Незнакомцы 85

_ mapache _ автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Иван Ожогин, Ростислав Колпаков, Елена Газаева (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Иван Ожогин, Ростислав Колпаков, Елена Газаева
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Дружба Отклонения от канона Повседневность Пропущенная сцена Счастливый финал Флафф Юмор Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
У Лены Газаевой, только-только приехавшей в Москву в поисках счастья и работы, имеются: прекрасный голос, мечты о музыкальном театре, парочка весьма оригинальных соседей и съёмная квартира с феноменально тонкими стенами в ванной.

Посвящение:
Героям.

Моей любимой Д.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Написано благодаря этому посту: https://vk.com/wall-75601297_71831 и моей любимой Д.

Нуждается в отзывах, как Сара Шагал — в мозгах.

***

Работа что-то забыла в популярном, поскольку всё я заскринить не додумалась, напишу самые высокие места:
#20 "Джен по жанру Пропущенная сцена" и "Джен по жанру Флафф"
#50 (выше некуда, но блин, я прифигел) "Джен по жанру Повседневность"
14 августа 2017, 20:35
Примечания:
Действие происходит во вселенной моих и не очень хедканонов, любые совпадения с реальностью случайны, а моя обида на Лену (тоже хедканонную) за несдержанное обещание — реальна.
      Квартира сдавалась подозрительно дёшево. Лене стоило бы заподозрить что-то, но она была слишком рада, чтобы думать о подвохах: метро рядом, квадратных метров более, чем достаточно, соседи ничего против занятий вокалом не имеют (с подозрительным видом клялся и божился хозяин) — прям таки не квартира, а мечта.       «Сюрприз» обнаружился на третье утро, когда Лена, как всяк нормальный человек, отправилась принимать душ. Справа начали петь какой-то романс. Слева тут же заматерились. Мадемуазель Газаева, будучи девушкой культурной, поздоровалась с, как она догадалась, соседями и поинтересовалась, какого, собственно, чёрта тут творится.       — Добро пожаловать в ад, — прохрипел левый голос. Лена нервно хохотнула.       — И познакомьтесь с его владыкой, — фыркнул правый, — и, по совместительству, нашим общим соседом.       — А вот и неправда! — левый голос решил оскорбиться: — Это ты вечно воешь свои ужасные романсы.       — Зато твоя собака лает в три часа ночи, — парировал правый голос.       — Не заставляй меня спрашивать, что ты делаешь в такое время в ванной!       Препирания продолжились, а Лена, абстрагировавшись от странных соседей, решила-таки помыться и, дабы ей не мешали спорящие голоса, спеть.

***

      Следующим утром Левый, услышав ворчание в ответ на коллективное пожелание доброго утра, поинтересовался, давно ли Лена поёт и что планирует с этим удивительным умением делать.       — Хочу пойти в музыкальный театр, но кто ж меня туда возьмёт? — поделилась страданиями Газаева.       — Забудь об этом ради всего святого, — настоятельно порекомендовал Правый.       Лена обиделась и больше с соседями в тот день не разговаривала.

***

      Потом водные процедуры начались с весёлых завываний на тему «Раскудрявого клёна» слева и возмущений справа: романсы, значит, ужасны, зато «это» — верх артистического искусства. Лена рассмеялась и чисто из желания отомстить начала подпевать левому голосу. Правый сказал что-то вроде «о господи!», театрально и очень громко плюнул и тоже запел.       Лена не могла признать, звучали они трое прекрасно, хоть и не особо старалась: Левый больше орал, чем пел, Правый особо не напрягался, да и она из-за постоянных смешков часто «плыла» мимо нот. Собственно, этим наблюдением Газаева и поделилась с соседями.       — Когда я-таки прославлюсь (несмотря на кое-чьи уверения в обратном), вы оба будете приглашёнными гостями на моём сольном концерте.       — Почту за честь, мадемуазель, — промурлыкали слева.       — Спорим, я убью его раньше, чем это случится? — фыркнул Правый.       Лена рассмеялась и подумала, что с соседями ей всё-таки очень повезло. Вслух, правда, не сказала этого: загордятся ещё.

***

      Это было странно, но за несколько недель они так и не пересеклись на лестничной клетке. Соседи Лены также не были знакомы лично и даже имён друг друга не знали (это выяснилось посредствам расспросов их по отдельности). На месяц своего пребывания на новом месте она решила пригласить их к себе: друзей в столице всё равно было катастрофически мало, несмотря на газаевское дружелюбие, да и имеющиеся прийти не обещали. Отказ был ожидаемым, но всё равно обидным.       — Я бы с удовольствием, но освобожусь только в двенадцатом часу, — справа послышался печальный вздох.       Слева сообщили, что желают остаться инкогнито, но обязательно подарят что-нибудь в честь такой памятной даты. Собственно, именно эта фраза сподвигла Лену провести почти весь день у дверного глазка, что, разумеется, не принесло никаких результатов. Когда она выходила в магазин, дабы разжиться бутылочкой шампанского, кто-то — действительно, кто бы это мог быть? — поставил ей под дверь тортик со взбитыми сливками.       — Уверены, что не хотите присоединиться? У меня есть сомнительного происхождения шампанское и ещё более сомнительного — торт. Кстати, спасибо за него, мой левый друг.       Ожидаемо никто не ответил. Тот вечер Лена отмечала в компании подруги и телевизора.

***

      — А где наш любитель романсов? — раздался ставший уже родным голос Левого. Лена закатила глаза: споры её соседей по поводу музыкальных вкусов неизменно вызывали улыбку.       — Он пару дней назад сказал, что уедет. Ты спал ещё тогда… или уже ушёл, — ответила Газаева, надеясь, что улыбка не очень слышна в голосе.       — Вы мылись без меня?! — фраза была произнесена так обиженно, что Лена не сдержалась и засмеялась в голос.       — Зато теперь мы несколько дней будем, как ты выразился, «мыться» без него.       В ответ ей запели какую-то арию, которую Лена ко второму куплету радостно, хоть и глотая по незнанию слова, подхватила.

***

      — Мои дорогие друзья, прощайте! — пропела счастливая Газаева, впархивая в душевую кабину.       — Это с чего бы? — раздалось справа.       — Куда ж ты без нас? — поддержали слева.       — На кастинг мюзикла «Бал вампиров» в питерском Театре Музыкальной Комедии, — всё так же радостно прощебетала Лена. Правый чем-то подавился (водой, видимо), Левый удивлённо присвистнул.       — Ну… удачи, — напутствовал её правый голос, — отговорить не получилось, я честно пытался, так что верю в тебя.       — Не забывай, что обещала спеть с нами на сольнике.       — Помню-помню! Уезжаю вечером, мальчики, не скучайте, — Лена рассмеялась и убежала собираться. Соседи решали для себя что-то очень важное.

***

      Лена теребила край светлого платья, пытаясь перестать волноваться. Два тура кастинга было позади, и теперь ей нужно было спеть дуэтом с одним из будущих графов фон Кролоков. Страшно было до одури: одно дело петь одной, другое — с партнёром. Совершенно незнакомым партнёром, которого ты до этого в жизни не видела и даже не представляешь, как он поёт! Ну, хорошо, наверное, раз уж прошёл. И всё-таки Лена очень волновалась.       На сцене стоял кто-то высокий. Когда в тебе метр шестьдесят с кепкой, любой человек будет казаться высоким, но этот был… выше ста девяноста точно. Газаева посмотрела на свои ноги в кедах и подумала, что, возможно, стоило ради такого случая надеть каблуки. А тем временем её позвали петь.       Сначала голос показался просто смутно знакомым. «Слышала где-то», — успокоила себя мысленно Лена, вспоминая, сколько кастингов было в её жизни. Артистов чудного жанра мюзикла в России было не так много, так что пересечься с кем-то два и больше раза было просто. Но вот этот граф — в миру, кажется, Иван Ожогин — запел в полный голос, и Газаева наконец-то узнала его. Она даже петь чуть не забыла от шока. Но, кажется, никто не заметил её прифигевшей физиономии. Да и получилось у них… весьма и весьма неплохо.       — Ты! — воскликнула Лена, когда они допели и вышли в фойе театра: — Почему ты не сказал мне, что тоже тут будешь?       Впрочем, ответ ей не требовался: девушка тут же обняла внезапно встреченного соседа и засмеялась.       — Как же я всё-таки рада… может, и третий наш друг тут? — она весело посмотрела в глаза улыбающемуся ей Ивану — Ване. — Я слышал голос ангела, — бодро возвестил из-за их спин ещё один до боли знакомый голос, — но дуэтом с ним пел сущий дьявол, — продолжил он хрипло. Лена была готова визжать от радости. — Я Ростик, кстати говоря. Не Слава.       — Лена. Не… да меня никак по другому и не обзовёшь, — фыркнула девушка, — И всё-таки, вы оба собирались на кастинг и не сказали мне? Как не стыдно? А если бы я вообще не узнала о нём? — Лена не могла понять, обижаться ей или радоваться, поэтому меняла эмоции со скоростью десять штук в секунду.       — Я от тебя узнал, что кастинг будет, — сказал Ростик, — ну и пошёл.       — Я давно знал о нём и думал тебе как-нибудь сказать… — Ожогин почесал рукой затылок, — Но ты сама разузнала как-то. Лене на это сказать было нечего. Ей отчего-то казалось, что теперь уж удача наконец-то будет на её стороне: роль дадут, да и с певучими вечно препирающимися соседями работать они теперь будут вместе. Только вот… Где ж найти три соседние квартиры для общих репетиций в таком огромном Питере?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.