Прислужник

Джен
NC-17
Завершён
130
Размер:
270 страниц, 35 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
130 Нравится 5 Отзывы 81 В сборник Скачать

Часть 34

Настройки текста
      В центре зала прокручивалась иллюзия разрушения крепости рерохов и предшествующий ей разговор лугасов.       Не то, чтобы хоть кто-то из присутствующих эту запись еще не видел, но описанные события были темой обсуждения.       – Комендант крепости успел перед ее разрушением отослать главный артефакт, отвечающий за обновления защиты городов, так что самого худшего удалось избежать, – сказал Сердирос после окончания записи.       – Когда его функционал будет полностью восстановлен? – хмуро спросил Кадериус.       – Трудно сказать. Нужно подобрать новое место для установки артефакта – а подойдет далеко не каждое. Плюс раздобыть некоторые ингредиенты, которые в современных условиях стали труднодоступными. У нас осталось только сердце установки, а для полноценной ее работы нужно еще много разных магических механизмов, которые придется создавать с нуля. Возможно месяца через три можно будет запустить ее в тестовом режиме. О стабильной работе, раньше через полгода говорить вряд-ли приходится.       – Зачем теперь обновления, если новых видов монстров больше не будет? С теми что есть и старая неплохо справляется, – дроу всем своим видом излучал скуку. Для него все было просто: нет новых тварей – нет и серьезной угрозы для его расы. А раз так, то и в союзе никакой необходимости тоже нет. Единственная причина по которой он все еще находился тут, это отсутствие уверенности в том, что рерохи не оставили для себя способа снять защиту на такой случай.       – Это так, – согласился Сердирос, – только главная проблема все еще осталась. Мы по-прежнему не можем покидать своих городов для восполнения ресурсов, и с этим нужно что-то делать. Кроме того, хотя важность обновления защиты отошла пока что на второй план, это не отменяет того факта, что лугасы-ренегаты могут вспомнить о переставшей в должной мере выполнять свои функции установке, и приставить к ней новых управляющих. К этому тоже нужно быть готовым.       – Да, пожалуй такая вероятность есть, – согласился дроу. Голос его при этом излучал все такую же скуку.       – Проблему ресурсов нужно решить как можно быстрее. Даже помощь эльфов не смогла в полной мере решить продовольственный вопрос. Пещеры не самое удобное место для разведения растений, хотя должен признать помощь светлых сложно переоценить, – проворчал правитель гномов, непроизвольно дергая кончик косички из своей бороды.       Кадериус и несколько других человеческих правителей покосились на гнома неприязненно. По пышущему здоровьем и бодростью коротышке сложно было сказать, что у него какие-то проблемы со снабжением.       На его фоне, люди выглядели откровенно бледно. Несмотря на занимаемое высокое положение, недостаток продовольствия отразился даже на королях в виде сброшенных килограммов и слегка провисшей одежды. Что было с их подчиненными, остальные присутствующие предпочитали не представлять.       – Я что-то не так сказал? – искренне удивился гном, обратив внимание на недобрые взгляды.       – Да нет, все по делу, – отвел глаза в сторону Кадериус, сумев перебороть в себе извечное чувство зависти голодного к сытому.       – Возможно у уважаемого Бадрина есть соображения как это решить? – вежливо поинтересовался Рандеж. Даже смуглый цвет кожи не мог скрыть мешки под его глазами. Этот человек и раньше не отличался крупным телосложением, а теперь вовсе стал выглядеть как дистрофичный подросток. Земли его королевства нельзя было назвать плодородными, и эльфийский съедобный сорняк быстро выжал из них все возможные соки, после чего перестал расти. Собственные же запасы продовольствия планомерно подходили к концу, заставляя вводить все более жесткую экономию.       – Если бы они были, я бы их озвучил а не спрашивал вас, – без особого энтузиазма ответил гном.       – И это возвращает нас к главной теме дня, которую никто не озвучивает – после создания стабильной защиты наши собрания стали практически бесполезными. Главы государств собираются, задаются вопросы на которые никто не может дать ответа, все с умным видом это выслушивают и расходятся до следующего раза. Пользы почти нет, но иллюзия того, что проблемы решаются, дает успокоение.        После спича от дроу повисло неловкое молчание. Слова о иллюзорности решения проблем были гиперболизированы – какие-то задачи собрания на самом деле решали. А участие в них непосредственных правителей обеспечивало наиболее быстрое воплощение достигнутых договоренностей в жизнь. Отсутствовала бюрократическая возня, которая обязательно отняла бы часть времени, если переговоры вели лица лишенные права принимать решения.       Но впечатление от всех плюсов получаемых собраниями, портил один жирный минус, видение которого с каждым новым собранием все отчетливее проглядывало сквозь те успехи, которых удалось добиться.       Подобно попавшему в сумасшедший дом призраку, разъедающемуся и обретающему силу на дармовой ментальной энергии людей, чей разум из-за своей нестабильности не способен к защите – так же рос и усиливался этот минус. А именно – полное отсутствие прогресса в решении главной проблемы.       Пока длилось молчание, Сердирос из-под своего балахона прищурившись смотрел на поднявшего неприятную тему Ашшариаса. Дроу хоть и не мог видеть глаза оппонента, смотрел точно в то место, где те должны находиться, будто ткань не была ему помехой. И в его взгляде никакого негатива не было. Только легкий интерес к тому, как негласный предводитель собраний будет отвечать на неудобный вопрос. Что хуже, подобный интерес был написан не только на его лице.       Необъявленный поединок взглядов прервала третья сторона, переведя все внимание присутствующих на себя.       – Возможно, темный собрат может предложить более эффективный формат поиска решения для общей проблемы? Потому что если нет, то смысла в поднятом тобой вопросе еще меньше, чем в собраниях в том виде, в котором они есть сейчас. Думаю всем очевидно, что поодиночке это не решить.        Дроу перевел поскучневший взгляд на сумеречного эльфа.       – Да нет. Просто решил не выбиваться из общей массы, и озвучить еще один бесполезный вопрос.       Впрочем скука задержалась на лице Ашшариаса недолго.       – Кстати, напомни пожалуйста, как тебя зовут, и в качестве кого тут присутствуешь? А то лидеры сумеречных последнее время меняются так быстро, что я не успеваю запоминать ваши имена и статусы.       Правое ухо сумеречного едва заметно дернулось. Больше никак своего раздражения подобным хамством он не показал. Поверить в то, что темный мог забыть информацию, прозвучавшую в самом начале собрания – мог только дурак. Эльфы с такой короткой памятью на высоких постах не задерживались, вне зависимости от того к какой ветви принадлежат.       – Меня зовут Корнулл, и я временно исполняю обязанности регента. В связи с тем, что у лугаса оказались ментальные закладки содержимое которых нам неизвестно, общим собранием глав семейств было решено снять с него полномочия и назначить на этот пост меня.       – Недолго он правил, – улыбнулся дроу.       – Расстроенным по этому поводу он не выглядел, – хмыкнул в ответ Корнулл.       – А чем сейчас занимается?       – Заперся в пустой комнате, и что-то постоянно чертит и перечерчивает на полу. Просил его не беспокоить.       – И вы вот так просто оставили его одного? – удивился Сердирос.       – Конечно нет – за ним приглядывают, – ответил сумеречный.       – Интересные подробности, но может вернемся к теме обсуждения? – громче необходимого произнес Кадериус, – Мне вот вопрос Ашшариаса бесполезным не показался. Есть у кого-то идеи, как прервать бесконечный поток порталов с монстрами?       Сердирос начал что-то отвечать, но по залу прошли звуковые и визуальные помехи, от чего разобрать его речь стало невозможно, а фигуры всех присутствующих заколебались.       Когда помехи прошли, в зале собраний появилось новое действующее лицо.       – Что это было? – напряженным голосом спросил гном.       – К нашей трансляции неведомым образом присоединился еще один участник, – ответил ему флеми.       – Транс… Чего? – в замешательстве попытался повторить незнакомое слово Бадрин, но Натиль только отмахнулся, и указал кончиком хвоста в дальний конец зала.       – Я знаю, как закрыть чужакам доступ к этому миру, – не став размениваться на приветствия заявил появившийся фантом Гертрана.       Пока окружающие переваривали услышанное, лугас осмотрелся по сторонам, и занял одно из пустующих кресел.       – Говоришь, за ним приглядывают? – насмешливо спросил дроу у Корнулла.       Сумеречный мельком мазнул по темному раздраженным взглядом, после чего недобро уставился на своего подопечного.       – А меня вот больше интересует, как ты смог отыскать зал прототип. Я ведь правильно понимаю, что ты находишься в нем? – поинтересовался Сердирос напрямую у Герта.       – Через магию подобия всегда можно найти взаимосвязанные вещи, какими бы хитрыми способами эту связь не пытались замаскировать. Когда я еще был регентом, у меня было достаточно времени, чтобы изучить кресло и кольцо, с помощью которых вы устраиваете встречи. С тех пор я знаю о месторасположении главного зала, как и каждого отдельного переговорного артефакта.       Судя по недовольным лицам некоторых из присутствующих, подобные свойства связных артефактов предоставленных Сердиросом, оказались для них сюрпризом. Если расположение связного кресла изначально не было секретом для устанавливающих его рерохов, то кольцо активирующее начало трансляции многие носили постоянно с собой. И то, что глава чужого государства как оказалось, мог знать о всех их перемещениях, пришлось им не по душе.       – А как ты понял, что я в главном зале?       – Ты когда телепортировался, оглянулся по сторонам, выбирая себе место чтобы сесть. Значит, перед тобой были все кресла. В то время как у всех остальных есть только то, через которое их иллюзии попадают в этот зал, где их могут видеть другие участники разговора.       Сердирос если и заметил направленные на него недовольные взгляды, то не обратил на них абсолютно никакого внимания. Или по крайней мере сделал вид, что не обратил.       – Так что у тебя за идея?       – Я предлагаю использовать для этого сидфингов.       Дроу издал смешок.       – Даже если забыть о том, что эти астральные твари не восприимчивы к магии, я не представляю каким образом их можно использовать в данном деле.       – Неприятно это делать, но я вынужден согласиться с Ашшариасом. Призрачные туманные монстры способны только поглощать любой недостаточно хорошо защищенный источник энергии. Если их и удастся каким-то образом натравить на артефакт лугасов-ренегатов – вряд ли он защищен настолько слабо. Да и неэффективно это. Проще группу ликвидации послать, если узнаем где тот находится, – поддержал дроу Корнулл.       – Нет, уничтожать артефакт смысла нет. Мало того что не выйдет, так у ренегатов такие возможности, что создать новый для них – дело пары часов, – сказал Сердирос, сидевший до этого с задумчивым видом, – Он хочет с помощью сидфингов изолировать наш мир. Я прав?       – Да, – ответил Гертран, молчавший все время, пока присутствующие высказывались.        – Мы уже рассматривали вариант с изоляцией мира и он не выдержал критики. Тем кто может походя уничтожить больше двух третьих населения планеты, все изолирующие щиты до одного места, – сказал гном, не очень хорошо разбирающийся в теме сам, но выслушавший от советников достаточно информации чтобы составить по этому вопросу собственное мнение.       – Поэтому я и предлагаю вместо щита использовать сидфингов. Если они окружат планету со всех сторон, то доступ к ней будет надежно перекрыт. До тех пор, пока астральные твари сохраняют к ней интерес, – парировал Герт.       – Как правильно подметил Ашшариас, у данных обитателей астрала полный иммунитет к магии, и отгонять их для лугасов уровня моего одногруппника и его учителя – дело довольно хлопотное, а у кого посерьезнее, задачи совсем другие. Если ренегатов интересует паника в как-можно большем количестве миров, то никто подобным заниматься не будет. Проще натравить ручных монстров еще на десяток другой планет за то же время, что понадобится на разгон сидфингов.       – А не станут ли эти твари большей проблемой, чем те, что есть сейчас? – опять задал вопрос гном, – я не особо улавливаю смысл менять их на голодный туман окружающий планету. Что помешает вашим сидфингам выжрать все источники магии в Рош'таре, а вместе с тем и всю жизнь?       Проблема с произношением незнакомых слов волшебным образом покинула Бадрина, и из-под маски простачка выглянул настоящий правитель подземного народа.       – Да тут как раз проблем нет. Как и все населенные планеты, нашу окружает биополе, которое служит мощным природным барьером от подобного рода сущностей. Проникнуть сквозь него им не под силу, – ответил гному Корнулл.       – Тогда вопрос снимается, – сказал Бадрин.       – Этот да, а как быть с тем, что на сидфингов не действует магия? Если допустим приманить их наверное как-то можно, то вот как ты их будешь удерживать, для меня загадка. Ничто ведь не мешает ренегатам сделать неподалеку выброс сырой энергии, и эти астральные твари ломануться туда, оставив мир без защиты. Как загадка и количество этих тварей, необходимое чтобы перекрыть всю планету, – несмотря на скепсис, Ашшариас начал проявлять к озвученной идее интерес.       – На самом деле достаточно одного. Эти животные практически бессмертны, и за свою долгую жизнь, некоторые успевают разъесться до размеров небольшой галактики. Хотя конечно это скорее исключение – обычно их раньше съедают другие обитатели астрала. Нам же, нужен относительно мелкий сидфинг. Такого найти труда не составит, – ответил Герт.       – С удержанием сложнее, но тоже решаемо. На них действительно не действует магия. Но предполагаю, что она не действует только снаружи. Я во время обучения много времени уделял химерологии, для чего пришлось разбираться в строении множества тварей. В том числе и нематериальных. Думаю, если структурировать энергию определенным образом, можно будет подсадить сидфинга на нее как на наркотик. Так, что он просто не захочет употреблять никакую другую.       – Предполагаю, думаю… Насколько я понимаю, для твоей авантюры нужны будут ресурсы, которых сейчас у всех в обрез. Иначе ты бы мог все сделать сам, а не пробирался на совет, на который тебя не звали. И не факт что ресурсов хватит на еще одну попытку сделать что-то настолько же глобальное. «Предполагаю» и «думаю», это не те слова, которые мне бы хотелось слышать, при принятии подобного решения, – недовольно сказал Бадрин.       Несколько членов совета, большая часть из которых были людьми, поддержали его слова одобрительным гулом.       – Бад, ты не прав. Если бы с нашей ситуацией можно было справиться просто, она уже давно разрешилась бы. Это не тот случай, где можно требовать гарантии. Если шанс на успех больше пятидесяти процентов, то это уже неплохо, – мягко пожурил гнома Натиль.       Бадрин встопорщил усы, и ничего не ответил, предпочтя остаться при своем мнении.       – Ну как минимум, от того что мы выслушаем лугаса, мы ничего не теряем, – произнес рерох, – Что тебе нужно для призыва сидфинга?       – Мощное место силы – не слабее чем в разрушенной крепости, около сотни магов средней силы, и жрец. Тоже не ниже среднего. Способности не важны, важен только размер резерва. И говоря средний, я ориентируюсь на мага пятого ранга по классификации рерохов. Кроме того, нужно будет изготовить некоторые фокусирующие артефакты, но с этим я справлюсь. Материалы там не очень редкие.       – Сто магов пятого ранга… Недурно, – присвистнул Кадериус. У людей, которые жили значительно меньше, маги с подобным резервом носили титул не ниже магистра.       – Ага. Дай ему сто магов, он их всех угробит, и скажет что-то пошло не так, – съязвил Ашшариас.       – Нет, не скажу, – дроу только неприятно улыбнулся на это заявление. Но следующие слова лугаса стерли улыбку с его лица, – я говорю сразу – никто из магов ритуала не переживет. И жертва эта должна быть добровольной.       У кого-то вытянулось лицо, кто-то издал смешок, кто-то матюгнулся. Равнодушных к сказанному не оказалось.       – Тихо всем! – крикнул Сердирос.       – Гертран, без обид, но ты приходишь сюда, предлагаешь план с довольно туманными перспективами на успешность, и говоришь что для его осуществления требуется принести в жертву сто магов. Я правильно все сказал? – произнес рерох мягким голосом, будто разговаривает с дурачком.       – Правильно, – согласился лугас.       – И при этом, все знают что у тебя в сознании есть ментальные закладки от наших врагов. Верно?       – Да.       – Что тогда ты ожидаешь услышать в ответ на свое предложение?       – Согласие, – абсолютно уверенным голосом ответил Гертран.       Рерох потер переносицу под балахоном и тяжело вздохнул.       – Слушаю твои доводы.       Лугас материализовал по кристаллу для каждого из членов совета, после чего те телепортировались к своим адресатам. Несколько правителей вздрогнули, когда прямо перед ними возникли зависшие в воздухе магические кристаллы с неизвестным содержимым. После того как оказалось что у Герта в голове есть закладки, отношение к нему стало подозрительным, и подобные фокусы не способствовали уменьшению паранойи правителей.       – В них записаны все подробности ритуала. Как пользоваться разберетесь, там все интуитивно понятно. Чтобы убрать саму возможность того, что я сделал какую-то диверсию, я привел ритуал к привычному для вас виду, и теперь вы можете сами убедиться что ничего лишнего там нет. Вот мои доводы.       Сердирос первым взял кристалл из воздуха, повертел его немного в руках и положил в карман. Его примеру последовала большая часть правителей. Но не все решились делать это лично. Перед некоторыми мелькнули их подчиненные, которые забрали артефакты, чтобы избежать их физического контакта с королями.       – Даже если там действительно все нормально, почему мои маги должны умирать, пока ты будешь стоять в стороне? – воскликнул Кадериус.       Гертран посмотрел на него с презрением, и король несколько стушевался. Тем не менее, ответ все же был дан. Не столько конкретно для него, сколько чтобы объяснить остальным.       – Я тоже буду участвовать в качестве одного из ингредиентов для этого ритуала. Я правда не могу умереть. Но мне предстоит нечто похуже смерти. Пока мир будет закрыт, души не смогут уходить из него в реку перерождений. Неизвестно когда ситуация с ренегатами разрешится, и лугасы вспомнят об этом мире, чтобы снять с него изоляцию. Но все это время, тут будет кто-то умирать, и если не проложить для душ дорожку к посмертию, то мир заполонят призраки, которые очень быстро озлобятся и будут досаждать живым.       Гертран на несколько секунд замолчал, давая совету осознать сказанное, после чего продолжил.       – Но есть маленькая лазейка из этой ситуации. Лугасы и их домены – это одно целое, и на нашу связь наличие вокруг планеты сидфинга никак не повлияет. Мне придется пропускать блуждающие души сквозь себя в домен, где их вытолкнет в астрал, и они смогут найти путь дальше. И это будет очень-очень больно. Самостоятельно это выдержать долго я не смогу. Поэтому большая часть ритуала направлена даже не на то, чтобы вызвать и удержать астральную тварь, а на то, чтобы насильно удерживать в открытом состоянии мою связь с доменом.       Тут голос лугаса обрел непривычную для того силу и глубину, и он обвел всех присутствующих угрожающим взглядом.       – И я вас всех предупреждаю. Если вы устроите войну до тех пор, пока мир будет изолирован, и поток душ сквозь меня увеличится, усиливая и так огромную боль, я – когда освобожусь, найду и убью каждого из зачинщиков конфликта, заставив перед этим испытать хотя бы часть того, что придется почувствовать мне.       Убедившись что все его услышали, Гертран закончил уже своим обычным голосом.       – Ну вот, как-то так. В общем, я вас покину, а вы решайте принимать мое предложение, или нет. Если что, где найти меня, вы знаете.       После чего по залу в очередной раз прошлась волна помех, и совет остался в своем прежнем составе.       Какое-то время царила тишина, которую нарушил Ашшариас.       – Мда… Выглядел тихим забитым мальчиком, и тут «…найду и убью каждого…». Думаю с десяток сумасшедших, способных распрощаться с жизнью «ради общего блага», ну или на крайний случай в уплату долга, я среди своего молодняка найду. Кто еще сколько магов сможет выделить, коллеги?       

***

      Месяц спустя.       Место силы для предстоящего ритуала нашли на дне глубокого озера. Для того, чтобы до него добраться, пришлось проделать немало работ по осушению водоема, потом по выравниванию дна и утрамбовке земли до состояния камня.       Эта часть подготовительных работ оказалась самой трудозатратной и долгой. Чтобы выжечь на ровном грунте требуемые узоры по заранее готовому шаблону, хватило всего около получаса. Еще столько же потратили на установку в нужных местах фокусирующих артефактов и проверку правильности сделанного, после чего магический узор был окончен.       Огромный участок местности оказался расчерчен сложным узором, логику которого понимал только сам лугас, и те маги, которые занимались проверкой ритуала на скрытые сюрпризы.       То, что получилось в итоге, мало походило на классическую ритуальную печать. Единой фигуры, вроде пентаграммы, или круга, которая вмещала бы в себя все остальные, просто не было.       Круги, квадраты, звезды, и другие геометрические фигуры были разбросаны по территории в казалось, случайном порядке, и соединялись между собой только выжженными в земле полосами шириной в ладонь.       Руны оказались написаны так же бессистемно. Они шли вдоль линий, на самих линиях, которыми была сделана ритуальная печать, некоторые и вовсе пересекали фигуры, либо находились на ничем не примечательном участке земли, вдалеке от основного рисунка, так, что создавалось ощущение, будто эти записи никакого отношения к ритуалу не имеют.       Но это было не так. Каждые знак и линия были важной частью предстоящего.       Гертран, как и договаривались, в подготовке не участвовал. И все его участие в ритуале должно было свестись к тому, чтобы занять свою часть фигуры.       Пока участники рассаживались по своим местам, Корнулл с Шиссашем наблюдали за подготовкой со стороны.       – Тебе правда не обязательно это делать. Лугас ясно сказал – для ритуала хватит и среднего по силам жреца. И это по меркам рерохов среднего. А ты даже по нашим силен.       – Да, я все это уже слышал, друг, – улыбнулся так похожий на темного эльфа сумеречный, – и все же считаю эту часть плана самой слабой. У нас, жрецов, редко можно заранее просчитать, сколько сил придется затратить на то, или иное действие. Порой какая-то сущая мелочь, из раздела с которым еще не сталкивался, высушивает похлеще, чем уничтожение целого квартала. А тут нужно подобрать такой оттенок энергии, чтобы тварь, о которой известно до прискорбного мало, сразу же получила от нее зависимость. И это должен сделать слабый жрец… Вряд ли получится. Даже с подпиткой в виде добровольно пожертвовавших собой магов. Их ведь еще на сам ритуал хватить должно.       Корнулл вздохнул.       – Мне будет тебя не хватать.       Шиссаш фыркнул.       – Только со слезами подожди, пока ритуал не закончится. Не нужно меня тут деморализовать перед сложной работой!       Маг улыбнулся.       – Не буду.       – Все готово, можно начинать, – поклонившись, сказал один из сумеречных, который вызвался добровольцем.       – Хорошо, сейчас подойду, – ответил жрец.       Спустя пять минут, Корнулл не выдержал.       – Ну так чего не идешь-то? Стал, и смотрит в небо.       Шиссаш лениво перевел взгляд на товарища.       – Да как-то неохота умирать. Только третью жену завел. Отношения сейчас как раз в той фазе, когда мы еще не успели друг-другу надоесть и начать выедать мозг. Живи да радуйся, так ведь нет, – тяжко вздохнул сумеречный.       – Так не иди. Я тебя и так уже неделю уговариваю взять себе замену.       – Так надо, – веско ответил жрец.       – Так иди!       – Так неохота, – опять тяжело вздохнул Шиссаш.       Корнулл страдальческим взглядом посмотрел на небо.       – А еще говорят что это у магов с головой не все в порядке. Знаешь, вот о чем я точно не буду скучать, так это о твоих постоянных попытках вынести мне мозг, – после чего развернулся, и пошел вверх по склону.       – Прости, но терпеть твои выкрутасы я не собираюсь даже теперь. Удачи тебе в посмертии, – не поворачиваясь проворчал маг.       Шиссаш обернулся и несколько секунд с улыбкой смотрел на удаляющегося друга. После чего развернулся и кряхтя начал подниматься.       – Пожалуй и правда пора.       

***

      Когда Шиссаш занял свое место в исписанном рунами овале, и настроился на работу, в длинный прямоугольник, немного смещенный от центра печати, зашел лугас. В тот же момент линии печати начали наливаться серебристым светом.       Жрец полностью ушел в себя, чтобы не пропустить момент, когда понадобится его вмешательство, и уже не видел, что происходило дальше. А посмотреть было на что.       Магов, которые согласились пожертвовать собой, начали опутывать тончайшие силовые нити, которые вырывались из начертанных на земле фигур. И с каждой секундой, таких нитей становилось все больше, пока они плотным коконом не окутали своих жертв.       После этого, нити начали бледнеть, пока не стали почти полностью прозрачными. Сквозь них можно было увидеть мужчин и женщин разных возрастов и рас, застывших в разных позах. Кто-то сидел расслабленно, кто-то напряженно, кто-то стоял. Некоторые вообще лежали. Для ритуала не важно было, как именно будет расположено тело жертвы, поэтому магам позволили устраиваться как им будет удобно.       Теперь их тела были надежно зафиксированы, и никто уже не мог пошевелиться. А по спускающимся к земле нитям, едва заметными искорками потекла энергия.       Вытянутая из разумных энергия маленькими ручейками текла по линиям рисунка, собираясь и все больше концентрируясь по мере приближения к большому, радиусом около десяти метров, кругу в центре.       Но внутрь она не заходила. Когда линии по диаметру центрального круга налились силой настолько, что на них невозможно было уже смотреть, из них так же начали расти полупрозрачные нити, которые переплетаясь друг с другом стали образовывать над этим кругом подобие линзы.       Вот тут включился в работу Шиссаш. Повинуясь его воле, нарастающая линза сменила оттенок на светло-серый. Это небольшое действие разом выпило из жреца больше половины резерва, и по мере роста линзы, продолжало понемногу тянуть из него силы.       Когда рост прекратился, у жреца оставалось еще около десятой части его сил. При том, что он даже не притронулся к той энергии, что текла по линиям узора.       – Блин, можно было и правда кого-послабее сюда отправить, – разочарованно сказал Шиссаш, наблюдая за тем, как линза оторвалась от земли, и взмыла вверх на десяток метров.       Внезапно ногу что-то дернуло. Посмотрев вниз, жрец увидел что его начинают опутывать те же нити, что и магов.       Он с сомнением посмотрел в сторону линзы, что-то прикинул в уме, и произнес.       – А собственно, почему бы и нет? Энергии тут уже и так предостаточно.       После чего кинул остатки своих сил в страстное желание выжить, не нарушив при этом ритуала.       Неведомая сила оторвала его от земли, оборвав попутно успевшие его окутать нити, и с размаху запустила за пределы колдовского рисунка. Резерва на то, чтобы замедлить падение уже не осталось, и приземление получилось достаточно жестким. Впрочем, сломанная рука, и пара ребер, в сочетании с сильнейшим истощением, были явно лучшей альтернативой смерти.        Простонав, Шиссаш кое-как перевернулся и стал смотреть за тем, что происходит дальше.       – Ты что творишь, баран?! – раздался крик сверху. Кому он принадлежал, выяснять было не нужно. Голос Корнулла, жрец узнал бы в любом состоянии, как и манеру того ввернуть в свою речь человеческие ругательства.       Долго ждать товарища не пришлось, и вскоре весь обзор заслонило его злое лицо.       – Что ты, твою мать творишь? Что ты творишь? – не переставая спрашивал маг, болтая жреца за грудки.       – Вс..се нор…маль..нно, от..т..пус..ти, – кое как смог выговорить непослушными губами Шиссаш.       Из Корнулла будто разом вынули стержень. Он отпустил руки, отчего жрец в очередной раз упал на землю, стукнувшись затылком, и сел рядом с Шиссашем.       – Что теперь будет? – убитым голосом спросил маг, обхватив руками голову, и смотря на продолжающую раскручиваться воронку ритуала. Счастливым от того что друг выжил, он в этот момент не выглядел.       – Все нормально будет. Я свою задачу выполнил, и дальше там не нужен, – наконец смог выговорить жрец, немного отдышавшись.       Маг ничего на это не ответил.       Тем временем из фокусирующих артефактов выстрелили лучи света, которые сошлись прямо под центром линзы, и там слившись вместе, ударили под прямым углом в землю.       Около минуты лучи продолжали бить в землю, и ничего не происходило. Но потом раздался толчок, и из-под земли ударил в небо огромный столб силы. Проходя сквозь линзу, голубоватый оттенок энергии менялся на светло-серый.       Еще спустя пару минут, по небу пробежала тень. Затем она стала разрастаться, и вместо неба с солнцем, при взгляде вверх все кто имел магическое зрение, могли теперь видеть лишь серую хмарь, которая в районе магической печати жадно извивалась, в бессмысленной попытке получить больше лакомства.       – Кажется получилось? – недоверчиво произнес Корнулл.       – Ну, я же тебе говорил, – самодовольно ответил Шиссаш, – может подлечишь, а?       Только теперь маг обратил внимание на то, в каком состоянии находится его друг.       – Ой…       Лечение переломов и ссадин не заняло много времени.       – Ну все. А худобу пусть твои три жены лечат.       – Что так плохо?       – Некоторые скелеты упитаннее выглядят, – успокоил маг, – видимо не хватило резерва, и ты часть жизненных сил вытянул.       – Блин, не бросили бы… – расстроенно сказал жрец.       – Тут уж все в твоих руках, – пожал плечами Корнулл.       – Согласен. А ты чего меня раньше не подлечил? – возмутился Шиссаш.       – Да я тебя добить готов был, когда ты ритуал чуть не порушил, – огрызнулся маг.       Дальше развивать тему жрец не стал.       – Почему ничего не происходит с лугасом? Неужели он нас все же где-то надул?       Часть печати вокруг Гертрана и правда до сих пор оставалась тусклой, а тот сидел в своем прямоугольнике, и без особого интереса наблюдал за двумя друзьями.       Шиссаш немного привстал, и начал прищурившись всматриваться.       – Да нет, происходит, просто ты пока что не видишь, – ответил он.       Долго ждать магу не пришлось.       Сначала лугас начал немного напряженно оглядываться по сторонам, будто видел что-то, чего не видел Корнулл. Затем прямоугольник вокруг него наконец начал наливаться силой. А вместе с ним те руны, которые располагались вдалеке от основных фигур, и так же все еще оставались без действия.       В отличие от остальных фигур, руны засветились багрово-оранжевым цветом. Цепочки отдалились от земли и поплыли в сторону Лугаса.       Гертран встал, и немного развел руки в стороны и свел ноги вместе. Руны не замедлили этим воспользоваться, и начали оплетать его подобно цепям. Одна оплела ноги, две – руки, еще две – корпус. Когда с этим было покончено, свободные концы цепей натянулись и повисли в воздухе, будто были к чему-то надежно зафиксированы, этим окончательно лишив лугаса хоть какой-то подвижности.       Когда с фиксацией было окончено, тень сзади Гертрана стала расти, и разрастаясь заполнила собой весь объем того прямоугольника в котором он сидел, полностью утратив очертания своего владельца.       Корнулл с болезненным интересом наблюдал за происходящим.       – Дверь? – спросил он, указав на заполненный тенью прямоугольник.       Жрец кивнул.       В этот момент по тени пошли волны, схожие с волнами на воде, от попавшего в нее булыжника.       Лугас дернулся. Волны шли одна за другой все чаще, и он уже не смог сдерживать крик. С каждой секундой крик становился все громче, пока Гертран не охрип. Он дергался уже безостановочно, но руны-цепи крепко держали его на месте. Потом хрип сменился сипом, а затем пропал и он. Лугас просто разевал рот в беззвучном крике, и мелко дрожал с запрокинутой головой, и закатившимися глазами.       Под воздействием насыщенности атмосферы энергией, стало видно как души со всех сторон слетаются к темному проходу и ныряют в него.       – Пойдем. Мне не по себе, – передернувшись сказал Корнулл.       – Согласен. Сейчас только, одну минутку, – ответил жрец, и приложив указательный палец к земле, отправил в нее импульс силы, после чего кулем свалился на землю.       Вокруг места ритуала вырос тонкий непрозрачный купол из сжатой земли, который имел отверстие только в том месте, где в небо бил столб энергии.       – Вот же баран, – вздохнул Корнулл, и без особого труда закинул изрядно скинувшего вес друга себе на плечо.       – Зачем ты это сделал?       – Не хочу… чтобы.. его кто-то… видел таким… – едва ворочая языком проговорил жрец.       – А меня попросить не мог, гений?       После этого вопроса жрец молчал секунд тридцать.       – Блин… – наконец сказал он, – мне явно нужно отдохнуть. Перенапряжение не лучшим образом сказывается на моих мыслительных…       – Чего замолчал-то, – обеспокоенно спросил маг, когда через десять секунд мысль так и не было окончена.       – Хррр… – раздался храп из-за плеча.       – Грр, ненавижу дроу. Даже если они не чистокровные, – прорычал Корнулл, не особенно заморачиваясь тем, что и сам имеет немалую примесь темной крови.       

***

      Где-то в космосе.       Туристический корабль неспешно двигался своим привычным маршрутом, когда прямо по курсу перед ним за несколько секунд возник энергетический щит, который простирался на все обозримое пространство.       Это произошло так быстро и неожиданно, что сменить курс команда уже не успевала, и теперь люди обреченно смотрели, на препятствие в которое вот-вот должно было врезаться их судно.       На двигателях в полную мощность работала обратная тяга, в попытке затормозить. Но несмотря на то, что скорость успешно замедлялась, столкновения было уже не избежать.       Когда до катастрофы оставались считанные секунды, корабль мигнул, и пропал.       Возле щита появились две фигуры – мужская и женская.       Мужчина протянул руку, потрогал преграду, будто та была материальной. Видимо результаты ощупывания его не устроили, и он размахнувшись ударил в щит вспыхнувшим зеленой вспышкой кулаком.       Никаких повреждений это не нанесло, зато раздался гул, и из щита в нарушителя ударила красная молния, мгновенно распылив того. Девушка смотрела на это, никак не комментируя происходящее.       От тела ее напарника осталось только облачко космический пыли, которая медленно разлеталась во все стороны.       Но вот, в центре этого пылевого образования мелькнула искра. Затем она стала ярче, разгорелась в небольшой разноцветный шар, излучающий вовне ощущение силы, и этот шар начал притягивать разлетающуюся пыль к себе.       Пылинки двигались обратно медленно и неохотно, но с каждой секундой их движения ускорялись, и спустя минуту парень уже стоял возле преграды целый и невредимый, будто его не испепелило совсем недавно.       – Долго их оттуда выковыривать придется, – без особого вдохновения сказал Ларм.       – У них было достаточно времени, чтобы укрепиться, – ответила Стефия, – Ничего страшного, рано или поздно достанем.       – Достанем, – согласился лугас.       – Стеф, с тобой все нормально?       Взгляд девушки остановился, ее зрачки стали стремительно обесцвечиваться и бледнеть. Парень вздохнул, и провел перед ее лицом засветившейся мягким желтым светом рукой.       Стефия сразу же очнулась, и цвет глаз вернул себе прежний оттенок и насыщенность.       – Да, все нормально. После полного растворения сознания, когда ты существуешь только в виде мыслей и представлений других существ, разуму нужно какое-то время, чтобы прийти в норму. Думаю несколько месяцев отдыха в своем домене, и подобные затухания полностью пройдут.       – Оно хоть того стоило? Я пока в тебе никаких кардинальных изменений не вижу.       – Для изменений нужно время, чтобы сознание успело усвоить полученный опыт. Но это однозначно того стоило, – убежденно сказала девушка.       Судя по недовольному лицу Ларма, у него на этот счет было иное мнение.       Стефия улыбнулась.       – Хватит себя накручивать, все и правда нормально. Пойдем вытаскивать твоего ученика.       Парень еще раз посмотрел в сторону щитов, и лугасы исчезли.       

***

      – Ухты! – воскликнул Ларм, разглядывая живое облако, присосавшееся к планете, – я такого еще не видел.       – Да, решение интересное, – согласилась Стефия, – уберешь?       – Ага.       Взгляд лугаса расфокусировался, и его зрачки под полуприкрытыми веками стали быстро бегать из стороны в сторону.       – Где же они есть? Когда не нужно, постоянно лезут под руку… – пробормотал парень себе под нос.       – Ага, нашел! – воскликнул он, и сделал движение, будто ловит что-то рукой, а затем швыряет в сторону планеты.       Из астральной трещины, с обиженным ревом вылетело существо напоминающее собой помесь кита и осьминога, которое размером было не меньше кружащего вокруг планеты спутника.       Первые несколько секунд существо крутилось из стороны в стороны в попытках найти своего обидчика. Воспринимать как такового крошечную человеческую фигурку, разум зверя отказывался.       Впрочем обида его продлилась недолго. Как только помесь осьминога с китом заметила прилипшее к планете облако, то издала довольный свист, и медленно двинула в его сторону.       Сидфинг поглощенный своей трапезой на угрозу никакого внимания не обратил, и как ни в чем не бывало, продолжал заниматься своим делом.       Не доходя немного до границ облака, призванная Лармом тварь остановалась, и широко раскрыла свою пасть с усеянным зубами небом. Раскрыла настолько широко, что размер открытой пасти, превышал даже длину его тела.       Сидфинга начало засасывать внутрь этой бездонной глотки, но даже тогда он не прекратил своей трапезы, игнорируя явную опасность для жизни. До самого последнего момента туманный монстр тянулся к бьющему из планеты столбу серой энергии, пока пасть не закрылась, надежно отрезав его от окружающего мира.       Помесь кита с осьминогом издала довольное урчание, и заинтересованно двинулась в сторону потока энергии.       – Ну нет дружок, твои дела тут закончились, – прокомментировал это Ларм, и существо опять утянуло в разрыв пространства.       

***

      Созданный жрецом на скорую руку купол за прошедшие года успел слегка потрескаться, но все еще стоял крепко. Тем не менее, подувший ветерок заставил его растрескаться окончательно, и распасться. Тяжелые каменные осколки, были подхвачены потоком воздуха словно пушинки, и унесены далеко в сторону.       Взглядам лугасов открылась магическая печать. Ничто в ней не указывало на то, что с момента ее создания прошли года. Все так же как и в первый день светились силовые линии. Маги разных рас застыли на своих участках рисунка, и выглядели так, словно ритуал только-только начался.       Изменился только лугас. Он больше не разевал рот в беззвучном крике. Несмотря на то, что мир уже был открыт, и души могли уйти в посмертие обычным путем, тень за его спиной несколько раз беззвучно дернулась. При этом он не издал ни звука, и кажется, вообще этого не заметил.       Повинуясь воле Ларма, фокусирующие артефакты взмыли со своих мест, и безжизненно упали на землю, лишившись всей магии. Сразу же прекратил бить из земли столб света. Лини магического рисунка стали тускнеть, а линза растворялась в воздухе.       Пропали нити, удерживающие пожертвовавших собой магов, и сразу исчезла иллюзия того, что они могут быть живы. Лишенные подпитки от источника тела, тут же рассыпались прахом.       Чернота позади Гертрана ужалась до прежних размеров, и опять стала обычной тенью, а сковывающие его руны-цепи исчезли, и он безвольно рухнул наземь.       Стефия подбежала к ученику Ларма, и осторожно перевернула его на спину. Золотистые когда-то глаза парня, стали белесыми и безжизненно смотрели в небо. Лишь в самой их глубине изредка появлялись золотистые искорки, но они появлялись так редко, и исчезали так быстро, что невозможно было понять – на самом деле они есть, либо это просто игра воображения.       Лугасса накрыла тело диагностирующими плетениями, которые легкой паутинкой оплели Герта.       – Что с ним? – спросил Ларм, с едва заметной тревогой в голосе.       Девушка ответила спустя десяток секунд, когда ее плетения рассеялись.       – Чтобы защитить разум от боли, его сознание создало псевдоличность, которая состоит из тысяч личностей разумных, прошедших сквозь его канал связи с доменом. Боль которую он испытывал, распределялась между каждой субличностью этого коллективного сознания, за счет чего становилась значительно меньше. С энергетическим тело все более-менее нормально, а вот канал связи с доменом от перенагрузки пострадал, и какое-то время попасть домой он не сможет, – ответила Стефия.       – Хотя сила как и прежде ему оттуда поступает, так что беззащитным он не останется.       Ларм скептически посмотрел на ученика.       – Ну да. Овощ, с подпиткой от домена совсем не беззащитен.       Ответить девушка не успела. Все время не подававший признаков жизни лугас зашевелился, и сел. Осмотрелся по сторонам. На наличие рядом двух собратьев он никак не отреагировал. Отметил что они присутствуют, и все. Взгляд его все так же ничего не выражал.       Долго оставаться на месте он не стал, и сразу же покинул свое тело, отправившись на новый вызов.       – Он достаточно разумен, чтобы нормально справляться со своими обязанностями? – спросил Ларм.       – Вроде должен быть вменяемымым, – неуверенно ответила девушка.       – Так может его подлечить? От него прежнего еще хоть что-то осталось?       – Да, его личность осталась где-то глубоко под слоем других. Но лечить не нужно. Лучше дать ему время, и он сам выкарабкается обратно. А пока пусть отдохнет, скинув все тревоги на тот коллективный разум, частью которого сейчас является.       – Ну, если ты так считаешь… Кстати, а кто ему книжку-то подбросил с описанием сидфингов? Никогда не поверю, что он споткнулся о нее случайно.       – Кто знает, может и случайно.       

***

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.