Прислужник

Джен
NC-17
Завершён
130
Размер:
270 страниц, 35 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
130 Нравится 5 Отзывы 81 В сборник Скачать

Часть 21

Настройки текста
      Я в компании Сазеанеля и одного из младших жрецов, который участвовал в моем призыве, сидели перед мутным шариком, от которого немного отдавало некромантией, и в очередной раз пересматривали мелькающие над ним кадры нападения на город рерохов.       – Ну так что, никаких идей не появилось? – спросил Шиссаш. Судя по имени и более темному, чем у собратьев оттенку кожи, один из его родителей был дроу.       – Нет, – устало вздохнув, ответил я. Мир менялся. Это чувствовали жрецы, это чувствовал я. Ларм со Стефией постоянно были чем-то заняты, что так же подтверждало мысль о том, что нечто происходит. Но меня в подробности никто не посвящал, так что ответов у меня не было.       – Извините. Я правда еще очень мало знаю. Для меня это только третий раз в мире живых в качестве лугаса, и то первый был неосознанным, так что его вряд ли можно засчитывать.       – Ничего, – задумчиво сказал жрец, – Как минимум мы узнали, что все опытные лугасы чем-то заняты. Мы оказались не первыми, кто решил призвать одного из вас. Недавно пришли вести от наших светлых и темных собратьев, у них те же проблемы с нападениями, и они так же сумели призвать только неопытных лугасов.       – С человеческих земель тоже пришли подобные донесения, – вмешался молчавший до этого Сазеанель.       – Плохо, – ответил Шиссаш. – Значит, проблема не местная и соответственно разобраться с ней будет значительно сложнее.       После этой фразы на какое-то время в комнате повисла тишина. Затем вышедший из своих размышлений жрец обратился ко мне.       – Гертран, ты ведь пока не планируешь покидать этот мир?       Вопрос поставил меня в тупик.       – А я разве могу это сделать до того, как решилась проблема, из-за которой меня призвали?       – При желании – можешь, – открыл неизвестную сторону моего существовании Шиссаш.       После небольшой паузы, я ответил.       – В любом случае, пока все не придет в норму, я постараюсь остаться тут.       – Вот и чудно, – сказал жрец вставая с кресла, – лишний боец в такое время нам не помешает. Тогда пока что побудешь в отряде Сазеанеля.       – Без проблем, – согласился я.       Сазеанель кивнул, показывая, что принял к сведенью. Особо воодушевлен подобной новостью он не был, но хотя бы не шарахался от меня как вначале. Уже какой-никакой прогресс.       

***

      В отряде меня приняли двояко. С одной стороны вроде как выразили благодарность за помощь в прошлое посещение, с другой – все старались держаться на расстоянии, и лишний раз даже не разговаривать.       Должно быть Сазеанель рассказал, что при прошлом вселении мне было все равно кого убивать – просто по счастливой случайности рерохи оказались ближе. И теперь в отряде, ко мне относились как к бешенной собаке, которая неизвестно что может выкинуть в следующий момент. Неудачное начало знакомства.       Сам Сазеанель избегать меня не имел возможности, так как был сопровождающим. Он старался этого не показывать, но подобное положение его тяготило, а я, несмотря на то, что закрылся ментальным щитом, отсекающим мысли окружающих, все же продолжал чувствовать их эмоции среди которых преобладала настороженность.       Настроения это не добавляло, и спустя день пребывания в отряде, я был уже на грани закипания. Постоянная настороженность, косые взгляды, когда эльфы думали, что это незаметно, разговоры, прекращающиеся при моем приближении…       Ситуация осложнялась тем, что сейчас рейнджеры ждали делегацию из столицы, и у них было много свободного времени, прерываемого лишь редкими тренировками и мелкими поручениями. Думаю, будь они чем-то заняты, и на подобные глупости времени бы не осталось, а потом после совместных патрулей такое отношение само по себе сошло бы на нет. Но, как назло большую часть времени они оказались свободны.       Особенно неприятно такую реакцию было наблюдать у Кальфина. Когда-то давно, Ларм сделал для моего обучения голема, придав тому образ командира рейнджеров. И более чем на сто лет голем стал моим учителем, и единственным на тот момент другом.       Сейчас же, смотря на эльфа, я невольно ассоциировал этого Кальфина с тем, и каждый раз разочаровывался, после чего приходилось напоминать себе, что рейнджер не имеет к моему прошлому никакого отношения.       Как ни странно, но за все время существования, большая часть которого прошла либо в одиночестве, либо в окружении небольшого количества приятелей, мне так и не удалось научиться игнорировать чужое мнение. Царящая вокруг атмосфера действовала угнетающе, и я решил взять небольшой перерыв, отправившись осматривать улицы.       Сазеанель, который уже поднялся меня сопровождать, получил в ответ на это действие раздраженный взгляд, но никак не прореагировал и увязался следом.       – Оставь меня ненадолго одного, – попросил я эльфа.       – Не положено, – ответил тот, хотя чувствовалось, что мое общество радует его не больше, – Меня приставили сопровождающим, значит я должен везде ходить с тобой.       – Сопровождающим, Сазеанель. Не нянькой, не надзирателем, не сиделкой, а сопровождающим. И в ближайшие несколько часов мне сопровождающий не понадобиться, так что, пожалуйста, вернись к отряду, – к концу высказывания, раздражение все же немного прорвалось в голос.       – Хорошо. Но я должен буду доложить Кальфину.       – Докладывай, – кивнул я, и пошел дальше, оставив рейнджера позади.       – Как тебя найти в случае надобности, – донеслось вдогонку.       – Просто громко обо мне подумай, – крикнул в ответ.       – Это как? – недоуменно спросил эльф.       – Когда понадобится – поймешь.       

***

      Идя по улицам мертвого городка, я думал о том, что как дипломат пока что равняюсь нулю. Невольно вспомнился Рыцарь – одногруппник, с обучения у мастера Шиня. Он как раз специализировался на общении, дипломатии и переговорах. Наверняка подобная неприятность не стала бы для него проблемой.       Но минут за пять посторонние мысли удалось из головы выкинуть. Раз уж отправился самостоятельно осматривать места убийств, нужно сосредоточиться на поступающей извне информации, а это довольно сложно сделать, когда все размышления зациклены на себе.       В нужное состояние удалось войти довольно быстро. Все, что происходит, отпечатывается в окружающем мире, и если эти следы целенаправленно не стирать, то при обладании необходимыми навыками прочесть их достаточно легко.       Странно что местные вместо этого способа используют некромантию. Она позволяет увидеть произошедшее только глазами жертвы, что не всегда дает удобный угол обзора. К тому же пережитые перед смертью эмоции, могут исказить восприятие.       Возможно, они просто не умеют этого делать? Все же у демона, насколько я понял, были собраны знания из тысяч разных миров. Не факт, что у сумеречных эльфов есть такая же объемная база знаний. Скорее только к тем направлениям магии, которые получили распространение непосредственно тут.       Удобно устроившись на крыльце дома, расположенного в редко посещаемой части города, я принялся за дело. Эмоции и лишние мысли уже улеглись, так что ментальная составляющая была к предстоящему готова. Осталось сплести собирающий информацию о прошлом конструкт, чтобы не ходить по всему городу лично, и подготовить еще один, который займется всесторонним анализом полученных данных.       Когда с приготовлениями было покончено, мне осталось только дотерпеть пару минут до конца сбора информации. Не смотря на то, что обрабатываться она будет в отдельном специальном конструкте, при поступлении, данные все же поверхностно просматривалась сознанием, и мелькающие картины, хоть и виденные ранее, оставляли все такие же неприятные ощущения, как и при просмотре их через некромантический артефакт.       Настроение после подобного времяпровождения испортилось еще больше, чем было изначально, но процедуру необходимо было сделать, так что время потрачено не зря.       Возвращаться в нейтрально-настороженное общество эльфов не хотелось, и я направился на задний двор одного из домов. После недолгой прогулки по ухоженному парку, мне попались несколько деревьев, хорошо подошедших для моих планов.       Важным было то, что росли они друг от друга на расстоянии в пять шагов, и гамак, сплетенный на основании магии воздуха, идеально расположился между их стволами.       Время уже было вечернее, и заняв место в гамаке, я слегка раскачиваясь наблюдал за тем как в кронах надо мной один за другим, по мере наступления темноты, загораются огоньки ползающих там декоративных жуков.       Когда стемнело окончательно, кроны уже были освещены тысячами разноцветных перемещающихся светлячков. Последней моей мыслью, перед тем как заснуть, стало воспоминание из родного мира, где деревья к новогодним праздникам украшали гирляндами, которые своим миганием, напоминали мерцающих на кронах насекомых.       

***

      «ГЕРТРАН!!!»       Услышав громогласный крик, от неожиданности включилась активная защита, которая мгновенно развеяла висящий подо мной гамак, от чего я брякнулся на копчик. Боль из-за модификаций тела оказалась еле заметной, но получилось довольно обидно. Хорошо хоть никто не видел.       «ГЕРТРАААН!!!!»       «Слышу. Сейчас буду. Думай пожалуйста в следующий раз потише. Хотя бы раз в пять».       «Понял. Учту. Жду», ответил Сазеанель, и ощущение чужого присутствия в голове пропало. Когда говорил ему громко думать, не учел возможности, что в этот момент буду спать. Нужно будет отрегулировать громкость вызова на такие случаи. А копчик пожалуй уберу вообще. Ну его нафиг.       

***

      Сазеанель, вместе с остальным отрядом, оказался в выделенном для нас доме. Как и остальные эльфы, он быстро паковал вещи, явно готовясь в дорогу.       – Еще одно нападение на эльфийский город? – поинтересовался я.       – Не на эльфийский, – ответил вместо моего сопровождающего, Кальфин, услышавший вопрос, – на рорратонский.       Недовольство окружающих стало понятно. Тут неизвестно, что может произойти дома, а приходиться идти выручать недавних врагов. Мало кому подобное может прийтись по душе.       – А что переговоры? Делегация? – спросил Астелиэль, как раз закончивший паковать свой рюкзак.       – Не будет никаких делегаций, – буркнул Кальфин, – Рорратон вышел на связь со столицей напрямую, посредством переговорного артефакта, и верха о чем-то там между собой договорились. Подробностей я не знаю, но наш отряд с небольшим усилением отправится помогать соседям. Это официальная цель. На самом деле у них нападений больше, и столица решила, что провести разведку боем будет полезно. Наше то население, временно сосредоточилось в больших и хорошо укрепленных поселениях, а на такие, пока что атак не было. И в ближайшем будущем ожидать вряд ли стоит.       – А рерохи почему свое население в хорошо защищенные города не спрятали, – поинтересовался у командира Сазеанель.       – Городов не хватит. Населения там намного больше нашего, а хорошо защищенных поселений довольно мало. Мы большие нападения совершаем редко, а с остальными соседями у них отношения нейтрально дружественные, – ответил незаметно подошедший Шиссаш. Рядом со жрецом стоял Корнулл. Наверное, это и есть усиление нашего отряда, о котором говорил Кальфин. Неплохое такое усиление. Я бы сказал, что учитывая общий уровень отряда Сазеанеля, усилением тут является именно сам отряд.       – Странно, – прокомментировал я услышанное, – судя по тому, что я успел узнать о Рорратоне, его население сложно отнести к адекватным соседям. Почему тогда войны у них происходят только с вами?       – У них пунктик к эльфам. Наша вражда расовая, и конфликт этот настолько старый, что события, послужившие ему началом, не помнят даже долгожители вроде нас, – степенно ответил жрец. Стоящий рядом маг хмыкнул, выражая несогласие с услышанным, но поправлять напарника не стал.       – В любом случае, готовьтесь к тому, что придется очень много путешествовать по Рорратону, помогая с защитой жителей во время эвакуации в спешно создаваемые оборонительные рубежи. И на благодарность особенно не рассчитывайте, – подытожил Кальфин.       

***

      Гертран       Глядя на хмурых жителей, переносящих свои пожитки к телегам, из которых будет сформирован караван, я то и дело ловил на нашем отряде неприязненные взгляды.       Стоящие рядом эльфы либо игнорировали подобное проявление недружелюбия, либо отвечали тем же. Не знаю как им, а я так и не смог привыкнуть к подобному отношению. Конфликт между двумя расами затронул меня лишь косвенно, поэтому негативом по отношению к рерохам, я пропитаться не успел.       Тем более, что выглядели они практически как люди. Только пестрые расцветки волос и черные когти на руках выдавали нечеловеческое происхождение. Лишь отдельные индивиды выделялись среди толпы экстравагантной внешностью, что видимо было результатом экспериментов с генотипом, но даже они имели вполне человекоподобный вид.       Архитектура в поселениях рерохов оказалась попроще чем в эльфийских. Тут не было таких незаметных переходов природы в постройки и наоборот, как в последних. И растительность не изобиловала таким разнообразием. Но не могу сказать, что их города не были красивы. Просто красота эта была другой.       Разглядывая аккуратные улицы с магазинчиками, ремесленными мастерскими и редкими кафешками, я понимал, почему жители не хотят покидать такое уютное место. Даже футуристические конструкции, за которые то и дело цеплялся взгляд, казались тут на своем месте и только придавали окружающему своеобразного шарма.       – Третий город, и никаких нападений. Скучноо… – с унылым видом, пожаловался сидящий на повозке Астелиэль.       Стоящий рядом охранник из рерохов недовольно покосился на эльфа, но ничего не сказал. Помню, в первые дни происходили постоянные словесные стычки с выделенным для нашей охраны отрядом стражников. Даже несколько раз дошло до драк. Но командирам быстро надоело пресекать подобные споры, и они отдали приказ обращаться к союзникам только по делу, пообещав нарушителям публичную порку. Как ни странно помогло. Теперь дальше взглядов дело не заходило.       – Подожди, будет тебе веселье. Еще надоесть успеет. Будешь потом вспоминать эти последние мирные дни, и думать, каким был дураком, что не ценил их, – раздался сбоку голос Кальфина. Командир стоял, прислонившись к соседнему фургону, так, что тень от навеса прикрывала его голову от солнца.       – А что так? – оживился Астелиэль. Сидящий там же Сазеанель тоже выглядел заинтересованным.       – Наши… разноцветные друзья, – начал говорить эльф, покосившись на ярко-салатовую шевелюру стоящего в отдалении рероха, – передали, что количество нападений увеличилось в три раза. К тому же, нападать стали и на караваны. Так что, стычка с монстрами это только вопрос времени. И судя по словам наших «друзей», времени довольно небольшого.       – Что удалось выяснить из этих стычек? – в отличие от молодых эльфов, Корнулл сразу заинтересовался практической стороной вопроса.       – Довольно мало. Появляются группами из порталов, имеют частичный, либо полный иммунитет к магии, некоторые из монстров сами обладают каким-либо видом магических атак. Если удается убить, тела пропадают в тех же телепортах, так что изучить убитых пока не удалось. Впрочем, виды существ почти каждый раз разные, так что не думаю, что вскрытие сильно поможет.       – Не густо. Это мы и так знали.       – Знали, – кивнул Кальфин, – но это не все новости. Главная новость в том, что посреди боя, может открыться еще один, или несколько порталов со свежими монстрами. Несколько караванов были уничтожены именно так.       – Неприятный поворот, – выразил общее мнение Ширсаш, – Ты уже докладывал об этом домой?       – Первым делом, как только услышал, – подтвердил Кальфин.       – И что они… – начал задавать вопрос Корнулл, но прервался, и посмотрев на Шиссаша спросил. – Чувствуешь?       – Нет. А хотя…       К тому времени колебания магического фона вокруг стали настолько сильными, что их почувствовал и я, а затем и остальные менее опытные маги.       – Приготовьтесь. Сейчас откроются порталы.       – Соберитесь более плотной кучей, я прикрою небольшой участок местности от телепортации, чтобы твари не появились прямо посреди нас, – сказал я достаточно громко, чтобы меня услышали рейнджеры, и стража рерохов, но не услышали обычные гражданские.       Калифин вопросительно посмотрел в сторону Корнула, который уже плел какие-то чары, и ненадолго отвлекшись, кивнул, подтверждая мое предложение.       – Делайте как он сказал! – крикнул командир, и первым последовал собственному совету, став поблизости от меня.       – А как же гражданские?! – воскликнул главный из стражей.       – Прикрыть всех не успеем. Теперь главное сохранить управление над ударной силой в момент появления врага, – с выдохом облегчения сказал Корнулл, отпуская готовое заклинание в землю. Вызванные им изменения, разбежались по всему городу, подготавливая магический фон среды, под предстоящее сражение. Насколько я понял, теперь эльфам будет легче использовать магию на этой территории, и каст заклинаний станет немного быстрее. Интересное решение.       Рерох с гневом посмотрел в нашу сторону, но так же подтвердил приказ Кальфина. Понимаю его чувства.       На нашу возню уже начали обращать внимание обычные прохожие. Горожане останавливались, и с непониманием смотрели на перемещение бойцов. Жаль, что моих сил не хватит на то, чтобы покрыть весь город. И даже предупредить их нельзя. Меньше всего нам сейчас нужно, чтобы на небольшой прикрываемый мною клочок пространства, ринулись все окружающие нас гражданские, расталкивая друг-друга, и уничтожая саму возможность управления бойцами.       Они ведь даже не поймут, что защита тут только от телепортации, а не от появляющихся монстров. Да даже если просто предупредить о скором появлении врага, народ в первую очередь начнет собираться вокруг бойцов, задавать вопросы и вводить их в бесполезные разговоры, лишая последних секунд, которые можно потратить на подготовку.       Свой конструкт, я так же выпустил под ноги, и земля вокруг, радиусом около двадцати метров, мелькнула синим светом, и погасла, приняв возложенные на нее новые функции.       Все больше людей останавливалось, и начинало обсуждать происходящие в охране перемещения. Пока что это были лишь отдельные группки состоящие из двух-трех гражданских. Хорошо, что не успеет собраться толпа. Тогда жертв было бы больше.       Перешептывания гражданских смолкли, прерванные треском раскрывшихся телепортов.       Я посмотрел на рероховских стражников, с напряжением наблюдающими за происходящим и подумал о том, что меньше всего, хочу сейчас оказаться на их месте. Долг стражи – защищать мирное население. Но приказ требует ограждать в первую очередь нас, а он имеет больший приоритет.       Задачи спасать каждого отдельно взятого гражданского не ставилось в принципе. Ведь чем быстрее закончиться зачистка территории от появившихся монстров, тем больше обычных рерохов останется в живых. А если бездумно спасать всех, кого видишь, то зачистка может затянуться на неопределенное время. Сухой расчет, отодвигающий мораль на второй план. Это понимали даже сами стражники.       – Началось, – произнес Корнулл. Одновременно с его словами, из открытых телепортов начали выбираться многочисленные твари самых разнообразных видов.       В большой группе ничего не понимающих гражданских открылся очередной разлом реальности, из которого тут же выскочили похожие на двухметровых тощих обезьян монстры, и моментально напали на окружающих рерохов. В толпе тут же началась паника и давка.       – Пора вмешаться! – воскликнул командир стражи, возмущенно посмотрев на бездействующего Кальфина.       – Рано. Смысл зачищать улицы, если на только что зачищенную территорию тут же набегут новые монстры из оставленных за спиной телепортов? Нужно дождаться, пока они закроются, – ответил тот.       Рерох до хруста сжал кулаки, но остался на месте. Впрочем, скоро на моральные терзания, у стражников не осталось времени. Монстры напали и на нас.       Оставаться на относительно небольшом пятачке защищенного от телепортации пространства одновременно отбиваясь от атак пришельцев, оказалось довольно затруднительно. Особенно учитывая, что на магию, большинство из них не реагировало.       Но небольшое пространство для маневра все же присутствовало, и совместными стараниями, рейнджеры со стражей пока довольно успешно справлялись.       – Время! – крикнул Кальфин, одновременно с закрытием последнего портала. Что это означает, никому пояснять было не нужно, и заранее сформированные отряды отправились зачищать закрепленные за ними сектора.       Моей группе первыми попались те тощие обезьяны. Для рерохов, они оказались слишком проворны, поэтому идущие впереди стражники, могли лишь закрываться щитами, уйдя в глухую оборону. По этой же причине, монстров не получалось выцепить лучникам.       Ускорив свое восприятие, я вытащил саблю, и рванул к противнику. Первой жертвой пал монстр, уцепившийся своими костлявыми пальцами в щит одного из стражников и пытавшийся его вырвать, при этом довольно успешно уклоняясь от стрел и тычков копья соседнего стражника и что-то довольно вереща.       Не ожидающая, что тут есть кто-то быстрее нее, обезьяна, в миг осталась без рук, и с подрубленным коленом. Добивать я ее не стал. Это и так есть кому сделать, а кинулся к следующей твари.       Краем сознания, успел заметить, что слева так же в рукопашную дерется Сазеанель. По скорости эльф уступал мне, но для обезьян, он оказался довольно серьезным противником, и убил своего первого монстра лишь немного позже. Определенно с моего прошлого попадания в этот мир, его навыки значительно выросли.       Обезьяны закончились быстро, и безболезненно. А вот на следующем противнике, мы понесли первые потери.       Огромная, ядовито-зеленая жаба спрыгнула с крыши здания на стражников, и раздавила одного из них. Остальные успели отбежать. На этом чудище не остановилось, и выстрелило языком в рейнджера, захватив того за руку, и начав тянуть на себя. Малознакомый мне эльф закричал, а от обвитой языком монтра конечности, начало раздаваться шипение, и пошел пар. Доспех, вместе с кожей, оказались разьеденны слюной животного за считанные мгновения. Это произошло так быстро, что нормально среагировать никто не успел.       В морду лягушки прилетел огненный шар, но монстр этого даже не заметил, продолжив тянуть кричащего рейнджера к себе. Не заметила жаба и тычков наэлектрезованными копьями от стражников. Гораздо эффективнее, себя показали стрелы, одна из которых перебила язык, освободив наконец захваченную конечность.       – Отбегите все! – крикнул Корнулл. Бойцам не было нужды повторять дважды. Под атакующее заклятие, попасть никто не хотел.       Что именно выпустил в жабу маг, разобрать удалось только по эффекту от заклинания. Потоки воздуха вокруг монстра пришли в движение, разжались, образуя область вакуума. Глаза земноводного выпучились, и оно попыталось издать какой-то звук. Наверное это звучало как «ква», но отсутствие воздуха не дало окружающим ничего услышать.       На этом действие магии не закончилось, и зажатые до того воздушные потоки, устремились к своему изначальному положению, дополнительно ускоренные волей управляющего ими мага. От резкого перепада давления, внутренности жабы лопнули, и она свалилась безжизненным мешком мяса и костей.       Вот так вот. Никакого магического урона, – голая физика. Было бы воображения, и любой иммунитет к магии можно обойти.        На руку пострадавшего эльфа уже наложили стазис. На раздавленного стражника, я кинул привязку души. Возможно, удастся потом вернуть к жизни. Было бы побольше сил, можно бы и всех гражданских оживить, но после нескольких подобных заклинаний, стало понятно, что на всех меня не хватит, и пришлось хранить силы для собственного отряда.       Дальше было проще. После того, как Корнулл, показал способ обходить магический иммунитет, остальные маги взяли этот принцип на вооружение, и зверушек разрывали выпущенные с огромной скоростью камни, сжатый до огромной плотности поток воздуха, или воды, сжигал раскаленный вокруг жертвы воздух. Чужаков тормозили специально выращенные растения, или ставшая зыбучим песком земля под ногами.       Но случались и накладки. Из всех рерохов, и эльфов присутствующих в нашем отряде, магов оказалось всего лишь восемь. И если я после обучения у демона, мог довольно быстро перестраивать используемые конструкты под свои надобности, а Корнулл просто был очень опытным волшебником, и смог быстро подстроиться под изменившиеся условия, то остальные привыкли использовать заклинания классическим способом, чтобы поражающий эффект был магического, а не физического действия.       Из-за этого некоторые конструкты срабатывали с опозданием, либо действовали не совсем так, как было задумано. К счастью, от этого никто не пострадал. Значительно хуже то, что опосредованные воздействия с непривычки очень сильно расходовали ману, и если так пойдет дальше, то вскоре отряд рискует остаться без магической поддержки.       Проблема решилась неожиданно. Один из встреченных монстров похожий на прямоходящего ящера, среагировал на наше появления грозовым разрядом, выпущенным из пасти. Вреда молния не нанесла, разбившись о вовремя выставленный Сазеанелем щит, но два рероха, и один из эльфов, по старой привычке отвечать на магические атаки магией, на голых рефлексах отправили в рептилию копье тьмы, воздушное лезвие, и огненную сеть. Одновременно с этим, в животное так же полетели несколько стрел от лучников, которые и прервали его жизнь.       Пока Кальфин высказывал отправившим обычные заклинания магам свое неудовольствие пустой тратой маны, Сазеанель осмотрел убитого зверя, после чего подозвал Корнулла. Тот быстро сделав для себя какие-то выводы, подошел к командиру, и прервал того.       – Не горячись. Ящера на самом деле убило копье тьмы, а не стрелы, как все вначале подумали.       После этого вокруг рептилии собрались уже все маги. На теле действительно были повреждения от магии тьмы. А вот воздушная и огненная магия, не оставили после себя никаких следов.       – Частичный иммунитет? – предположил Кальфин.       – Возможно. Сейчас проверим, – ответил старший маг, после чего поочередно выпустил в труп более слабые аналоги поразивших ящера заклинаний. Огонь и тьма явно не были родными стихиями эльфа, так что для использования этих стихий, ему пришлось использовать преобразующую нейтральную ману печать.       Тело на земле дернулось, и на нем опять появились следы только от темной магии.       – То есть у них не полный иммунитет? – спросил командир.       – Видимо нет. Полный иммунитет к магии вообще штука довольно редкая. Любопытная информация. Жаль только бесполезная. Чем в бою выпускать с десяток заклинаний основанных на разных стихиях, проще и дешевле по мане использовать заклинания опосредованно.       – Вообще-то я могу с этим помочь.       Взгляды собравшихся обратились ко мне, от чего я почувствовал себя неуютно.       – Я могу сделать заклинание, которое будет определять, к какому виду магии иммунитет отсутствует, и передавать эту информацию остальным. Если в отряде есть маг, способный использовать данную стихию, то бои значительно упростятся.       – Добро. Значит так и поступим, – кивнул Кальфин, и отряд двинулся дальше.       Заклинание я додумывал уже на ходу. В итоге, вышел небольшой самонаводящийся шарик, заряженный крохотными частицами разноплановых энергий. Когда он будет врезаться в монстра, энергии к которым иммунитет просто рассеются, а те к которым иммунитета нет, нанесут урон, о чем мне тут же сообщит ментальная составляющая конструкта.       Учитывая, что силы вложено столько, что урон от него эквивалентен укусу комара, энергии эти чары потребляют самый минимум.       Дальнейшие встречи с чужаками происходили по следующей схеме: в появившуюся тварь отправлялся мой конструкт, после чего, если в отряде был маг с нужной стихией, задача по убийству монстра перекладывалась на него. Если не было, то приходилось делать это самому.       Так сложилось, что из-за специфики обучения, мне проще всего из присутствующих удавалось конвертировать один вид энергии в другой. Да и направлений магии я знал больше других, хотя в основном не особо углубленно. Но звери есть звери. Это не разумный противник, тут особых ухищрений не нужно, если знать к чему у них слабость.       В итоге со своим сектором мы закончили раньше всех, после чего отправились помогать другим.       

***

      Я сидел, привалившись к колесу телеги, и отсутствующим взглядом смотрел вперед. Все магически силы были потрачены в ходе зачистки, последующего оживления раздавленного стражника, и лечения тех, кому нужна была срочная медицинская помощь.       Всем помочь не удалось. На это не хватило сил не только у меня, но и у остальных магов. Те, которые не умели лечить сами, делились энергией, и сейчас в похожем состоянии валялись в фургонах.       Только им было еще хуже. У них не было домена в астрале, из которого непрерывным ручейком текла энергия, и восстановление резерва шло естественным путем, со всеми вытекающими отсюда минусами. Да и чувствительность родных тел, к магическим перенапряжениям, в разы больше чем у моего искусственного, что так же не облегчает самочувствия.       В стороне возились с трупами пришельцев прибывшие телепортом маги рерохов. С ними связался сразу после окончания боя командир стражи. Эти на помощь окружающим не отвлекались. Сейчас важно было создать переносной подавитель телепортации, чтобы трупы чужаков не исчезли по дороге. Лекари прибудут позже.       Идею убить несколько монстров в круге защищенной мной от телепортов земли, подал один из стражей. Не хочу вспоминать, чего нам стоило их туда заманить. Затея удалась, и это главное. На всей остальной территории, трупы чужаков уже пропали, а эти все еще лежат. Может и правда что полезное выяснят.       У соседнего колеса с кряхтением развалился Кальфин.       – Сегодня отдыхаем. А завтра уже отправимся домой, – сказал он. И непонятно чего в его голосе было больше, облегчения от скорого возвращения, или усталости.       – А что так? Я думал, задержимся тут надолго.       – Я тоже. Но полученные в ходе боя сведенья заинтересовали начальство, и нас отзывают обратно. Реальной помощи мы тут все равно оказать не можем. Не думаю, что будь тут вместо нас отряд рерохов, результат сильно изменился бы в худшую сторону.       Результат между тем оказался плачевным. Четверть жителей, которых мы обязаны были защищать, лежали мертвыми на разрушенных боями улицах. Еще пятая часть имели ранения разной степени тяжести. С другой стороны, как сорок эльфов, и пятьдесят рероховских стражей должны были защитить население пятнадцатитысячного городка, я до сих пор не пойму.       Хорошо еще, что нападение случилось до того, как колонна вышла из города. Тут хоть есть где спрятаться. Думаю, если бы это произошло где-то в степи, мертвых было бы гораздо больше.       Направляющегося к нам Шиссаша перехватил рероховский мальчишка. На вид ему было лет восемь. Уцепившись тому за руку, он с детской непосредственностью начал просить научить его «Так же круто размазывать монстров по брусчатке взмахом руки!». Как реагировать на прицепившееся к руке, синеволосое чудо, жрец не знал, и просто стоял в некотором обалдении глядя на помеху.       На помощь ему пришли родители мальца привлеченные шумом, которые осторожно оторвали отпрыска от чужого рукава, и сдержанно поблагодарив за спасение, отправились к своему фургону. Судя по виду, благодарность далась им через силу. Трудно испытывать это чувство ко вчерашнему врагу.       – Спасибо, дядь! – крикнул пацаненок, напоследок помахав темнокожему эльфу грязной пятерней.       – Пожалуйста, – пробормотал под нос жрец, и продолжил свой путь.       – Как думаешь, Кальфин, может для наших народов еще возможно будущее без взаимной ненависти? – все еще задумчиво спросил Шиссаш, усевшись напротив нас прямо на дорогу.       Глядя на то, как за спиной друга, родители мальчишки выговаривают того за выходку, командир ответил.       – Может и возможно. Но не стоит воспринимать этот эпизод слишком серьезно. Ненависть, это приобретаемое чувство. У детей его еще просто нет. Думаю, к моменту, когда мальчик превратится в мужчину, общество успеет выковать из него достойного представителя своего вида. Как и наши дети станут отражениями нас, с большинством наших достоинств и недостатков.       – Наверное, ты прав, – с сожалением сказал жрец.       Я в разговор не вмешивался, лишь краем сознания отмечая происходящее вокруг. Свободное время, лучше потратить на более быстрое восстановление резерва, выкачивая понемногу разлитую в воздухе ману в дополнение к астральной подпитке.       – И эти тут, – недовольно отметил Кальфин.       На площади открылись еще два телепорта. Из одного выходили лекари, а из другого появилась колоритная троица. По щегольски одетый рерох с толи платиновыми, толи полностью седыми волосами и два его сопровождающих – высокий лучник, и закутанный в фиолетовый балахон так, что ничего нельзя разглядеть, маг. Эти направились в нашу сторону.       – Приветствую союзников, – слегка кивнул, сказал платиновый.       – И тебе привет, Ренх. Что понадобилось тут послу Рорратона? Насколько я знаю, подобные нашествия у вас в последнее время не редкость, чем это отличается от остальных?       – Такие масштабные, к счастью, пока редкость, – поправил эльфа посол. – Собственно отчасти я сюда прибыл по этой причине. Из-за постоянного изменения поведения и тактики чужаков, для их изучения создали специальную международную исследовательскую группу. И я ее возглавил, так что, думаю, мы с вами еще не раз увидимся при подобных обстоятельствах.       Кальфин со жрецом переглянулись. Информацией о создании подобной структуры они явно не обладали. Мне тоже стало интересно, так что, прекратив медитировать, я стал прислушиваться к разговору.       – Почему международную группу курируют рерохи? – с недовольством спросил незаметно подошедший Астелиэль.       – А кому еще доверить исследования совершенно нового для этого мира явления? – снисходительно задал встречный вопрос платиновый. – Эльфам?       – Да хотя бы и эльфам, – с вызовом ответил рейнджер.       – Может в этом был бы смысл, если проблема была новым ответвлением какой-то хорошо изученной прежде. Архив у вас за тысячелетия собрался большой, и многие знания, утерянные остальными, для эльфов таковыми не являются. Но это не тот случай. Зато сейчас медлительность долгожителей, присущая им при изучении нового, может всем только навредить.       – Люди?       – Самая слаборазвитая раса в мире, курирует глобальный проект? Смешно.       – Гномы? – не унимался рейнджер.       – Если бы пришельцы были каменными големами, обратились бы к ним за помощью в первую очередь, – отмел очередное нелепое предложение Ренх.       – Успокойся, Астелиэль. В чем-то рерох прав. С исследованиями они справятся лучше всех, – признал Кальфин.       – Приятно видеть, что среди эльфов есть обладающие зачатками здравого смысла, – довольно сказал Ренх.       – Следи за языком, – резко ответил на это капитан.       – Прошу прощения. Никого не хотел обидеть, – слегка улыбнувшись, неискренне извинился рерох. Странно, что он был до этого послом. Из-за постоянной приторной полуулыбки, у меня то и дело возникало желание начистить ему лицо. А ведь я его вообще первый раз вижу. Как он умудрялся переговоры проводить?       – Собственно, я пришел не к вам, – и новоявленный руководитель исследователей повернулся в мою сторону. – Помимо изучения, в наши обязанности входит разработка мер противодействия. И заклинание, определяющее уязвимости чужаков может довольно сильно помочь в этом деле.       Я в ответ переключился на магическое зрение, и осмотрел ауры стоящих передо мной. Главный оказался магом, причем тоже сильнее меня на голову. Опять… К тому же кольца у него на руках, были на самом деле сильными артефактами, как и сережка в мочке уха, несколько медальонов на шее, и кинжал на поясе. Вообще, такое ощущение, что на нем не было ни одной обычной вещи. Даже шнуровка на сапогах, и та была зачарована.        У лучника был некоторый магический потенциал, но он его нормально не развивал, вместо этого как-то приспособив под усиление висящего на спине артефактного лука. Не совсем разобрался, что именно это дает, но в его руках, это оружие должно быть очень опасным.       Третий, вернее третяя, оказалась магичкой, немного слабее меня. Ну хоть так. А то совсем я тут комплекс неполноценности заработаю.       – Заклинание построено на непривычных для вас принципах, и его изучение займет минимум три дня. Это при самом оптимистичном раскладе, – выдал я свой вердикт увиденному.       – Три дня, мы тут точно торчать не будем, – непреклонно заявил Кальфин.       – И не нужно, – сказал Ренх, доставая из кармана небольшую резную шкатулку. – Любопытно конечно узнать что-то новое, но время дорого. Да и пока каждого научишь им пользоваться, тоже много времени уйдет. Быстрее просто скопировать, и засунуть в воспроизводящий чары артефакт, который можно будет разослать потом по всем селениям.       С этими словами, рерох поставил раскрытую шкатулку передо мной. Внутри лежал прямоугольный камень, весь исписанный слегка светящимися рунами.       – Создай конструкт над шкатулкой, и подержи его пару минут, – скомандовал ученый.       Получив разрешение от командира, я осмотрел запоминающее устройство, и немного переделав заклинание, чтобы местным легче было его воспроизводить, сделал то, что просили.       – Чудно. Можешь развеивать, – сказал Ренх, пряча шкатулку, с потемневшим камнем. И слегка поклонившись Кальфину, добавил, – Надеюсь на дальнейшее сотрудничество.       – Эльфы насколько я понимаю, будут получать результаты исследований на равне с другими? – немного нахмурившись спросил командир.       – Само собой, – подтвердил с неизменной полуулыбкой рерох, – в моей новой команде даже есть твои сородичи. Так что насчет оперативного получения самой свежей информации, можешь не переживать.       На этом франт откланялся, и вместе со своими сопровождающими, которые за всю встречу не проронили ни одного слова, скрылся в новом телепорте.       – Делаа… – протянул Шиссаш, так же просидевший все это время молча.       – Эльфы, проводящие исследования под началом рерохов… Мир сошел с ума, – немного пришибленно согласился Кальфин.       

***

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.