Шаг за шагом. Продолжение 219

Рина-эльф автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Bangtan Boys (BTS)

Пэйринг и персонажи:
Ким Тэхён/Чон Чонгук, Тэхён/Гук VKook
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 75 страниц, 15 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Ангст Нецензурная лексика Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
– Тэхён, вали уже одеваться. Хватит плотоядным взглядом меня пожирать, – произнес хрипло Гук, и издевательски соблазнительно повернулся на спину и потянулся, прогибаясь дугой.

Тэ сглотнул, зависая на изгибах прекрасного тела:
– Малыш, ты жесток, – жалостливо произнёс он.

Посвящение:
Им)
Надеюсь Гук выживет
https://pbs.twimg.com/media/DHnk4cZXUAEbvP3.jpg ну прям сасный малыш

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Продолжение фанфа "Шаг за шагом" https://ficbook.net/readfic/5232734
_______________________________
ТэКуки
https://pp.userapi.com/c638018/v638018236/191ea/aTwpukSW1NE.jpg
https://pp.userapi.com/c837526/v837526230/53d46/gqLDQDtl9YI.jpg
/костяк этой части - сексуальный аспект этой пары. я предупредила/

https://pp.userapi.com/c840634/v840634253/b0fd/Fem9ggRGwS8.jpg в этом фото прекрасно все! надпись на кепке Гука и собственнический взгляд Тэхёна на него, в котором читается "ага, конечно, малыш"
https://pp.userapi.com/c639326/v639326499/459ae/sYc_VvY9A-8.jpg реальный малыш
БУДЕТ КИНК! пока его нет и нет смысла указывать, но он... должен быть.


Глава 14

1 марта 2019, 18:30
Череда однообразных дней, много кофе, мало сна. Бесконечная смена лиц с фальшиво натянутыми улыбками и ни одного человека, которого он бы смог назвать хотя бы приятелем. Возможно, если бы Чонгук сам нарочито не дистанцировался, все было бы иначе, и он бы не мучился так одиночеством, но подсознание упорно нашептывало никого не подпускать: те попытки, что он предпринимал, ни к чему не приводили - он не готов был быть искренним, и это чувствовали. Несколько карикатурных встреч, и на дежурных «я перезвоню», «хорошо посидели, надо повторить», все заканчивалось, не начавшись.

***

Сегодня особенный день. Поворачиваясь в постели, он думал о несправедливости жизни: предали его, но наказанным чувствует себя почему-то именно он. Тэхён там, в окружении людей, которые его любят, нянчит своего ребенка, ощущает поддержку друзей и семьи, а он один, словно пропастью от всех отрезан. Он так устал его ненавидеть, устал держаться за давно изжившую себя ненависть, которая была необходима, чтобы не думать о том, что он сам разрушил свою жизнь. Но с каждым днем эта мысль все сильнее укоренялась в его сознании, и ненависть сменила направление - самоненависть разъедала его всю жизнь, а теперь он буквально сжирал себя морально за категоричность, эмоциональность, за неумение прощать - ни себя, ни кого-то еще. Желание защититься, трансформировалось в стремление сделать себе еще больнее. И возможно этим можно объяснить то, что в какой-то момент отчаяние толкнуло его туда, где не нужно говорить, где всем плевать на чувства и мораль, где всем правит только похоть. Он мало что помнит с той ночи: дешевый отель, вонючие простыни, чужое тяжелое дыхание с алкогольными парами, шепот в ухо «всегда хотел натянуть корейскую задницу» на японском, потное тело сзади, буравящее его маленьким членом, вторжение которого Гук еле ощущал. Похмельное утро в одиночестве, чужая сперма на ягодицах, чувство омерзения к себе, и волна самоненависти такой силы, что он взвыл, как от боли, скрутившись зародышем на грязной постели. Ему было так плохо, что рвало его долго, до головокружения и слабости во всем теле. Слезы бессилия злили, добавляя брезгливости к себе. Не имел права он на них - все, что происходило в его жизни - его выбор. Уйти в алкогольное забытье не дала работа. Хоть в чем-то он мог уважать себя. Результаты анализов не выявили никаких заболеваний после одноразового, незащищенного секса. Смотря на них, он испытывал двойственные ощущения: ему повезло, что он ничего не подхватил, и в то же время он чувствовал разочарование - это страшно, но мысль о том, что он мог заразиться смертельной болезнью, почему-то действовала на него успокаивающе. В ней был элемент расплаты, и возможность оправдаться перед собой, отгородиться тем, что теперь точно ничего не исправишь, а еще это стало бы поводом хоть немного себя пожалеть. Но он здоров, и его жизнь по-прежнему напоминает существование узника теней, где серый мир и все замерло, только сердце продолжает перекачивать кровь, а мысли изводить бесконечным диалогом с самим собой. Он смотрит на окно, думая о том, что седьмой этаж, это гарантия, и сжимает привычно челюсть, закрывая глаза: когда же станет легче? «Время лечит». Дурацкая поговорка, которая в его случае работала с точностью наоборот - время с каждым днем калечило его все сильнее. Он умирал от тоски, сходил с ума от желания обнять его, услышать голос. Сегодня больнее, чем обычно. Потянув полупустую бутылку вина к груди, Гук прижал ее ко лбу холодным стеклом, прикрывая глаза. Сегодня слишком больно. Два года назад именно в этот день случилась их встреча с Тэхёном в клубе. Гук помнил тот день в мельчайших подробностях. Особенно ночь. Их первую ночь любви, признание. Как в сказках говорят, «а потом они жили долго и счастливо». Помнил ли Тэхён эту дату? Еще один глоток. Хотелось напиться до отключки, но завтра сдавать новый образец договора с внесенными поправками. Он горько засмеялся: работа, договора, деньги - все это было так незначительно, ничтожно, но каким-то чудом держало его на плаву. «Дальше будет легче», сочувственно повторяли ему незнакомцы за стопкой саке в баре после работы, хлопнув по плечу, отчаявшись разговорить и выяснить, почему он так угрюм и в одиночестве. «Дальше будет легче», - шептал он, опрокидывая остатки вина в себя и швыряя бутылку в сторону. Сегодня особый день, и в нем что-то ломается. Он идет к комоду, достает нерешительно небольшую коробочку, и, вынув из нее телефон, давит на кнопку, чтобы включить. Он естественно не реагирует. Зарядив немного, он снова жмет на включение, и аппарат вспыхивает приветственно, выводя на экран меню. Гук, внутренне борясь с собой, все же нажимает подключение сети, и телефон начинает беспрерывно вибрировать оповещениями. Не выдержав нервного напряжение, он откладывает его, прижимая ладони к глазам. Дыхание прерывистое, дрожь по всему телу. В памяти тот жуткий день, когда Тэхён ушел, не объяснившись. В тот момент хотелось отрезать себя от него, сбежать. Слабость или рациональный подход, он не знает, чем руководствовался, восстанавливая симкарту, но с тех пор ни разу не включал ее, исправно при этом оплачивая, чтобы она была в рабочем состоянии. Сегодня все слишком чувствительно и нервно, и, сделав еще несколько судорожных вздохов, он все же берет телефон. Пропущенные от Тэхёна, и он вздрагивает, гулко втягивая воздух. Все они датированы тем самым днем, словно время замерло в той точке, когда все рассыпалось. Сердце в груди болезненно сжимается. Читать сообщения от него он не хочет. Зачем? Все это потеряло смысл. Мессенджер пестрит отметками о непрочитанных сообщениях. Самое последнее от Чимина почти два месяца назад. Чонгук разворачивает его. Мгновенно загружается лента, и самое верхнее с прикрепленным файлом. «Не знаю, прочтешь ли ты сообщение. Я, наверное, подлость совершаю, переправляя чужой дневник - это мерзко, я знаю, но, надеюсь, что я не зря это делаю» У Гука гул в ушах, руки дрожат. Он пересылает вложение на почту, берет ноутбук и открывает текстовый файл. «Чонгуки, я не живу без тебя...» Слезы застилают глаза мгновенно, ком душит, не давая нормально вдохнуть. Еле совладав с собой, он погружается в мысли Тэхёна: его боль, его отчаяние, его воспоминания, посвященные ему. «Когда врач посоветовал выписывать свои мысли, я отмахнулся, но они переполняли меня. Ты знаешь, я трудно делюсь чем-то. Вот, решил попробовать. Это ведь глупо? Конечно, глупо говорить с тобой, ведь ты никогда не прочтешь это» С каждым разом записи, датированные разными днями, были все обширней. Тэхён говорил обо всем, ведя невидимый диалог с ним. «Родной, у тебя ведь все хорошо? Я так хочу, чтобы ты был счастлив. Ты заслуживаешь прожить счастливую жизнь...» «Мне хочется их ударить, накричать. Они все спрашивают и спрашивают. Я хочу, чтобы меня оставили в покое. Не могу больше, у меня нет сил... Неужели это конец? Я люблю тебя...» «... я не понял, как они у меня оказались. Хотелось все прекратить. После того дня Минджэ и Чимин не оставляли меня одного. Я так от всего устал. Не хочу жить без тебя...» «... ты бежал ко мне с букетом, а у меня сердце готово было вырваться из груди. А как ты смущался, что мы в кафе для парочек, а вокруг сердечки. Малыш, я так хотел взять тебя за руку, дотронуться до твоей розовой щечки. Вернуться бы в тот день. Прости, что не понимал тогда...» «... Минджэ сказал, что если он сообщит о новой попытке, меня закроют в клинике. Я слабак, Гуки. Я не могу сделать этого, слабак. Чимин обещал рассказать родителям, если я буду игнорировать прием препаратов. Мне ведь должно быть плевать, но это не так...» «... Зачем? Первое, о чем я подумал, очнувшись. Снова дышать без тебя. Не хочу...» «Я стал зависим от этих записей. Мне кажется, что я действительно с тобой разговариваю…» «Сегодня у меня гостил Лихён. Я так его затискал, что он начал бурчать на меня. В какой-то момент, я увидел тебя в нем. У меня слезы выступили, и он залез ко мне на коленки и обнял. Он очень скучает по тебе. Нам без тебя плохо, родной. Если бы я мог все исправить» «... а мы с тобой сидели у реки. Зачем я это вспоминаю?..» «... хочу прикоснуться к тебе. Ты снишься мне каждую ночь, а потом наступает ненавистное утро - еще один день, который я проживу без тебя...» «Она спасла меня. Когда я держу ее на руках, я понимаю, что теперь мне есть, ради чего жить...» «Как у тебя дела? Слышал, ты в Японии, занимаешься серьезным проектом. Им повезло, что именно ты его ведешь...» «... на сталкера. Прости меня, что я не смог удержаться, хоть ты и просил не искать тебя. Я чуть не кинулся к тебе, когда ты вышел из офиса, но потом увидел этого парня рядом с тобой. Ты смотрел на него, улыбался и выглядел счастливым. Стоит ли врать, что я счастлив за тебя? Не могу, мне так больно. Я рад, что ты двигаешься дальше, но как мне жить, я не знаю...» Содрогаясь от рыданий, Гук пробежался еще раз по записи. Тэхён был в Японии? Он был здесь, он видел его. Гук снова взвыл от переполняющих эмоций. Судя по дате, он, возможно, видел его с Максом. Почему? Что за рок?! Почему именно в тот день, в тот момент? Несправедливо! Пять месяцев назад. Он мог увидеть его еще тогда. «... я продолжаю говорить с тобой? Просто не могу тебя отпустить. Я не вижу никого - перед глазами лишь ты. Во сне ты со мной. Врач не прав, я не излечиваюсь, я просто не живу. Лишь с Тэён я оживаю, и когда говорю с тобой. Я так тебя люблю...» Читать больше нет сил. Гук морально истощен. Зачем все это? Зачем было устраивать ад им обоим?! Страшно подумать о том, что Тэхёна могли не спасти, и это была бы его вина. Гук не знает, смог ли бы жить с этим грузом. Сама мысль скручивает внутренности от ужаса. Желание увидеть его становится невыносимым. Почему он набрал номер Минджэ, он не знает, но именно о нем был первый импульс. - Гуки? Это ты? Поверить не могу! Ты как? Ты в Корее? - Мин засыпал вопросами, радуясь, что Гук, спустя столько времени, объявился. А тот молчал, собираясь с мыслями. - Алло, Куки? Почему ты молчишь? - Мин, Тэхён, он... он... - И снова умолк, не зная, как задать волнующий вопрос. Минджэ, взяв недолгую паузу, произнес: - Он ждет тебя, Куки. Сбросив вызов и отбросив телефон, Гук дал волю своим чувствам. Тэхён ждет его. Он ждет…
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.