Как все должно было быть 0

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Драма, Фэнтези, Дружба
Размер:
планируется Миди, написано 3 страницы, 1 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Великий Раскол разломал время и пространство. Трещины покрыли мир, а из них вылезли чудовища.
Но два великих Мага Времени смогли это остановить, закрыв бреши, однако... с течением времени они открываются вновь.
Так что каждые сто лет избираются маги, чтобы вновь закрыть трещины хотя бы на некоторое время.
И вот к концу подходит очередной век...

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Пытаюсь работать со стимпанком, если у вас есть какие-то советы, смело пишите в лс :)

Пролог

13 августа 2017, 17:36
      Двое стояли посреди долины недалеко от леса, вглядываясь в пустоту, раскрытую перед ними. Они держались за руки, и в их лицах были схожие черты. Братья, возможно. Младший улыбался, размахивая второй рукой и что-то рассказывая собеседнику. Старший же в свою очередь одарял его одобрительной улыбкой и смотрел туда, куда ему указывали. Они словно обсуждали планы на будущее, решали, что же будет на этом месте через несколько лет. А может, через десятки лет. Или сотни.
      Сзади к ним подошел третий. Они обернулись, услышав оброненные слова подошедшего спутника. Улыбка на лице младшего стала шире, до ушей, и он протянул ему свободную руку, что-то сказав ему.
      Третий замешкался и – не сразу, но все же – взялся за протянутую ладонь.
      И яркий свет ослепил всех.

      Нийа проснулась и в тот же момент поняла причину слепящего света, так резко прервавшего ее сон: она вновь забыла задернуть шторы перед сном, и теперь вставшее солнце требовательно будило ее. Начался новый день, словно твердило оно, а девочка в ответ лишь тяжело вздохнула. Вот уже прошло почти три года с ее Посвящения и ее провала на нем. Вместе с теми трещинами на шаре словно треснула и ее связь с Мастером Валифором. Она будто разочаровала своего отца: с тех пор он стал проводить с ней все меньше времени, их занятия магией сошли на нет, и теперь она была предоставлена самой себе в этом огромном доме.
      Якоб же, ни разу не сомкнувший глаз за ночь, еще до рассвета выбрался из дома и отправился на очередную ночную прогулку, и уже возвращался с нее. Мастер Валифор, в доме которого он жил, не одобрял таких побегов, но он вновь покинул свой особняк в Эйфе и был в Столице по причине каких-то дел, так что Якоб был лишь под присмотром Нийи и пары слуг, не имевших таких проблем со сном, как он. Однако каждая новая ночь предательски сокращалась, усиливая тревоги, глодавшие его душу.
      Не успела Нийа спуститься по лестнице, а Якоб ступить на нее, чтобы подняться на второй этаж и вернуться в свою комнату, как в дверь постучались. Мальчишка замер в ужасе, а Нийа расплылась в улыбке:
      – Мастер Валифор! – воскликнули оба, но когда, подбежав, Нийа открыла дверь, их ожидал не человек, воспитавший их, а почтальон, вручивший им письмо.
      Эмун в свою очередь, когда горизонт лишь начинал алеть, уже был в кузнице, раздувая мехами пламя. Механик: в этом деле нужно не только разбираться в механизмах, но уметь и самому создавать и отливать детали; а потому половину своего времени он проводил рядом с печью или в мастерской, работая с металлом. Его Мастер, конечно же, был рядом, наблюдая за его работой и в большинстве случаев оставаясь недовольным. Но порой Эмун замечал, как губы Мастера Тита сжимались и лишь на мгновение складывались в улыбку. А сейчас он сам не мог сдержать улыбки: месяц подходил к концу, а значит, еще немного и его отпустят на отдых, он вернется в Эйф, в дом Мастера Валифора, где он, наконец-то, увидится…
      – Опять замечтался! – прикрикнул на него Мастер Тит, и Эмун вернулся к своей работе. Совсем немного, осталось совсем немного.
      Пока Эмун работал в мастерской в другом городе, Нийа блуждала по дому, скитаясь из комнаты в комнаты, в поисках книг, которые она и Якоб взяли из библиотеки и забыли вернуть на место. В письме Мастер Валифор обещал вернуться в ближайшие дни, так что дом нужно был прибрать к его приезду: сложно содержать в порядке такой огромный особняк, когда в нем лишь пара слуг, прослуживших в нем не один десяток лет (Мастер Валифор был человек привычек и не стремился нанимать новых работников). Так что для Нийи было обыденностью помогать в уборке, тем более что ее уроки магией прекратились за последние годы. Она попыталась втянуть и Якоба, которого нашла в библиотеке, мирно спящим; но так и не разбудила его, увидев, что за книгу он держит раскрытой на своей груди. «Маанар и Хараат». Да, поняла она его тревоги и оставила мальчишку спать.
      За делами время пролетело быстро, и когда Эмун протянул Мастеру Титу завершенную деталь, уже было темно. Его учитель, прищурив глаза, рассматривал творение своего ученика под лупой, предварительно надев еще и очки на свое худое вытянутое лицо. Эмун, нервничая в ожидании вердикта, покусывал губу и заламывал себе пальцы рук, спрятанных за спиной. А мигавшая лампочка под потолком лишь нагнетала больше волнений.
      – Хорошо, – в конце концов, отложил свою лупу Тит. – Раз уж ты все успеваешь…
      Эмун сжал губы, чтобы не выдать нараставшую улыбку.
      –…завтра мы начнем изучение материала следующего года, – завершил свою мысль Мастер. Плечи Эмуна поникли: это было не то, что он хотел услышать.
      Но прежде чем Тит продолжил говорить, внимание учителя и ученика привлек звон пневмопочты. Встав из-за стола, Мастер подошел к почтовому ящику, вытащил из него капсулу, а из нее – письмо. Его лицо мрачнело по мере того, насколько дальше по листу бумаги пробегали его глаза.
      – Планы меняются, Эмун. Завтра ты возвращаешься в Эйф, – и Мастер сжал в кулаке письмо.
      Мальчишка подпрыгнул от радости, но, поймав на себе взгляд учителя, встал смирно, поклонился, пожелал ему спокойной ночи и направился в свою комнату, где уже дал волю своим чувствам.
      – Я тебя слышу! – выкрикнул Тит, прерывая ликования своего ученика, по крайней мере, те, что могли дойти до его слуха, и перечитал полученное письмо еще раз.
      А в это время в Эйфе Якоб, наконец, проснулся. В окна библиотеки заглядывала полная луна, когда он осознал весь ужас. Он сорвался с места вверх по лестнице, не позаботившись о книге, читая которую и заснул. Якоб ворвался в комнату Нийи, но ее там не оказалось. Теперь уже он переходил из комнаты в комнату в ее поисках и, наконец, нашел ее на кухне. Она сидела за столом, положив голову на скрещенные руки, и спала, а рядом стояли чашки уже остывшего чая. Мастер Валифор сегодня не вернулся.
      С чувством облегчения он возвращался в свою комнату, но так и не вошел в нее: он услышал плач и стоны, доносившиеся из другого конца коридора, где была библиотека. Якоб знал: в ночи полной луны в доме Мастера Валифора всегда происходили странные вещи, – но все же, сглотнув подступавший в горле ком страха, медленно направился в библиотеку. Стараясь не заглядывать за перила, держась как можно ближе к стене, он спустился на первый уровень, слыша, как становятся громче стоны и всхлипы. И лишь оказавшись внизу, Якоб осмелился поднять взгляд и увидеть то, что слышал.
      Мастер Валифор сидел на коленях, прижимая к себе Нийу, безвольно лежавшую в его руках, и плакал, проговаривая сквозь стоны и плач:
      – Девочка моя… моя малышка…
      Глаза Якоба бегали по окровавленным рукам Мастера Валифора, видимо, пытавшегося остановить кровотечение, по луже крови растекавшейся под Нийей, по вещам, разбросанным по всей библиотеке, по разорванным книгам и полыхавшим то тут, то там листам бумаги. И по ужасу в глазах Эмуна, сидевшего на коленях перед Мастером Валифором, прижимавшим к себе свою дочь.
      В ужасе мальчишка отступал, покидая библиотеку, развернувшись, он ускорил шаг.
      – Якоб? Все хорошо? – наткнулся он в холле на Нийу и бросился ее обнимать. – Тебе снова приснился кошмар?
      Он, стараясь не смотреть на нее, чтобы скрыть весь свой ужас, пробормотал:
      – Мне нужно прогуляться, – и выбежал в дверь, оставив ее недоумевать.
      Нийа проследовала за ним к дверям, но так и не сошла с веранды, наблюдая за тем, как Якоб исчезает в лесу. Вздохнув, она направилась в дом, но задержалась у входа, взглянув на висевший фонарь. Она открыла его, дунула в него, и когда в нем образовался маленький огонек, захлопнула дверцу и вошла в дом.
      Нийа намеревалась пойти свою комнату, но остановилась перед ступеньками: не в первый раз в этом доме она заметила краем глаза некую тень, – обернулась и увидела себя. Ее копия казалась немного выше, волосы у нее были длиннее, одета в одежды, которых у нее не было, испачкана в грязи. Двойник тяжело дышал, глядя на нее, словно после долгого бега.
      Мастер Валифор – один из двух величайших магов времени за всю историю мира; а потому неудивительно, что в его доме происходят странные вещи. В доме, где время вихрится и спутывается, ты вполне можешь встретить собственный призрак. «Эхо другого дня», как Нийа называла подобные видения, уже давно к ним привыкнув. А потому две девушки просто обменялись кивками и разошлись по своим дорогам: одна поднялась по лестнице, другая направилась дальше вглубь дома.

      Нийа. Эмун. Якоб.
      Приближался Маанар, и размеренным жизням этих троих детей, связанных одним домом, суждено было перевернуться. А пока надвигалась эта судьбоносная волна, которую ощущал из них один лишь Якоб, Нийа была счастлива в ожидании скорого приезда Мастера Валифора, затем и Эмуна, которого в свою очередь наполняла радостью мысль о более раннем возвращении домой.
      Якоб же был в ужасе.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.