Фрау Шнайдер, я хочу тебя +7

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Rammstein

Основные персонажи:
Кристоф Шнайдер, Пауль Ландерс, Рихард Круспе, Тилль Линдеманн
Пэйринг:
Пауль/Шнайдер, Рихард/Тилль
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Драма, Дружба, Любовь/Ненависть
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика
Размер:
планируется Миди, написано 9 страниц, 5 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Непростые отношения между Паулем и Шнайдером, бунтующее и злое эго Рихарда, нежный и ласковый Тилль.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Данный фик написан с прекрасным соавтором под ником KadryaK, с которым, к сожалению, сейчас потерянна связь.

Глава 2

10 августа 2017, 13:56
Вечером Рихард спустился в бар отеля, поскольку идти куда-то еще не было никакого настроения. Заказав выпивку, Круспе в сотый раз стал прокручивать события сегодняшнего дня.
Злость приутихла, оставив горькое послевкусие ревности. Нельзя быть таким кретином и не видеть, что происходит под носом, наверно, другие уже давно в курсе.Он потянулся ко второй стопке, когда рядом кто-то сел. Гитарист повернулся, и с недоумением увидел Шнайдера. Тот хмурился и выглядел не очень счастливым.
— Составлю тебе компанию. — утвердительно сказал барабанщик.
Рихард развел руками. Он не был уверен, что действительно сейчас хочет видеть Кристофа, пожалуй, хуже была бы только компания Ландерса.
Шнайдер не обратил внимание на метания Круспе, и залпом выпил виски.
— Настроение накидаться, — откровенно признался он гитаристу и снова потянулся к стакану.
— Не поверишь, у меня тоже, — кисло ответил Рихард.
После нескольких бокалов Шнайдер расслабился и на его лице снова появилась такая знакомая улыбка. Он начал оживленно болтать, упомянув, что поругался с Паулем.
Рихард пил меньше, но пьяное добродушие появилось и у него.
Мысли снова закрутились не в ту сторону, уж больно близко был Шнайдер, такой красивый, такой пьяненький и улыбчивый.
«Такой мой».
Не успел Рихард додумать эти приятные пошлые мысли, как в дверном проеме замаячила фигура Ландерса.
«Ландерс, тупая ты сука, иди отсюда.»
Но Пауль не внял молитве Круспе и, презрительно ухмыльнувшись в сторону Шнайдера, уселся по другую сторону от Рихарда. Улыбка тут же исчезла с лица Кристофа, за что Рихард ощутил острое желание съездить Ландерсу по лицу. Хотя, приглядевшись, он понял, что его опередили. Светский разговор не клеился.Шнайдер молча пил, гитаристы тоже пили, вяло пытаясь поддерживать беседу. В конце концов Шнайдер ожидаемо вырубился за стойкой. Круспе и Ландерс потащили его в номер и положили на кровать.
— А че вы поругались-то? — Рихард тяжело опустился в кресло.
— Бабу не поделили — Пауль пьяно усмехнулся.
— Да ладно, не пизди. Я же видел…
— И что ты видел? — Круспе показалось, что голос Пауля зазвучал с угрозой.
— Что вам нравятся разные девочки.
Рихард уже собирался идти назад, как взгляд его упал на парик, валяющийся в куче вещей на столе. Мутными глазами он смотрел то на парик, то на Шнайдера. В какой-то момент он даже забыл, что в номере они не одни, пока голос Ландерса не вернул его к действительности.
Рихард очнулся, когда Ландерс пихнул его между лопаток. Он недоуменно посмотрел на гитариста.
— Круспе, отвисни, давай лучше еще выпьем… У меня есть коньяк. — потряс тот полной бутылью.
— А на него, понимаешь ли, зырить без толку. Он как целка. Бревно. — в голосе послышалась обида.
— И че с ним делать? — Рихард выхватил бутыль у Пауля и сделал большой глоток. Голова приятно закружилась, и Рихард чуть не упал.
— А ниче. Пусть спит. — Пауль повторил маневр с коньяком. — Деточка моя… — бросил он в сторону кровати.
— Пошли присядем — махнул он рукой в сторону диванчика.

Бутылка быстро пустела, и чем меньше жидкости в ней оставалось, тем больше развязывались языки у гитаристов. Тем сильнее они ощущали себя друганами не-разлей-вода.
— Понимаешь Риха — начал Пауль заплетающимся языком, размахивая практически пустой бутылью,
— Шнайдер, он моя баба… И баба мне не дала… Я, блядь, с любовью, а он. она… не дала. Не дала!
— Сука. — ответил Круспе, внезапно став очень понимающим и сочувствующим. — Все ба…абы, они, это. стервы! Во. А стерву надо наказать.
— Она мне еще по роже съездила, прикинь? — злость снова напомнила о себе, становясь опасной в пьяном дурмане.
— В. от тварь неблагода. рная — язык с трудом превращал мысли в слова,
— Давай ее трахнем? — внезапно предложил Круспе.
— Чего? — поддался вперед Пауль.
— Ну трахнем… Вдвоем.
— А че, давай! А то будет она мне…

Оба гитариста посмотрели в сторону кровати, на которой развалился Шнайдер, широко раскинув ноги и руки.
— Давай только посидим и обсудим. А то я бухой ни-ни… — Пауль улыбнулся, и улыбка его была недоброй.
Рихард коварно ухмыльнулся в ответ.