое банды, помогало избегать встречи с карательными отрядами.       Наконец, я дошел до момента, из-за которого и оказался притянут к этому миру. Не было какого-то превосходящего банду по силе противника, для борьбы с которым мог бы понадобиться лугас, не нужна была помощь и его сообщникам. Причина вызова оказалась проще – Глир умирал.       Банде не повезло столкнуться с отрядом крестьян, собранным из родственников убитых ими людей, которые решили не дожидаться поимки бандитов властями, и сами отправились чинить расправу. Это была не первая попытка мести, но только этому отряду повезло найти преступников.       Начало атаки оказалось довольно успешным. Бандиты как раз напились вином из вырезанного недавно каравана, и пьяная стража, выставленная ими, поздно заметила приближение чужаков, что и позволило крестьянам выбить пять человек из охотничьих луков, пока остальные преступники не поняли что происходит.       Но на этом успехи мстителей закончились. Бывшие военные, даже в подвыпившем состоянии, все равно оказались лучшими бойцами, чем крестьяне, и очень быстро смогли организоваться, перейдя от обороны к нападению, успешно тесня неорганизованного противника.       Этим бы и закончилось ночное нападение, но в Глира, попала случайная стрела. Сейчас он лежал на земле, хрипло дыша, отхаркивая кровь, и стараясь не задевать пробитое легкое, постепенно заполняемое жидкостью, от чего дыхание становилось все более прерывистым, а сознание норовило ускользнуть.       Лекарей или знахарей в банде не было, и Глир отчетливо понимал, что вряд ли удастся пережить ночь. Пока его отряд добивал остатки крестьян, главарь лежал на земле, и со своей подскочившей сейчас до невообразимых высот верой, молил всех известных богов о спасении. К сожалению, среди этих богов, оказался и мой.       Оказавшись в теле главаря, я сразу же мысленным усилием пережал сосуды вокруг поврежденной области, что бы легкие перестало заливать кровью. Мир был беден на ману.       Потолком, магически одаренных существ, тут было сельское знахарство. Канал же к моему оставшемуся в астрале резерву, давал энергии больше, чем могло выдержать энергетическое тело призвавшего, так что даже такое простое действие, вызвало головокружение. Но сосуд подстраивался под нового владельца, так что скоро я себя уже чувствовал вполне сносно.       Залечивать повреждение полностью не входило в мои планы, и вообще, находиться в теле этого «существа» было омерзительно, но нужно было выполнить то, что я считал правильным, а для этого придется какое-то время еще побыть в этой тушке.       Краем внимания, я отметил, что сознание Глира, испуганного поначалу невозможностью управлять своим телом, успокоилось, осознав, что повреждения перестали расти, и состояние тела стабилизировалось. Теперь он просто ждал, пока призванный гость долечит его полностью, и уже начал планировать, что будет делать после.       Тем временем, я встал, и несколько неуклюже поднял валяющийся на земле меч. Прокрутив его в руке, чтобы привыкнуть к весу, я поморщился, от стрельнувшей болью, левой части туловища. Приглушив свою чувствительность, я двинулся в сторону уже почти закончившегося сражения.       Десяток бандитов окружили двух оставшихся в живых крестьян, и обсуждали, какие пытки лучше применить, и где вывесить трупы убитых в назидание.       На мое приближение, оглянулся только Трин, но я кивнул ему, мол – все нормально, и парень опять вернулся к зрелищу, наблюдая, как трясется от страха меч в руке тощего крестьянского подростка при перечислении предстоящих пыток, и как хмурит брови крепкий дед, зажимая рукой раненный бок.       Первые двое бандитов умерли, так и не поняв, что произошло. Обернувшийся, на предсмертный хрип одного из убитых Трин, недоуменно начал говорить, «Глир, что происх…», но мой меч, не дал ему закончить, перерезав глотку правой руке главаря.       Оставшиеся бандиты пришли в себя, и забыв о недобитых крестьянах развернули свои клинки в мою сторону. Это не принесло им спасения. Даже без изменения тела, и замедленный из-за стрелы в легком, я все равно имел несколько веков боевого опыта.       Против недавних крестьян, которые воевали лет семь, и то нападая из засад, это было слишком много. Один за другим, недавние подчиненные Глира, падали замертво от моего клинка.       - Ты что творишь? Ты ведь должен был помочь! – надрывался в голове голос призвавшего, который пытался вернуть контроль над телом. Но не мог, и лишь бился в отчаянии, запертый на периферии моего сознания.       - Я помог, – сказал я вслух, направляясь к последнему еще живому бандиту, который пытался убежать, но посланный вдогонку меч, повредил ему коленный сустав, и теперь он постоянно оглядываясь, с ужасом в глазах, пытался уползти от меня.       Подняв по дороге новый меч, я пробил грудь бандита, пригвоздив его к земле, после чего покачнулся от слабости, едва не упав. Несмотря на то, что капилляры вокруг стрелы были пережаты, полностью остановить кровоток в поврежденном легком не удалось, и сейчас там скопилось уже довольно много крови, которая растревоженная резкими движениями продолжала прибывать. Если ничего срочно не сделать, то тело умрет. Но на это я и рассчитываю. Нужно только закончить тут оставшиеся дела.       Сплюнув сгусток крови, я двинулся в сторону выживших крестьян, которые во время боя, отошли на край поляны, где и прибывали сейчас. Старик не мог двигаться из-за раны, а подросток не хотел его бросать.       Дед к этому времени находился в полуобморочном состоянии, не воспринимая происходящее, и разговаривая в бреду с невидимыми собеседниками. Подросток же, вытянув дрожащий клинок, смотрел на мое приближение, и в его глазах были намешаны ненависть к Глиру, растерянность от того, что главарь перерезал всю банду, решимость оставаться до конца, и еще куча разного, что создавало в его голове дикую кашу негативных эмоций. Собственно это была одна из причин, по которой я все еще поддерживал жизнь в теле призвавшего.       Когда я приблизился на десяток шагов, эмоции у паренька наконец сломили психологический барьер, и закричав тонким, ломающимся голосом, он выставив меч вперед, побежал на меня.       Мешать я ему не стал, и когда клинок пробил живот, лишь поморщившись, перехватил руку подростка, и дернув его на себя, зажал руками его голову, заставив смотреть себе в глаза. Разобрать мешанину эмоций в его сознании, к этому моменту было уже вообще невозможно, но это и не требовалось.       Поймав взгляд парня, я скользнул в его сознание, погасив мимоходом все его чувства, и введя того в состояние овоща, после чего не спеша отдалил в его памяти кровавые события последнего времени. Теперь его психика точно должна справиться. У подростков психика гибкая, может справился бы и так, но судя по его чувствам до этого, он был уже на грани безумия, а оставлять после себя еще одного маньяка вроде Глира, не хотелось.       Таймер в голове, отсчитывал последние минуты, по истечении которых, несмотря на мое присутствие, тело призвавшего все равно умрет, так что, аккуратно опустив заснувшего подростка на землю, я заковылял к деду.       Тот был уже совсем плох. По лицу старика стекал пот, дыхание участилось, и фразы произносимые в бреду, все больше теряли смысл, иногда прерываясь стонами.       Опустившись на колени рядом с ним, я положил руки деду на рану, и сплетя сильнейшее из доступных мне сейчас лечебных заклинаний, влил в него всю свою ману, и оставшуюся в теле жизненную энергию. Полностью излечит вряд ли, но заражение уберет, и рану зарубцует. При нормальном уходе, должен выжить.       На этом запас прочности тела иссяк, и меня вместе с его владельцем, вышвырнуло из телесной оболочки. Мутноватый туман, которым виделась мне душа Глира, сразу же потянуло к ближайшему руслу потока перерождения.       Мир вокруг в очередной раз застыл, и разлетелся осколками, возвращая мне утраченную память.       

***

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.