Перевод

Герой Короля Демонов 2788

Джон Малфой переводчик
rlc сопереводчик
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Fate/Stay Night, High School DxD (кроссовер)

Автор оригинала:
Fahad09
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/10710606/1/A-Demon-Lord-s-Hero

Пэйринг и персонажи:
Риас Гремори, Эмия Широ, Ситри Сона, Серафолл Ситри (Серафолл Левиафан), Конеко Тоджо (Широне), ОЖП, Асия Ардженто
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 659 страниц, 23 части
Статус:
в процессе
Метки: AU Вымышленные существа ООС Повествование от первого лица Попаданчество Фэнтези

Награды от читателей:
 
Описание:
Продав душу демону, я думал, что готов ко всему. Но это было не так. Я не ожидал, что "он" окажется "ею". Не ожидал, что она будет одета, словно девочка-волшебница с розовой палочкой в руках, на конце которой была радующая глаз жёлтая звезда. Однако эта её проказа не стала большим сюрпризом. Наверное, Библия была бы гораздо интереснее, будь там такие персонажи.

Полное АУ.

Посвящение:
Посвящаю перевод девочке-волшебнице. И Лейзону.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Э-хе-хе...

Герой Короля Демонов:
№27 в топе «Гет по жанру Фэнтези»
№48 в топе «Гет по жанру Попаданцы»
№31 в топе «Гет по жанру Мифические существа»
№37 в топе «Гет по жанру POV»

Глава XVII: Провозгласи свои Мечты

18 января 2019, 17:45
Примечания:
И снова доброе время суток всем, кто зашёл посмотреть, чего тут новенького!
К Новому году, конечно, не вышло, но - хотя бы теперь наконец представляю перевод очередной главы. В ней мы ещё раз увидимся с Эвелин, и посмотрим, как пройдёт церемония оглашения амбиций на турнире. Намёк - пройдёт она не без сюрпризов.
Когда справлюсь со следующей главой - точно пока не знаю, но уже над ней работаю, поскольку появилось свободное время и желание. Её стоит ожидать любителям экшена и эпика, ибо там будет в достатке и того, и другого.
И на этом: приятного прочтения!
      — Солнце?              Блондинка отвлеклась от своего рисования, остановив на полпути руку, застывшую над магическим кругом, и озадаченно посмотрела на собеседницу:              — Ты хочешь узнать, как выглядит солнце?              Маленькая демоница, сидевшая рядом с ней, кивнула:              — Именно.              Вокруг них были раскиданы бумаги, покрывая поверхность библиотечного стола, как доказательства их неудачных попыток создать оригинальный магический круг. Хотя и прошло всего несколько недель, но в юной Ситри уже можно было видеть изменения.              Цвет появился там, где его прежде не было. Совсем немного, чуть-чуть синего и лавандового, смешанных с чёрным, но они были.              Эвелин сконфуженно уставилась на неё, не понимая, о чём идёт речь, а затем её глаза распахнулись от осознания:              — Точно, — она откинулась в кресле, забросив руки за голову. — Солнце же здесь не восходит, да? — ведьма покосилась на компаньонку. — Так ты действительно никогда его не видела?              Серафалл покачала головой:              — Никогда.              Создание заклинаний было искусством, которым большая часть демонов не владело. С их способностью повелевать магией силой воли, они никогда не видели необходимости в том, чтобы изучать свои таланты с научной точки зрения. Люди рождались без подобных талантов. Неспособные использовать магию с рождения, они были вынуждены изучать и систематизировать законы, управляющие магией мира, создавать целые системы для их заклинаний, рисовать круги направлять её силу, и только так они могли пользоваться хотя бы простейшими заклинаниями.              И именно это полученное тяжким трудом знание давало им понимание, необходимое для создания новых заклинаний.              — Это больно.              Ситри удивлённо моргнула, не ожидая такого ответа:              — ...Я не понимаю. Солнце причиняет тебе боль?              — Ага, — кивнула Эвелин в подтверждение. Она ещё больше откинулась на стуле, пока он не остался стоять на двух ножках, и, запрокинув голову, уставилась в потолок расфокусированным взглядом. — Солнце, видишь ли, очень яркое. Оно ослепительно. Даже человеческим глазам больно смотреть прямо на него. Но даже так, мы всё равно на него смотрим, и не можем остановиться.              — Почему? — блондинка повернула голову, посмотрев на подругу, и увидела вопрошающий взгляд фиолетовых глаз. — Почему вы смотрите на него, раз это причиняет вам боль? В этом нет логики.              Она слегка улыбнулась демонице, и ответила:              — Потому что оно ослепительно.              Серафалл снова моргнула в замешательстве:              — Но разве не именно поэтому оно и причиняет боль?              — Да. Именно поэтому, — ведьма коротко рассмеялась и вернула стул в нормальное положение, затем развернулась на нём так, чтобы быть лицом к черноволосой девушке. — Смотреть больно, но ты не можешь отвести взгляд. Оно пленяет тебя, заставляет хотеть смотреть даже через боль. Оно просто настолько ослепительно, как будто боль стоит того.              — И как? — с любопытством спросила Ситри. — Оно того стоит?              Блондинка ещё раз слегка улыбнулась, но не ответила. Вместо этого она снова развернулась лицом к столу, сложила на него руки и положила на них голову, повёрнутую к подруге, чтобы продолжать её видеть.              — Однажды, — начала ведьма, по-прежнему слегка улыбаясь, — несколько лет назад, моя Наставница притащила меня на огромный холм где-то на краю света. Было очень рано — в смысле «звёзды ещё не погасли» рано — и она вытащила меня прямо из кровати, перед тем как мы отправились туда. А когда я спросила её, что мы тут делаем в такую безбожную рань, она ответила, что мы здесь для того, чтобы увидеть восход солнца. Это вроде как полезно для души, ну, по крайней мере она так сказала.              Эвелин пожала плечами:              — Старые люди иногда бывают сентиментальны. А моя Наставница очень стара, так что к ней это относится... наверное, десятикратно, если принять во внимание её возраст, — она вздрогнула и почесала затылок. — Только не говори ей, что я так сказала, я не хочу, чтобы она опять отхлестала меня этим своим посохом.              Снова сложив руки под головой, она продолжила:              — В любом случае, так мы там и очутились, одни в чистом поле, и ни души вокруг, я думаю, миль на сто в каждую сторону. И ждали восхода. Я, видимо, в какой-то момент заснула, потому что следующее, что я помню — Наставница будит меня, тряся за плечи, и на что-то указывает. Я повернулась посмотреть, на что, и увидела это.              — Солнце? — спросила Серафалл, когда девушка прервалась.              — Солнце, — она кивнула, — Оно выходило медленно, прячась от нас, словно пугливое дитя за юбкой матери. Сначала это не было очевидно, просто вокруг стало чуть светлей, а небо стало голубее. Затем начали появляться намёки на цвета. Они были как капли краски, падающие в воду, и окрашивали небо, как полотно. Красный, оранжевый, жёлтый, даже розовый, оттенки столь многих цветов, что я даже не знала, что их столько существует, не то что их названий. Потом, как будто дитя набралось храбрости и выглянуло из-за мамы, край солнца показался над горизонтом, и пуфф, весь мир переменился.              Эвелин подняла голову и подпёрла её рукой, её голубые глаза ярко сияли:              — Восход был... совсем не таким, как я его себе представляла. Таким ярким, таким полным цвета, что заставлял прослезиться, и ты и сам не знаешь — слёзы от того, что так ярко, или от того, что так красиво? И хотя ничего не изменилось, и всё было таким же, как минуту назад, и я по-прежнему была на покрытом травой холме на краю света, мне казалось, что я попала в какое-то совершенно другое место, в другой мир. Смотреть на то, как только что однотонный, однообразный ночной пейзаж взрывается цветами, как тень уходит с травянистых равнин, открывая их взгляду — это было словно одним своим появлением солнце делало мир другим, лучшим, намного более прекрасным, чем я могла себе представить.              На лице ведьмы расцвела тёплая улыбка, её глаза блестели:              — Я не могу это как следует описать, так, чтобы ты всё поняла, не увидев своими глазами. Как оно ослепляет тебя, приковывает твоё внимание, ничего для этого не делая. Ты и понятия не имеешь, как красиво может быть солнце.              Фиолетовые глаза Серафалл задержались на лице ведьмы на долгое мгновение, после чего она медленно покачала головой:              — ...Нет, — тихонько прошептала она, глядя на блондинку. — Думаю, теперь я догадываюсь.              — Хочешь, я когда-нибудь покажу его тебе?              Вопрос застал юную наследницу врасплох, и ей понадобилось несколько мгновений, чтобы ответить:              — Нет, — покачала она головой, на её лице была небольшая улыбка. — По крайней мере, не сейчас. Мир и так достаточно ярок для меня. Может быть, когда-нибудь.              — Хо-хо~, — зачарованно распахнув глаза, Эвелин наклонилась к демонице, приблизившись к ней почти вплотную и рассматривая её лицо с весёлой ухмылкой на лице, — вы только посмотрите. Оказывается, ты всё-таки умеешь улыбаться. Надо сказать, какое-то время я беспокоилась на этот счёт.              Серафалл нахмурилась, демонстрируя своё неудовольствие:              — Разумеется, я умею улыбаться, и я была бы благодарна, если бы ты не говорила обо мне как о каком-то странном зверьке, — сказав это, Серафалл кивнула на бумаги, раскиданные по столу. — И не пора ли тебе возвращаться к делам?              — Э! — ведьма вздрогнула и вернулась в нормальное положение, скрестив руки и мрачно глядя на незаконченную работу. — Не напоминай мне. Наставница уже несколько недель заставляет меня работать над этими базовыми кругами. Это скучно. Почему бы ей не позволить мне сделать что-то более сложное?              — Не жалуйся, — мягко оборвала её Серафалл. — Основы важны. Ты не можешь ожидать, что станешь сильным магом, если не освоишь их.              — Сказала девчонка, которая повелевает магией силой мысли, — полусерьёзно проворчала Эвелин, но послушно вернулась к работе. Подняв карандаш с того места, куда она его отшвырнула, она, вместо того чтобы продолжить прерванный рисунок, потянулась за новым листом бумаги и начала рисовать на нём. Серафалл приблизилась, наблюдая за её работой через плечо — хоть у неё и не было навыков, с помощью которых она могла бы помочь, но ей был интересно, как это делается.              — Ну всё! — воскликнула ведьма после очередной провальной попытки. Она устало рухнула на стол, раскидывая бумаги. — А-а-а! Не понимаю. Столько работы, и для чего, даже не для настоящего заклинания. Наставница — рабовладелица, сущая рабовладелица, сваливает всю эту работу на свою бедную маленькую ученицу...              — Работа важна. Она — единственный способ развить свои навыки, — заметила Серафалл, выпрямляясь и отстраняясь от неё.              — Хм, а вот я скажу, что ты пристрастна, — проворчала Эвелин, лёжа на столе и вытянув руки перед собой. — Мало того что ты книжный червь, так ты ещё и трудоголик. Тебе это всё и впрямь нравится, — Эвелин скорчила рожу, после чего перевела глаза на демоницу:              — Ну же, Сера. Трудоголикам вроде тебя следует поучиться расслабляться...              — А лентяйкам вроде тебя следует поучиться работать, — ответила Серафалл, строго глядя на ведьму. — И я уже говорила, моё имя Серафалл, а не Сера.              — Что же, эта лентяйка пахала как вол последние четыре часа и ей нужен перерыв. Слишком много стресса и всё такое. И так получилось, что я знаю превосходный способ снять напряжение, — на лице ведьмы проявилась хитрая улыбочка, она оттолкнулась от стола и развернулась к подруге. После чего плотоядно уставилась на её грудь и вытянула руки перед собой, раскрыв ладони:              — Прекрасные малышки, а вот и я!              Затем она прыгнула к Ситри, и...              ИИИП!              Эвелин остановилась, чтобы проморгаться в замешательстве, и плотоядный взгляд покинул её лицо, сменившись выражением неверия:              — Подожди, — она обвиняюще указала пальцем на свою цель, — Ты только что пискнула?              Серафалл обернула руки вокруг груди в защитном жесте, обычно стоические черты лица девушки украшал ярко-красный румянец:              — ...Н-нет, — возразила она, стараясь не встречаться взглядом с блондинкой.              Постепенно, шокированное выражение на лице Эвелин сменялось жаждущим:              — Да нет, это точно. Ты совершенно точно сказала «иип!». И ты покраснела!              — ...Ничего подобного, — снова возразила Серафалл, по-прежнему не способная посмотреть ведьме в глаза.              — О, а вот я думаю, что всё именно так, — ухмылка Эвелин стала практически хищной, пока она рассматривала брюнетку.              Встав со стула, Эвелин начала медленно подходить к Ситри, выставив руки перед собой и сжимая и разжимая пальцы. Серафалл тоже встала со своего стула, и начала осторожно пятиться, по-прежнему обернув руки вокруг себя, защищая бюст. В какой-то момент обе остановились, а потом Эвелин прыгнула к Серафалл, вытянув руки в направлении груди. Серафалл издала ещё один испуганный «иип!» и отпрыгнула в сторону, едва избежав загребущих рук. Впрочем, вместо того, чтобы быть разочарованной своим промахом, Эвелин выглядела совершенно восторженно. Она повернулась к Серафалл с ухмылкой, достойной маньяка, на лице:              — Во-от! — тут ведьма начала безумно хихикать, снова начиная подходить к Серафалл, которая снова начала пятиться, обходя стол по кругу. — Вот как должно быть, когда пытаешься облапать девушку! Что ж, да начнётся охота! Кьяхахаха!              И с этими словами Эвелин прыгнула вперёд, вынуждая Серафалл издать очередной сдавленный писк, после чего та начала убегать, начиная гонку преследования вокруг стола.                     

***

                    — Сера, — прошептал я, аккуратно тронув её за плечо, — Сера, просыпайся.              В ответ на моё прикосновение сначала затрепетали её ресницы, а немногим позже начали сонно приоткрываться и глаза. Приподнявшись с подлокотника, она сконфуженно огляделась вокруг, после чего фиолетовые глаза сфокусировались на мне.              — Широ? — сонно пробормотала она, явно ещё не проснувшись до конца; затем, ещё раз оглядев практически пустой зал, начала припоминать, где она находится:              — О, — изрекла она, окончательно приходя в себя. Подняв ноги и спустив их с противоположного подлокотника на пол, она села, и, вытянув руки над головой, потянулась, словно большая кошка. Широко зевнув, она поинтересовалась:              — Уже пора?— Почти. У нас есть ещё пара минут до того, как все начнут прибывать, — ответил я, стараясь, чтобы мой голос не звучал обеспокоенно. Несмотря на то, что она проснулась, я не спешил вставать с колен, и осторожно рассматривал её лицо. — Сера, ты в порядке?              — Мм-м, — она кивнула мне и сонно улыбнулась. — Я отлично, а что такое?              Я неловко указал на её лицо:              — ...Ты плакала.              — Че-?! — она вскинула руку и дотронулась до щеки, обнаружив, что та и вправду мокрая. — О, — похоже, её очень удивило обнаруженное, — Похоже, что так и есть...              — Ты точно уверена, что в порядке? — снова спросил я, уже с явным беспокойством. Начиная с того дня с её родителями, Серафалл вела себя немного... иначе, а теперь она плакала во сне.              Впрочем, к моему удивлению, она тепло мне улыбнулась, а её глаза, казалось, почти сияли:              — Да, я порядке. Просто мне снился очень хороший сон, вот и всё. Прекрасный, ностальгический сон.              — Ну, если ты уверена... — я неловко прервался, заставляя себя снова встать на ноги, по-прежнему беспокоясь, но не желая в это углубляться.              — Ага, — кивнула она, явно позабавленная моим поведением. — Ты настоящий паникёр, ты в курсе? Даже хуже Соны. Говорю же, я в порядке, — после чего в её глазах появился хитрый отблеск, который я давно научился распознавать, и знал, что это значит. А значило это, что к ней пришла одна из её идей.              — М-м, Широ, — Серафалл сложила руки за спиной, и, выгнув спину, выставила свою грудь в моём направлении. — Не хочешь потрогать мою грудь немного?              Я покосился на означенную грудь, после чего перевёл взгляд на её ухмыляющееся лицо и вздохнул. После чего тюкнул её по голове ребром ладони, как в каратэ.              — Ауч! — взвизгнула Серафалл, ухватившись за лоб. — Это ещё за что?              — Да, похоже, дурак я был, что беспокоился, — больше для себя, чем для неё констатировал я. — Если ты спокойно можешь страдать фигнёй, значит всё в порядке.              — Я не шутила, между прочим, — возразила она, поднимая слезящиеся глаза и мрачно уставившись на меня. — А бить меня — это преступление, и вообще акт жестокости в отношении всех девочек-волшебниц! Попробуй сделать так ещё раз, и тебя арестуют. Кроме того, ты вообще понимаешь, как тебе повезло? Чтоб ты знал, ведьмы гонялись за мной часами, чтобы только дотронуться до этих малышек!              Фыркнув, я покачал головой. Да уж, с ней точно всё в порядке, раз она по-прежнему может нести подобный бред.              — Ну и ладно, — видя моё явное неверие, Серафалл тоже фыркнула и отвела взгляд, скрещивая руки. — Посмотрим, скоро ли ты получишь подобную возможность ещё раз. Ты упустил свой шанс! Теперь пройдут месяцы, года, столетия, пока тебе не представится следующий, — она остановилась и покосилась на меня краем глаза, — хотя, если ты действительно как следует попросишь, я, возможно, уменьшу это время до нескольких секунд.              Всё ясно, точно был кретин, что волновался на этот счёт. С той встречи с её родителями я постоянно за ней наблюдал, просто на всякий случай, но, судя по всему, я лишь впустую тратил время.              — В любом случае, тебе, возможно, стоит поправить одежду, — заметил я, бросив взгляд на её слегка мятую бордовую блузку и чёрные брюки. Это был один из немногих случаев, когда я видел Серафалл одетой по-нормальному.              В данный момент мы находились в большом зале Кинг-Хайтс-Арены, того самого места, где проводились все Рейтинговые игры. Здесь будет проводиться и отборочный раунд Собрания Юных Демонов нынешнего года. Зал был громадный, вполне способный вместить несколько сотен человек, и, поскольку сейчас нас было здесь всего лишь пятеро, ощущался несколько пустым.              Пока что прибыли лишь Сазекс, Грефия, Аджука, Серафалл и я. В нашей группе не хватало только двоих: Фалбиума, который столь слился со своим грехом — Ленью — что ничто менее значимое, чем вопрос национальной безопасности, не могло привлечь его хоть к какой-то работе; и Ферзя Аджуки, мужчины, которого я не встречал и даже ни разу не видел, и который, судя по всему, был учёным до мозга костей и традиционно оставался за главного в лабораториях Аджуки на время отсутствия последнего. Учитывая, что ни один из этих двоих не появлялся на публике уже минимум десяток лет, их отсутствие никого не удивило.              Трое Королей Демонов сидели на узорчатых и богато украшенных деревянных стульях — вообще, больше эти конструкции напоминали троны. Что до меня и Грефии, то мы располагались сбоку и немного позади наших Королей. И хотя его хозяин отсутствовал, пустой четвёртый трон стоял в одном ряду с остальными. Все четыре трона располагались на небольшом возвышении в конце зала, таким образом, чтобы сидящим было видно всех собравшихся, когда зал будет заполнен, равно как и собравшимся было видно их.              Ещё два возвышения расходились от нашего вдоль стен зала, образуя форму буквы «U» с нашим в основании; на них располагались тоже украшенные столы и стулья, всего их было 72. Это были места, предназначенные для Совета Старейшин, которые также будут наблюдать за мероприятием. В течение нескольких минут должны начать прибывать первые члены Совета, которые, выразив своё уважение своим Владыкам, будут расходиться по своим местам; а вскоре после этого должны были начать прибывать и кандидаты на участие в Собрании вместе со своим Свитами.              С годами Собрание Юных Демонов превратилось во что-то вроде церемонии совершеннолетия для демонов. Для многих участников это была первая в жизни возможность выступить из-под защиты Клана, продемонстрировать свои возможности и показать, на что они способны сами по себе. По этой причине сформировалась традиция, по которой принимающим участие демонам предоставлялась возможность огласить свои намерения и жизненные стремления до начала сражений, огласить самой верхушке Подземного мира и миллионам других, которые, несомненно, будут смотреть трансляцию мероприятия.              Но покуда зал оставался пустым за исключением нас в ожидании прибытия остальных, Короли Демонов, лидеры Подземного мира, воплощения грации и достоинства... заскучали. Сазекс, судя по всему, услышал предложение Серафалл, обращённое ко мне, что, похоже, подало ему идею предпринять определённые действия в отношении прелестей собственной жены... Это объясняло, почему в данный момент обе его щеки страдали в захвате пальцев упомянутой жены. Аджука что-то делал с незнакомой мне разновидностью планшетного компьютера, Серафалл же по прибытию быстро уснула и мирно спала, пока я её не разбудил.              — Эмия, — я обернулся и увидел, что Аджука подзывает меня одной рукой, второй по-прежнему держа планшет и не отводя от него взгляда. — Подойди-ка на минуту, мне нужно, чтобы ты кое на что взглянул.              Покосившись на Серафалл, которая, к счастью, приняла мой совет и начала приводить себя в порядок, я решил, что вполне могу уделить несколько минут, и подошёл к зеленоволосому демону.              — Вы меня звали? — поинтересовался я, когда подошёл к нему, но он по-прежнему был поглощён маленьким гаджетом, и, не отвлекаясь, поднял руку и попросил:              — Подожди чуть-чуть, я почти закончил, — он быстро набрал что-то на экране планшета, после чего развернул его в моём направлении и нажал кнопку на боку гаджета. Раздался звук, напоминающий срабатывание камеры, после чего изображение на экране планшета сменилось. Аджука быстро просмотрел его, удовлетворённо кивнул и передал планшет мне:              — Вот, посмотри и скажи мне, всё ли правильно.              Я с любопытством принял маленький компьютер — примерно в две мои ладони размером, и взглянул на экран. И тут я чуть не выронил гаджет из задеревеневших пальцев, глядя на знакомо выглядящий профиль.              Имя: Зеновия              Класс: Конь              Мастер: Эмия Широ              Официальный ранг: Демон Низшего класса              Раса: Демон/Человек              Пол: Женский              Статус:              Сила: D-              Выносливость: Е              Ловкость: D+              Мана: E+              Удача: E              Священный Механизм/Особая способность/Оружие:              Сродство со Святым Мечом (утеряно)              Расовые навыки:              -Демон:              Доступны все базовые способности демонов.              Дополнительная информация:              Ранее была пользователем Святого Меча, но теперь им не является. Хотя она и сохранила эту способность после перерождения, она более не может прикоснуться к Святому Мечу без вреда для себя. Таким образом, эту способность можно считать утерянной в связи с тем, что она более никогда не сможет удержать в руках Святой Меч.              — Не могу поверить. Вам действительно удалось завершить это? — я быстро пролистал до конца страницы, где пояснялось, как измерялись Характеристики.              — Не вполне, — ответил создатель Фигур Зла, в его голосе звучало некоторое недовольство собой. — Хотя я и достиг успеха в измерении и классифицировании физических характеристик испытуемых с лёгкостью, их навыки — совсем другое дело. Я не нашёл метода точно идентифицировать набор навыков испытуемого, не говоря уже об их оценке, и с этим пока нет никакого прогресса. Лучшее, на что меня хватило — это программа, которая анализирует тело испытуемого и проводит общую оценку, принимая во внимание существующие в его отношении записи.              Впервые я встретился с печально известным изобретателем системы Фигур Зла, Аджукой Вельзевулом, практически в первый же день, как прибыл в этот мир. Хотя Серафалл и имела очень хорошее представление, как работали Фигуры Зла, и была уверена, что они вполне сработают и на мне с Илией, рисковать у неё желания не было, и поэтому она обратилась к самому лучшему эксперту в данном вопросе.              К счастью, если не считать нескольких небольших преобразований для компенсации существования наших магических цепей, в остальном Фигуры Зла справлялись со своей работой замечательно. Тем не менее, в порядке предосторожности — хотя я полагаю, что больше из любопытства, чем из беспокойства о нашем благополучии — учёный настоял на практически ежедневных проверках в первый месяц, просто для уверенности.              Проводя столько времени в компании друг друга, было вполне естественно, что мы разговорились. У меня было немало вопросов о мире, в котором я оказался, на которые Аджука был только рад отвечать до тех пор, пока мог задавать свои в ответ.              Именно во время одного из таких разговоров, когда мы обсуждали различия магических систем наших миров, я припомнил, как Мастера могли понять способности Слуг, лишь бросив на тех единственный взгляд, и как жаль, что у демонов нет чего-то подобного. Аджука был настолько зачарован идеей, что я почти тут же обнаружил себя в одиночестве в коридоре — Аджука телепортировал меня из своей лаборатории, чтобы немедленно приступить к своему очередному проекту.              — Это называется Кодекс Гигас — Библия демона, — объяснил изобретатель, переводя на меня свои глаза цвета зелёного чая. — Это лишь прототип, но фаза разработки уже завершена, остались лишь полевые испытания, а также поиск и исправление ошибок — и проект будет завершен. Моя Свита уже тестирует свои копии, и я был бы с ними, если бы не Собрание. Впрочем, неважно — с количеством и разнообразием участников в этом году у меня будет немало возможностей найти хороших испытуемых... — Аджука кивнул на Кодекс у меня в руках. — Кстати, что скажешь о результатах? Точна ли оценка твоего Коня?              — Насколько я могу сказать, оценка совершенно точная, — ответил я, проглядывая страницу. Я уже заметил, что Зеновия была медленнее Кибы, компенсируя это чистой силой, что было несколько необычно для Коня. Без сомнения, это было последствием её владения таким огромным мечом, как Дюрандаль. А её несколько превышающие средние магические резервы могли объясняться использованием заклинаний в качестве экзорциста. — Но почему он показывает профиль Зеновии, а не мой?              — Кодекс использует Фигуру Зла внутри тебя для сбора данных, на демона без неё он не сработает. А поскольку Фигура Короля прямо связана со всеми остальными под её командой, то может быть использована для получения данных обо всей Свите.              — Вижу, по-прежнему играешь в свои игрушки, Вельзевул, — прокомментировал голос, прерывая наш разговор. — Должно быть, приятно быть столь молодым и полным жизни.              Взглянув перед собой, я понял, что пока я был погружён в разговор с Аджукой, в зале стало на одну персону больше.              Аджука тоже, как казалось, удивился, обнаружив что мы все больше не одни, после чего, узнав «гостя», издал еле слышимый вздох. Я заметил это только потому что находился рядом, он немедленно спрятал свою реакцию за ленивой улыбкой. И я не мог винить его за такую реакцию, поскольку тоже опознал вошедшего.              Подходивший к нам был одним из опаснейших существ Подземного мира, возможно даже более, чем Короли Демонов.              Хотя это был первый раз, когда я видел этого мужчину, приближавшегося к возвышению размеренными и уверенными шагами под внимательными взглядами Королей Демонов, я сразу понял, что в нём было нечто необычное. Он сильно выделялся среди демонов — расы, благославлённой вечной молодостью. С ограниченной способностью манипулировать собственной внешностью, и с более чем достаточным тщеславием, чтобы ею пользоваться, было сложно встретить демона, который не выглядел бы молодо. Эта раса предпочитала — вполне логично — выглядеть, как в лучшие годы жизни, даже прожив сотни, а то и тысячи лет.              Этот же мужчина, однако, был стар, и в отличие от большинства своих сорасцев, так и выглядел. Вместо того, чтобы скрывать свой возраст, он выставлял его напоказ, нося его как плащ — с гордостью. Как будто его преклонный возраст был знаком силы, а не хрупкости.              Что было вполне понятно, если учесть тот факт, что он был старейшим из ныне живущих демонов.              Пальцы, которые выглядывали из его рукавов, выглядели морщинистыми и обманчиво хрупкими, хотя я прекрасно знал, что в них достаточно силы, чтобы согнуть сталь. Его откинутые назад волосы, бывшие когда-то тёмными, поседели многие годы назад, и лишь несколько чёрных прядей напоминали об их изначальном цвете. Морщины расходились из уголков его глаз, заполняя лицо и придавая тому вид в стиле доброго дедушки, а на губах была вежливая улыбка.              — Баэл, — Аджука приветственно кивнул тому, не прекращая лениво улыбаться, — прибыли ли остальные члены Совета?              Сказать, что Зекрам Баэл был стар — это всё равно что сказать, что динозавры вымерли некоторое время назад. Такое описание совершенно не передавало, насколько древнее существо сейчас приближалось к нам. Он жил во времена до основания 72 Столпов, во времена ещё до того, когда первые Сатаны(1) достигли успеха в завоевании Подземного мира и объединили его под одним знаменем. Он был главой Клана Баэл, первым из Баэлов и самым первым демоном, владеющим Силой Разрушения. Он выжил в Объединительных войнах, в Великой Войне, и в относительно недавно отгремевшей Гражданской Войне. И пока прочие умирали и приходили в упадок в этих войнах, он лишь процветал.              Ему всегда удавалось оставаться на вершине после каждой войны, и становиться сильнее с каждым прожитым тысячелетием. Под его управлением Клан Баэл стал сильнейшим и влиятельнейшим в Подземном мире. Не было в живых ни одного демона из его поколения, ни одного из основателей Кланов — все они давно умерли или погибли. Остался лишь он. И не было живых демонов, которые могли бы припомнить времена, когда Зекрам Баэл не был бы силой, с которой все вынуждены считаться, в Подземном мире.              «Эпохи приходят и уходят, Короли Демонов живут и умирают, но Зекрам — Зекрам здесь навсегда.» Одно существование подобной поговорки было достаточным доказательством того, как долго он был одним из влиятельнейших деятелей Подземного мира.       Зекрам остановился напротив центра возвышения и взял паузу, рассматривая лица смотрящих на него Королей Демонов, не обращая внимания на Грефию и меня (я успел вернуться на своё место рядом с Серафалл) — после чего изящно опустился на одно колено.              Уперев кулак в пол, а другой рукой обхватив колено, Зекрам уважительно склонил голову:              — Владыки мои Сатаны, я прошу прощения за задержку, но теперь все приготовления завершены, — объявил Глава Совета Старейшин. — Совет готов и ожидает позволения Владык, чтобы войти.              — Что же, чего они тогда ждут снаружи? — весело поинтересовался Сазекс. — Передай им, чтобы заходили уже.              — Разумеется, Владыка Люцифер. Сделаю это немедленно, — Зекрам ещё раз склонил голову, после чего встал на ноги, и, развернувшись, зашагал обратно к дверям Зала. Пока он поворачивался, я почувствовал, что его взгляд задержался на мне, всего на долю секунды, после чего продолжил своё движение.              Обычно бывало так, что именно глаза выдавали истинную натуру демонов, и Зекрам не был исключением из этого правила. В то время как всё остальное в нём производило впечатление заурядного старика — его доброе и морщинистое лицо, хрупкое телосложение — именно глаза выдавали то, что всё это ложь. Его лавандовые глаза, которые, несмотря на цвет, были столь непохожи на глаза Серафалл, всегда светились скрытой силой и более чем небольшим безумием... Это делало их выглядящими совершенно чуждо на его лице «доброго дедушки».              Я смотрел, как он достиг дверей и распахнул их, выполняя роль швейцара для остального Совета. Зекрам, выражаясь без прикрас, был опасен. Он был из тех, кто амбициозен и жаден до власти, но, в отличие от многих, кто был прежде него и будет после, его амбиции были умерены коварством и хитростью — плодами опыта и терпения, которых можно было увидеть лишь в тех, кто мерял время тысячелетиями. В его руках была огромная политическая власть, и столько сторонников, родственников или чем-то ему обязанных, что его влияние в Подземном мире можно было уверенно сравнить с таковым любого из Королей Демонов. И, судя по всему, оно лишь росло с каждым проходящим столетием. Кто-то дал ему прозвище пятого и тайного правителя Подземного мира, и это было недалеко от истины.              Но несмотря на всё это, я знал, что Сазекс, как и остальные Короли Демонов, доверяли ему. Существовала причина, почему они позволили ему возглавить Совет Старейшин.              Когда двести лет назад бывшее правительство Подземного мира, ныне известное как «Фракция Старых Сатан», собиралось возобновить Великую Войну с Небесами и Падшими, именно Зекрам обратился к юному Сазексу с идеей восстания. Именно он убедил Сазекса, что раса демонов будет обречена на вымирание под правлением Фракции Старых Сатан из-за их неутолимого желания воевать. Он не ошибался — останься всё по-прежнему, Фракция Старых Сатан привела бы к концу расы демонов.              Ему не составило большого труда убедить молодого Сазекса в этой истине, к тому же у Сазекса в тот момент уже возникали сомнения во Фракции Старых Сатан, и он был достаточно умён, чтобы осознавать тот факт, что новая война станет последней в истории его расы. Под лидерством Сазекса начала формироваться новая Фракция, которая в будущем и стала правительством современного Подземного мира; но в те времена она была совсем маленькой — не более нескольких сотен демонов, большинство из которых были моложе сотни лет. Фактически, у Сазекса, даже объединившись с остальными будущими Королями Демонов, которые были среди первых участников новой Фракции, не было возможности организовать восстание, способное побороть тогдашнее правительство.              У Сазекса, Аджуки, Серафалл и Фалбиума были сила, харизма, ум и желание вести за собой новую Фракцию, но в те времена все они были немногим более, чем детьми. Им было по двадцать с небольшим, и они все были наследниками своих Домов, а отнюдь не Главами. У них не было опыта и доверия общества, чтобы убедить весь народ восстать под их знаменами. И вот тогда в игру вступил Зекрам. Своей репутацией, влиянием и бесчисленными годами опыта он поддержал набирающую силу оппозицию, и обеспечил её толчок, необходимый для развития и превращения в могучую силу, сумевшую свергнуть прежнее правительство.              Зекрам был опасен, но он был такой опасностью, которая твёрдо стояла на стороне четырёх Королей Демонов и Фракции Новых Сатан. Какую бы угрозу он из себя не представлял, было обнадёживающе знать, что перед лицом любой войны — будь то с Небесами и Падшими, Фракцией Старых Сатан или кем-то ещё — монстр, известный как Зекрам Баэл будет твёрдо стоять на их стороне.              Впрочем, хотя они и доверяли ему, это не значило, что они доверяли ему абсолютно. Этот мужчина был демоном в любом смысле этого слова, и только дурак полностью доверит свою спину демону. Особенно такому, который имел свойство всегда выживать, в то время как все вокруг него умирали.              

***

             Ненавижу признавать подобное, но Сазекс был прав.              Пока я слушал, как очередной участник объявляет о своём намерении выиграть все до единого свои матчи и стать новым чемпионом Рейтинговых игр, мне пришлось бороться с желанием зевнуть. Само по себе подобное намерение было не так уж плохо, если бы не тот факт, что совершенно то же самое я слышал сегодня уже не один и не два раза.              Я стоял на положенном месте рядом с Серафалл, и наблюдал за молодыми демонами, стоящими в зале, пытаясь не дать скуке проявиться на своём лице. Участники Собрания этого года стояли в ряд перед нами, а их Свиты выстроились за их спинами. Я наблюдал, как ещё одна юная демоница — как я смутно припоминал, вторая дочь какого-то из влиятельных Кланов — вышла из толпы собравшихся, встала на подиум перед Королями Демонов и Старейшинами и объявила о своём стремлении. Что же, сюрприз, сюрприз, похоже на то, что у нас объявился ещё один будущий чемпион. Таким образом, у нас тут собралось уже семеро таких будущих чемпионов Рейтинговых игр, а ведь ещё и половина участников не выступила...              Цели, которые я пока слышал, разнились от поддержания чести своего Клана до победы в каждой Рейтинговой игре и становления Главой своего Клана; и в принципе, на этом было всё. О, разумеется, они все использовали разные слова для выражения этих стремлений, но суть-то от этого не менялась. Обычно я бы легко выдержал всё это, но проблема была в том, что сегодня здесь собралось больше сотни демонов, которые намеревались выступить, и закончило покуда менее сорока. Не добавляло оптимизма и то, что в среднем каждому участнику нужно было несколько минут на то, чтобы закончить. Каждому из них нужно было выйти на подиум, объявить о своих амбициях, ответить на все вопросы, которые им задавали Короли Демонов и Старейшины, и вернуться на своё место в ряду.              Проще говоря, это было просто невероятно скучно, настолько, что я стал оглядывать зал в отчаянных попытках найти хоть что-нибудь интересное, на что можно было бы отвлечься. Первым, что попалось мне на глаза, был Совет Старейшин, сидящий на своих выстроенных вдоль стен местах.              Само название «Совет Старейшин» представляло собой некоторый оксюморон и неверно отражало суть этой группы. Несмотря на название, Совет Старейшин отнюдь не состоял только из пожилых и великовозрастных демонов, в его рядах было и немало молодых, некоторым из которых было всего по три-четыре сотни лет. Совет получил своё название за то, что изначально предполагалось, что в него будут входить Главы Кланов, ушедшие в отставку — таким образом для них нашлось бы место, где они могли бы с пользой применить свой опыт, в то время как их дети подхватывали мантию Главы Клана. Однако, после Гражданской Войны, многие прежние Главы Кланов умерли, поэтому их места в Совете перешли к другим членам их Кланов, к примеру, младшим братьям или сёстрам нынешних Глав, или кому-нибудь выдающемуся из побочных семей.              Впрочем, несмотря на разницу в возрасте, члены Совета выглядели весьма схожим образом. Не столько внешностью или чертами лиц, сколько формой одежды и поведением. Все они были строгими мужчинами и женщинами, одетыми в некомфортные на вид формальные одеяния, и с торжественно-серьёзными минами наблюдали за церемонией, вежливыми аплодисментами и кивками выражая своё одобрение закончившим выступление участникам.              Каким бы не был их истинный возраст, все демоны, сидящие в Совете, не считая двоих, выглядели молодо — примерно от двадцати с чем-то до тридцати с небольшим. Их было 72, и каждый из них был членом процветающего Клана — одного ли из 34 оставшихся Столпов, либо какого-то из пришедших в последнее время к власти Кланов, заполнивших пустые места, оставшиеся после Столпов, которые пали.              Честно говоря, выглядели они именно так, как вы ожидали бы увидеть группу старомодных дворян и политиков... За одним заметным исключением.              Мои глаза нашли одного из членов Совета, который сидел с левой стороны зала. Так совпало, что он в этот момент тоже смотрел в моём направлении, и, заметив мой взгляд, подмигнул мне.              Это был член Совета Миктлан — пожалуйста, зовите меня Мики-чан — Вайн, представитель Клана Вайн. Он был единственным, кроме Зекрама, членом Совета, демонстрирующим свой истинный возраст. У него была длинная белая борода, доходившая почти до пола, и, в отличие от своих коллег, одет он был в тёмно-синюю робу, украшенную белыми звездами, а также имел при себе палочку, украшенную жёлтой звездой в навершии.              Этот жизнерадостный старик любил звать меня «Широ-бойя» и интересоваться, не получил ли я ещё волшебную палочку. Каждый раз, когда я отвечал, что пока что нет, он приобретал грустный и расстроенный вид, после чего подбадривал меня, приговаривая «просто подожди, парень, просто подожди немного, и ты поймёшь чудесность девочек-волшебниц»... Да ни хрена подобного, думал я про себя, но старик мне нравился, поэтому в ответ я лишь вежливо кивал.              Миктлан также являлся причиной, по которой весь Совет в целом очень, очень боялся Серафалл.              Приблизительно года три назад Миктлан Вайн был мрачным и вредным стариком. Строгость и излишняя жёсткость были свойственны ему до такой степени, что половина его собственной семьи его боялась, а вторая половина ненавидела, и данные чувства разделяла большая часть Совета.              Однажды, Миктлана окончательно достало, что Серафалл одевается как девочка-волшебница на публичные и официальные мероприятия, и он затеял с ней двухчасовую дискуссию на тему неподобающего поведения. Если вкратце, Серафалл каким-то образом удалось одержать победу в дискуссии, и с тех пор Миктлан Вайн исчез. Вместо него из переговорной вышел мужчина, крайне на него похожий, но отказывающийся отзываться на любое обращение, за исключением «Мики-чан». В руках его была увенчанная звездой палочка, и, кроме того, с тех пор он приобрёл привычку подмигивать каждый раз, когда представлялся или создавал заклинание.              Самое ужасное заключалось в том, что он не был даже первой жертвой Серафалл среди Совета — он был третьей, и даже не являлся самым тяжёлым случаем. Остальные два члена Совета, которые пытались спорить с ней на эту тему, кончили тем, что ушли в отставку — ради участия в её шоу в качестве учеников Девочки-Волшебницы. Не стоит и упоминать, что после этого все без исключения оставили одержимость Серафалл девочками-волшебницами в покое. Были демоны, готовые умереть ради своей Гордыни, но то, что грозило им в случае конфликта с Серафалл, было куда хуже, чем просто смерть.              Я пытался проигнорировать саркастический голос Арчера на задворках сознания, который радостно подмечал вполне реалистичный сценарий, по которому я однажды могу закончить также, как старик Миктлан, и, возможно, мне следовало в свое время прислушаться к нему, когда он предупреждал о возможной участи хуже смерти, ожидающей меня.              Быстро отведя взгляд в попытке отвлечься от столь тёмных мыслей, я стал рассматривать центр зала, где стояли в ряд молодые демоны в ожидании своей очереди, со своими Свитами за спиной.              Я быстро заметил Сону, она немного выделялась из ряда из-за своей скромной комплекции. Одета она была в деловой костюм — примерно такой же, какой обычно носила её мать. Выражение её лица представляло собой безэмоциональную маску, как обычно, когда я видел её на публике. Вся её Свита была одета схожим образом и выглядела столь же собранно, хотя, значило ли это то, что они не нервничали, или попросту скрывали это достаточно умело, я не знал.              Неподалёку от неё стояла Риас Гремори, которую легко было заметить благодаря знаменитым красным волосам её Клана. Как и Сона, и она, и её Свита принарядились для мероприятия. Здесь был даже Гаспер, хотя дампир прятался за Кибой, уткнувшись лицом в спину Коня, таким образом исключая для себя возможность посмотреть на собравшихся. Стоящий за ним Иссей пытался успокоить женственного блондина, но, судя по тому, как он периодически поправлял воротник своей рубашки, и он был далёк от полного спокойствия. А прямо за ним стояла закутанная в плащ фигура — новейшая из Пешек Гремори.              В отличие от остальной Свиты Пешка была с ног до головы закутана в алый плащ с символом клана Гремори, вышитым на спине, и таким образом все её черты были скрыты от любопытных взглядов. Поэтому я не знал ни как выглядит Пешка, ни даже её имени или пола. Гремори позаботилась о том, чтобы её Пешка не снимала плащ в течение всей поездки на поезде, так мне не удалось увидеть её лица даже мельком. Сона, разумеется, знала, кем была Пешка, но на мой вопрос ответить отказалась, объяснив, что пообещала Гремори помочь той сохранить личность Пешки в секрете до тех пор, пока она не посчитает нужным этот секрет раскрыть. Должен признать, что бы они не делали для этой цели, пока это явно работало.              Даже сейчас, когда я пытался почувствовать, что скрывает плащ, я не чувствовал никакого отклика. Ни магии, ни жизни, как будто там ничего и не было, как будто плащ просто парил в воздухе сам по себе. Призрак. Я даже не мог сказать, плащ ли скрывал Пешку от моих чувств, или это была часть её собственных способностей. Это несколько напоминало мне моих Падших-Ниндзя, и то, как легко они могли скрывать собственное присутствие; но в чём-то и отличалось.              Прямо сейчас, Пешка смотрела прямо на центральное возвышение. Я не мог точно сказать, на что конкретно она смотрела, поскольку лицо было скрыто капюшоном; однако её голова не отворачивалась от возвышения, где сидели Короли Демонов, ни разу за последний час.              — Сайраорг Баэл, шаг вперёд, — провозгласил герольд.              Мой взгляд мгновенно вернулся к церемонии. При звуке этого имени на зал опустилась тишина — весь шёпот, шуршание и прочие обычные шумы моментально стихли, будто бы зал задержал дыхание.              Как казалось, не обращая внимания на изменение атмосферы, из ряда демонов выступил молодой мужчина. Он был высоким, возвышаясь на целую голову над большинством других участников. У него были тёмные волосы и лавандовые глаза, как и у другого Баэла, который был в зале. И, как и его предок, этот Баэл представлял собой необычное зрелище среди своих сорасцев.              Как раса в целом, демоны были одарены превосходными способностями к магии, а рождённые в одном из великих Кланов зачастую обладали магическим потенциалом, способным затмить любого рядового демона. По этой причине многие из них обладали стройным, а порой и хрупким телосложением, не видя необходимости тренировать свои тела, когда вместо этого можно было сосредоточиться на своей магии. Но не он. Этот демон обладал телосложением бойца.              Даже скрытые формальным одеянием, мускулы на груди и руках были хорошо заметны. Они не были выдающимися, какие можно найти у кого-то, получившего их в результате работы в зале, а компактными, какие бывают у настоящих воинов, у которых они появляются в результате сражений и тренировок в поле или с оружием. Такое телосложение напоминало Лансера или Арчера, Слуг Рыцарских классов.              Не оглядываясь по сторонам, он спокойным, уверенным шагом подошёл к подиуму, своими движениями настолько напоминая огромного кота, что я без проблем понял, откуда появилось его второе прозвище.              Это был Сильнейший из Юных, Золотой Лев Баэлов, Сайраорг Баэл.              Достигнув вершины подиума, Сайраорг остановился, скрестив руки, и, не дрогнув, устремил взгляд на Королей Демонов.              — Сайраорг Баэл, — с тёплой улыбкой на лице начал Сазекс, глядя на кузена. — Многие здесь, я уверен, ждали того дня, когда ты по-настоящему придёшь в мир Рейтинговых игр. Многие были удивлены, что у тебя ушло на это столько времени. Признаться, я был в числе тех, кто ожидал, что этот день придёт несколькими годами ранее. Если ты не против утолить моё любопытство, то расскажи, что же задержало тебя?              Сайраорг ничего не ответил, вместо этого он повернул голову и оглянулся через плечо. Проследив за его взглядом, я увидел, что он смотрит на свою Свиту, оставшуюся стоять среди других участников. На своего Ферзя, на своих двух Коней, двух Слонов, двух Ладей, и, разумеется, на свою Пешку, печально известного Немейского Льва, стоившего ему восьми фигур Пешек для того, чтобы реинкарнировать его.              Полная Свита. Одна из немногих здесь.              — Ясно, — несколько мгновений спустя сказал Сазекс, проследив за направлением его взгляда. Снова повернувшись к юноше, он одобрительно кивнул. — Что же, тогда продолжим. Сайраорг Баэл, как один из нового поколения демонов, расскажи нам, в чём твоя мечта, в чём стремление твоей жизни.              Сайраорг продолжил стоять, глядя на Сазекса лавандовыми глазами с непокорным видом. Минуло мгновение, затем ещё одно и ещё, после чего толпа начала перешёптываться, проявляя некоторое беспокойство. Затем, когда уже казалось, что Сазексу придётся повторить, Сайраорг заговорил:              — Владыка мой Люцифер, — начал он, немигающе глядя на Короля Демонов, — прежде, чем я отвечу на этот вопрос, позволите ли мне задать вам вопрос в ответ?              — О? — Сазекс поднял руку, обрывая возражения некоторых членов Совета и улыбаясь Сайраоргу. — Хоть это и не вполне обычно, но я действительно задал вопрос первым... Что же, позволяю. Можешь спрашивать.              — Благодарю, — Сайраорг наклонил голову, после чего снова выпрямился и сфокусировал взгляд на Сазексе, не глядя на других Королей Демонов. — Мой вопрос: известно ли тебе, что значит быть сильным?              При звуках его слов по толпе снова пошли шёпотки, и даже на лице Сазекса отразилось неудовольствие; видимо, какого бы вопроса он не ожидал, это был не тот.              — Разумеется, ты знаешь, — продолжил Сайраорг прежде, чем Сазекс успел начать отвечать. — Ты был рождён сильным. Талант, интеллект, и даже величайшее из семидесяти двух наследий, Сила Разрушения — у тебя было это всё. Тебе было суждено стать сильным с самого рождения; прирождённый гений; существо, полностью отличное от кого-то вроде меня.              Сайраорг закрыл глаза и сделал глубокий вдох:              — Я же, я был рождён без всего этого. Ни таланта, ни наследия, ни даже Священного Механизма(2) — ничего этого у меня не было. Я... был слаб, — Сайраорг презрительно усмехнулся. — Слабак. Как часто я слышал это, как часто меня так называли? Слабак, слабак, слабак, слабак, слабак — снова и снова, пока это не начало видеться мне в кошмарах. Люди называли меня так сколько я себя помню, начиная с самых ранних детских воспоминаний.              Он остановился перевести дыхание, по-прежнему с закрытыми глазами:              — Будучи ребёнком, я считал, что это нечестно. Почему они были рождены сильными, а я нет? Почему одни были благославлены талантом или способностями, а другие, такие, как я, нет? Почему даже обычные человеческие существа, не тренировавшиеся ни дня в своей жизни, ни разу не бывавшие в битве, могут внезапно стать бесконечно сильнее, почти не тратя усилий, просто обнаружив, что родились со Священным Механизмом? — Сайраорг снова усмехнулся и покосился в сторону, слегка приоткрыв глаза. — В то время, я начал им завидовать. Нет; не так, я завидую им до сих пор.              — Да, я Завидую сильным. Могучим, могущественным, стоящим высоко над остальными, я всем им завидую, — Сайраорг посмотрел в направлении неба. — И я не был среди таких. И хотя их слова были жестоки, они не были ложны, поскольку они были правы, — Сайраорг опустил взгляд, снова глядя на Сазекса, и кивнул. — Я был слаб. Я был слаб, растоптан и презираем. Бесталанный, бракованный, нежеланный, сломанный, калека... Всё это и многое другое. Я был слаб, но...              — Но больше это не так, — Сайраорг выставил перед собой раскрытую ладонь и продолжил, пристально глядя на неё. — Я тренировался, Владыка Люцифер. Усерднее, чем кто-либо, дольше, чем кто-либо, больше чем в дюжину раз больше, чем кто-либо, кого я знаю, я тренировался. Неделю за неделей, месяц за месяцем, год за годом, а теперь и декаду за декадой. Пока другие играли, я проливал кровь, покуда пески тренировочной площадки не окрашивались в алый. Пока другие спали, я разбивал кулаки о каменные глыбы, ломая свои кости, перемалывая их почти в пыль. Я страдал, я плакал и проливал кровь, но я не останавливался, я выдерживал всю боль ради того, чтобы утолить горевший внутри меня лютый голод, называемый завистью.              — И после всего этого, — он сжал кулак, — я наконец достиг того, чего желал. Я превратил свою слабость в силу, свою зависть в стремление, и выковал оружие из самого своего тела. И наконец я, слабак, стал силён.              — Моя мечта? — Сайраорг опустил кулак. — Ты, Люцифер, сильнейший из четырёх, Повелитель всех демонов, спрашиваешь меня, в чём моя мечта? Что же, позволь мне тебе ответить. Моя мечта, моя цель, стремление моей жизни лишь в одном.              — Изменить значение «силы».              Голос Сайраорга начал уверенно набирать силу:              — Что значит быть сильным? Значит ли это быть рождённым с силой, наследственной ли, или Священным Механизмом? Только ли рождение определяет твою силу? Или, быть может, раса. Если ты не демон, не бог и не дракон, значит ли это, что ты слаб? А может, твоё происхождение, вот секрет силы? Должен ли чистокровный демон всегда быть сильнее полукровки? В конце концов, действительно ли сила определяется твоим рождением?              — Нет! Я отказываюсь принимать подобное! Если это текущее определение силы в этом мире — значит, я это изменю! — в ярости, голос Сайраорга становился всё громче, и последние слова он прокричал. Он глубоко вдохнул, прежде чем продолжить, уже нормальным тоном:              — Наследия, врождённый талант, Священные Механизмы — я докажу, что все эти вещи бессмысленны, что не они делают кого-то действительно сильным, и что истинная сила может быть достигнута и без них, — Сайраорг смотрел в глаза Сазексу, не отводя взгляда. — Я докажу, что они не нужны, чтобы быть сильным. Как один из многих, рождённых без таланта, наследия или Священного Механизма, я докажу, что несмотря на это, я могу стать сильным. Сильнейшим.              — Сазекс Люцифер. Выслушай моё стремление, — Золотой Лев Баэлов оскалился во все зубы и выставил кулак в сторону красноволосого Сатаны:              — Я стану Королём Демонов.              Весь зал взорвался звуками после этих слов. Потрясённый ропот толпы, одобрительные и осуждающие возгласы Старейшин, только что мирный зал превратился в какофонию звуков. Источник же хаоса игнорировал его полностью, позволяя шуму опадать вокруг себя подобно дождю, всё внимание его было сосредоточено на Повелителе всех демонов.              В отличие от остальных присутствующих, сами Короли Демонов, кому был брошен вызов, отреагировали совершенно в другом ключе. Серафалл хихикала, глядя на устроенный молодым Баэлом хаос, после чего продемонстрировала ему поднятый большой палец, Аджука вежливо аплодировал, по-прежнему развалившись на троне, а на лице Сазекса была улыбка, которая представляла из себя нечто среднее между весёлой и гордой.              Позволив шуму звучать примерно с минуту, Сазекс поднял руку, призывая к тишине, одновременно с этим слегка полыхнув своей силой. Не стоит и говорить, что зал примолк почти мгновенно.              — Ты желаешь стать Королём Демонов? — начал Сазекс всё с той же улыбкой. — Значит, ты желаешь однажды бросить нам вызов?              Чтобы кому-то из четырёх Королей Демонов был брошен вызов — подобное событие было необычно, но и неслыханным не было. Король Демонов — по определению сильнейший из них, что и было единственной квалификацией для получения титула. Каждый из нынешних владык получил свой титул с помощью силы, продемонстрированной в Гражданской Войне. И после неё, их титулы не были гарантированны — им следовало биться за них, побеждая всех других претендентов. Серафалл, к примеру, пришлось биться с Грефией за титул Левиафан, и проиграй она в тот день, на её троне сидела бы сейчас Грефия.              Даже в нынешние времена демонам было позволено бросать вызов своим владыкам, оспаривая трон. В конце концов, если Король Демонов — это сильнейший из демонов, то вполне естественно для них будет уступить титул и трон кому-то превзошедшему их. Сила была единственным мерилом в Подземном мире, и всё остальное ничего не значило по сравнению с ней.              Однако, подобные вызовы были довольно редки, поскольку сила нынешних Королей Демонов была легендарна. Такое происходило раз в одну-две декады, и, как правило, вызов бросал старый и опытный демон. Не думаю, что когда-то был претендент, хотя бы близко столь же молодой, как Сайраорг.              — И могу ли я спросить, чьего трона ты ищешь? — Сазекс махнул рукой вправо, в направлении Серафалл. — Желаешь ли ты титула Левиафан?              Серафалл улыбнулась и приветливо помахала Сайраоргу, совершенно не выглядя испуганной. Тем не менее, я сделал шаг к ней, давая понять, что если он нацелился на неё, то сначала ему предстоит пройти через меня. Защищать её от любых претендентов было в моём праве как её Ферзя; и хотя я был уверен, что Серафалл вполне способна постоять за себя, это не значило, что в моих планах было позволить кому-либо атаковать её без помех.              — Или же тебе интересен трон Вельзевула, — Сазекс махнул рукой теперь влево, где сидел Аджука. Тот просто приветственно кивнул Сайраоргу.              Сазекс даже не стал указывать на пустующий трон Асмодея, зная, что бросать тому вызов ни у кого желания больше не было. Хотя Фалбиум считался слабейшим из четверых, он же считался и самым хитрым; тем, у кого всегда были планы внутри планов, и Подземный мир давно выучил урок на тему того, насколько глупо было бросать ему вызов.              Трое, кто пытались это делать, закончили тем, что были убиты за несколько дней до назначенного поединка. Хотя многие подозревали, что это было подстроено Фалбиумом, прямых доказательств — за исключением странно удобного времени происшествия — не было ни в одном случае. Во всех случаях убийца был пойман, и у каждого из них были различные мотивы для преступления, не имевшие ничего общего с предстоявшей дуэлью. Мотивы разнились от старых обид до отвергнутых любовников. Просто так получалось, что они решали реализовать свои планы по убийству своих жертв именно после того, как те бросали вызов Фалбиуму.              Самым страшным было то, что Фалбиум даже не покидал дома всё это время. Третий претендент даже настоял на том, чтобы за Фалбиумом непрерывно наблюдали всё время после того, как оформил вызов, и Фалбиум был только рад позволить собственной охране претендента наблюдать за ним. И несмотря на то, что с него не спускали глаз, претендент был найден мёртвым на следующий день, убитым бывшей любовницей. Это произошло около ста пятидесяти лет назад, и с тех пор ему не бросал вызов никто.              Были причины, почему кто-то настолько ленивый, как Фалбиум, оставался Королём Демонов.              Сазекс затем указал на себя:              — Или же, ты ищешь моего...              — Владыка Люцифер, к чему эти вопросы? Разве не озвучил я свои намерения ясно? — прервал его Сайраорг. — Как я уже сказал, я стану сильнейшим. Следовательно, трон, который я желаю — трон сильнейшего из Королей Демонов, — он снова указал кулаком на Сазекса. — Твой. Однажды, Сазекс Люцифер, я приду за твоим троном и сделаю его своим.              Молчание, установившееся в зале после этих слов, было таким, что можно было бы услышать, как у кого-то упала на пол заколка — после чего зал снова взорвался криками. Правда, на этот раз большая их часть была в осуждение, чем в поддержку. Ничего удивительного — Сазекс был невероятно популярным лидером, возможно, величайшим Королём Демонов, который когда-либо был в Подземном мире. Сайраорг прямо сейчас мог утратить расположение многих из тех, кто ему симпатизировал, но, если судить по его лицу, его это не волновало.              — Как и ожидалось, ты замечательный маленький кузен, — задумчиво проговорил Сазекс с небольшой улыбкой на губах. Эти слова он произнёс негромко, и услышали их только те, кто были на возвышении, да ещё, возможно, Сайраорг. Следующую же реплику он произнёс так, что услышал её весь зал:              — Однако, если ты думаешь, что трон сильнейшего столь легкодоступен, позволь мне развеять это заблуждение.              После чего Сазекс Люцифер, сильнейший из Королей Демонов, прекратил скрывать свою силу.              В мгновение ока каждый демон в зале, от шумных участников турнира до оскорблённых Старейшин, замолчали, а после того оказались на коленях. Они встали на колени не по своей воле, а под действием колоссального давления, наполнившего воздух в зале — их ноги были больше не способны выдерживать их вес. Это было сокрушительно, настолько тяжело, как будто гигант положил руки на мои плечи и стал вдавливать меня в землю.              Не произнеся ни единого слова и даже не шевельнув пальцем, Сазекс Люцифер напомнил всем, стоявшим перед ним, о своей силе.              Даже сейчас, в запечатанном виде, сила, исходящая от него, затмевала любого в этом зале, и её было достаточно, чтобы поставить всех на колени, упёршись руками в пол, дрожа от страха. Я знал, что это лишь часть его настоящей мощи, и в истинной форме он ещё сильнее, намного сильнее. И хотя Сазекс продолжал доброжелательно улыбаться своим подданным, глаза его говорили о другом. Они по-прежнему были голубыми, и зрачки их по-прежнему были круглыми, как у людей, но было нечто, некий отблеск, которого раньше не было заметно, который намекал на безумие, захватившее его душу; и мелькали в них отблески адского пламени.              Мне понадобилось немалое волевое усилие, чтобы не повернуться к Сазексу, чтобы сдержать желание воззвать к своим мечам и защититься от него. Вместо этого я заставил себя как ни в чём ни бывало продолжать смотреть на собравшихся, словно бы я и не замечал, что Сатана собственной персоной находится на расстоянии вытянутой руки от меня.              Семеро из Старейшин остались стоять под мощью Сазекса, что было неудивительно. В отличие от людей, демоны с возрастом становятся лишь сильнее. Также меня не удивило и то, что остался стоять Немейский Лев — по нему даже не было заметно, что на него как-то повлияло изменение атмосферы. Удивили, в некотором роде, меня лишь двое из оставшихся на ногах.              Первым был Сайраорг. Несмотря на то, что он был куда ближе к Сазексу, чем другие участники, следовательно, досталось ему больше остальных, он, тем не менее, продолжил стоять столь же прямо и гордо, как обычно. Даже когда на его лбу выступила капля пота и покатилась вниз по лицу, он ни на мгновение не утратил своей уверенной улыбки.              Другой личностью, оставшейся стоять, была закутанная в плащ таинственная Пешка Гремори.              Кем бы она ни была, я очень надеялся, что Гремори в состоянии её контролировать. Существо с виду даже не заметило, что происходит, и не дрогнуло ни на секунду, как и прежде прикипев взглядом к чему-то или кому-то на возвышении. Впервые я задумался о том, что её Пешка может таить в себе действительно серьёзную опасность.              — Именно потому, что тяжело его достичь, я к нему и стремлюсь.              При этих словах Сайраорга, Сазекс вновь скрыл свою силу, причём сделал это настолько быстро и полностью, что едва ли не застал меня этим врасплох.              — Что же, если ты это понимаешь, то у меня более нет причин предупреждать тебя, — Сазекс снова посмотрел на Сайраорга со своей довольной-гордой улыбкой, после чего склонил голову. — Твоё стремление было услышано и принято, Сайраорг Баэл. Ты можешь вернуться на своё место.              Сайраорг глубоко поклонился Королям Демонов, после чего развернулся и стал спускаться с подиума, направляясь на своё место в ряду. Потратив некоторое время на то, чтобы очнуться от ступора, герольд объявил следующее имя в списке.              Прошло некоторое время, прежде чем рассеялся эффект произошедшего, и церемония вернулась в свою колею. Тем не менее, это заняло лишь несколько минут — и вот я уже слушал восьмого (или это был девятый) будущего чемпиона Рейтинговых игр за сегодня. После случившегося это было даже каким-то облегчением.              Однако, было обидно. Если бы Сайраорг нацелился на любого другого Короля Демонов, то я искренне считал, что однажды у него появились бы шансы на победу. Но Сазекс — это было другое дело. Сазекс был демоном, подобных которому я не встречал. Я до сих пор помню, как он выглядит на самом деле. Даже после всех предупреждений Серафалл, я был совершенно не готов увидеть его настоящего; даже воспоминания об искажённой, проклятой сущности, в которую превратился Святой Грааль, не смогли подготовить меня к тому, что я увидел в тот день. Одного вида было достаточно для того, чтобы я застыл как вкопанный.              Почти год прошёл с того дня, как я впервые бился с Сазексом, и до сих пор память о его истинной форме вызывала у меня отвращение, отторжение и страх.              Порой было легко, очень легко забыть о том, что демоны не были людьми. Они выглядели столь похоже на нас, что знание это естественно забывалось, просачиваясь из разума, как вода сквозь пальцы. Но людьми они не были, даже близко. Всё это было фасадом, ложью, фальшивой маской, созданной тысячелетия назад праотцами демонов, чтобы те смогли лучше смешаться с людьми. В конце концов, демоны оказались в человеческой шкуре столь надолго, что почти все из них вообще забыли, что когда-то у них была другая форма.              Я смог осознать эту истину только тогда, когда Сазекс продемонстрировал мне её во всей красе.              В моём Зеркале Души, в её вместилище, где я понимал и чувствовал каждого, кто ступал по его земле, он показал мне свою истинную форму, позволил проступить настоящей природе демонов. Он отбросил свой человеческий облик, сбросил кожу, словно это была одежда, и позволил мне увидеть, что находится в сердце истинного демона.              Воющее безумие. Жажда всего, что возможно сделать своим. Неистовое желание пожрать, разрушить, уничтожить всё, что сделать своим невозможно.              В том, что я увидел, не было ничего даже отдалённо человеческого.              Нет. Жаль, но если однажды придёт день, когда Сайраорг и Сазекс будут биться, я не сомневался, кто станет победителем. Действительно очень, очень жаль. В смысле, если Сайраорг каким-то чудом победит и сменит Сазекса на троне Короля Демонов, это будет значить... Будет значить...              Минуточку. Если Сайраорг победит, это значит, что мне никогда больше не придётся иметь дело с Сазексом?..              ...Это официально. Отныне я за Сайраорга(3).              

***

             — Женщины!              — ...Прошу прощения? — моргнув пару раз, сумел выдавить из себя озадаченный Сазекс.              — Я сказал, «женщины», — невозмутимо повторил стоявший на подиуме юноша без малейшего следа стыда. Скорее, выглядело, что он весьма горд собой. — Моя мечта, моё стремление — это женщины.              Райзер Фенекс был высоким мужчиной, где-то двадцати с небольшим лет. Его светлые волосы были растрёпаны, причем, судя по всему, это было умышленное решение, а глаза его были тёмно-голубыми. Одет он был в бордовый пиджак с эмблемой клана Фенекс на правой стороне, такие же брюки и чёрные туфли. Под пиджаком он носил сорочку, на которой две верхние пуговицы были расстёгнуты.              В настоящий момент Райзер положил руки на пояс и уверенно улыбнулся Королям Демонов.              — Да-да, я тебя услышал и в первый раз, — даже Сазекс выглядел несколько неуверенно, не зная, как ему реагировать на подобное заявление. — Но что конкретно ты имеешь в виду?              — Понимаю ваше недоумение, Владыка Люцифер, — Райзер наклонил голову в величественной манере, — и потому, если позволите, я разъясню.              Райзер скрестил руки и прикрыл глаза, сделав паузу, прежде чем начать:              — Как вам наверняка известно, я не первенец в своём Клане. Я и не второй сын, а всего лишь третий. Потому я знаю, что никогда не поведу Клан за собой. Нет, эта честь и обязанность падает на плечи моего старшего брата... Но это не значит, что я не смогу принести Клану пользу. Совсем напротив, как младшему брату его, мне предстоит поддержать его и помогать ему в исполнении обязанностей Главы Клана, что я буду более чем счастлив делать. Это вполне естественно для сына своей семьи и Клана. И я, Райзер Фенекс, торжественно клянусь поддерживать свою семью как только могу и исполнить долг члена клана Фенекс, — Райзер даже склонился в глубоком поклоне, закончив.              — Однако, — открыв глаза и выпрямившись, продолжил он, — подобное нельзя назвать мечтой. Это долг. И долг — это нечто, что есть у всех нас в той или иной степени. Рождён ли ты с благородной кровью Клана, или принят в Свиту — у всех нас есть обязанности и долг. Как демоны, мы лишь счастливы исполнять их. Но это не мечта.              Фенекс начал страстно жестикулировать, продолжая речь:              — Мечта — это нечто куда более личное, куда более эгоистичное, чем долг когда-либо сможет быть. Это что-то, что ты ищешь для себя и ни для кого другого. Мечта — это по самой сути своей эгоистичное желание. И я, Владыки мои, демон Похоти. И как таковой, я могу сказать без тени сомнения.              Блондин поднял руки как дирижёр, или как пророк, дарующий слова мудрости миру.              — Женщины великолепны.              Райзер кивнул себе, не замечая поражённого вида всех остальных, бывших на возвышении, и продолжил:              — Женщины — лучшее, что есть в мире. И таким образом, для меня вполне естественно стремиться к ним, хотеть их и желать. И я желаю их, всех их. Одарены они большой грудью или маленькой, высокие или нет, блондинки, брюнетки, рыжие, с конским хвостом, двумя хвостами или короткой стрижкой — я желаю их. Я желаю, чтобы лучшие среди них стали моими. Такова моя Мечта. Нет, такова Мечта всех мужчин. Нет, — снова поправил он себя, — это и значит быть Мужчиной! Разве не так?!              Райзер развернулся на месте, поворачиваясь спиной к Королям Демонов, чтобы обратиться к аудитории, и вскинул вверх кулак. К моему полнейшему изумлению, изрядная часть собравшихся поддержала его приветственными выкриками.              Большинство из них, разумеется, были мужчины, как участники, так и члены Свит, но и женщин было немало. И как поддерживали! Аплодисменты, выкрики и свист были громче всего, чем я слышал за весь вечер — даже речь Сайраорга не вызвала такой реакции.              Со своего возвышения я заметил Иссея, кивавшего головой, соглашаясь со словами Райзера и громко и с чувством аплодировавшего со слезами на глазах. Невдалеке от него и впереди, Риас Гремори выглядела гораздо менее довольной Райзером, словно не могла решить, какое из её чувств было сильнее — унижение или злость на своего жениха.              Райзер снова развернулся лицом к нам, широко улыбаясь:              — Так что, Владыки мои, члены Совета, и все, кто опасается за будущее демонов, возрадуйтесь, ибо я, Райзер Фенекс, спасу нашу расу! Я прошу вас забыть о своих страхах, и торжественно клянусь своей честью, что остаток жизни я посвящу благородному делу восстановления численности расы демонов, и сделаю я это, переспав со столькими красивыми женщинами, со сколькими смогу!              Снова раздались шум и крики поддержки, и, словно было недостаточно безумия для одного вечера, на этот раз присоединились и Старейшины, весело смеясь.              — Хахахаха! Однако, неплохой способ решить проблему численности расы! Ахахах!              — ХА! Вот что значит быть юным и полным сил! Может, это и немного глупо, но так и следует вести себя юным мужчинам!              Сазекс, однако, выглядел гораздо менее довольным женихом своей сестры.              — Вот оно как, — проговорил Сазекс Райзеру с казавшейся снисходительной улыбкой. Однако я знал Сазекса достаточно для того чтобы понять, что в глубине души он был в ярости. Не то чтобы я мог винить его за это. Мало того, что его сестре предстояло однажды выйти замуж за кого-то, кого она ненавидела, причём взаимно; так теперь ещё и выяснилось, что пресловутый жених представлял из себя законченного Казанову без малейших намерений соблюдать верность.              Если бы я не знал Сазекса так хорошо, мне было его почти жаль. Но я знал, а потому вместо этого мне было жаль Райзера. До назначенной свадьбы было ещё немало времени (покуда Риас Гремори закончит университет), и этого времени было более чем достаточно для Сазекса, чтобы выразить Райзеру своё неудовольствие.              Ауч!              Я еле-еле сдержал вскрик боли, когда кто-то ткнул меня в бок. Покосившись вниз, я увидел улыбающееся лицо Серафалл.              — Широ, — начала она любезно. Слишком любезно, и я моментально понял, что она за что-то на меня зла. — Хочу, чтобы ты знал: я не одобряю гаремов.              Вот это застало меня совершенно врасплох.              — А?              — Я сказала, что я не одобряю гаремов, — клянусь, я увидел в её глазах адское пламя, которое окрасило их в алый цвет. — Понятно?              — Да! — немедленно кивнул я, понимая, что любое другое действие в данный момент будет ошибкой. Возможно, фатальной.              — Хорошо, — удовлетворённо кивнула она, снова расслабляясь на своём троне с приятной улыбкой на губах. Впрочем, через несколько секунд она встрепенулась:              — О! — повернулась она ко мне, — Только если гарем состоит только из Со-тан, тогда всё в порядке. Но это только потому, что я всегда поддерживала и буду поддерживать юри-юри сестрёнкину любовь!              После чего Серафалл маньячески захихикала над собственной шуткой. Ну или я по крайней мере надеялся, что это была шутка. Если она не шутила, то мне нужно предупредить Сону, и сделать это быстро. В противном случае, её целомудрие может оказаться в серьёзной опасности, когда её сестра до неё доберётся.              

***

             Звуки приглушённого смеха заполнили зал. Это не был весёлый смех, или смех радости. Это была насмешка, и в ней звучали презрение и издёвка.              Оскорбление.              Всё это было направлено в сторону одинокой девушки, стоявшей на подиуме. Сона стояла со столь же строгим и безразличным видом, как и обычно на публике, не обращая внимания на смех и глядя только на Королей Демонов. Несмотря на то, что наверняка ей было больно, когда над её мечтой смеялись, она никак этого не показывала.              — Я желаю создать боевую школу, предназначенную для перерождённых демонов и демонов Низшего класса, — таким был ответ Соны, когда её спросили о её стремлении.              Всё, что она получила в ответ на её объявление — насмешки от Старейшин.              — Так ведь уже есть школа для настоящих демонов? — О-о, вижу-вижу! Так значит, ты всего лишь мелкая девчонка, любящая помечтать! — Наверное, неплохо быть таким молодым и мочь забивать голову подобной ерундой.              Впрочем, подобные реплики раздавались только от членов Совета. Остальная часть находившихся в зале не очень-то разделяла их чувства.              Остальные нервно переминались, отворачиваясь от разворачивающегося спектакля, явно чувствуя себя некомфортно от происходящего. Было это потому, что они не были согласны со Старейшинами, потому что им было неприятно видеть, как одного из них унижают, или...              ХРЯСЬ              ...а может быть потому, что у них был отличный вид на очень, очень взбешённого Короля Демонов.              Подлокотники её трона треснули от её хватки, а зубы были стиснуты столь сильно, что я слышал, как они скрипели. Серафалл сидела застыв, как статуя, и смотрела как то, что должно было стать грандиозным дебютом её сестры в Подземном мире, было обращено в публичное унижение, и её лицо было белым от ярости.              Я вздохнул. Похоже, придётся что-нибудь предпринять, и желательно быстро, пока Серафалл кого-нибудь не убила.              Но тем не менее, что-то было не так. Я повернулся к продолжавшему насмехаться Совету, и сощурился, пытаясь понять, что происходит. Весь Совет вёл себя странно, или даже можно сказать очень странно. Вести себя столь тяжеловесно было отнюдь не в их стиле, они всегда предпочитали более деликатные способы для того, чтобы выразить своё неудовольствие, и совсем не в их стиле было совершать столь очевидную глупость.              Они совершенно точно знали, кто такая Сона, так к чему им оскорблять её, причём столь демонстративно и нагло, прямо на глазах у Серафалл? Кроме того, она была наследницей Ситри, а следовательно, оскорбить её — значило оскорбить весь Клан Ситри. А Лилиана Ситри не была тем, чей гнев кому-то хотелось испытывать на себе. Так откуда подобный провал? Старейшины ни в коем случае не были зелёными новичками на политической арене, и они ни за что не совершили бы ошибку, которую мог легко заметить даже я. Никогда — за исключением ситуации, в которой они приобрели бы в результате нечто, стоившее подобного риска.              С возрастающим недовольством перерождённых демонов и всё большим напряжением между ними и чистокровными, Короли Демонов и Совет Старейшин стояли перед реальной перспективой их восстания в пределах нескольких десятилетий. И пока Подземный мир оправлялся от последствий предыдущей Гражданской Войны, они не могли позволить начаться новой.              Поэтому Совет уже годы старался изо всех сил избегать антагонизма с перерождёнными, по крайней мере публично. Что бы они не думали о перерождённых, или о полукровках, как многие из них любили нас называть, им хватало ума держать свои мысли при себе, даже при том, что я знал о том, что значительное их число смотрело на нас свысока.              И тем не менее вот они, не просто публично насмехаются над перерождёнными демонами, так ещё и на мероприятии, которое смотрит по телетрансляции большая часть Подземного мира. Они несомненно понимали, что последствия будут огромными, и всё равно это делали.              Нет, здесь точно происходило что-то ещё, что-то, чего я не видел.              Я покосился на Сазекса, пытаясь сообразить, какого чёрта он позволяет всему этому продолжаться. Он просто сидел, наблюдая за Советом словно ястреб, но ничего более не предпринимал. До сих пор каждый раз, когда кто-то преступал черту, он жёстко ставил того на место, но сейчас, когда мне это было нужнее всего, ему, по неведомой причине, вполне хватало того, чтобы просто смотреть, как всё происходит само по себе.              Прежде, чем я смог ещё об этом подумать, я почувствовал, как воздух вокруг меня стал очень, очень холодным, настолько, что от моего дыхания начал идти пар. Повернувшись к Серафалл, я обнаружил, что её глаза стали алыми, горя адским пламенем, а из-под её трона расползается ледник, распространяясь подобно корням дерева.              Проклятье. Нет времени думать об этом, нужно прекращать это всё немедленно, иначе кончится тем, что Серафалл действительно кого-нибудь убьёт, а возможно, убьёт их всех. И если я правильно понял задумчивый вид, который принял Сазекс, наблюдая за происходящим, то он не собирался вмешиваться, а значит, задача остановить это всё переходила ко мне.              И один из членов Совета только что дал мне прекрасную возможность для ответного действия.              — Прошу прощения, — прервал я мужчину, который объяснял Соне неполноценность слабых полукровок наставительно-отеческим тоном. Я обеспечил, чтобы мой голос звучал уважительно, вежливо улыбался и говорил ровно настолько громко, чтобы быть услышанным в шуме зала, — но вы только что назвали меня слабым?              Должен признать, услышать, как весь зал замолчал при этих словах, было странно удовлетворительно.              Сазекс и остальные старались как могли, ограничивая распространение информации обо мне — моё Зеркало Души или иномирное происхождение, знание о любой из этих вещей превратило бы меня в цель для самых различных действующих сил и организаций — так что было вполне естественно, что они старались сохранить в секрете побольше, но и у них были свои пределы. Они не могли скрыть всего. И надо полагать, битва с ордой Падших под предводительством двенадцатикрылого ангела в присутствии членов всех трёх Фракций явно выходила за эти пределы.              Лучшее, что они могли сделать — удержать информацию о моём Зеркале Души и обо всём, что произошло внутри него. Все вовлечённые демоны были достаточно лояльны Сазексу или Серафалл, а представители Фракций Небес и Падших не имели привычки делиться информацией с демонами. Так что с этим проблем не было.              Но даже с учётом того, что эта часть истории была скрыта, такого нельзя было сказать про остальное. Слухи о моей победе распространялись уже несколько месяцев, и я не сомневался, что практически каждый в этом зале был знаком с той или иной версией тех событий.              И сейчас демон, который победил того самого Кокабиэля, перерождённый демон, который был достаточно силён, чтобы ранить сильнейшего из Королей Демонов — этот демон только что услышал, как Совет называет весь его вид слабаками. И если этого было недостаточно, чтобы заставить их обеспокоиться, то было достаточно широко известно, что я — демон Гордыни, а эти демоны никогда не были известны тем, что спокойно реагировали на оскорбления. Скорее, наоборот — были печально известны тем, что реагировали на них крайне негативно.              Я наблюдал, как член Совета, прерванный мной, стремительно побелел почти до синевы, когда вся кровь отлила от его лица; он сообразил, что называя полукровок слабаками прямо передо мной, он косвенно оскорблял и меня, и я не мог найти в себе ни капли жалости в его адрес.              — Нет, я-я, — мужчина запнулся, пытаясь отговориться, но я не намеревался отпускать его просто так.              — Прошу, поправьте меня, если я ошибаюсь, — прервал я его, по-прежнему вежливо улыбаясь, но никого этим не обманывая, — но я отчётливо помню, как вы сказали, что все полукровки — слабаки. И я полагаю, что как перерождённый демон, я вполне попадаю под определение «полукровка». Так что я спрошу ещё раз, — на этот раз я перестал улыбаться и спросил холодным тоном, — вы только что назвали меня слабаком?              Ну что, этого должно хватить. Я не собирался устраивать здесь драку — просто предупредить их, чтобы они отцепились от Соны, так что на этом и остановимся. Сона, разумеется, не получит извинений или чего-то такого, но они наверняка замнут тему и продолжат...              — Да, назвали, — голос обрезал мои мысли подобно кинжалу.              А?              Крутанувшись на месте от удивления, я обнаружил, что голос принадлежал Зекраму Баэлу. Старейший из демонов любезно улыбался мне из своего кресла, его глаза весело блестели.              — Что вы только что сказали? — выдавил я, больше от неверия в то, что я только что услышал, чем почему-то ещё.              — Я назвал тебя слабым, — выглядя, словно добрый дедушка, играющий с внуками, Зекрам швырнул в меня ещё одно оскорбление, в его безумных лавандовых глазах искрилось веселье. — Разве ты меня не расслышал? Или вы, полукровки, ещё и глухи также, как и слабы, мальчик?              Не думаю, что я был единственным, кто был в потрясении от такого поворота. Большинство находившихся в зале повернулись к Зекраму и уставились на него с выражением полнейшего шока и отпавшими челюстями. Даже Сона, которая ни разу не дрогнула, когда насмехались над ней, окинула Зекрама неверящим взглядом широко раскрытых глаз.              На мгновение вспыхнувшая во мне самая настоящая ярость чуть не перекрыла голос разума, прежде чем я силой не усмирил её. Сейчас было не время давать волю гневу, особенно из-за каких-то жалких оскорблений. Мне нужно было подумать.              Какого хрена Зекрам всё это творит? Чего он пытается добиться? Теперь это не то, от чего можно просто отмахнуться, не заставив таким образом себя — и, как следствие, Серафалл — казаться слабым. Не тогда, когда это было сказано настолько публично. Зачем ему это?              Единственное, что приходило мне в голову — Зекрам осознанно пытается меня спровоцировать, но на что, я понятия не имел.              — Зекрам Баэл, — заговорил Сазекс, наконец прерывая своё молчание, и спасая меня от необходимости придумывать подобающий ответ; он, в отличие от остальных в зале, не выглядел шокированным таким поворотом событий. Скорее он выглядел заинтригованным. — Разве ты забыл? Если моя память не подводит меня, я отчётливо помню, что ты присутствовал, когда я бился с Эмией.              — При всём должном уважении, Владыка Люцифер, — Зекрам любезно кивнул Сазексу, — я не видел ничего. Всё, что я помню — большую огненную сферу и ничего больше. Не очень-то много, если говорить о поединке.              Демоны способны чувствовать магию на уровне, который магам моего родного мира даже и не снился. Во многом это чувство было для них столь же важным, как слух для людей. Таким образом, ранние Рейтинговые игры, вернее, их просмотр, не приносили демонам особого удовольствия, поскольку сражения проводились в изолированных измерениях для предотвращения травм. Для зрителей это выглядело как фильм без цвета или звука. Пресно.              Найденное решение проблемы оказалось довольно простым. После нескольких экспериментов, проб и ошибок, демонам удалось создать систему наблюдения, которая «подсвечивала» магию, делая её видимой невооружённым глазом. Хоть подобная замена и не была совершенной, этого демонам хватило. Теперь зрители матчей могли видеть всю магию и заклинания участников. Даже те, которых видно быть было не должно, например, Священные Механизмы, предоставляющие своим владельцам невидимость, были теперь видны зрителям, поскольку их магия выдавала их.              Когда я призывал моё Зеркало Души, подменяя часть реальности Бесконечным Краем Клинков, вместо пустоты, которую должны были бы видеть остальные, появлялся свод иллюзорного огня. Он не обжигал и не выделял никакого тепла, но он отмечал границу, внутри которой моё Зеркало Души накладывалось на мир, связываясь с ним.              — Что до битвы с Павшими, — Зекрам слегка усмехнулся, — тут всё ещё хуже. Мы знаем, что бой был, и что мальчик каким-то образом победил, но это всё. Вся информация о том, как он победил, отсутствует, также как и тогда, когда он бился с вами, Владыка Люцифер. Довольно удобно, вам не кажется, повторяются события — мальчик побеждает, и никто из свидетелей не может объяснить, как он это делает?              ...Я не знаю почему, но мне почему-то показалось, что я попал в некую изощрённую ловушку. Даже зная, что не смогу понять, что это за ловушка. Мой разум ещё не оправился от того, как быстро всё ушло от мечты Соны к достоверности моих битв, словно я был каким-то мошенником.              — И что же сможет убедить тебя в силе юного Эмии? — Сазекс явно чересчур наслаждался ситуацией, чтобы мне это нравилось, — Он уже бился со мной и с двенадцатикрылым Падшим. С кем ты предлагаешь ему биться следующим, с Богом? — Сазекс искривил губы в улыбке и наклонил голову в сторону Зекрама. — А может быть, ты сам желаешь дуэли с ним?              — О, нет-нет-нет, ничего подобного. Старик вроде меня не станет вызовом — мои старые кости ходить-то еле-еле могут, не то что биться, — не моргнув глазом солгал теневой правитель Подземного мира, смеясь над предложением. — Нет, мы хотим, чтобы он сразился с кем-то на публике, чтобы не было никаких сомнений в его способностях. Возможно, лучше с более молодым оппонентом, близким к нему по возрасту.              После чего Зекрам Баэл отчётливо перевёл взгляд на центр зала, где стояли более сотни юных демонов, вместе с их Свитами за спинами.              Участники Собрания Юных Демонов.              — Что же, вы только посмотрите на это, — глаза Зекрама расширились в притворном удивлении, после чего он повернулся ко мне и добро улыбнулся. — Сколько, ты говорил, тебе лет, мальчик?              Сазекс слегка кивнул мне, так что, даже несмотря на то, что я чувствовал, как на моей шее затягивается петля, я подавил импульс солгать и ответил:              — Девятнадцать. Двадцать будет менее чем через месяц.              — Ну не такое ли называют «дьявольской удачей»? — старый демон хихикнул и покачал головой. — Верхняя граница участия в Собрании Юных Демонов — двадцать пять лет, и так вышло, что ты вполне подходишь для участия, — Зекрам подарил мне ещё одну из своих «улыбок доброго дедушки», сверля меня своими запятнанными безумием лавандовыми глазами. Мне казалось, что такими темпами во мне скоро появится дыра. — Что же, Эмия. Что ты будешь делать? Будешь биться, или будешь убегать?              ...Как будто он оставил мне выбор. Он публично оскорбил меня, поставил под сомнение мою способность биться, после чего поинтересовался, не сбегу ли я от тех, кто почитался в Подземном мире детьми. Если в такой ситуации я не стану биться, если сделаю что угодно другое, моя репутация будет уничтожена без малейшей надежды на восстановление. И не только моя, Серафалл пострадает не меньше.              Так что, зная, что особого выбора у меня нет, я покосился на моего Короля в ожидании позволения. Серафалл по-прежнему выглядела, будто была в ярости, и пыталась испепелить Зекрама взглядом, но спустя мгновение согласно кивнула головой. Получив таким образом «зелёный свет», я повернулся к Зекраму.              — Хорошо, — кивнул я, глядя ему прямо в глаза и отказываясь отступать дальше, чем это уже случилось. — Я приму участие в Собрании нынешнего года.              — Превосходно, мальчик мой, превосходно, — прародитель Баэлов радостно хлопнул в ладоши, — Наконец-то мы сможем увидеть эту самую «силу» вас, полукровок. Посмотрим, как она будет смотреться против настоящих демонов, — его улыбка стала хитрой, после чего он продолжил. — И разумеется, тебе будет запрещено пользоваться тем огненным трюком, который ты применил в поединке с Владыкой Люцифером.              Я почувствовал, как мои глаза сощуриваются в недоумении, пока я пытался сообразить, что он имеет в виду. Огненная способность, какая ещё огненная способность? О чём он говорит? Всё, что я использовал против Сазекса — мои мечи и моё...              До меня дошло, словно пронзило молнией. Зеркало Души. Он говорил о моём Зеркале Души.              — И почему я должен позволить подобное, Баэл? — поинтересовался Сазекс, звуча вполне довольным тем, как развернулись события, радостный, словно сам всё и спланировал. И в случае с Сазексом, кто знает, он был весьма изобретательным ублюдком, так что, вполне возможно, так оно и было. — Это его способность, почему ему её не использовать, как он того желает?              — Потому что, Владыка мой Люцифер, мы желаем увидеть, как мальчик бьётся, — объяснил Зекрам. — Если мы увидим только очередную огненную стену, то во всём этом не будет смысла.              Хотя я и ненавидел признавать это, но в словах старого демона было рациональное зерно. Ничто происходящее внутри моего Зеркала Души невозможно было наблюдать снаружи. Тем не менее, в этом правиле на самом деле не было необходимости, я и так не собирался применять его в предстоящих сражениях. Клинков Бесконечный Край был моей козырной картой, и чёрта-с-два я дам кому-нибудь увидеть его хоть одним глазком, если в том не будет необходимости. И Рейтинговая игра, где не было угрозы ни для чьей жизни, уж точно под этот случай не подходит.              Сазекс, естественно, тоже прекрасно об этом знал, поэтому одобрил просьбу довольно быстро:              — Что же, я позволяю это. На время турнира, эта способность запрещена к применению в Рейтинговых играх. Теперь, желаешь ли что-нибудь добавить, прежде чем мы приступим к завершению церемонии?              — Ах, ещё одна последняя мелочь, Владыка Люцифер, — обратился Зекрам, явно желая сыграть ещё одну карту, — Традиционно для демона, участвующего в Собрании, объявить цель своей жизни на церемонии. Теперь, когда юная Ситри закончила, мы выслушали всех изначальных участников. Разумеется, предполагая, что юная Ситри действительно закончила.              Зекрам по-доброму улыбнулся Соне, вопросительно глядя на неё. Сона, будучи умной девушкой, быстро кивнула и направилась к спуску с подиума. Вот и молодец, она к этому моменту должна была сообразить, что реакция, которую она получила от Совета, была вызвана не столько её мечтой, сколько была результатом какой-то политической игры. Лучшее, что она могла сделать сейчас — отступить и покинуть линию огня.              — Отлично, теперь, когда все закончили, всё, что осталось — это ты, мальчик, — и вновь я обнаружил себя смотрящим в искажённые глаза Зекрама. — Скажи же нам, Эмия Широ, в чём твоя мечта, в чём стремление твоей жизни?              Закрыв свои глаза, отчасти для того, чтобы не смотреть больше в эти глаза, отчасти чтобы вспомнить получше, я вернулся мысленно в тот день, который был совсем недавно, но чувствовалось, что с того момента прошла целая жизнь. День, когда я сидел на скамейке в парке и повстречал ангела.              Пусть я того и не знал, именно из-за его слов, услышанных мной тогда под шелестящей зелёной листвой, я знал, что я должен сделать в этом мире.              — Это бессмысленно, — я открыл глаза и посмотрел прямо на Зекрама. — Нет смысла рассказывать о моей мечте сегодня, потому что ты и сам увидишь её исполнение по прошествии не столь уж долгого времени. Вместо этого, позволь рассказать тебе, что случиться в ближайшем будущем. Пророчество, если угодно, о не столь уж отдалённых событиях.              Отвернувшись от Зекрама, я посмотрел в направлении центра зала, где были выстроены другие участники.              Выражения на их лицах различались. Кто-то выглядел сконфуженным произошедшим, события последних минут застали их врасплох и они ещё до сих пор их переваривали. Другие выглядели так, словно им не было до этого дела, будто бы включение в участники одного-единственного перерождённого демона не делало для них разницы.              Но большинство, большинство их них смотрело на меня со всё возрастающим ужасом, поскольку до них постепенно доходило, что в дополнение к Сайраоргу, в игру вступил демон Ультимативного класса.              Сона была частью последней группы. Она лучше, чем любой другой участник знала, насколько я силён, и знала меня достаточно, чтобы понимать, что сдерживаться я не буду — даже против неё. И если судить по застывшим в ужасе лицам её Свиты, они думали также.              Что же до Сайраорга, хм, он выглядел единственным, кто был доволен моим включением, если судить по предвкушающей улыбкой, с которой он смотрел на меня. На моём лице была такая же.              Демоны Гордыни никогда не сносили оскорбления спокойно, ничего подобного. И пусть я это и неплохо скрывал, я был в ярости. За несколько минут меня назвали слабаком, поставили под вопрос мою силу и достоверностью каждой битвы, в которой я участвовал, после чего использовали как пешку на шахматной доске, которую я даже не видел. У всех есть свой предел, каждый может выдержать сколько-то, после чего срывается.              И я был опасно близко к моему.              — На Собрании Юных Демонов этого года, — я оглянулся на Зекрама и указал на остальных участников, после чего объявил своё предсказание:              

Я сокрушу их всех до единого.

             

*конец главы*

             Прогресс, в этот раз — всего четыре (уже осталось три) ссылки! =))              (1) — меня несколько коробит от использования слова «Сатана» во множественном числе, но такова реальность сеттинга ДхД.       (2) — Сайраорг, как видно из дальнейшего текста, тоже в курсе, что демоны со Священными Механизмами не рождаются. Он просто приводит это как пример «халявной», в его понимании, силы.       (3) — В оригинале было: I`m on team Sairaorg from now. Хорошее использование мема, но это один из тех мемов, которые по-русски несут другой смысл.              Что же, на этом всё, и до следующей главы!       
И весь этот пафос ушел в ничто из-за обрыва фика.

Но вангую, что пешка Риас - Милт-тан. Намеков хватает.

>**Эмия Широ**
>Интрига наше Все

Фик не обновлялся с декабря 2017. Автор... я лично заметил активность только в августе прошлого.
>**MadFrog2**
>И весь этот пафос ушел в ничто из-за обрыва фика. Но вангую, что пешка Риас - Милт-тан. Намеков хватает.Фик не обновлялся с декабря 2017. Автор... я лично заметил активность только в августе прошлого.

я знаю к сожалению(
>**Thelle**
>Широ - Гордый? Блин.. Вообще не замечала..Спасибо за главу, автор!

Вы имеете в виду Визульную Новеллу или фанфик?В ВН-ке Широ не имеет такого порока.Здесь автор решил что это подходит для перерожденного Широ.
сопереводчик
Спасибо всем за отзывы, и, разумеется, рад стараться.

>**Эмия Широ**
>Интрига наше Все

И интрига эта в следующей главе будет неплохо раскрыта.

>**Энтузиаст**
>Это стоило ожидания.Бесподобно.Хоть воспоминания и заставили скривиться.

Спасибо. А насчёт воспоминаний - мне, например, напротив, этот момент нравится. Но на вкус и цвет, как говорится.

>**MadFrog2**
>Но вангую, что пешка Риас - Милт-тан. Намеков хватает.

Хах, а вот {такое} мне в голову не приходило. Интересная идея.
И да, мне тоже очень жаль, что пока Фахад не спешит с продолжением. Если более чем годовую паузу можно так назвать.
>**Жестокий циник**
>Вы имеете в виду Визульную Новеллу или фанфик?В ВН-ке Широ не имеет такого порока.Здесь автор решил что это подходит для перерожденного Широ.

В фанфике. Он не гордился победой над Падшим Серафимом, он даже не гордился своей силой, мечами.. Хотя, может, нам этого просто не показали.
>**Thelle**
>В фанфике. Он не гордился победой над Падшим Серафимом, он даже не гордился своей силой, мечами.. Хотя, может, нам этого просто не показали.

В фанфике Широ гордиться своей готовкой.А насчет мечей я не помню, у меня почти тысяча фанфиков в сборнике, обновляются дай бог сотня но все равно это очень много.
С участием в турнире - бред, все слишком подогнано. Мой внутренний Станиславский не верит от слова совсем)

За тяжелый переводческий и бетерский труд - спасибо!
Джон Малфой rlc Leizon Satellasan <3

░░░░░░░░▄██▄░░░░░░▄▄░░
░░░░░░░▐███▀░░░░░▄███▌
░░▄▀░░▄█▀▀░░░░░░░░▀██░
░█░░░██░░░░░░░░░░░░░░░
█▌░░▐██░░▄██▌░░▄▄▄░░░▄
██░░▐██▄░▀█▀░░░▀██░░▐▌
██▄░▐███▄▄░░▄▄▄░▀▀░▄██
▐███▄██████▄░▀░▄█████▌
▐████████████▀▀██████░
░▐████▀██████░░█████░░
░░░▀▀▀░░█████▌░████▀░░
░░░░░░░░░▀▀███░▀▀▀░░░░
сопереводчик
>**Thelle**
>**Жестокий циник**

На всякий случай повторюсь, если вдруг пропустили (уже удалённый) комментарий:
Насчёт Широ и Гордыни, и вообще насчёт взаимосвязи демонов со смертными грехами будет довольно подробно в следующей главе.
Кстати, в этой работе Широ действительно гордится своей готовкой и мечами.

>**Grample**
>Оно живое. Спс за главу, бтв

Благодарю.
сопереводчик
>**Asapir**
>С участием в турнире - бред, все слишком подогнано. Мой внутренний Станиславский не верит от слова совсем)За тяжелый переводческий и бетерский труд - спасибо!Джон Малфой rlc Leizon Satellasan <3

Спасибо. А насчёт подгонометрии и прочего - твоему внутреннему Станиславскому будет достаточно пищи для размышления и обоснуя в девятнадцатой главе.
Годно(впрочем как и всегда). Я рад,что одна из многообещающих работ не замерзла. Надеюсь следующую главу не придется ждать столь долго (я знаю,что это выглядит нагло). С нетерпением буду ждать продолжение этой и многих других ваших работ. Отдельное спасибо товарищу Сопереводчику.
>**rlc**
>в оригинале цвет глаз Аджуки описан как «teal», и я смог только понять, что скорее всего, это какой-то оттенок зелёного.

Можно еще как "цвета чая" или "чайного цвета/оттенка", если за основу взять корень "tea" - чай. Особенно в японской культуре часто упоминается проведение чайной церемонии с приготовлением зелёного чая (маття, если не ошибаюсь), то там его оттенок перед заваркой имеет светло-зелёный окрас (вспоминаем то же аниме и производством чьей страны оно является).

Благодарю
переводчик
Скажу по секрету пару вещей:
1. Имеются несколько наработок и парочка приятных глазу и душе продолжений того чего не планировалось. А именно Гордость Короля, к которому будет написано продолжение под названием: "Гордость Короля: Шаг во Тьму".
2. Я медленно но верно, даже в армии, пишу проду. Какую именно останется тайной.
3. В июле вас ждёт сюрприз такого масштаба какого не было за всю историю существования этого профиля.


Вообще в дискорде не прям много, но кое-что происходит. Я там публикую информацию и спойлеры разные. Мне хотелось бы контактировать с большим количеством людей, но там меньше 20 активных... Есть варианты как я могу донести до вас информацию? Сообщество ВК? Дневник на лиру, ЖЖ, дайри?
>**Джон Малфой**
>Скажу по секрету пару вещей: 1. Имеются несколько наработок и парочка приятных глазу и душе продолжений того чего не планировалось. А именно Гордость Короля, к которому будет написано продолжение под названием: "Гордость Короля: Шаг во Тьму". 2. Я медленно но верно, даже в армии, пишу проду. Какую именно останется тайной. 3. В июле вас ждёт сюрприз такого масштаба какого не было за всю историю существования этого профиля. Вообще в дискорде не прям много, но кое-что происходит. Я там публикую информацию и спойлеры разные. Мне хотелось бы контактировать с большим количеством людей, но там меньше 20 активных... Есть варианты как я могу донести до вас информацию? Сообщество ВК? Дневник на лиру, ЖЖ, дайри?

Интересные и вкусные секреты.. Ждемс.. Правда.. До Июля?.. Не слишком ли?
переводчик
>**Thelle**
>Интересные и вкусные секреты.. Ждемс.. Правда.. До Июля?.. Не слишком ли?

Прошу заметить: я в армии. Мне телефон вообще не положен, но я исхитртлся, так ещё и проду пишу. Так что это нормально. Я как раз в июне приду и мы подготовим сюрприз.
сопереводчик
>**Endons**
>Можно еще как "цвета чая" или "чайного цвета/оттенка", если за основу взять корень "tea" - чай. Особенно в японской культуре часто упоминается проведение чайной церемонии с приготовлением зелёного чая (маття, если не ошибаюсь), то там его оттенок перед заваркой имеет светло-зелёный окрас (вспоминаем то же аниме и производством чьей страны является). Благодарю

А вот это интересная идея. Пожалуй, воспользуюсь, и благодарю за подсказку.

>**Джон Малфой**
>Прошу заметить: я в армии. Мне телефон вообще не положен, но я исхитртлся, так ещё и проду пишу. Так что это нормально. Я как раз в июне приду и мы подготовим сюрприз.

Попробуй создать группу в вк или телнграмме. Наверняка не у всех есть возможность пользоватся дискордом. Как лично тебе удобней будет. И кстати если не секрет где служишь и куда отправили? Мне просто самому скоро светит армейская "школа жизни".
переводчик
>**Gameboy**
>Попробуй создать группу в вк или телнграмме. Наверняка не у всех есть возможность пользоватся дискордом. Как лично тебе удобней будет. И кстати если не секрет где служишь и куда отправили? Мне просто самому скоро светит армейская "школа жизни".

Попытка создать группу ВК обернулась провалом. Людям в ленте новости были не видны, а с рассылкой были траблы.

Белгородская область, Валуйки, мотострелковый полк. Сойдёт. Могло было быть и хуже.
>**Джон Малфой**
>Попытка создать группу ВК обернулась провалом. Людям в ленте новости были не видны, а с рассылкой были траблы. Белгородская область, Валуйки, мотострелковый полк. Сойдёт. Могло было быть и хуже.

Ну удачи тебе в армейке. Надеюсь сильно доставать с телефонами не будут (нужно больше проды...). Кстати ты планируешь Доки Доки продолжать?
переводчик
>**Gameboy**
>Ну удачи тебе в армейке. Надеюсь сильно доставать с телефонами не будут (нужно больше проды...). Кстати ты планируешь Доки Доки продолжать?

Ага, спасибо.
Ну естественно.
Остановка на самом интересном месте, прием столь популярный у авторов, столь же ненавидим у читателей...

Спасибо за главу!
Неужели у нашего Широ есть козырь короля Гильгамеша думаю вы знаете что это такое:)
>**Fateнчик (Незарегистрированный пользователь)**
>думаю вы знаете что это такое:)

Думаю, если бы вы знали что это такое, то не задавали таких вот вопросиков :):)
>**Deux.ix**
>Думаю, если бы вы знали что это такое, то не задавали таких вот вопросиков :):)

А какой у Гильгамеша козырь? Эа? Так Этим мечом(скорее, чем-то средним между копьем, рапирой и сверлом) Широ владеть никогда не сможет.
Проды, продыыы... Проды!!.. Нет, не так.. Кхм кхм.... ПРООООООООООООООООООООООООООДЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!¡!!!!!!¡!!!¡!!!!!!!!¡!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!?!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Спасибо за проду к одному из любимых фанфов по этой вселенной.

Вызывает некоторое недоумение как легким движением фокусника вся злая энергия Широ была перенаправлена с одного ископаемого на толпу молодежи? После того как одержал победу над падшими, доказывать свою силу, избивая детей, несколько несерьезно и даже унизительно.
Ожидал, что ГГ процитирует этого замечательного человека
https://www.youtube.com/watch?v=1GC-0zipCAY

Или он действительно испугался?
>**___nike___**
>вся злая энергия Широ была перенаправлена с одного ископаемого на толпу молодежи

Где? Он просто озвучил факт, как бы говоря что они ему не ровня и это и есть избиение детей. Впрочем, там не все будет так просто.

>Ожидал, что ГГ процитирует этого замечательного человека

Как-то вы поверхностно все восприняли. Там же очевидное желание продемонстрировать силу "полукровки" во всей красе на весь демонический мир. Ответил бы Широ так как предлагаете вы, выставил бы себя тупарем неимоверным.
>**Deux.ix**

Сказаны правильные вещи, почти со всем согласен. Допускаю, что позволили себе пойти на поводу у провокатора, потому что это отчасти совпадало с собственным желанием показать себя, свою силу. Но это не отменяет того, что "наехали" на Сону, на него, косвенно на Серафал, публично. И все это спустили на тормозах.
Может ссориться с таким серьезным дядькой почти на ровном месте далеко не лучшая идея, но и оставлять такие нападки просто так нельзя.
>**___nike___**
>Сказаны правильные вещи, почти со всем согласен. Допускаю, что позволили себе пойти на поводу у провокатора, потому что это отчасти совпадало с собственным желанием показать себя, свою силу. Но это не отменяет того, что "наехали" на Сону, на него, косвенно на Серафал, публично. И все это спустили на тормозах.Может ссориться с таким серьезным дядькой почти на ровном месте далеко не лучшая идея, но и оставлять такие нападки просто так нельзя.

Ну, Сазекс наверное решил что нужно усилить впечатление, чтобы сделать выступление Эмии не просто "одним из", но и публично-показательным. Если бы Широ просто выступил как один из участников, реакция была бы не такой... коллосальной? Не уверен как правильно описать, но полагаб чистокровные бы не так активно бы отреагировали и публичный эффект бы смазался. Короче политика... как Широ и "обожает".
>**башмачник**
>Ну, Сазекс наверное решил что нужно усилить впечатление, чтобы сделать выступление Эмии не просто "одним из", но и публично-показательным. Если бы Широ просто выступил как один из участников, реакция была бы не такой... коллосальной? Не уверен как правильно описать, но полагаб чистокровные бы не так активно бы отреагировали и публичный эффект бы смазался. Короче политика... как Широ и "обожает".

В следующей главе объясняется это все. Спойлерить, пожалуй, не буду.
сопереводчик
>**Dartream**
>Остановка на самом интересном месте, прием столь популярный у авторов, столь же ненавидим у читателей...Спасибо за главу!

Всегда пожалуйста. А клиффхэнгеры, действительно штука нередкая, но, к слову, не все их ненавидят, да и интерес к произведению они поддерживают.

>**Fateнчик**
>**Deus.ix**
>**Товарищ Корбут**

Всё верно. Как и многие другие его версии, этот Широ не способен воспринимать оружие экстратеррастриального (ну или внеземного, если проще) происхождения, поэтому Эа в его арсенале действительно нет - по крайней мере, автор пока ничего об этом не упоминал.

>**Klade**
>**Всадник Реальности**

Увы, пока дальше переведённых глав действительно нет, но я над этим работаю =))

>**rosary**

Всегда пожалуйста =)

>**___nike___**
>**Deux.ix**
>**башмачник**
>**Thelle**

Темы политической подоплёки этих событий и реакции Широ раскрываются в последующих двух главах, причём политике в первую очередь посвящена 19я (которая через одну).
О боги, быстрее бы продолжение
>**rlc**
>Темы политической подоплёки этих событий и реакции Широ раскрываются в последующих двух главах, причём политике в первую очередь посвящена 19я (которая через одну).

Что-то создается впечатление, что до то того момента я уже нее дочитаю.
Одного сатану обвинили во вранье и слабости.
Сестру второго, как и его свиту высмеяли и обвинили в слабости.
И все как так и надо, словно не указывалось много раз что это общество силы, а многие из оскорбленных - демоны гордыни.
Если это реально выльется в политику - будет обидно за потраченный труд переводчиков.