За дверями медбэя +24

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Трансформеры

Основные персонажи:
Брейкдаун, Нокаут
Пэйринг:
Нокаут/Старскрим, Нокаут/Брейкдаун
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Фантастика, Повседневность, ER (Established Relationship), Постапокалиптика, Пропущенная сцена
Предупреждения:
Кинк, Секс с использованием посторонних предметов, Полиамория
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Все в Старскриме было хорошо — кроме его привычки драть когтями все, что попадалось под руку...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
21 августа 2017, 23:51
Все в Старскриме было хорошо. Даже его характер не слишком раздражал Нокаута — эмоциональный и обожающий самовосхваления, Старскрим не видел ничего дурного или странного в том, что меха неожиданно начинает обижаться или злиться в самый разгар коннекта… или, что всегда смущало Брейкдауна, настойчиво требует комплиментов. Да, все в Старскриме было хорошо — кроме его привычки драть когтями все, что попадалось под руку. Склонившись над ремонтной платформой, на которой пару грунов назад Старскрим извивался, перезагружаясь, и страстно царапал металл под собой, Нокаут поцокал глоссой и попытался посветить фонариком в глубину особенно крупной трещины. Вопреки представлениям невежественных обывателей, канавки на ремонтных платформах делали вовсе не для красоты. Нет, по ним должен был стекать энергон при полостных операциях, или вода, смешанная с очистителем, когда приходилось мыть тяжело раненого бойца… но теперь все это, подчиняясь искусственной гравитации «Немезиса», могло течь только в одно место. В эту. Фрагову. Царапину!

Во имя Всеискры, Нокаут не представлял, как докладывать Мегатрону о повреждении очередной ремонтной платформы, когда и эту заменяли меньше трех декациклов назад! «Повелитель, ее опять изодрал когтями ваш авиакомандующий…»? Нет, если Мегатрон решит, что Старскрима здесь почему-то оперировали без наркоза, или, упаси Праймус, догадается, что здесь происходило на самом деле, — все это только прибавит Нокауту работы, и ничего больше. А ремонтировать себя самого, даже если ты квалифицированный медик, ужасно неудобно…

— Полюбуйся! — пожаловался он Брейкдауну, ввалившемуся в медбэй. — Ума не приложу, что теперь делать!

— Квинтец, — согласился тот. Подошел, поковырял широкую царапину пальцем, провел по более мелким снизу вверх. — Может, удастся заплатку приварить, чтобы дырищи такой не было, но это некрасиво будет, предупреждаю сразу.

— Мне уже лить. Исправь это хоть как-нибудь, — раздраженно ответил Нокаут. Следовало отвлечься, заняться чем-то полезным, но проклятые царапины не желали уходить из оперативной памяти, даже когда он отвернулся.

— Тут еще сообразить надо, что сюда пристроить, — рассудительно заявил Брейкдаун и нагло полез в хранилище энергона.

Да, он был ассистентом в этом медбэе уже не первый квартекс, и почти все у них было общим, кроме совсем уж интимных вещей вроде полиролей, но сейчас Нокаут еле сдержал сердитое шипение. От того, что Брейкдаун выпьет немного сверхзарядки, ничего не изменится, и платформа, если на то пошло, не единственная…

— Слышь, Ноки, а что это вы у Старскрима в кварте не трахаетесь? Уж свои-то вещи он не стал бы так портить! Или он совсем себя не контролирует, а?

— Я тебе не Ноки, — огрызнулся Нокаут.

— Извини, — без тени раскаяния произнес Брейкдаун. — Так о чем я… у тебя ведь тоже когти, но ты ими ничего не режешь, если сам не захочешь…

— Дай мне тоже выпить, — решительно потребовал Нокаут. Брейкдаун уже не раз пытался выспросить про Старскрима, и обычно Нокаут отшучивался, но сегодня — о, сегодня его терпение кончилось, и он все равно не мог сосредоточиться ни на чем, кроме этих отвратительных царапин. Не особо вслушиваясь в рассуждения Брейкдауна, Нокаут отпил колючий, наэлектризованный энергон, моментально забрызгавший фейсплейт крохотными капельками, и признался: — Все гораздо проще — там элементарно негде его зафиксировать. Я же не Мегатрон, чтобы держать его за руки все время коннекта, не напрягаясь.

— И броня у тебя не как у Мегатрона, если вдруг что, — согласился Брейкдаун. — А как ты смотришь на то, что я Старскрима подержу?

Нокаут поперхнулся энергоном. Тонкая струйка, разбрызгивающая яркие белые искорки, мокро побежала вниз по корпусу.

— Нет, — сердито и даже немного испуганно отрезал он. — Понимаешь, это не потому, что мне жалко. Ты же знаешь, тебя я ценю намного больше, просто… просто ты испортишь все удовольствие, потому что будешь ржать, я тебя знаю, — наконец удалось сформулировать так, чтобы не задеть самолюбие Брейкдауна.

— Ноки… босс, ты меня интригуешь! Вы делаете это настолько смешно?

— Не смешнее, чем ты с вехиконами, — пробурчал Нокаут, отвернувшись. — Ну, знаешь, эти нелепые движения… они довольно дурацки смотрятся со стороны, так ведь? Старскрим, видишь ли, не привык к твоему чувству юмора, я боюсь, он не оценит…

— Я тебя тоже не первый цикл знаю, — Брейкдаун сгреб его в охапку, притянул к себе, чудом не расплескав энергон из открытой колбы, и тихонько зафыркал над головой. — Я же теперь работать не смогу, меня любопытство измучает! Ноки, ну расскажи мне! Об этом не узнает ни одна живая искра на этом корабле, я клянусь!

— Нет, нет и нет! — Нокаут попытался вырваться, уперся ладонями в честплейт Брейкдауна, но царапаться не рискнул. Не настолько он сердился, и потом, если твой партнер позволяет тебе коннектиться с другими, таких ситуаций не избежать. Хуже нет превращать их в ссору. — Я не хочу потом ремонтировать тебе руки, у нас даже деталей нужных не отыщется! Да, у Старскрима есть недостатки, эта вот… невоздержанность, но он…

— Смешно трахается, — подсказал Брейкдаун сверху, вроде бы добродушно, но Нокаут уловил нотки ревности.

— У меня есть фантазии, которые я не могу реализовать с тобой, — Нокаут устало прижался к чужому корпусу, прекращая сопротивляться. — Ни с тобой, ни с твоими приятелями. И хватит об этом.

***

Следовало предугадать, что Брейкдаун не отвяжется. Но если Нокаут и раньше не особенно хотел это обсуждать — то теперь, после шестнадцатого по счету предложения рассказать анекдот, поставить смешное холо или как-то еще внести немного веселья в коннект…

Старскрим, невовремя зашедший в медбэй, вылетел оттуда через три клика. Разумеется, в расстроенных чувствах.

— Доволен?! — уже тише, но все еще не в меру агрессивно рявкнул Нокаут. — Теперь на меня злятся уже два мстительных придурка, Всеискра, за что мне это?!

— Я всего лишь пытался выяснить, что тебе нравится, — невозмутимо ответил Брейкдаун. — Жалко, Старскрим убежал так быстро, я бы спросил у него.

— Ты знаешь, что мне нравится, — сделав над собой неимоверное усилие, Нокаут постарался улыбнуться и погладил Брейкдауна по руке. — Хватит возиться с этой платформой, видеть ее больше не могу. Пойдем. Ты целый декацикл меня не полировал, я уж не говорю об остальном… мне уже начинает казаться, что ты меня не хочешь!

— Я не полировал? — переспросил Брейкдаун, не двигаясь с места. — Я не хочу?

О нет. Огромная, огромнейшая проблема, когда вы заперты в космосе с горсткой придурков — стоит поссориться с двумя самыми адекватными из них, так сразу же становится невыносимо одиноко. Даже поговорить не с кем. Не идти ведь жаловаться Мейкшифту, или Саундвейву, или самому Мегатрону?

— Твоя игра в ревность начинает мне надоедать, — предупредил Нокаут; видит Праймус, он хотел быть искренним, но его правда достали попытки Брейкдауна угадать этот секрет — или, скорее, ляпнуть первую чепуху, заглянувшую в процессор. С чувством юмора у него действительно было не очень.

— Может, потому что это не игра?

Нокаут вздрогнул. Когти-инструменты, которые он в обычное время идеально контролировал, царапнули по предплечью Брейкдауна, прочертив глубокие полосы, мгновенно заполнившиеся энергоном.

— Извини, сейчас принесу нановосстановитель, — не успел Нокаут обрадоваться возможности отойти, как оказался пойман за поясной блок.

На самом деле, Нокаут никогда не любил крупных партнеров. Никогда не любил слишком активных партнеров, вынуждавших беспокоиться о состоянии полировки и бояться, что микросхемы перегорят от разряда, к которому он не успеет подстроиться. Но Брейкдаун был — обычно — таким осторожным и внимательным, что Нокаут не придавал его силе и габаритам никакого значения.

Зря.

Будь они на Кибертроне, он наверняка послал бы Брейкдауна еще давным-давно. Может, даже до того, как в медбэй стали приходить безликие вехиконы — не на ремонт, а приманенные даровым сверхзаряженным. Космос слишком изменил их всех, и самого Нокаута тоже. Или дело было не в космосе, а в том, что все они потеряли родину?

Все это прокрутилось в голове Нокаута за пару нанокликов после того, как Брейкдаун небрежно поднял его и усадил на юникронову исцарапанную платформу. Он развел когтистыми ладонями в демонстративном — и слишком напомнившем Старскрима — жесте:

— Если для тебя это так неприятно, конечно, я буду только с тобой. В конце концов, я работаю и провожу почти все время с тобой, а не с ним. Этого ты хотел?

— Не-а, — осклабился Брейкдаун, и Нокаут понял, что сейчас услышит семнадцатый способ превратить коннект в театр абсурда.

— Ради Праймуса, заткнись! О-о-о… то, что делает Старскрим, может быть смешно со стороны, — «для такого придурка, как ты», чуть не сорвалось из вокодера, — но не для нас с ним. Ты же знаешь… — прикрыв линзы, Нокаут опустил голову в попытке спрятать фейсплейт и кое-как сформулировал: — Ну, мне нравится, когда меха уже готов умолять о перезагрузке, но я не даю ему достаточного отката. Вот и все. Старскрим… он хорошо умеет просить. Он говорит мне, как я прекрасен, словами из старых романтических холо, и он может не умолкать кликов десять или даже двадцать.

— И этим ты морочил мне голову декацикл? — недоверчиво уточнил Брейкдаун. — Нет, я это так не оставлю! — заявил он, дождавшись короткого кивка.

В некоторых кибертронских госпиталях фиксаторы на ремонтных платформах могли управляться дистанционно, с комлинка — каждым, кто имел право доступа. Но на «Немезисе» таких навороченных технологий не было, и сейчас Нокаут чуть не впал в панику, почувствовав жесткие скобки, придавившие его корпус и конечности.

— Ну, так что же он тебе говорит? Твоя полировка сияет, как звезды? Твои колеса подчеркивают изящество шлема, придавая ему умный вид? Или — придавая тебе умный вид? Эй, Ноки, хватит смеяться, я вообще-то мщу… или тебе это правда нравится? — спросил Брейкдаун с преувеличенным ужасом.

— Прежде чем хвалить мою полировку — приведи ее в порядок, — отозвался Нокаут. — А в процессе, так уж и быть, можешь потренироваться в комплиментах.