И миру будет дана вечная жизнь 111

_Ничья_ автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Описание:
Взрыв на Конклаве погубил всех присутствующих... кроме двоих: леди Тревельян и васгота-наемника Адаара. Обоих принимает в свои ряды воссозданная Инквизиция. Чем обернется для Тедаса столь странная случайность... или воля Создателя?

Посвящение:
Лизе Бронштейн, у которой я нагло сперла идею. У нее были два Героя Ферелдена, а у меня двое, э-э... других героев.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
В шапке указаны только самые основные персонажи. Второстепенные, но тоже важные: Лелиана, Варрик, Жизель, Вивьен, Блэкволл, Дориан, Железный Бык...

По мере написания список персонажей будет пополнятся, рейтинг, жанры и предупреждения меняться... но не радикально. Любовные линии будут только канонные и не в фокусе.

Вряд ли народ Тедаса на самом деле так легко принял бы Вестника или Вестницу Андрасте не-человека. Да и главой Инквизиции вряд ли сделали бы кого угодно только по факту метки на руке. Если убрать игровую условность, и, скажем так, разделить роль Инквизитора на две (оставив метку в единственном числе, конечно)... все станет, во-первых, реалистичнее, а во-вторых... ну, в любом случае, это уже будет другая история, верно?

Кроме этого момента я попытаюсь достоверно обыграть и другие косяки и условности канона.

Портреты-скриншоты героев: https://hostingkartinok.com/show-image.php?id=a6912391b02de814598cd602a945959a и https://hostingkartinok.com/show-image.php?id=74d9ce12940a067a00362494d438d4d6

А вот так их нарисовала изумительная Rittik: https://www.deviantart.com/rittik/art/Stained-glass-DAI-772333450. И вот так тоже: https://hkar.ru/ZM0t ;)

С большинством моих мини по этой серии игр этот роман никак не связан. А с этим: https://ficbook.net/readfic/6406529 - связан.

***

По мотивам этого моего романа великолепная Лиза Бронштейн пишет умопомрачительную пародию "И Миру Будет Дан Суровый Пендель": https://ficbook.net/readfic/5951747

Глава пятьдесят четвертая

10 февраля 2020, 01:22
      За прошедшее время в Убежище наконец наступила весна – хотя в низинах лето уже давно было в разгаре. Лед на озере растаял, зелень пошла в рост. Но на склонах и шапках окрестных гор снег еще лежал.       То, что Инквизиция лишилась двух третей личного состава, имело хотя бы одну положительную сторону – теперь солдаты не «сидели друг у друга на головах», как выражался Страж-Констебль. Там, где раньше теснились только палатки и временные шаткие бараки, уже построили одну хорошую казарму и начали строить другую. На лугу за озером паслись лошади Инквизиции. На мостках сидели рыбаки. Какой-то незнакомый Каарасу офицер учил новобранцев правильно падать на вытоптанный плац.       Адаара приветствовали с большим воодушевлением. Тайный канцлер, исполняющая обязанности главы совета, пока Кассандры не было, тоже встретила его довольно любезно. Пока Каарас ехал из Внутренних земель, вороны уже успели принести в Убежище последние новости, и Лелиана предоставила ему возможность прочитать все полученные птичьей почтой письма – у нее самой же были какие-то срочные дела, из-за которых она могла присутствовать нас совете только через пару часов.       Переговоры с королевой прошли не так идеально, как в предыдущем мире, но, по мнению леди Монтилье, вполне приемлемо – активно мешать Инквизиции правительница Ферелдена все же не собиралась. Леди Тревельян и сер Каллен выехали в Убежище на день позже Каараса. Леди посол и мать Жизель продолжили попытки рекрутировать магов, оставшихся без предводительницы – Великая Чародейка Фиона ожидала королевского суда. Кассандра тоже пока оставалась в Редклифе.       Искательница выяснила следующие последствия их авантюры со временем: все жители города, судя по всему, были из той самой реальности, откуда солдаты Инквизиции перемещались в прошлое по душу магистра. То есть, редклифцы, в том числе эрл, считали, что тевинтерцы уплыли восвояси с частью магов-южан и так далее, потом каким-то чародейским образом вернулись и пытались поймать Вестницу Андрасте в ловушку. В таком случае получалось, что рабы, остававшиеся в замке, и маги, уплывшие с северянами, просто потерялись во времени – их не было ни в городе, так как во внутренней реальности он уплыли восвояси за его черту, ни вне города, так как во внешней реальности они никуда не уплывали, потому что город окружал магический барьер. Это прекрасно иллюстрировало опасность игр со временем. Впрочем, не факт, что в новой реальности пропавших не было нигде вообще – Солас предполагал, что мир стремится к максимально естественным состояниям, и можно было ожидать, что рабы и уплывшие маги здесь каким-то внутренне логичным образом были за пределами Редклифа во время снятия барьера. Но у Инквизиции были куда более важные заботы, чем искать их для проверки умозрительных предположений.       Эрл Теган был преисполнен благодарностью к Инквизиции и обещал приложить все усилия к тому, чтобы смягчить отношение королевы к ордену. Как писала леди Монтилье, по букве закона он имел право и без оглядки на королеву отказать магам в праве поселения в его эрлинге, но для него такое явное противостояние воле Аноры Ферелденской грозило неприятными последствиями, и эрл не хотел бы доводить до такого. Возможно, его старший брат, советник королевы, мог бы помочь – и правитель Редклифа уже написал ему, но все требовало времени.       Предупреждение об армии демонов и заговоре против императрицы было отправлено с личными воронами Селины Орлесианской при первой возможности.       Сразу же после ознакомления с новостями Адаара настоятельно пригласила к себе советница по вопросам магии. Передать ей амулет времени и документы к нему он собирался на совете, в присутствии тайного канцлера, но отказываться от визита не стал. Первая Чародейка была разодета в пух и прах, как всегда, что нормально смотрелось в Орлее, но странновато здесь, в ферелденской глуши. Бело-серое платье с разрезами, сияющие бриллианты на темной коже… лишь бритая голова контрастировала с этим великолепием. Рядом с мадам Вивьен была Ралаферин (они прибыли вместе, эльфийка сопровождала Каараса вместо оставшегося во Внутренних землях Соласа). Долийка, сняв маскировочные чары с руки Адаара, тут же, высокомерно задрав нос, удалилась. Похоже, магессы не очень ладили.       – Как только я почувствовала обратный каскад сдвигов Завесы, цветик мой, я начала готовиться к вашему прибытию, – сообщила саирабаз, внимательно изучая его ладонь, переливающуюся зеленым светом. – За время вашего отсутствия я неплохо изучила Брешь, но я бы не назвала это хорошей новостью: у меня возникло сомнение в том, что с тремя сотнями магов, да хоть с тысячей, мы с вами сможем ее закрыть окончательно. В гармониках Бреши есть соответствие таковым вашей метки, но есть и другие каркасные элементы. И чему они соответствуют, я даже не могу предположить. Наш высокоученый подзаборный маг, – она ядовито улыбнулась, – примерял к Бреши древние артефакты, с которыми он возится, и хотя схема их чар имеет до странности схожие участки, они все равно не то. Вы следите за мыслью, дорогуша?       – Да, – он не понимал терминов, которыми она изъяснялась, но общую суть улавливал. – Чтобы закрыть Брешь окончательно, нужен и другой ключ, кроме моей метки, и что он такое, вы не знаете.       Сказав это, Каарас вдруг понял, что у него как раз есть информация об этом втором ключе – из будущего. Брешь была (или будет) открыта вновь, когда Убежище заняла армия демонов. У того, кто приведет их, и будет этот второй ключ… у какого-то эмиссара Старшего или у самого Старшего.       Саирабаз внимательно посмотрела на него:       – Совершенно верно. Кто же вас обучал, цветик мой? Кто заострил и отполировал ваш недюжинный ум?       Каарас пожал плечами. С этой интриганкой следовало быть очень острожным: даже просто сказать, что его обучали родители, показалось ему неосмотрительным.       – У меня есть предположение насчет второго ключа к Бреши, – и он озвучил свою мысль. Советница по вопросам магии, выслушав, согласилась с его умозаключениями, но заявила, что надеяться только на возможность отнять второй ключ у врага не стоит.       – Ах, если бы вы были человеком или хотя бы гномом, – вздохнула саирабаз, – я смогла бы предложить вам головокружительные перспективы, сер. Так жаль…       – Я более чем доволен своей расой, мадам, – это было не совсем так, у жизни васготов хватало и отрицательных сторон при всех плюсах вроде силы и выносливости, но признавать это перед Первой Чародейкой он не хотел.       Улыбнувшись, она продолжила осмотр уже без комментариев, иногда делая над меткой скупые пассы. Закончив, саирабаз самостоятельно навела на его ладонь маскировочные чары (Каарас задался вопросом, зачем тогда тут была долийка, раз Первая Чародейка уже изучила их сама) и записала что-то в рабочий блокнот в кожаном переплете с серебряными вставками.       – Завтра с утра нам с вами нужно будет сделать еще один ряд пробных взаимодействий с Брешью, дорогой мой. Мы тщательно определим все элементы Бреши, относящиеся к вашей метке, вычтем их из общей формулы, построим профиль недостающего артефакта и попытаемся создать его самостоятельно. А сейчас, думаю, вам хочется отдохнуть с дороги, сер.       До совета еще оставалось время. Каарас оправился к себе, где его ждал Северин с накрытым обедом и несколькими бутылками пива. Оруженосец от избытка чувств хлопнул васгота по колену – до плеча не доставал, пересказал пару новостей, передал ему пришедшее за прошедший месяц письмо. Оно было кратким, как все письма от Шокракар:       «Като вернулась в таком виде, будто вылезла из пасти дракона. И ещё несколько ребят. Почти все ранены. Все злые. Но живые. Живые – это важно. Говорят, их выпустили из темницы какого-то дворянина люди в доспехах с волосатым глазом. Я так поняла, это твоих рук дело. Спасибо.

Шокракар

      А, еще. Нам до сих пор не заплатили».       Похоже, Шокракар все еще надеялась на оплату контракта, хотя леди Монтилье давно расписала ей причины неуплаты. Каарас не настолько хорошо разбирался в законах на этот счет, чтобы понять, кто из этих двух столь уважаемых им женщин прав, поэтому не видел смысла вмешиваться.       К письму был приложен список имен всех вернувшихся и всех точно мертвых. Все они были из группы Като. А судьба группы Сатокаса так и оставалась неясной.       – Без вас с Вестницей дела хреново шли, – поделился гном, откупоривая первую бутылку и разливая пиво по кружкам, – но сейчас авось наладятся. Давай, за успех, что ли.       Они чокнулись кружками и выпили – пиво было хорошим, с легкой горчинкой.       На совете, который был созван через час, Каарас изложил еще раз все недавние события, начиная с отплытия тевинтерцев, которого в этой реальности не произошло. Это заняло еще почти час, хотя он старался излагать только самое важное. Тайный канцлер и советница по магии выслушали его в напряженном молчании.       – Цветик мой, если амулет времени действительно способен на все это, его нужно уничтожить как можно скорее, – наконец, сказала Первая Чародейка. – Это крайне опасная вещь, в чем вы убедились сами.       Эта магесса не в первый раз демонстрировала удивительное благоразумие – к сожалению, очень редкое у саирабазов. В иной ситуации Каарас, пожалуй, согласился бы с ней.       – Но это наш единственный шанс предотвратить нападение армии демонов на Орлей, мадам Вивьен, – возразила ей Лелиана, – если мы будем осторожны, если мы тщательно изучим этот артефакт…       – То что-нибудь все равно пойдет не так, дорогая моя. Кто знает, сколько еще подобных сдвигов Завесы и слияния реальностей выдержит наш бедный мир? Вдруг следующий раз окажется фатальным? Армия демонов представляется мне меньшей угрозой… тем более, что мы предупреждены. Надеюсь, императрице уже послали ворона?       – Да, – кивнул Каарас.       Лелиана упрямо тряхнула головой:       – Предупреждение не поможет, даже если императрица поверит ему, а это вовсе не гарантировано. Оно уже опоздало. В Орлее, если вы забыли, мадам, идут две гражданские войны одновременно. За полтора месяца ее величество при всем желании никак не успеет примириться с мятежным герцогом, прекратить побоище между магами и храмовниками и выставить подобающую армию. «Лояльные» храмовники покинули Орлей и вряд ли вернутся, лояльных магов, способных сражаться, не так уж много…       Саирабаз вздохнула.       – Мы можем потерять Орлей, если не остановим армию демонов, да. Если информация из будущего правдива, мы потеряем половину материка уже через год. Но мы можем потерять саму реальность, если что-то напутаем в использовании этого амулета времени. Понимаю, вам сложно осознать угрозу такого масштаба, милая моя, и все же попытайтесь представить последствия.       – Амулет использовали многократно и тевинтерцы, и Инквизиция, и пока реальность на месте, – крайне холодно ответила Лелиана. – Далеко не каждое его использование приводит к сдвигу Завесы. Не стоит приравнивать рискованность чего-то к неминуемому провалу…       – Боюсь, вы совершенно не компетентны в магии, цветик мой, чтобы рассуждать об этом, – с оскорбительной снисходительностью произнесла мадам Вивьен.       Этот конфликт нужно было прекратить, пока советницы не попытались выцарапать друг другу глаза.       – Я согласен с тем, что амулет, вернее, амулеты, необходимо будет уничтожить, – сказал Каарас, поднимаясь во весь рост для привлечения внимания, – но все же после того, как мы попытаемся исправить будущее. Армия демонов, завоевание материка Старшим – это меньшее из зол. Мои извинения, я недостаточно заострил внимание на том, что произойдет с Брешью.       Ему было сложно рассказывать о чем-то подобном, он чувствовал недостаток слов, тут требовались навыки скорее поэта, чем воина. Да и очевидцем он был лишь малой части, но помнил слова Кассандры из будущего: «земля с небом смешалась». Кажется, его красноречия не хватало – Первая Чародейка слушала его все так же скептически.       – И все же в том будущем вы могли жить, шли по земле, дышали воздухом, дорогой сер Каарас. В нем существовала материя, действовали базовые законы реальности… по большей части. То, что вы описали, не выходит за рамки обычного для Тени. Я же говорю об опасности совсем иного уровня, чем висящие в воздухе камни и исчезнувшие ворота замка. В любом случае, у нас впереди еще два месяца – не вижу необходимости принимать решение прямо сейчас, в спешке. Лелиана, душенька, не стоит так щуриться, останутся морщинки…       Каарас заметил, как яростно вцепились холеные ногти тайного канцлера в подлокотник кресла, но на лице ее ни дрогнул ни один мускул, на губах застыла легкая полуулыбка. Саирабаз, изящно поднявшись с кресла, царственно вышла из зала совета.       – Она честна в своих опасениях или?.. – негромко спросил он. Но Лелиана пропустила его вопрос мимо ушей, ответив невпопад:       – Воображает, что свет на ней клином сошелся. Что ж…       Каарасу было жаль, что сейчас тут нет Кассандры и леди Монтилье – они сумели бы вернуть ситуацию в здравое русло. Может быть, ему завтра стоит поговорить с Первой Чародейкой не в присутствии Лелианы?.. или действительно подождать, пока в Убежище прибудет полный состав совета?       – Я еще нужен вам, сестра Лелиана?       – Нет, можете быть свободны, – задумчиво отозвалась она.

***

      Было так странно увидеть Убежище не под снегом. Сейчас только Эвелина остро почувствовала, что вернулась в иной мир… так глупо, ведь в той реальности, в которой она уезжала из горной деревни, все должно быть ровно так же. Интересно, как там? Ее двойник тоже вернулась в Убежище? Видит такую же свежую зелень, те же старые дома, те же новые казармы, вдыхает запах влажной земли и древесины?.. или в том мире что-то сложилось иначе?..       Вестницу Андрасте встретили с той же помпой, как и в тот раз, когда Эвелина якобы прекратила рост Бреши – с криками «ура», с церковными гимнами, с флагами, со слезами на глазах. Эвелина улыбалась всем и протягивала ладони встречающим, чтобы к ним прикоснулись. Ее почтительно сняли с Каленхада, чтобы качать на руках, ее несли к воротам, будто живое знамя… все повторялось, но в первый раз девушка была ошеломлена и сбита с толку, полна стыдом за богохульство и обман, а сейчас все было иначе. Эвелина видела разные лица: радостные или гордые, сияющие надеждой или фанатичной верой. Вестница вернулась, и значит, они не зря оставались в Инквизиции, когда многие и многие, разуверившись, сняли плащи, их долгое ожидание оказалось не напрасным. Она все же не подвела их.       И еще одно было иным: ее совесть затихла. Это немного пугало, и все же было так – душа девушки оставалась спокойной… наверное, с того самого момента, как в будущем Эвелина дала перед горсткой измученных и обреченных солдат Инквизиции клятву не сворачивать со своего пути, даже если придется идти по нему одной. Она будет поступать, как следует Вестнице Андрасте, пока не погибнет – или пока не победит. Ложь это или правда, грех или чудо. Она поклялась и выполнит клятву.       Ей необходимо было сказать речь, поблагодарить солдат и штатских членов Инквизиции за верность, дать новую надежду. Единственное что, Жозефина, провожая Эвелину в Убежище, предупредила ее, что нельзя прилюдно упоминать Старшего, и тем более то, что Инквизиция теперь в курсе его преступных замыслов. Если у того есть лазутчики – а они наверняка есть – до злодея может дойти эта информация и заставить его эти планы поменять. И о его новых кознях Инквизиции уже неоткуда будет узнать.       Эвелина отыскала глазами в толпе сера Каараса – это было очень просто благодаря его росту и рогам, и васгот понял ее легкий кивок, пробрался сквозь толпу и встал за ее правым плечом.       – Друзья мои! – она раскинула руки, и толпа почтительно притихла. – Вы, наверное, знаете: я и мои товарищи были в плену у малефикара, захватившего Редклиф, за колдовским барьером. Недавно мы, наконец, вырвались из этой ловушки. Теперь Редклиф возвращен законным властям, преступник мертв, а мы свободны. Мы победили!       Переждав восторженный рев и выкрики, она продолжила:       – Да, это был тяжелый месяц для Инквизиции. Но он позади. Благодаря вашей вере и верности орден выстоял и сплотился. Спасибо вам, друзья! Знайте, впереди нас ждут новые победы. Мы принесем на Тедас мир во славу Создателя и Андрасте!       Снова радостные крики, аплодисменты… снова некоторые упали на колени и даже ниц в молитвенном экстазе – и это все еще вызывало в Эвелине внутренний протест, она хотела бы сейчас крикнуть этим людям и эльфам, чтобы они не унижались перед ней, но снова не решилась. Каким-то чутьем она понимала, что такое требование лишь оскорбит и оттолкнет от нее этих бедолаг, в их наивных умах коленопреклонение было выражением искренней любви и веры, и, отвергнув его прилюдно, Эвелина поступила бы жестоко. Вместо этого девушка запомнила несколько лиц, собираясь как-нибудь подойти и поговорить с ними, узнать их, и, возможно, мягко наставить, напомнить, что по церковным канонам в молитве даже перед Создателем и Андрасте следует преклонять лишь одно колено.       В первые ряды встречающих наконец-то не без труда пробилась Несса. Она едва не подпрыгивала от восторга, хлопала в ладоши, и, когда Эвелина закончила речь, бросилась к ней:       – Миледи, миледи! А уж я молилась, молилась за вас!.. Вы похудели, бедненькая!..       – Несса, все хорошо…       Но горничная едва слушала:       – Ой, пойдемте, я вам ванну сделала с дороги, а уж вещички-то чистые я давно приготовила, как вороны прилетели. Или вы кушать хотите? Ох, миледи, ну как же я рада, что вы вернулись!.. А вас не было, я так плакала, так плакала!..       Эвелина покорно последовала за горничной в комнату для купания, понимая, что той надо выговорить все переживания последнего месяца. Причитая и ахая, эльфийка помогла ей раздеться и забраться в ванну с душистой водой. Впрочем, когда, вооружившись пемзой, Несса начала обрабатывать Эвелине пятки, монолог ее свернул на излюбленную тему – сплетни о чужих любовных делах.       – Представляете, миледи, некоторым нашим девчонкам нравится Серый Страж с этой-то его жуткой бородищей. Ну не дуры?! Орлеец, говорят, значит, ухаживать умеет, говорят, слова красивые знает. Крутятся вокруг него, глазки строят: ах, герой… а он еще чего-то носом крутит! Представляете, какой переборчивый нашелся? К нему девка молодая лезет, а он – ничего! Ну то есть, комплименты говорит, но так, знаете, свысока. Ишь! Представляете?! С его-то рожей…       Эвелина уже знала по опыту, что просьбы замолчать не работают, поэтому попыталась сосредоточиться на приятном тепле и травяных ароматах ванной, но отрешиться от голоса Нессы не могла. Так она узнала о еще трех каких-то любовных историях совершенно незнакомых ей людей и эльфов. Впрочем, третья история, о поваренке и судомойке, была даже милой…       Уже в своей комнате Эвелине пришлось выслушать от своей помешанной на скабрезностях горничной очередную дикую басню:       – Но это еще что! Этот-то гном, писатель который, он вообще больной, вы знали?! Извращенец! Стыдно сказать…       – Несса! – все же попыталась взмолиться Эвелина.       – Он днем-то нормальным прикидывается, а ночью… вы ни за что не догадаетесь, миледи, что он делает.       – Это его личное дело, пожалуйста, я не хочу…       – Нормальные мужики баб пользуют, а он – свой арбалет!       – Да что за чушь! – Эвелина почувствовала, что краснеет. – Мастер Тетрас просто… ну, многие называют оружие женскими именами, это старая традиция. Это не значит…       – Ой, миледи, еще как значит. Там у арбалета этого выдолблена дыра, как раз под размер…       – А-а-а, замолчи! – Эвелина зажала уши ладонями и зажмурила глаза. – И выйди вон! И еще одна такая мерзкая сплетня про кого-нибудь – вычту из жалования, я серьезно.       – Я это говорила просто, чтобы вы были осторожнее с этим извращенцем, миледи, – надулась Несса, – а то мало ли, что ему в голову взбредет.       – Выйди! – Эвелина непреклонно показала эльфийке на дверь.       Пообедав, девушка собиралась навестить лазарет, ободрить больных и раненых, как вдруг к ней пришла сестра Лелиана.       – Явился канцлер Родерик и желает встречи с вами, – без предисловий заявила она.       Эвелина оробела – она сразу вспомнила гневного старика, называвшего ее еретичкой. Он вернулся в Убежище, чтобы продолжить обвинять ее? Уже после того, как Церковь вынесла вердикт в ее пользу?       – Наверное, нужно собрать совет, сестра Лелиана?       – Конечно. Я уже послала за остальными. Но вас, леди Тревельян, я решила предупредить лично, – тайный канцлер окинула ее внимательным взглядом. – Думаю, вам следует облачиться в строгий вариант официального платья Вестницы.       – Он… канцлер Родерик… чего он хочет?       – Мне он не сказал. Он желает увидеть именно вас. Где ваша горничная?       – Я… Несса рассердила меня, и я приказала ей выйти.       – Нет времени разыскивать ее, я помогу вам, – сестра Лелиана открыла платяной шкаф и вынула оттуда плечики с белым одеянием. – А вы попытайтесь настроиться на разговор. Не показывайте смущения, будьте спокойны, и помните – вы чисты перед Создателем.       Сестра Лелиана помогла Эвелине одеться и нанести макияж. У самой Эвелины никогда не получалось с помощью туши, теней и помады как-то существенно изменить свою внешность, она красилась только затем, чтобы ее не путали с юношей. А вот тайный канцлер была настоящей мастерицей – будто бы играючи она сделала лицо Эвелины тоньше и одухотвореннее.       – Сестра Лелиана, вы так искусны!       Та чуть улыбнулась:       – Я обязательно научу вас в свободную минутку. А туфельки к этому платью так изящны, правда? Ни бантов, ни бисера – лишь тоненькая серебряная нить. У меня было огромное искушение заказать себе такие же, миледи, но пришлось от него удержаться. Все, мы можем идти.       В комнате совета уже ожидали мадам Вивьен и сер Каарас. Первая Чародейка выглядела очень грациозно в лиловой тунике поверх обтягивающей жемчужно-серой блузы и таких же лосин, в высоких сапогах из серебристой замши и в серебряном головном уборе с «рожками». Сер Каарас был не при параде.       – Командующий армии как всегда опаздывает, – заметила мадам Вивьен, – это так раздражает. Даже в Ферелдене, мне казалось, люди уже научились пользоваться часами…       – Серу Каллену приходится идти сюда от казарм, а они за чертой деревни, – не могла не вступиться за него Эвелина. – И у него так много дел…       – У всех много дел, душечка, – отмахнулась магесса.       Наконец, вошел и сер Каллен. Светлые волосы его были в некотором беспорядке, на лбу в свете свечей искрился пот. Похоже, его оторвали от тренировки.       – Не понимаю, что нового нам может сказать этот старый зануда, – пробормотал он, падая в свое кресло, – но давайте быстрее его выслушаем. Караульные! Пусть канцлер войдет.       Эвелина сделала пару глубоких вдохов. Она понимала, что глупо так бояться служителя Церкви, который может на нее разве что накричать – при том, что она побывала уже в реальном бою, пусть и не сражалась сама, но все же неоднократно была на расстоянии вытянутой руки от тех, кто хотел и пытался ее убить. Но ничего не могла с собой поделать.       Дверь распахнулась. Девушка впервые увидела канцлера Родерика не издалека: обычный, даже заурядный пожилой мужчина в скромной, никак не подчеркивающей его высокое положение, бело-красной мантии монаха. Широкие неаккуратные брови, наполовину седые, нависали над маленькими глазами канцлера, делая их взгляд еще более колючим. Эвелина призвала всю свою силу духа, чтобы не съежиться под этим взглядом.       – Вы – леди Тревельян? – отрывисто спросил он.       – Да, это я, – сдержанно ответила Эвелина. – Мне сказали, вы хотели поговорить со мной, канцлер Родерик. Надеюсь, вы не против присутствия других советников Инквизиции?       – Не вижу разницы, пусть так. Ранее я был уверен, что вы – самозванка и еретичка. Может быть, даже малефикар или демон. Не могу сказать, что сейчас я убежден в вашей невиновности и тем более избранности, но… леди Тревельян, глядя мне в глаза: вы андрастианка? Вы веруете в Создателя?       – Да, – она обрадовалась, что может сказать правду. – Я верую в Создателя и чту блаженную Андрасте, Невесту Его.       Он молчал, напряженно вглядываясь в ее лицо, Эвелина открыто смотрела ему в глаза. Наконец, канцлер опустил тяжелые веки и выдохнул:       – Да поможет мне Создатель… надеюсь, я не совершаю ужасную ошибку, доверившись вам. Слушайте. Когда Лорд-Искатель устроил ту дикую сцену на площади и увел из Вал Руайо храмовников, я последовал за ними, тайно. Сердце подсказало мне, что проследить за ними важнее, чем остаться на дебатах и противостоять вам… храмовники направились в Ферелден, в Гварен, и заняли старую крепость Искателей, Теринфаль. Они никого не пускали внутрь, кроме своих. И телег с лириумными ящиками. Я снял небольшой дом в окрестностях крепости, в меру сил пытался узнать, что происходит в ее стенах, и однажды ко мне пришел мальчик-подросток… он говорил немного путано, просил меня пойти с ним, твердил, что хочет помочь. Показал мне на дорогу, по которой к крепости ходили груженые лириумом телеги… я увидел в пыли кристаллики красного вещества. Мальчик посоветовал мне не трогать их, как-то забавно выразился насчет «злой песни», и повел дальше... завел в какую-то пещеру. Я испугался, что он, быть может, хочет причинить мне вред… но паренек всего лишь привел меня к умирающему человеку, который там прятался. Ужаснее этого зрелища я не видел – человек этот, как коростой, покрылся красными кристаллами. Они росли из кожи, как чешуя. И даже зубы… вместо половины зубов у несчастного были светящиеся красные камни.       – Красный лириум, – сказала Эвелина, вздохнув.       – Вы знаете?! – отшатнулся канцлер.       – Мы тоже столкнулись с этой напастью. Пожалуйста, продолжайте. И, наверное, вам лучше сесть.       Поколебавшись, монах отодвинул один из стульев и сел. Сцепил руки перед собой и уткнулся в них взглядом. Он медлил, а Эвелина смотрела на него и чувствовала, как уходит ее глупый школярский страх перед этим человеком. Они на одной стороне, даже если он сам все еще так не считает. Перед лицом общего врага они – союзники.
О, вот и подъехали милые орлесианские разборки Лели и Виви)) Мы скучали) Но есть способ их эффективно сработать: Виви пусть общается с умным и проницательным Карасей, а Лели - с Эвелиной, которую легко впечатлить женскими штучками))
>У самой Эвелины никогда не получалось с помощью туши, теней и помады как-то существенно изменить свою внешность, она красилась только затем, чтобы ее не путали с юношей.
Божечки, Эви всего-то надо отпустить кудри до плеч, и проблема решится сама собой))

Насчет Блэкволла, кстати, я полностью согласна с Нессой. Нафиг его. И бороду его нафиг. А вот что оборвалась сплетня про Варрика, вот это жаль. Мне прям стало интересно услышать полную версию этой офигительной истории.))) И желательно с комментариями самого Варрика, чтоб еще убедительнее было.
автор
>**Лиза Бронштейн**
>О, вот и подъехали милые орлесианские разборки Лели и Виви)) Мы скучали) Но есть способ их эффективно сработать: Виви пусть общается с умным и проницательным Карасей, а Лели - с Эвелиной, которую легко впечатлить женскими штучками))Божечки, Эви всего-то надо отпустить кудри до плеч, и проблема решится сама собой))Насчет Блэкволла, кстати, я полностью согласна с Нессой. Нафиг его. И бороду его нафиг. А вот что оборвалась сплетня про Варрика, вот это жаль. Мне прям стало интересно услышать полную версию этой офигительной истории.))) И желательно с комментариями самого Варрика, чтоб еще убедительнее было.

Ну, проблему взаимной нелюбви друг к другу это разделение обязанностей не решит. :)

У Эвелины волосы секутся, и вообще жидковаты, вот и не отращивает.

Борода Блэкволла имеет важное сюжетное значение, хе-хе. А любовь зла.

Ну, полная версия, что арбалет настолько многофункционален, что включает в себя и функции сексуальной игрушки :) На самом деле просто кто-то увидел, как Варрик сентиментально запечатлевает на Бьянке поцелуй, а дальше сплетня естественно видоизменилась до "сидел Толстой на дереве". Привычка Варрика прилюдно общаться со своим арбалетом как с дамой, очевидно, лишь подогревает правдоподобность таких историй.
Родерик адеватный! Ура!

С путешествиями во времени я даже согласна с Виви - мало ли чего напутать можно и где ошибиться. А поскольку Акатоша с его дочерями-джиллами в Тедасе нет, то можно допрыгаться так, что слияние Тени и нормального мира так, цветочками покажется


>Божечки, Эви всего-то надо отпустить кудри до плеч, и проблема решится сама собой))
Проще как Виви одеваться - мальчики и в Тедасе кудри до плеч вполне носят
Ура, прода!
Даже и не надеялась, что она так оперативно выйдет - и такой приятный сюрприз утром к завтраку!

Аааа, спасибо за Варрика с арабалетом!!))) Я более чем довольна!))



>**Лиза Бронштейн**
>Эви всего-то надо отпустить кудри до плеч, и проблема решится сама собой))

>**_Ничья_**
>У Эвелины волосы секутся, и вообще жидковаты, вот и не отращивает.

Ну, пусть попросит мадам Вивьен, чтоб та сделала для нее какой-нибудь волшебный шампунь. Думаю, что Первой Чародейке такая задача будет по плечу))
автор
>**Marianna Girl**
>Родерик адеватный! Ура! С путешествиями во времени я даже согласна с Виви - мало ли чего напутать можно и где ошибиться. А поскольку Акатоша с его дочерями-джиллами в Тедасе нет, то можно допрыгаться так, что слияние Тени и нормального мира так, цветочками покажется Проще как Виви одеваться - мальчики и в Тедасе кудри до плеч вполне носят

Да он вроде и в игре довольно адекватный, просто в сторону бюрократии. А что он должен был подумать, когда рвануло, все умерли, кроме одного(ой), и у него/нее еще на руке магическая хрень непонятного генеза? Я бы тоже ГГ заподозрила. И церковный суд тут в тему, так как именно церковь занимается магическими преступлениями. Другое дело, он в шоке не сообразил, что "все", которые умерли - это вся верхушка Церкви и есть, и бюрократия не сработает так, как надо, в ближайший месяц точно, а с перепугу новоназначенные могут нарубить дров.

И Виви тоже, в общем-то, права, да. С другой стороны, средний житель Тедаса, если не изменить будущее, помрет страшной смертью. С его точки зрения растерзание демоном ничем не лучше числа пи, равного четырем. А то и похуже. От демона помирать больно, а если полетит базовая физика, ты просто аннигилируешь и все :) Поэтому чисто с его эгоистической точки зрения лучше рискнуть базовой физикой слегка, чем своей шкурой с 90% вероятностью.

Чтобы одеваться, как Виви, нужна огромная любовь к шмоткам, как у Виви, а еще фигура, как у Виви, и пластика, как у Виви, и до кучи полный иммунитет к стороннему осуждению, как у Виви. Спортивная рыцарь-чародейка, каждый день по несколько часов тренировки, и физически неразвитая Эвелина в одном и том же будут выглядеть прямо противоположным образом. Не говоря уже о том, что в нарядах такой откровенности и экстравагантности Эвелине будет казаться, что она выглядит как шлюха или клоун.
автор
>**Лабораторная крыса**
>Ура, прода!Даже и не надеялась, что она так оперативно выйдет - и такой приятный сюрприз утром к завтраку!Аааа, спасибо за Варрика с арабалетом!!))) Я более чем довольна!))Ну, пусть попросит мадам Вивьен, чтоб та сделала для нее какой-нибудь волшебный шампунь. Думаю, что Первой Чародейке такая задача будет по плечу))

Пожалуйста!

Вивьен сама-то бреется налысо. Алхимию она точно знает - ее квест как раз включает в себя поиски ей ингредиентов для зелья. И при этом она, мне кажется, отнекается тем, что магию в быту использовать - дурной тон. Скорее Эвелине помог бы тевинтерец Дориан, у которого предрассудков на тему использования магии нет, но знает ли он алхимию? Но ведь ей еще надо догадаться попросить... а она привыкла к коротким. Ей надо влюбиться, чтобы захотеть изменить имидж будущей послушницы. ;)
>**_Ничья_**
>Пожалуйста!Вивьен сама-то бреется налысо. Алхимию она точно знает - ее квест как раз включает в себя поиски ей ингредиентов для зелья. И при этом она, мне кажется, отнекается тем, что магию в быту использовать - дурной тон. Скорее Эвелине помог бы тевинтерец Дориан, у которого предрассудков на тему использования магии нет, но знает ли он алхимию? Но ведь ей еще надо догадаться попросить... а она привыкла к коротким. Ей надо влюбиться, чтобы захотеть изменить имидж будущей послушницы. ;)

- Ох! - снисходительно махнула рукой мадам Вивьен, выслушав просьбу Эвелины. - Просто побрейтесь налысо, цветик мой! И не забивайте себе голову всякой ерундой!
Когда начинала читать главу, было ощущение затишья перед новой бурей, которое к концу, увы, оправдалось. И хотя Инквизиция сейчас обладает неплохими ресурсами, поддержкой/невмешательством властей, да и моральный дух на высоте, но мне все равно очень страшно и за главных героев, и за второстепенных, и за всю безымянную массовку, и за мир в целом.
И за это вам большое, искренне спасибо - потому что настолько изумительно все написано, что, даже зная сюжет игры, не переживать и не тревожиться просто невозможно.

Изящная словесная дуэль Лели и Вивьен блекнет перед непосредственностью Нессы))) Бедный Варрик! Эвелина-то не поверила, а простые люди такую сочную сплетню будут передавать из поколения в поколение)

Адекватный Родерик очень порадовал, а вот от его новостей бросает в дрожь.

Насчет амулета - я скорее склоняюсь к точке зрения Вивьен; игры со временем и изменение реальностей мне кажутся очень опасными. Плюс чуточку моральный аспект - "исправляя" свою реальность, не обрекают ли они кучу других на гибель? Тут, конечно, можно долго рассуждать о этой куче миров и судьбе миллионов двойников (и вообще своя реальность вот прям здесь и куча гипотетических где-то там - выбор очевиден), но все же...
Впрочем, Каарас прав в том, что уничтожить амулеты надо позже: оружие крайне опасное, но учитывая возможное будущее этого мира, оно может оказаться последним шансом.

PS очень хотела добавить и свои 5 копеек к обсуждению волос Эви, но ничего не придумала, простите! Мне очень стыдно))

автор
>**Лабораторная крыса**
>- Ох! - снисходительно махнула рукой мадам Вивьен, выслушав просьбу Эвелины. - Просто побрейтесь налысо, цветик мой! И не забивайте себе голову всякой ерундой!

Ха. А может, у Эвелины некрасивая форма головы :)
автор
>**ПолторыКанарейки**
>Когда начинала читать главу, было ощущение затишья перед новой бурей, которое к концу, увы, оправдалось. И хотя Инквизиция сейчас обладает неплохими ресурсами, поддержкой/невмешательством властей, да и моральный дух на высоте, но мне все равно очень страшно и за главных героев, и за второстепенных, и за всю безымянную массовку, и за мир в целом. И за это вам большое, искренне спасибо - потому что настолько изумительно все написано, что, даже зная сюжет игры, не переживать и не тревожиться просто невозможно. Изящная словесная дуэль Лели и Вивьен блекнет перед непосредственностью Нессы))) Бедный Варрик! Эвелина-то не поверила, а простые люди такую сочную сплетню будут передавать из поколения в поколение) Адекватный Родерик очень порадовал, а вот от его новостей бросает в дрожь.Насчет амулета - я скорее склоняюсь к точке зрения Вивьен; игры со временем и изменение реальностей мне кажутся очень опасными. Плюс чуточку моральный аспект - "исправляя" свою реальность, не обрекают ли они кучу других на гибель? Тут, конечно, можно долго рассуждать о этой куче миров и судьбе миллионов двойников (и вообще своя реальность вот прям здесь и куча гипотетических где-то там - выбор очевиден), но все же... Впрочем, Каарас прав в том, что уничтожить амулеты надо позже: оружие крайне опасное, но учитывая возможное будущее этого мира, оно может оказаться последним шансом.PS очень хотела добавить и свои 5 копеек к обсуждению волос Эви, но ничего не придумала, простите! Мне очень стыдно))

Спасибо!

Новости Родерика еще будут подробно описаны в следующей главе - я все же не хочу совсем терять квест за храмовников, поэтому некоторые его участки я отдала Родерику. :)

Нет, если верить Соласу, двойники не погибают. Существуют все версии реальностей, просто данные конкретные версии разумных переходят по ним... в нормальном случае всей толпой. Момент времени номер один включат в себя 1' версии всех разумных мира, и все они оказываются в моменте номер два просто по факту течения времени. Но если начинаются игры со временем, в моменте номер один были 1' версии n человек, а в моменте номер два, к примеру, 1' версии (n - 3) человек, и трое 2' версии из соседнего мира. И эти трое такие: а почему вокруг возникли черепа на столбах?! А все остальные им: да они тут уже год торчат, вы чего?! Вы сами вчера со мной один из этих черепов снимали! А снимали-то с 1' версией этих троих. А те ушли мгновение назад в какую-то еще версию мира, и там уже удивились чему-то еще. Например: а где Брешь? А им в ответ: какая еще Брешь?!

Даже если все прислушаются к голосу разума в лице Вивьен, настанет миг, когда пан или пропал, и амулет все-таки будет использован :) А позже уничтожить просто необходимо - в чьи еще руки попадет эта дрянь. И заодно сжечь все протоколы. Дориан будет очень расстроен, что монографии не будет :(
>**_Ничья_**
> амулет все-таки будет использован :) А позже уничтожить просто необходимо - в чьи еще руки попадет эта дрянь.

- Ах, старый я дурак! - причитал Дамблдор из Гаррипоттера. - У меня ведь тоже был амулет времени, но я использовал его для всякой ерунды! Ну почему мне никто даже не намекнул, сколько дел я смог бы наворотить с его помощью!

>**_Ничья_**
>Нет, если верить Соласу, двойники не погибают. ... А те ушли мгновение назад в какую-то еще версию мира, и там уже удивились чему-то еще. Например: а где Брешь? А им в ответ: какая еще Брешь?!

А возможно и так, что они ушли в какую-то другую версию мира, а там все заросло красным лириумом и Старший на троне сидит и мерзко хихикает :) И хз, в той реальности история так и шла или это - результат игр со временем?
Поэтому я и упоминала моральный аспект - одно дело, если объективно существуют реальности с "плохим вариантом" развития событий, и другое - если это спровоцировано вот такими перемещениями с помощью амулета. Типа, главное, чтобы в нашей версии реальности все хорошо, а остальные пусть хоть загнутся.


>Новости Родерика еще будут подробно описаны в следующей главе - я все же не хочу совсем терять квест за храмовников, поэтому некоторые его участки я отдала Родерику. :)

О, буду ждать с нетерпением! Квест за магов я в игре так и не прошла, оба раза брала храмовников.



автор
>**ПолторыКанарейки**
>А возможно и так, что они ушли в какую-то другую версию мира, а там все заросло красным лириумом и Старший на троне сидит и мерзко хихикает :) И хз, в той реальности история так и шла или это - результат игр со временем?Поэтому я и упоминала моральный аспект - одно дело, если объективно существуют реальности с "плохим вариантом" развития событий, и другое - если это спровоцировано вот такими перемещениями с помощью амулета. Типа, главное, чтобы в нашей версии реальности все хорошо, а остальные пусть хоть загнутся.О, буду ждать с нетерпением! Квест за магов я в игре так и не прошла, оба раза брала храмовников.

Конечно, возможно и такое. С точки зрения отдельной личности она может попасть в худший вариант мира.

Но объективно (если верить Соласу) никакой _той_ реальности нет и _изменений_ истории быть не может по определению. Есть множество состояний реальности, множество мгновений, по которым каждый разум идет прямым путем (время течет и мгновения сменяют друг друга, изменяясь по чуть-чуть), или прыжками (все игры со временем). То есть с прыжками по времени или без, существует состояние реальности, где все поросло и Старший на троне. Оно все равно существует, хоть ты тресни, пребывает вовеки. Ты можешь лишь попасть туда или не попасть.

Соответственно, то страшное будущее, в котором побывали герои, увы, отменить вообще нельзя, хотя Эвелина и молилась об этом. Оно все равно есть. Есть некоторая надежда, что в похожие мгновения попадут меньше версий населения Тедаса, если предпринять некие усилия. Но это все. :(
Здравствуйте, интересный взгляд на амулет времени, в игре у героев он раскрыт толком.
Правда в последнее время я думаю, если Редклиф находиться на озере Каленхад, куда и откуда приплыли тевинтерцы? Озеро находиться на внутренних землях Ферелдена
автор
>**Илья (Незарегистрированный пользователь)**
>Здравствуйте, интересный взгляд на амулет времени, в игре у героев он раскрыт толком.Правда в последнее время я думаю, если Редклиф находиться на озере Каленхад, куда и откуда приплыли тевинтерцы? Озеро находиться на внутренних землях Ферелдена

Здравствуйте!

В игре об амулете моментально и напрочь забыли в тот самый миг, как вернулись из будущего. Хотя в руках у ГГ на момент явления актуальных правителей Ферелдена аж две копии, если подумать. Что, конечно, дыра в сюжете. Потому что ради соблюдения логики происходящего сценаристы обязаны были хотя бы упомянуть, что артефакты решили на всякий случай уничтожить.

Что до тевинтерцев. Во-первых, они по нему не приплывали. В романе очень подробно расписано, что они высадились на Штормовом берегу (в каноне это настолько прямо не сказано, но антураж локации намекает именно на это) и шли до Редклифа пешим порядком. Так как там были игры со временем, они шли не в актуальной для ГГ реальности, в ней они "возникли" сразу в замке Редклиф, и как именно им это удалось, тоже было подробно расписано парой глав раньше.

Во-вторых, они по нему уплыли, потому что это вполне судоходное озеро. Но уплыли не прямиком в Тевинтер, естественно, а во внутренний порт на другом конце озера (взгляните на какую-нибудь карту Ферелдена, там есть на севере озера "Доки озера Каленхад"), где опять же высадились и пошли на побережье, тот самый Штормовой берег.
автор
Добавление к посту выше: второе актуально только для романа. А в каноне вот куда тевинтерцы подевались? Их перебили войска Ферелдена? А откуда взялись войска Ферелдена? Ведь герои отсутствовали в настоящем ровно секунду, они вернулись в тот же момент к Алексиусу, из которого он отправил их в будущее. Когда герои шли к Редклифу, там никакой армии Ферелдена и близко не было... а даже если бы была, она не смогла бы за секунду взять штурмом замок, полный тевинтерских магов! В общем, очередная дыра в сюжете.
я смогла бы предложить вам головокружительные перспективы, сер. Так жаль…

Мадам Вивьен совершенно по достоинству оценила ум Каараса, ох, ей вообще не откажешь в проницательности, прагматичности и здравомыслии! Впрочем, тоже самое относится и к Рыцарю Вестницы Андрасте)
Спасибо огромное, дорогая Волшебница, замечательное продолжение!

Реакция Нессы при встрече с Эвелин бесценна — так трогательно и искренне) А потом, конечно, сплетни, слухи на любимую тему, а как иначе-то? Иначе это было бы "кто ты и куда дела Нессу?";)
Про Варрика с арбалетом уржаться можно! Нет, Изабелла красочно в своё время в ДА2 рассказывала, что там и как она бы делала с "Бьянкой", но это же Изабелла, от неё можно ждать чего угодно — даже гнома в платье — сама говорила;)
А Варрик всё же не казался таким уж извращенцем, ах, как теперь забыть слова Нессы?!
Ладно, шутки в сторону, но момент был лёгкий и забавный.

А потом был Родерик, и тут уж веселье рукой сняло, потому что про Теринфаль — это жутко до холода вдоль позвоночника... И это здесь и сейчас всё происходит, в этой реальности — и ещё страшнее становится.
Очень здорово Вы придумали с этой слежкой Родерика, замечательно вписывается в историю и никаких возражений или недоумения не вызывает! Всё верибельно, никаких логических нестыковок или нехарактерного поведения персонажа! Канцлер вполне способен был на подобную разведку.

С живейшим интересом и неизменным вниманием жду развития событий!
Вдохновения с избытком, сил, времени, желания и настроения продолжать творить настоящее волшебство, успехов, благополучия и верных муз со всем самым-самым хорошим, что полагается музам, рядом!)))
>**_Ничья_**
>Здравствуйте! В игре об амулете моментально и напрочь забыли в тот самый миг, как вернулись из будущего. Хотя в руках у ГГ на момент явления актуальных правителей Ферелдена аж две копии, если подумать. Что, конечно, дыра в сюжете. Потому что ради соблюдения логики происходящего сценаристы обязаны были хотя бы упомянуть, что артефакты решили на всякий случай уничтожить.Что до тевинтерцев. Во-первых, они по нему не приплывали. В романе очень подробно расписано, что они высадились на Штормовом берегу (в каноне это настолько прямо не сказано, но антураж локации намекает именно на это) и шли до Редклифа пешим порядком. Так как там были игры со временем, они шли не в актуальной для ГГ реальности, в ней они "возникли" сразу в замке Редклиф, и как именно им это удалось, тоже было подробно расписано парой глав раньше.Во-вторых, они по нему уплыли, потому что это вполне судоходное озеро. Но уплыли не прямиком в Тевинтер, естественно, а во внутренний порт на другом конце озера (взгляните на какую-нибудь карту Ферелдена, там есть на севере озера "Доки озера Каленхад"), где опять же высадились и пошли на побережье, тот самый Штормовой берег.

В игре могли потом добавить пару диалогов про амулет времени от сопартийцев во время игры как остальные диалоги и такую же фразу когда будут на штормовое берег, О, здесь наверно Алексиус высадился. Эти мелочи бросаются в глаза (
автор
>**scrat62**
>я смогла бы предложить вам головокружительные перспективы, сер. Так жаль…Мадам Вивьен совершенно по достоинству оценила ум Каараса, ох, ей вообще не откажешь в проницательности, прагматичности и здравомыслии! Впрочем, тоже самое относится и к Рыцарю Вестницы Андрасте)Спасибо огромное, дорогая Волшебница, замечательное продолжение! Реакция Нессы при встрече с Эвелин бесценна — так трогательно и искренне) А потом, конечно, сплетни, слухи на любимую тему, а как иначе-то? Иначе это было бы "кто ты и куда дела Нессу?";)Про Варрика с арбалетом уржаться можно! Нет, Изабелла красочно в своё время в ДА2 рассказывала, что там и как она бы делала с "Бьянкой", но это же Изабелла, от неё можно ждать чего угодно — даже гнома в платье — сама говорила;) А Варрик всё же не казался таким уж извращенцем, ах, как теперь забыть слова Нессы?!Ладно, шутки в сторону, но момент был лёгкий и забавный.А потом был Родерик, и тут уж веселье рукой сняло, потому что про Теринфаль — это жутко до холода вдоль позвоночника... И это здесь и сейчас всё происходит, в этой реальности — и ещё страшнее становится.Очень здорово Вы придумали с этой слежкой Родерика, замечательно вписывается в историю и никаких возражений или недоумения не вызывает! Всё верибельно, никаких логических нестыковок или нехарактерного поведения персонажа! Канцлер вполне способен был на подобную разведку.С живейшим интересом и неизменным вниманием жду развития событий! Вдохновения с избытком, сил, времени, желания и настроения продолжать творить настоящее волшебство, успехов, благополучия и верных муз со всем самым-самым хорошим, что полагается музам, рядом!)))

Спасибо!

Ей также и не откажешь в определенной жестокости и корысти. Зачем сообщать о перспективах, если она не может их предложить? Этим она хотела прощупать Каараса, вдруг он спросит: а точно для васготов нет возможностей? А если я очень постараюсь?... И таким образом за какую-нибудь мелкую услугу она получит такого полезного слугу... но не на того напала :)

Несса хорошая девушка, но очень, очень озабоченная, особенно для эльфийки. Мужика ей надо хорошего! ;)

Я полагаю, Варрик на самом деле не настолько извращенец, и сплетня - такая же чушь, как про двух невест Тегана. У Нессы не работает критическое мышление, когда она слышит какую-то непристойную сплетню - она сразу в нее радостно верит и всем пересказывает.

***

В игре не очень часто напоминают нам, что эта куча красных храмовников - обманутые честные люди в массе своей. Они по геймплею просто мобы, которых надо убить, и ни одна жаба по ним не кумкает, никто не пытается взять их в плен и хотя бы посмотреть, нельзя ли их привести в чувство, вылечить, переманить на свою сторону... понятно, когда дело заходит далеко, они уже перестают быть людьми, но ведь часто встречается и первая стадия заражения, где человек еще должен быть в своем уме.
автор
>**Илья (Незарегистрированный пользователь)**
>В игре могли потом добавить пару диалогов про амулет времени от сопартийцев во время игры как остальные диалоги и такую же фразу когда будут на штормовое берег, О, здесь наверно Алексиус высадился. Эти мелочи бросаются в глаза (

У вас дублировались сообщения, надеюсь, вы не против, что я оставила одно.

Да, в игре с этим туго. Могли бы добавить ой много где, но вот как-то никак. :( Что ж, затем я и здесь :) Попытаюсь добавить все пропущенные связи :)